ТОП 10:

Имеются данные и о том, что гуляй-город состоял иногда из отдельных подвижных опорных пунктов, взаимодействовавших между собой.



Для постройки гуляй-города и его установки нужны были плотники. Постройкой крепостей и осадными работами руководили «розмыслы» (инженеры). Этот личный состав явился зачатком инженерных войск.

Стрельцы, личный состав наряда, постоянные люди гуляй-города [338] и «розмыслы» были первыми элементами складывавшегося постоянного русского войска.

Флетчер сообщает о наличии в конце XVI в. в русском войске наемников общей численностью в 4300 человек. Из них 4 тыс. украинских казаков нельзя считать наемниками, так как они не были иностранцами. Наемников (голландцев, шотландцев, греков, турок, датчан и шведов) насчитывалось всего 300 человек, что не могло оказать никакого влияния на национальный характер русской армии.

Организация русского войска в XVI в. была более четкой, чем ранее. Войска, собранные для похода, назывались ратями. Каждая рать действовала на одном направлении. Состав рати был различен: от трех до семи полков разной численности.

Полки делились на сотни, а сотни — на десятки. Стрельцы в мирное время состояли из приказов по 500 человек в каждом, а последние — из сотен, полусотен и десятков.

Командный состав комплектовался из бояр и дворян. Во главе всей рати стоял большой воевода. Полками командовали полковые воеводы. Кроме полковых, были еще воевода у наряда (начальник артиллерии), гулявый воевода (начальник «гуляй-города»), ертаульный воевода (начальник разведки). При воеводах были дьяки с подьячими (помощниками), которые писали приказы, «ведали государеву казну» и вели журналы военных действий. Так в русском войске зарождался войсковой штаб. Полками и приказами командовали головы, которым подчинялись сотники. Полусотней командовал пятидесятник, а десятком — десятник.

Третий воевода большого полка являлся первым воеводой у наряда, которому подчинялись два — три дьяка, а также второй и третий воеводы у наряда. В 1549 г. в летописи упоминаются головы у наряда, которых насчитывалось от 6 до 14 человек в рати. Наряд состоял из трех частей: собственно наряд (50–150 орудий) под командованием 3–9 голов, обоз (ядра, порох, пушечный припас) под начальством 2–3 голов, посоха (рабочая сила для дорожных, мостовых работ и для работ при установке орудий) под начальством 1–2 голов. [339]

Для управления начальники имели небольшие медные барабаны, привязанные к седлам. Воевода имел «набат» (большой барабан), в который били сразу восемь человек.

В XVI в. сложились и высшие военные учреждения, которыми были приказы: поместный, разрядный, стрелецкий и пушечный. В поместном приказе велся учет «дачи» поместий. Разрядный приказ ведал учетом служилых людей, прохождением ими службы и составлял расчеты потребных сил и средств для каждого похода. Стрелецкий приказ распоряжался стрельцами и городовыми казаками. Пушечный приказ (первое его упоминание в летописях встречается в 1577 г.) ведал артиллерийскими и инженерными делами; в 1585 г. он именуется пушкарским приказом.

В середине XVI в. была сделана попытка ослабить влияние местничества. В «Приговоре 1550 г.» было записано, чтобы в полках князьям, княжатам, дворянам и детям боярским быть на службе с боярами и воеводами «без места». Этим самым отменялось местничество между рядовыми воинами и рядовых воинов со своими воеводами. Однако местнические счеты между воеводами не упразднялись, был только определен порядок подчинения воевод. Большой воевода командовал большим полком и являлся командующим всей ратью. Первые воеводы остальных полков стояли ниже большого воеводы, т. е. подчинялись ему, но были равноправны между собой и со вторым воеводой большого полка, за исключением воеводы полка левой руки, который стоял ниже, т. е. имел меньшие права, чем воевода полка правой руки. Определением подчиненности местнические споры сокращались, но не упразднялись.

