ТОП 10:

Роль исторической науки в формировании исторического сознания.



Роль исторической науки в формировании исторического сознания.

История - одна из важнейших форм самосознания людей. Опытом истории стремятся воспользоваться противоборствующие политические силы. Заинтересованность людей в результатах изучения своего прошлого дает определенные основания для скептического отношения к истории как к науке, объективно оценивающей события и законы исторического развития Историческая наука пытается дать целостное видение исторического процесса в единстве всех его характеристик. В этом она не отличается от других наук. Как и в других науках, в истории идет накопление и открытие новых фактов, совершенствуется теория с учетом развития других отраслей знания. Многие факты, события, явления нашей истории с открытием новых источников, с расширением нашего кругозора, совершенствованием теоретического знания сегодня оцениваются иначе, чем пять - десять лет тому назад. Все это - свидетельства того, что историю переписывают не только из политической конъюнктуры, но и в ответ на расширение палитры наших знаний о прошлом. История как наука оперирует точно установленными фактами. Эти факты извлекаются из исторических источников. Исторические источники -это все остатки прошлой жизни, все свидетельства о прошлом. В настоящее время выделяют четыре основные группы (классы) исторических источников: 1) вещественные; 2) письменные; 3) изобразительные (изобразительно-графические, изобразительно-художественные, изобразительно-натуральные); 4) фонические. Историки, изучая исторические источники во всей их совокупности, не имеют права "играть" в факты и фактики. Они исследуют все факты без исключения. Собранный фактический материал требует своего объяснения, выяснения причин развития общества. Так вырабатываются теоретические концепции. Таким образом, с одной стороны необходимо знание конкретных фактов, с другой - историк должен осмыслить всю совокупность фактов с целью выявления причин закономерностей развития общества.

В разное время историки по-разному объясняли причины и закономерности развития истории нашей страны. Летописцы со времен Нестора считали, что мир развивается по божественному провидению и божественной воле. С появлением опытного, эмпирического, рационалистического знания историки в качестве определяющей силы исторического процесса стали искать объективные факторы. В советский период историки особенно успешно изучали социально-экономическую проблематику, движение народных масс. Были выявлены и введены в научный оборот новые исторические источники. Однако господство в теоретической сфере только одной марксистско-ленинской концепции существенно сковывало творчество ученых. Они исходили из определяющей роли материального производства в жизни людей и вплели смысл исторического развития в переходе от одной общественно-экономической формации к другой, завершающемся построением на земле коммунистического общества. История России - часть мирового исторического процесса. Однако нельзя сбрасывать со счетов и особенности русского варианта пути развития человеческой цивилизации.

______________________________________________________________________

 

Восточные славяне. Образование Древнерусского государства. Норманнская теория.

Восточные славяне в VIIX вв.В VI в. славяне неоднократно совершали военные походы против крупнейшего государства того времени — Византии. От этого времени до нас дошел ряд сочинений византийских авторов, содержащих своеобразные военные наставле­ния по борьбе со славянами. Так, например, византиец Прокопий из Кесарии в книге «Война с готами» писал: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в наро­доправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим... Они считают, что только Бог, тво­рец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды... У тех и других один и тот же язык... И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же».

Византийские авторы сравнивали образ жизни славян с жизнью своей страны, подчеркивая отсталость славян. Походы на Византию могли предприниматься только крупными племенными союзами сла­вян. Эти походы способствовали обогащению племенной верхушки славян, что ускоряло распад первобытно-общинного строя.

На образование крупных племенных объединений славян указы­вает содержащееся в русской летописи предание, повествующее о княжении Кия с братьями Щеком, Хоривом и сестрой Лыбедью в Среднем Поднепровье. По имени старшего брата Кия якобы был на­зван основанный братьями Киев. Летописец отмечал, что такие же княжения были и у других племен. Историки считают, что эти собы­тия произошли в конце V—VI вв. н. э.

