ТОП 10:

Перспектива оставить базу без управления в критический момент не радовала. Руки офицера быстро забегали по клавиатуре, активируя боевые системы. Ощущение времени пропало.



Почувствовав укол в районе лопатки, капитан инстинктивно дернулся, но тут же обмяк в кресле под воздействием впрыснутого вещества. Несколько секунд спустя небольшая пассажирская ракета с капитаном Дагором и его немногочисленными личными вещами на борту устремилась в сторону ближайшей планеты.

* 1 *

В кадетском космическом училище все уже давно привыкли к неожиданным визитам начальников высокого ранга. Поэтому никто не удивился, когда в класс вошел немолодой усатый человек в форме командора ВКС. Его лицо, покрытое морщинами, украшал, именно украшал небольшой шрам на щеке. На новом мундире сияли высокие правительственные награды.

- Вольно, присаживайтесь – с подкупающей улыбкой сказал вместо приветствия офицер. Сам взял пульт управления доской-экраном и начал свою речь:

- Я командор ВКС Гнизис. Мне поручено провести с вами информационный час относительно вашего будущего. Как вам прекрасно известно, приближается выпуск вашей группы. Думаю все рады этому событию, в том числе и руководство училищем. Правда приближение выпускных экзаменов, обычно, наставников радует больше, чем выпускников – после этой фразы кто-то хихикнул, а кто-то отчаянно попытался кашлем заглушить свой смех. Командор расхохотался, чем сразу расположил к себе всех сидящих в классе. Подтвердив свой статус парой смешных случаев из далекого кадетского прошлого. Он перешел к делу:

- Так вот о вашем будущем. Для вас всех есть интересное предложение. Как вы знаете, мы находимся в состоянии вооруженного конфликта с другой цивилизацией. О войне речь не идет по одной простой причине – командор нажал кнопку на пульте, и на экране появилось трехмерное вращающееся изображение боевой станции, после чего продолжил:

- Это боевая станция класса Бахтовар. Периметр обороны нашей цивилизации состоит из подобных станций, основная задачи которых оповещение об опасности и защита наших рубежей. Вам предлагается по окончании училища стать дежурными на этих станциях. Те, кто подадут рапорт о зачислении в орбитальную группировку ВКС до выпускных экзаменов, получат возможность получить все зачетные оценки автоматом по предметам, которые не входят в обязательный государственный набор итоговой аттестации. Иными словами вам надо будет сдать дипломную работу и два экзамена… - после этих слов в аудитории раздался одобрительный гул, дождавшись, когда волна стихнет, командор добавил:

- Кроме этого вы получите жалование по боевой ставке. По окончании училища каждому будет сразу присвоено звание лейтенанта… – после этих слов каждому кадету можно было выписывать по два наряда вне очереди, одобрительные выкрики с места заглушили командора, который дипломатично замолчал, дав волне восторгов пройти, затем продолжил:

- Но это позитивная сторона медали, а есть еще и негативная. Риск не вернуться с этого задания выше 50%. Именно поэтому мы не посылаем тех, кто является единственным ребенком в семье. Тех, кто попадает в особый отряд, ждут пять лет пребывания на боевой станции в состоянии анабиоза, добавьте к этому время вахты и полетов: до станции и обратно. Умножьте это все на три и получите около 20 лет выслуги. Кстати, многие остаются сверхурочно на одну - две смены ради премиальных и повышения в звании. Те, кто возвращаются, дослуживают в других подразделениях до 20-летнего срока службы, причем не обязательно в частях ВКС, затем уходят в запас. Вот и получается у нас группа счастливчиков с деньгами, погонами, пенсией, 20-летней выслугой, хотя их физический возраст не превышает 25 лет. Вот такие дела… Вопросы есть? – в классе воцарилась гробовая тишина, которую нарушил один из учащихся:

- Кадет Натоб, сэр. Скажите, а в случае невозвращения, семья погибшего что-нибудь получает? – командор ответил сразу, словно ожидая подобного вопроса

- За каждого погибшего предназначается компенсация, которую получает тот, кто будет указан вами в соответствующей анкете.