Когда объединялись две рати, то полки соответственно сливались: большой с большим, передовой с передовым и т. д. и назначались соответствующие воеводы.

В командование ратью большой воевода вступал на основании царского наказа, который составлялся в разрядном приказе. В наказе указывались цель и маршрут похода, время и место сборов полков и сборный пункт всей рати, а также мероприятия по материальному обеспечению. Одновременно с наказом воевода получал «разряд», в котором ратные люди и воеводы были расписаны по полкам, стрелецким приказам, наряду и «гуляй-городу».

В целом русское войско XVI в. имело четкие формы организации: иерархию командного состава с точным определением подчинения, порядок материального обеспечения и систему управления. Современники иностранцы писали небылицы о русском войске, которое, по их словам, «на поле битвы действует без всякого строя». Извращает историческую правду и картина русского художника С. В. Иванова «Поход москвитян», где изображен беспорядок московской рати на походе. [342]

В XVI в. непрерывно совершенствовались русские оборонительные сооружения как в центре, так и особенно на окраинах государства.

В 1534–1538 гг. в Москве была построена каменная стена с 12 башнями, окружившая посад (Китай-город). Китайгородская стена была ниже кремлевской стены, имевшей 17 башен, но оказалась лучше приспособленной к пушечной и пищальной стрельбе. В конце XVI в. были еще возведены каменная ограда с башнями на земляном валу для защиты Белого города и земляная ограда с острогом и 36 башнями для обороны Земляного города, включавшего и часть Замоскворечья.

Большое внимание уделялось укреплению границ, особенно южной и западной.

В период правления Ивана IV была усилена древняя Тульская Черта и построена вторая Черта: от Путивля на Рыльск и далее на Новгород-Северский, Орел, Новосиль, Данков, Ряжск, Шацк, Алатырь на Суре. В конце XVI в. была возведена третья Черта, которая состояла из трех линий городов, постепенно углублявшихся в степи: Кромы, Ливны и Елец; Курск, Оскол и Воронеж; Белгород и Валуйки. В 1600 г. был построен Царев-Борисов; Черта подходила к среднему течению Северного Донца. Только за 15 лет в конце XVI в. линия укреплений продвинулась к югу на 500–600 км.

Черту обороняла засечная стража, которая высылала вперед сторожевые части. Для обороны выставлялось две [343] рати: Украинная (у Новосиля, Мценска, Данкова, Дедилова, Пронска, Тулы и др.) и Береговая (по р. Ока, опираясь на Серпухов, Калугу, Каширу, Коломну).

Служба пограничного войска регламентировалась указами и «Боярским приговором о станичной и сторожевой службе 1571 года».

* * *

Упорядочение поместной системы комплектования русского войска способствовало его количественному и качественному росту. В период правления Ивана IV, по сообщению путешественника Адамса, русское полевое войско могло иметь до 90 тыс. человек. Англичанин же Ченслер писал, что численность полевой армии достигала 200–300 тыс. человек. Последняя цифра явно нереальна. Первую можно считать достоверной, если в нее включить гарнизоны крепостей и засечных линий, а также казаков, т. е. считать ее за цифру мобилизационных возможностей, а не только полевого войска.

Если подвести итог по основным родам и видам войска, то получим следующий результат: поместная конница могла иметь до 35 тыс. всадников, стрельцы — 12 тыс., «наряд» — до 3 тыс., городовые казаки — до 6 тыс., наемники — около 4 тыс., татары — до 10 тыс., а всего — около 70 тыс. человек. В поход же могло выступить значительно меньше половины этой цифры. При наборе одного воина с пяти дворов мобилизационные возможности не могли превысить 60 тыс. человек. Реально можно было собрать не более одной трети этого числа.

В XVI в. оформлялась новая структура русского войска в связи с возрастанием роли в бою нового оружия. Возникали и совершенствовались способы проверки боевой готовности родов войск. Организация русского войска усложнялась и оформлялась в определенную систему. Упорядочивалось высшее войсковое управление.

