ТОП 10:

Второй этап осады — развертывание осадных работ.



Началу осадных работ предшествовала тщательная разведка укреплений противника и подступов к ним. Разведку вели воеводы небольшими группами днем и ночью.

Было решено прежде всего отвести реку Казанку от города, чтобы лишить гарнизон и жителей воды. Когда этот замысел был реализован, казанцы стали брать воду из ключа на берегу реки, «а ходят к нему по подземелию».

В ночь на 26 августа полки приступили к сооружению первой циркумвалационной линии, заложенной в 200 м от крепостной стены; вторая линия, или туровая параллель, сооружалась в 100 м от стены. 26 августа гарнизон крепости сделал вылазку, пытаясь помешать осадным работам. Ожесточенный бой продолжался всю ночь. К утру 27 противник был отброшен обратно в город. В этот же день «головы у наряда» начали устанавливать орудия, располагая их группами. Это можно считать зарождением артиллерийских батарей. Для обеспечения наряда «перед турами веляше стрельцом и казакам против города закопатися во рвы»{229}. На топких местах, [362] где нельзя было ставить туры, устраивался тын из бревен. Против Царевых, Арских, Аталыковых и Тюменских ворот Казани строились «крепости», своего рода опорные пункты. Осадные работы прикрывали стрелки стрельбой из луков и пищалей.

Августа, через семь дней с начала обложения, Казань была окружена осадными сооружениями московской рати, которая 30 августа начала бить городские укрепления «стенобитным боем и верхними пушками огненными». 150 орудий открыли огонь по крепости и городу и заставили замолчать большую часть крепостной артиллерии.

На Арском поле сооружалась деревянная башня высотой в 13 м, которую было приказано вооружить 10 большими орудиями и 50 гаковницами{230} и занять стрельцами. Эту башню подкатили к стене крепости на участке между Царевыми и Арскими воротами и открыли огонь, «аки с небеси», вдоль стен и улиц крепости. Этот огонь очень мешал оборонявшимся маневрировать своими силами.

Уже 31 августа русские «розмыслы» (инженеры) начали минные работы — приступили к устройству четырех подкопов для взрыва различных объектов. Один подкоп под руководством Адашева и одного «розмысла» минеры вели под тайник, по которому казанцы ходили за водой. Здесь было заложено. 11 бочек пороха; взрывом этого подкопа тайник (подземный ход) был уничтожен. После этого жители вынуждены были брать гнилую воду из луж и колодцев. Это явилось одной из причин возникновения эпидемий и начавшегося в связи с этим разложения в рядах противника.

Кроме того, минеры вели также два подкопа в районе Арских ворот и один в районе Ногайских ворот.

Инженерные и минные работы проводились под общим руководством талантливого русского «розмысла» дьяка Выродкова.

Гарнизон Казани пытался помешать осадным работам и ежедневно производил вылазки. 26 сентября туры были придвинуты к самому краю рва. В этот день во время обеда большой отряд противника (по источникам, 10 тыс. человек) сделал вылазку и захватил несколько туров, но с большими потерями был отброшен в город.

Третий этап осады - тактическое обеспечение осадных работ.

Ход осадных работ особенно затруднялся нападениями из Арского леса отряда Япанчи и с луговой стороны — набегами черемисов. Русская рать постоянно находилась под угрозой атак с тыла. Это подрывало физические и моральные силы войска. [363]

Эдигей хорошо организовал взаимодействие вылазок из города с атаками отряда Япанчи. Сигналом служило «большое бусурманское знамя», которое вывешивалось осажденными на высокой городской башне. По этому сигналу одновременно наносились удары из крепости и из леса.

Августа татарский отряд Япанчи неожиданно атаковал передовой полк, но с помощью частей большого полка был отброшен обратно в лес. После этого боя стала очевидной необходимость надежного тактического обеспечения осады Казани.

Для обсуждения создавшейся обстановки снова был созван военный совет, который решил разделить всю рать «надвое»: одна половина войска предназначалась для осады крепости, другая под командованием князей Горбатого-Шуйского и Серебряного должна была прикрывать первую половину войска с поля и действовать против отряда Япанчи, для чего выделялось 50 проц. всех сил (по данным Курбского, 30 тыс. конницы и 15 тыс. пехоты).