Территория восточных славян (VIIX вв.).Восточные славяне занимали территорию от Карпатских гор на западе до Средней Оки и верховьев Дона на востоке, от Невы и Ладожского озера на севере до Среднего Поднепровья на юге. Славяне, осваивавшие Восточно-Европейскую равнину, вступали в контакт с немногочисленными финно-угорскими и балтийскими племенами. Происходил процесс ас­симиляции (смешивания) народов. В VI—IX вв. славяне объединя­лись в общности, имевшие уже не только родовой, но и территори­ально-политический характер. Племенные союзы — этап на пути складывания государственности восточных славян.

В летописном рассказе о расселении славянских племен названо полтора десятка объединений восточных славян. Термин «племена» в отношении этих объединений был предложен историками.. Вернее было бы назвать эти объединения племенными союзами. Эти союзы включали 120—150 отдельных племен, имена которых были уже ут­рачены. Каждое отдельное племя, в свою очередь, состояло из боль­шого количества родов и занимало значительную территорию (40—60 км в поперечнике).

Рассказ летописи о расселении славян был блестяще подтвержден археологическими раскопками в XIX в. Археологи отметили совпаде­ние данных раскопок (обряды погребения, женские украшения — ви­сочные кольца и т. п.), характерных для каждого племенного союза, с летописным указанием на место его расселения.

Поляне жили в лесостепи по среднему течению Днепра (Киев). К северу от них, между устьями рек Десны и Роси, жили северяне (Чернигов). К западу от полян, на правобережье Днепра, «седеша в лесах» древляне. К северу от древлян, между реками Припятью и Западной Двиной, расселились дреговичи (от слова «дрягва» — боло­то), которые по Западной Двине соседствовали с полочанами (от реки Полота — притока Западной Двины). К югу от реки Буг распо­лагались бужане и волыняне, как считают некоторые историки,— по­томки дулебов. Междуречье Прута и Днепра населяли уличи. Между Днепром и Южным Бугом жили тиверцы. По рекам Оке и Москве располагались вятичи; на запад от них жили кривичи; по реке Сожь и ее притокам — радимичи. Северную часть западных склонов Кар­пат занимали белые хорваты. Вокруг озера Ильмень жили ильмен­ские словене (Новгород).

Летописцы отмечали неравномерность развития отдельных пле­менных объединений восточного славянства. В центре их повество­вания— земля полян. Земля полян, как указывали летописцы, носила также название «русь». Историки полагают, что так звали одно из племен, жившее по реке Роси и давшее имя племенному союзу, ис­торию которого наследовали поляне. Это лишь одно из возможных объяснений термина «русь». Вопрос о происхождении этого названия до конца не выяснен.

Соседями восточных славян были на северо-западе балтийские летто-литовские (жмудь, литва, пруссы, латгалы, земгалы, курши) и финно-угорские (чудь-эсты, ливы) племена. Финно-угры соседствовали с восточными славянами и с севера, и на северо-востоке (водь, ижора, карелы, саами, весь, пермь). В верховьях Вычегды, Печоры и Камы жили югры, меря, черемисы-мары, мурома, мещера, мордва, буртасы. На востоке, от впадения реки Белой в Каму до Средней Волги, распо­лагалась Волжско-Камская Булгария, ее население составляли тюрки. Их соседями были башкиры. Южнорусские степи в VIII—IX вв. зани­мали мадьяры (венгры) — финно-угорские скотоводы, которых после их переселения в район озера Балатон сменили в IX в. печенеги. На Нижней Волге и степных просторах между Каспийским и Азовским морями господствовал Хазарский каганат. В районе Черного моря до­минировали Дунайская Болгария и Византийская империя.

Путь «из варяг в греки».Великий водный путь «из варяг в гре­ки» был своеобразной «столбовой дорогой», связывавшей Северную и Южную Европу. Он возник в конце IX в. Из Балтийского (Варяжско­го) моря по реке Нева караваны купцов попадали в Ладожское озеро (Нево), оттуда по реке Волхов — в озеро Ильмень и далее по реке Ловати до верховьев Днепра. С Ловати на Днепр в районе Смоленска и на днепровских порогах переходили «волоковыми путями». Запад­ным берегом Черного моря доходили до Константинополя (Царьгра-да). Наиболее развитые земли славянского мира — Новгород и Киев — контролировали северный и южный участки Великого торго­вого пути. Это обстоятельство дало основание ряду историков вслед за В. О. Ключевским утверждать, что торговля мехом, воском и ме­дом была главным занятием восточных славян, так как путь «из варяг в греки» был «главным стержнем экономической, политической, а по­том и культурной жизни восточного славянства».