- Кто-нибудь вообще возвращался оттуда? – задал вопрос кадет Хавонс и также быстро получил ответ, который никого не удивил

- Да. Я, например. Продежурил три вахты и вернулся капитаном. Затем была академия… Но это уже не важно. Еще вопросы есть? Нет? Прошу всех тщательно подумать и понять главное: это лотерея, в которой выигрышных билетов немного, зато главный приз достанется каждому счастливчику – жизнь. Прошу добровольцев не затягивать с рапортами, чтобы потом не получить отказ в связи с окончанием набора. Всем хорошего дня и успехов на итоговой аттестации! – с этими словами командор вышел из аудитории, оставив кадетов поразмышлять над своим прошлым и будущим. На большом экране продолжала крутиться модель боевой станции.

* 2 *

Кадет Бринглайт вышел из класса почти сразу после офицера ВКС. У него был один деликатный вопрос - по поводу суммы компенсации, который он не решился задать при всех. В коридоре было пусто. Бринглайт уже огорчился, что не успел, как вдруг услышал голоса за углом, один из которых принадлежал куратору группы, а второй – командору:

- Гнизис, ты уже командор? Поздравляю! Тебе очень идет! – поприветствовал один офицер другого.

- Спасибо. Сейчас в ВКС быстро растут – последовал ответ

- Особенно ты! – после этого замечания оба собеседника прыснули.

- Как отработал? – поинтересовался куратор

- Как всегда – нормально. Думаю, что будет полный боекомплект с запасом! – похвастался командор.

- У меня, кстати, есть просьба. Если заявку подаст Гавот, то откажите ему – попросил куратор

- Что, есть противопоказания? – удивился командор Гнизис

- Ага. Его дядя – большая шишка в вашей корпорации, хочет пристроить парня представителем от ВКС в свою контору – пояснил куратор.

- Не слабо. А сам кадет в курсе? – спросил командор

- Конечно, нет! Он слишком правильный. Но как ты знаешь, жизнь имеет талант в перевоспитании…- после этих слов раздался дружный хохот

- Еще бы! По себе знаю. Ладно, мне надо еще в двух классах работу провести – сказал Гнизис.

- Ага, до скорого! – попрощался куратор

- Увидимся! Анкеты не забудь – напомнил командор

- Принято!

Повинуясь какому-то инстинкту самосохранения, Бринглайт едва успел спрятаться в туалет. Дождавшись, пока шаги стихнут, он вышел и только теперь обратил внимание на дверь и похолодел, понимая, как ему повезло. Умудриться спрятаться в единственном в здании женском туалете без нежелательных последствий для себя!

Вернувшись в аудиторию, он застал там традиционную, для перерыва между занятиями, картину. Кто-то с кем-то общался, кто-то что-то читал, кто-то что-то писал. К Бринглайту подскочил белобрысый кадет Гавот, который всучил ему анкету со словами:

- Вот, держи. Заполни разборчивым подчерком, хотя можно и любым – пускай эти канцелярские крысы немного попотеют!

- Ты прекрасно знаешь, что анкеты всегда разбирает робот. Что это? – менторским тоном произнес Бринглайт.

- Рапорт о зачислении в особый дежурный отдел ВКС. Пока ты воздухом дышал, мы все приняли решение подать рапорт, даже те, кому по идее должны отказать – с неизменной улыбкой на лице сообщил белобрысый кадет собеседнику.

- Тебя то все равно не возьмут – сказал Бринглайт. После этих слов Гавот вспылил:

- Возьмут! Гадом буду, если не полечу с вами. Правила риск для всех одинаковы!

- Угу, конечно – Бринглайт сел, спокойно заполнил анкету и отдал ее куратору, почему-то ощущая себя смертником.