Августа русское войско под командованием князей Горбатого-Шуйского и Серебряного развернуло действия против отряда Япанчи. Князья выслали небольшие отряды в Арский лес, чтобы заманить татар, а главные силы расположили в засаде. Наткнувшись на татар в Арском лесу, русские отряды начали отступать и увлекли за собой отряд Япанчи, который попал в засаду и был разбит. 15 км русские преследовали остатки разбитого отряда.

Через некоторое время на полк правой руки с тыла напали черемисы, но полк отразил все их атаки. Часть сил полка, преследовавшая отступавших черемисов, догнала их в 25 км от Казани и разбила.

Отряд Япанчи собрался с силами и снова напал на русских из Арского леса. Для надежного обеспечения тыла русских войск было решено уничтожить укрепления татар в Арском лесу. Эту задачу получил отряд под командованием князя Горбатого-Шуйского.

В Арском лесу среди болот и труднопроходимой чащи находился хорошо укрепленный острог, в котором укрывался отряд Япанчи.

Сентября русская конница и пехота вступили в лес и двинулись к Арскому острогу. Подойдя к нему, конница спешилась, а весь отряд разделился на две части для атаки укрепления с двух сторон.

Сентября в результате упорного боя русское войско заняло Арский городок, разрушило его укрепления и затем очистило от противника всю территорию вокруг Казани. 16 сентября отряд возвратился к своим главным силам с большими запасами продовольствия.

Десятидневный рейд имел важное значение: успешное решение [364] задачи подняло настроение русского войска, были пополнены запасы продовольствия и, кроме того, удалось устранить угрозу нападения с тыла.

В конце сентября осадные работы подходили к концу.

Войска готовились к штурму.

Четвертый этап борьбы за Казань — штурм крепости.

Штурм крепости был назначен на 2 октября. Войска готовили лес и землю, чтобы накануне штурма завалить ров и построить через него мосты. Готовы были и подкопы, в которые заложили порох.

Русские еще раз предложили татарам капитулировать, но они ответили: «все помрем или отсидимся». Татары готовились к отражению штурма против проломов в крепостной стене, спешно сооружали деревянные срубы и засыпали их землей.

30 сентября русские минеры взорвали подкоп под тарасами{231} против Арских ворот. Воспользовавшись замешательством противника, колонны русского войска приблизили туры к самым воротам крепости.

В это время стрельцы, боярские люди и казаки забросали ров хворостом и землей и пошли на штурм. «И тако скоро взыдоша на стену великою силою, и поставиша ту. щиты и бишася на стене день и нощь до взятия града»{232}. Русские войска отбили все контратаки противника, захватили Арскую башню и ворвались в город. Воевода Воротынский просил царя двинуть войска на общий штурм. Но, зная неготовность остальных полков, Иван IV приказал вывести войска из города. Арская башня осталась в руках стрельцов.

Тщательно разработанный план штурма предусматривал распределение войск и обеспечение их с тыла. Главный удар наносился по восточному и юго-западному фасам крепости, где были устроены проломы. На остальном обводе крепости штурмующие колонны должны были сковать как можно больше сил противника. Всего имелось шесть штурмовых колонн.

Большой полк направлялся в пролом от р, Булак, передовой — на Кайбатские ворота; ертаул — на Избойливые, полк правой руки — на Елабугины, сторожевой полк — на Муралеевы, полк левой руки — на Тюменские ворота. Начальники штурмовых колонн договорились «о вспоможении друг другу», т. е. о взаимодействии колонн.

Каждый полк развертывался в три линии: в первой линии шли казаки и боярские дворовые люди, разделенные на сотни; во второй — штурмовая колонна, составлявшая главные силы полка; в третьей — выделенные поддержки полков, являвшиеся [365] частными резервами. Царский полк служил общим резервом.

Предусматривались меры по обеспечению тыла всей рати. Часть большого полка и отряд Шиг-Алея заняли Арскую и Чувашскую дороги, часть царского полка — Ногайскую и один из отрядов — Галичскую дороги, другой отряд вошел в Старое Городище.

Готовность войск к штурму была назначена на 3 часа утра 2 октября, т. е. за два часа до рассвета. Сигналом для начала штурма должен был послужить взрыв подкопов. Зная о подготовке штурма, противник усиленно готовился к отпору.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.007 с.)