Хозяйство славян.Основным занятием восточных славян было земледелие. Это подтверждается археологическими раскопками, обна­ружившими семена злаков (рожь, пшеница, ячмень, просо) и огород­ных культур (репа, капуста, свекла, морковь, редька, чеснок и др.). Человек в те времена отождествлял жизнь с пашней и хлебом, отсю­да и название зерновых культур «жито», сохранившееся до наших дней. О земледельческих традициях этого региона говорит заимство­вание славянами римской хлебной нормы — квадрантала (26,26 л), называвшегося на Руси четвериком и просуществовавшего в нашей системе мер и весов до 1924 г.

Община.Низкий уровень производительных сил при ведении хо­зяйства требовал огромных затрат труда. Трудоемкие работы, кото­рые надо было осуществлять в строго определенные сроки, мог вы­полнить только большой коллектив; в его задачу входило также сле­дить за правильным распределением и использованием земли. Поэтому большую роль в жизни древнерусской деревни приобретала община — мир, вервь (от слова «веревка», которой измеряли землю при разделах).

К моменту образования государства у восточных славян на смену родовой общине пришла территориальная, или соседская, община. Общинников объединяло теперь прежде всего не родство, а общ­ность территории и хозяйственной жизни. Каждая такая община вла­дела определенной территорией, на которой жили несколько семей. В общине было две формы собственности — личная и общественная. Дом, приусадебная земля, скот, инвентарь составляли личную собст­венность каждого общинника. В общем пользовании находились па­хотная земля, луга, леса, водоемы, промысловые угодья. Пахотная земля и покосы подлежали разделу между семьями.

Общинные традиции и порядки определяли уклад и характерные черты жизни русского крестьянства на протяжении многих и многих столетий.

В результате передачи князьями права на владение землей феода­лам часть общин попала под их власть. (Феод — наследственное вла­дение, пожалованное князем-сеньором своему вассалу, обязанному за это нести придворную, военную службу. Феодал — владелец феода, земельный собственник, эксплуатировавший зависимых от него кре­стьян.) Другим путем подчинения соседских общин феодалам был захват их дружинниками и князьями. Но чаще всего в бояр-вотчин­ников превращалась старая родо-племенная знать, подчинявшая себе общинников.

Общины, не попавшие под власть феодалов, обязаны были пла­тить подати государству, которое по отношению к этим общинам выступало и как верховная власть, и как феодал.

Общественный строй.Во главе восточно-славянских племенных союзов стояли князья из племенной знати и бывшая родовая вер­хушка— «нарочитые люди», «лучшие мужи». Важнейшие вопросы жизни решались на народных собраниях — вечевых сходах.

Существовало ополчение («полк», «тысяча», разделенная на «сот­ни»). Во главе их стояли тысяцкие, сотские. Особой военной организа­цией была дружина. По археологическим данным и византийским ис­точникам, восточно-славянские дружины появились уже в VI—УП вв. Дружина делилась на старшую, из которой выходили послы и княже­ские управители, имевшие свою землю, и младшую, жившую при князе и обслуживавшую -его двор и хозяйство. Дружинники по поручению князя собирали с покоренных племен дань. Такие походы за сбором дани назывались полюдьем. Сбор дани обычно проходил в ноябре—ап­реле и продолжался до весеннего вскрытия рек, когда князья возвраща­лись в Киев. Единицей обложения данью были дым (крестьянский двор) или земельная площадь, обрабатываемая крестьянским двором (рало, плуг).

Образование Древнерусского государства.Племенные княжения славян имели признаки зарождающейся государственности. Племен­ные княжения часто объединялись в крупные суперсоюзы, обнаружи­вавшие черты ранней государственности.