* 3 *

Время летело быстро. Недели превращались в дни, а дни в часы. За неделю до начала итоговой аттестации стал известен список тех, кого зачислили в особый дежурный отдел ВКС. Отсутствие в списке некоторых кадетов не так удивило Бринглайта, как присутствие в нем кадета Гавота. Последний, кстати, не упустил случая съязвить по этому поводу что-то нелицеприятное в адрес тех, как он говорил, «журавчиков», то есть маменькиных сынков, чьих фамилий в списке не оказалось. Церемония военной клятвы, на которой могли присутствовать все родные, друзья и знакомые была назначена на последний перед началом аттестации выходной.

Процедура, если отбросить в сторону торжественные речи и выступления оркестра, выглядела просто. Каждому, чье имя называли, надо было подняться на трибуну и зачитать текст военной клятвы. По окончании этой части церемонии, представитель ВКС, задавал дежурный вопрос: «кто не готов к службе в особом дежурном отделе ВКС – два шага вперед». Кадет Бринглайт был вторым, кто поднялся на трибуну и произнес военную клятву. За то время, которое пришлось стоять в строю, он о многом подумал и принял окончательное решение – лететь. Потому удивился, когда на вопрос «кто не готов…» ноги сами сделали два шага вперед. В этот момент, Бринглайт осознал что сделал. Большая часть людей на площади смотрела на него как на предателя. Своей спиной он ощущал жар от взглядов ненависти со стороны однокашников. Единственным человеком, кто смотрел на него с нескрываемой любовью и нежностью, была его девушка. Именно этот взгляд позволил ему сначала по команде встать в строй, а затем, пройти парадным шагом вместе со всеми по плацу.

Реакция на его поступок была соответствующей. Почти все вчерашние товарищи объявили ему бойкот. Все, кроме Натоба, высокий авторитет которого никем не ставился под сомнение, а в данной ситуации это было даже полезно, кто-то ведь должен передавать информацию с одного полюса на другой.

***

Прошло 2 месяца. Экзамены были уже позади, равно как и полагающийся всем отпуск. Лето заканчивалось, но было еще жарко. В этот солнечный день на военном космодроме командование ВКС организовало для пополнения особого дежурного отдела последнюю встречу с друзьями и родственниками. Когда-то на этой площадке находилась стартовая позиция для древней ракеты, но пару веков назад, по причине моральной и технической отсталости подобного вида старта, позицию залили бетоном и превратили, по сути, в широкую дорогу на пути к зданию военного космопорта. Вчерашние кадеты, а теперь уже офицеры, разбились на группки. Каждому хотелось сказать что-то теплое своим родным и близким. Долгая разлука не пугала ребят. Все они прекрасно знали, что в анабиозе время не ощущается. Отдельно ото всех молча стояли четыре человека: два парня и две девушки. Один из молодых людей был в офицерском мундире с погонами лейтенанта, а другой – в полевом, с шевронами сержанта.

Лейтенант Натоб искренне переживал за друга, который впал в немилость командования. Мало того, что выпустили сержантом, так еще и направляют на северную станцию, где продвинуться по службе крайне сложно. Мимо прошла группа офицеров во главе с новоиспеченным лейтенантом Гавотом, который не упустил случая смерить презрительным взглядом сержанта Бринглайта. Другие повторили этот взгляд.

- Лейтенант Гавот! Я прошу вас уйти и не мешать нам, если не хотите следующие две недели мыть полы в туалете. Не забывайте про субординацию: командиром группы назначен я – не оборачиваясь, процедил Натоб.

- Принято, сэр! Будет исполнено, сэр! Бежим ребята, космос ждет нас! – с этими словами Гавота он и его «банда» удалились.

- Да и мне пора идти – задумчиво произнес Натоб

- Береги себя! – от души пожелал другу Бринглайт и, вот уже в который раз, задал ему вопрос:

- Скажи, а ты меня не осуждаешь?

- Каждый сам кузнец своего счастья. Ты не побоялся честно перед всеми выйти из строя, а значит, как минимум достоин уважения. Ладно, мне пора собирать свой зверинец – с этими словами Натоб обменялся крепким дружеским рукопожатием с Бринглайтом, поцеловал в щеку его девушку, страстно поцеловал свою невесту, которая клятвенно обещала его ждать и, озорно подмигнув, крикнул:

- Всем построиться!







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.53 (0.007 с.)