Складывание национального Русского государства определило и создание национального русского войска, перед которым стояли большие задачи — надежно обеспечить восточные и южные границы и отвоевать исконные русские земли, захваченные поляками, литовцами, ливонцами и шведами. Эти задачи решали широкие слои населения Русского государства, а не одна дворянская конница, в которой дворяне составляли менее половины ее численности, а по отношению ко всем вооруженным силам менее 20 проц.

Второй период в развитии огнестрельного оружия на Руси. Потребности обороны Русского государства ставили задачу усовершенствования нового огнестрельного оружия и производства его в большом количестве. Развитие ремесел в городах и улучшение методов обработки металла являлись техническими предпосылками решения этой задачи. [344]

В XVI в. русские и иностранные мастера в Москве добились значительных успехов в изготовлении огнестрельного оружия. Летописи называют ряд имен русских пушкарей, в том числе Андрея Чехова, Семена Дубинина, Булгака Ноугородова и других. Стволы орудий отливались с цапфами, дельфинами, винградом и торелью из меди или бронзы, или ковались из железа{225}. Орудия заряжались с дула, но имелись пищали, которые заряжались с казенной части. У пушек был винтовальный поршень, встречался и клиновой затвор. В середине XVI в. появились на орудиях прорезь и мушка. В конце XVI в. в Москве была изготовлена нарезная пищаль. В XVI в. изготовлялись гафуницы для стрельбы «дробом» (картечью) и навесной стрельбы ядрами. В 1543 г. русский мастер Игнатий изготовил гафуницу, которая имела: калибр — 131 мм, длину — 98 см, вес — 110 кг. Камора этого орудия была длиной 22 см и диаметром 64 мм.

Пищали — бескаморные орудия настильной стрельбы, различавшиеся по калибрам, весу и назначению (долгие, полуторные, сороковые, затинные и др.). Их стали называть пушками в отличие от ручных пищалей. В 1563 г. мастер Богдан изготовил пищаль с цапфами, которая имела: калибр — 91 мм, длину — 2 м, вес — 800 кг. Здесь мы видим стремление мастера увеличить дистанцию стрельбы путем удлинения ствола [345] орудия. Во второй половине XVI в. в описи значится пищаль Богдана «в станку на колесах», т. е. отмечается идея лафета.

Пищаль XVI в. «Три аспида» имела ствол до 100 калибров и являлась казнозарядным орудием; в стволе казенной части находилось гнездо для клинового затвора. Пищаль «Грановитая» представляла собой многогранник и запиралась с казны ввинчивающимся винградом; в ней имелись продольные нарезы на глубине 45–50 см от казенной части.

Русский мастер Андрей Чохов с 1568 по 1632 г. изготовил большое количество орудий калибром от 92 до 470 мм, длиной до 6 м, весом от 1,2 до 7,2 т. В 1585–1586 гг. он отлил «Царь-пушку», которая находится в Кремле. Ее калибр 89 см, длина ствола более 5 м, вес 40 т.

В XVI в. создавались многоствольные орудия — «сороки», «органы», являвшиеся прототипом орудий залпового огня. «Орган» имел четыре — пять рядов стволов на вращающемся барабане и давал последовательно четыре — пять залпов. Сохранилась [346] «Сорока Ермака», применявшаяся в Сибирском походе Ермаком Тимофеевичем. Она имеет семь стволов калибром в 18 мм, перевозили ее на двухколесной тележке.

Изобретение колесных лафетов имело важное значение, так как пушки стали подвижными и появилась возможность применять их в полевом бою. В 1547 г. на московском пушечном дворе были отлиты 16-пудовые «валконейки» (соколки), которые относятся к разряду полковых орудий, пригодных для полевого боя.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.233.215 (0.005 с.)