Одним из таких объединений был союз племен во главе с Кием (известен с конца V в.). В конце VI—УП в. существовала, согласно византийским и арабским источникам, «Держава волынян», являв­шаяся союзницей Византии. Новгородское летописание сообщает о старейшине Гостомысле, возглавлявшем в IX в. славянское объеди­нение вокруг Новгорода. Восточные источники позволяют предполо­жить существование накануне образования Древнерусского государ­ства трех крупных объединений славянских племен: Куябы, Славии и Артании. Куяба (или Куява), по всей видимости, располагалась во­круг Киева. Славил занимала территорию в районе озера Ильмень, ее центром был Новгород. Местоположение Артании разными иссле­дователями определяется неодинаково (Рязань, Чернигов). Известный историк Б. А. Рыбаков утверждает, что в начале IX в. на базе По­лянского союза племен сложилось крупное политическое объедине­ние «Русь», включавшее и часть северян.

Таким образом, широкое распространение земледелия с использо­ванием орудий труда из железа, распад родовой общины и превра­щение ее в соседскую, рост числа городов, возникновение дружи­ны— свидетельства формирующейся государственности.

Славяне освоили Восточно-Европейскую равнину, взаимодействуя с местным балтийским и финно-угорским населением. Военные по­ходы антов, склавен, русов на страны более развитые, прежде всего на Византию, приносили дружинникам и князьям значительную во­енную добычу. Все это способствовало расслоению восточно-славян­ского общества. Таким образом, в результате экономического и со­циально-политического развития у восточно-славянских племен нача­ла складываться государственность.

Норманская теория.Русский летописец начала XII в., пытаясь объяснить происхождение Древнерусского государства, в соответствии со средневековой традицией включил в летопись легенду о при­звании в качестве князей трех варягов — братьев Рюрика, Синеуса и Трувора. Многие историки считают, что варягами были норманские (скандинавские) воины, нанятые на службу и давшие клятву верно­сти правителю. Ряд историков, наоборот, считает варягов русским племенем, жившим на южном берегу Балтийского моря и на острове Рюген.

По этой легенде накануне образования Киевской Руси северные племена славян и их соседи (ильменские словене, чудь, весь) платили дань варягам, а южные племена (поляне и их соседи) находились в за­висимости от хазар. В 859 г. новгородцы «изгнавши варягов за море», что привело к междоусобице. В этих условиях собравшиеся на совет новгородцы послали за варяжскими князьями: «Земля наша велика и обильна, а наряда (порядка.— Авт.) в ней нет. Да пойдите княжить и володеть нами». Власть над Новгородом и окрестными славянскими землями перешла в руки варяжских князей, старший из которых Рюрик положил, как считал летописец, начало княжеской династии. После смерти Рюрика другой варяжский князь, Олег (есть сведения, что он был родственником Рюрика), правивший в Новгороде, объединил Нов­город и Киев в 882 г. Так сложилось, по мысли летописца, государство Русь (называемое историками также Киевская Русь).

Легендарный летописный рассказ о призвании варягов послужил основанием для появления так называемой норманской теории воз­никновения Древнерусского государства. Впервые она была сформу­лирована немецкими учеными Г.-Ф. Миллером и Г.-З. Байером, при­глашенными для работы в Россию в XVIII в. Горячим противником этой теории выступал М. В. Ломоносов.

Сам факт пребывания варяжских дружин, под которыми, как, пра­вило, понимают скандинавов, на службе у славянских князей, их участия в жизни Руси не вызывает сомнения, как и постоянные вза­имные связи между скандинавами и Русью. Однако нет следов сколько-нибудь заметного влияния варягов на экономические и соци­ально-политические институты славян, а также на их язык и культу­ру. В скандинавских сагах Русь — страна несметных богатств, а служба русским князьям — верный путь приобрести славу и могуще­ство. Археологи отмечают, что количество варягов на Руси было не­велико. Не обнаружено и каких-либо данных о колонизации Руси ва­рягами. Версия об иноземном происхождении той или иной дина­стии типична для древности и средневековья. Достаточно вспомнить рассказы о призвании бриттами англосаксов и создании Английского государства, об основании Рима братьями Ромулом и Ремом и т. п.

В современную эпоху вполне доказана научная несостоятельность норманской теории, объясняющей возникновение Древнерусского го­сударства как результат иноземной инициативы. Однако ее политиче­ский смысл представляет опасность и в наши дни. «Норманисты» исходят из положения о якобы исконной отсталости русского народа, который, по их мнению, не способен к самостоятельному истори­ческому творчеству. Оно возможно, как они полагают, только под иноземным руководством и по иноземным образцам.

Историки обладают убедительными доказательствами, что есть все основания утверждать: у восточных славян устойчивые традиции государственности сложились задолго до призвания варягов. Госу­дарственные институты возникают в результате развития общества. Действия отдельных крупных личностей, завоевания или другие внешние обстоятельства определяют конкретные проявления этого процесса. Следовательно, факт призвания варягов, если он действи­тельно имел место, говорит не столько о возникновении русской го­сударственности, сколько о происхождении княжеской династии. Если Рюрик и был реальной исторической личностью, то его призва­ние на Русь следует рассматривать как ответ на реальную потреб­ность в княжеской власти русского общества того времени. В исто­рической литературе вопрос о месте Рюрика в нашей истории оста­ется спорным. Одни историки разделяют мнение, что русская династия скандинавского происхождения, как и само название «Русь» («русскими» финны называли жителей Северной Швеции). Их оппоненты придерживаются мнения, что легенда о призвании ва­рягов является плодом тенденциозного сочинительства, позднейшей вставкой, вызванной политическими причинами. Существует также точка зрения, что варяги-русь и Рюрик были славянами, происходив­шими либо с южного побережья Балтики (остров Рюген), либо из района реки Неман. Следует отметить, что термин «Русь» неодно­кратно встречается применительно к различным объединениям как на севере, так и на юге восточно-славянского мира.

Образование 'Государства Русь (Древнерусского государства или, как его называют по столице, Киевской Руси) — закономерное завер­шение длительного процесса разложения первобытно-общинного строя у полутора десятков славянских племенных союзов, живших на пути «из варяг в греки». Сложившееся государство находилось в самом начале своего пути: первобытно-общинные традиции еще дол­го сохраняли место во всех сферах жизни восточно-славянского об­щества.

______________________________________________________________________

 

Образование российского централизованного государства. Великий князь Иван III.

1440 г. 22 января у великого князя московского Василия II Васильевича и его жены Марии Ярославны, дочери князя Ярослава Владимировича Серпуховского, родился первенец — сын Иван, которому суждено было сыграть заметную роль в российской истории. К моменту появления на свет великокняжеского сына она продолжалась уже более десятилетия, а конца ей все не было видно.

Ивану III исполнилось 22 года, когда он оказался у власти в Москве. Для той эпохи это был зрелым возраст Первоочередной являлась проблема завершения объединения русских земель вокруг Москвы. Решая ее, Иван III добился серьезных успехов. Так, в 1464 г. ему удалось еще более усилить позиции Москвы в великом княжестве Рязанском. Сильны были позиции Ивана III в Ярославском княжестве, где совместно с князем управлял московский наместник. Со смертью ярославского князя Александра Федоровича в 1471 г. княжество было присоединено к московским владениям. К 1474 г. были ликвидированы остатки независимости Ростовского княжества после того, как у ростовских князей Владимира Андреевича и его братьев были выкуплены их земли. Наиболее серьезного внимания требовал от Ивана III Новгород.

Для новгородцев становилась очевидной неизбежность перехода под полную власть московского великого князя В ноябре 1475 г. он прибыл в город и, пренебрегая традицией, сам стал судить новгородских бояр по жалобам населения. Это являлось демонстрацией как дальнейшего усиление власти московского великого князя нал Новгородом, поскольку ранее судили должностных лиц только вече и совет господ, так и того, что лишь князь способен защитить народ. 15 января 1478г. боярин И.Ю.Патрикеев привел новгородцев к присяге. Управление в городе оказалось в руках великокняжеских наместников. Успешное присоединение Новгорода создавало предпосылки разрешения другой важнейшей проблемы стоявшей перед ним, - уничтожения зависимости от Орды. С 1476 г он прекратил выплату дани. Такой поступок Ивана III не мог не вызвать ответных действий Орды. Именно при Иване III пало монголо-татарское иго над Русью. С этого времени Москва становится столицей нового1 крупного суверенного европейского государства Немалую роль в свержении ига сыграл сам Иван III, который в сложной обстановке 1480 г. проявил расчетливость, разумную сдержанность, что позволило объединить русские силы и оставить Ахмата без союзников. В дальнейшем Иван III стремился полностью уничтожить Большую Орду.

Следующим крупным политическим успехом Ивана III явилось присоединение великого княжества Тверского

Так Иван III из великого князя московского стал превращаться в государя всея Руси. Рост его политической знамения был, таким образом, налицо. Оно еще более возрастает в связи с переменами в его семейном положении и в отношениях со своими родственниками.

Еще до своей второй женитьбы Иван III, следуя примеру своего отца, сделал своим соправителем сына Ивана Ивановича, которому передал великокняжеский титул и, уходя в 1471 г в поход на Новгород, оставил его за себя в Москве.

Успехи в деле объединения русских земель и во внешней политике не могли предотвратить серьезных проблем во взаимоотношениях Ивана III с церковью. Прежде всего церковь выражала недовольство вмешательством великого московского князя в ее дела. Так, во время обряда освящения Успенского собора в 1479 г. он запретил продолжать обряд настаивая на том, что митрополит Геронтий проводил его неправильно, поведя крестный ход против солнца Возник богословский спор, в результате которого была признана неправота Ивана III.

Еще более серьезную угрозу для себя церковь видела в планах Ивана III, стремившеюся расширить фонд государственных земель за счет церковных вотчин. Свои отношения с родными и церковью Иван III полностью ставил в зависимость от того, что составляло для него самое важное - укрепление государства и его власти. На это было направлено и принятие общегосударственного Судебника в 1497 г. Самое серьезное внимание уделял Иван III внешнему облику своей столицы. Превращение се из центра одного из русских княжеств в столицу крупного государства вызвало необходимость украшения ее новыми постройками. Смерть Ивана III наступила ночью 27 октября 1505г. Н.М.Карарамзин видел в нем идеального государя. И в самом деле, в свете монархической концепции русской истории, которую отстаивал историограф, итоги княжения Ивана III были весьма впечатляющими. В его время раздробленная Русь начала превращаться в Россию, причем само слово — Россия — стало официальным наименованием государства. Несомненна заслуга Ивана III в ликвидации ханского ига.

 

______________________________________________________________________

Самозванство в России.

Лжедмитрий I.Нестабильность экономики и социальные кон­фликты люди того времени объясняли как Божью кару за неправед­ные действия незаконного, «безродного» царя — Бориса Федоровича Годунова. Борис, всячески стремясь сохранить власть, делал все, что­бы убрать потенциальных претендентов. Так, одного из самых близких по крови к Федору Ивановичу его двоюродных братьев — Федо­ра Никитича Романова насильно постригли в монахи и сослали в Антониево-Сийский монастырь (неподалеку от Архангельска) под именем Филарет.

Широкое распространение получили слухи, что жив царевич Дмитрий, «чудесно спасшийся» в Угличе. В 1602 г. в Литве объ­явился человек, выдававший себя за царевича Дмитрия. Он поведал польскому магнату Адаму Вишневецкому, что его подменили «в спальне угличского дворца». Покровителем Лжедмитрия стал воевода Юрий Мнишек.

Согласно официальной версии правительства Бориса Годунова человек, выдававший себя за царевича Дмитрия, был монах Григо­рий (в миру — мелкий дворянин Юрий Богданович Отрепьев). Юшка, как его звали в- молодости, проявил незаурядные способно­сти— знал латинский и польский языки, имел каллиграфический по­черк, обладал редкой способностью быстро ориентироваться в кон­кретной обстановке. В молодости он был слугой Федора Никитича Романова, после ссылки которого постригся в монахи. В Москве он жил в расположенном в Кремле Чудовом монастыре (ныне не суще­ствует) и служил при патриархе Иове.

В. О. Ключевский справедливо писал, что Лжедмитрий был лишь «испечен в польской печке, а заквашен в Москве». Заручившись поддержкой польско-литовских магнатов, Лжедмитрий тайно принял католичество и обещал римскому папе распространить католицизм в России. Лжедмитрий обещал также передать Речи Посполитой и сво­ей невесте Марине Мнишек, дочери сандомирского воеводы, Северские (район Чернигова) и Смоленские земли, Новгород и Псков. Авантюра Лжедмитрия не была его личным делом. Лжедмитрий поя­вился в обстановке всеобщего недовольства правительством Бориса Годунова со стороны как знати, так и русских крестьян, горожан, казаков. Лжедмитрий понадобился польским магнатам для того, что­бы начать агрессию против России, замаскировав ее видимостью борьбы за возвращение престола законному наследнику. Эта была скрытая интервенция.

В 1604 г. Лжедмитрий с помощью польских магнатов, навербо­вав 2 тыс. наемников и используя недовольство казаков, предпринял поход на Москву. Его поддерживали многие бояре и дворяне, недо­вольные Годуновым. Поддерживали Лжедмитрия и народные массы, связывавшие с ним надежды на избавление от гнета и улучшение своего положения.

Борис Годунов в борьбе со Лжедмитрием I допустил целый ряд ошибок. Он не верил, что самозванца поддержит народ, поздно объ­явил указ о том, кто стоит за спиной якобы воскресшего царевича Дмитрия. Проявив нерешительность, Годунов не возглавил поход против самозванца. Судьба Лжедмитрия решалась под г. Кромы: маршрут движения на Москву сознательно был избран через районы, где жило казачество и было много беглых крестьян. Под Кромами царские войска перешли на сторону самозванца.

Этому событию предшествовала неожиданная смерть Бориса Фе­доровича Годунова на 54-м году жизни. Еще утром 13 апреля 1605 г. он принимал послов. После обеда и небольшой прогулки кровь хлынула у него из носа и ушей, царь скончался. Спустя сутки состоялась церемония присяги новому царю — сыну Бориса шестна­дцатилетнему Федору Борисовичу.

Царь Федор Борисович и его мать по требованию самозванца были арестованы и тайно убиты, а патриарх Иов сослан в монастырь. 20 июня 1605 г. Лжедмитрий во главе перешедшей на его сторону ар­мии триумфально вступил в Москву и был провозглашен царем. Бо­лее того, он стал именовать себя императором. Новый патриарх, «лу­кавый и изворотливый грек» Игнатий венчал его на царство. Филарет (Ф. Н. Романов) был назначен ростовским митрополитом.

Оказавшись в Москве, Лжедмитрий не спешил выполнить данные польским магнатам обязательства, понимая, что если бы он попытал­ся ввести католичество или отдать исконно русские земли польским феодалам, то не смог бы удержаться у власти. В то же время Лже­дмитрий подтвердил принятые до него законодательные акты, закре­пощавшие крестьян (указ о пятилетнем сыске беглых).

Продолжение крепостнической политики, новые поборы с целью добыть обещанные польским магнатам средства, недовольство русской знати, особенно усилившееся после женитьбы Лжедмитрия на Марине Мнишек, привели к организации против него боярского заговора. В мае 1606 г. вспыхнуло восстание против Лжедмитрия. Ударил набат­ный колокол. Москвичи, во главе которых встали бояре Шуйские, пе­ребили более тысячи поляков. Марину Мнишек спасли бояре. Она и ее окружение были высланы в Ярославль. Лжедмитрий, преследуемый восставшими, выпрыгнул из окна Кремлевского дворца и был убит. Современники насчитали более 20 ран на теле Лжедмитрия. Через три дня труп его был сожжен, прах заложен в пушку, из которой выстре­лили в ту сторону, откуда пришел самозванец.

Лжедмитрий II.В то время когда Василий Шуйский осаждал И. И. Болотникова в Туле, на Бряшцине (г. Стародуб) объявился но вый самозванец. По согласованию с Ватиканом польские шляхтичи, противники короля Сигизмунда III (гетманы Лисовский, Ружицкий, Сапега), объединились с казацким атаманом И. И. Заруцким, выдвинув в качестве претендента на русский престол Лжедмитрия II (1607—1610). Внешними данными этот человек походил на Лжедмитрия I, что подметили участники авантюры первого самозванца. До сих пор личность Лжедмитрия II вызывает много споров. По всей видимости, он происходил из церковной среды.

Лжедмитрий II в ответ на призыв И. И. Болотникова двинулся к Туле на соединение с восставшими. Соединения не произошло (Тула была взята войсками Шуйского), и в январе 1608 г. самозванец предпринял поход на столицу. Летом 1608 г. Лжедмитрий подошел к Москве, но попытки взять столицу закончились безрезультатно. Он остановился в 17 км от Кремля, в местечке Тушино, получил прозвище «Тушинский вор». Вскоре в Тушино перебралась и Марина Мнишек. Самозванец обещал ей 3 тыс. золотых рублей и доходы с 14 русских городов после воцарения в Москве, и она признала в нем своего мужа. Было совершено тайное венчание по католическому обряду. Самозванец обещал способствовать распространению католицизма в России.

Лжедмитрий II был послушной марионеткой в руках польских шляхтичей, которые сумели взять под свой контроль северо-запад и север русских земель. Доблестно в течение 16 месяцев сражалась крепость Троице-Сергиева монастыря, в обороне которой значительную роль сыграло окрестное население. Выступления против польских захватчиков произошли в раде крупных городов Севера: Новгороде, Вологде, Великом Устюге.

Если Лжедмитрий I 11 месяцев провел в Кремле, то Лжедмитрий II 21 месяц безуспешно осаждал Москву. В Тушине при Лжедмитрий II из числа недовольных Василием Шуйским бояр (народ метко назвал их «тушинскими перелетами») сложилась своя Боярская дума, приказы. Взятый в плен в Ростове митрополит Филарет был наречен в Тушине патриархом.

 

______________________________________________________________________

 

16. «Смутное время» в России в начале 17 века. Борис Годунов.

События рубежа XVI—XVII вв. получили, с легкой руки современ­ников, название «Смутное время». Время лихолетья затронуло все сто­роны русской жизни — экономику, власть, внутреннюю и внешнюю по­литику, идеологию и нравственность. Причины смуты заключались в обострении социальных, сословных, династических и международных отношений в конце правления Ивана IV и при его преемниках.

Поруха 70—80-х годов XVI в.Тяжелейший экономический кри­зис получил название «поруха 70—80-х годов XVI в.». Запустели наи­более развитые в экономическом отношении центр (Москва) и севе­ро-запад (Новгород и Псков) страны. Одна часть населения разбежа­лась, другая — погибла в годы опричнины и Ливонской войны. Более 50% пашни (а местами до 90%) оставались необработанными. Резко возрос налоговый гнет, цены выросли в 4 раза. В 1570—1571 гг. по стране прокатилась эпидемия чумы. Крестьянское "хозяйство" потеряло устойчивость, в стране начался голод. Помещики в этих условиях не могли выполнить свои обязанности перед государством, а у последне­го недоставало средств для ведения войны и управления державой.

Центральная власть пошла по пути прикрепления основного производителя — крестьянства — к "земле" феодалов-землевладельцев. В конце XVI в. в России фактически в государственном масштабе ус­тановилась система крепостного права.

Фактическое закрепощение крестьянства в конце XVI в.Кре­постное право — высшая форма неполной собственности феодала на крестьянина, основанная на прикреплении его к земле феодала (боя­рина, помещика, монастыря и т. п.) или феодального государства (при отсутствии частного собственника земли, когда крестьянские общины несут повинности в пользу государства).

Ряд историков считает, что крепостное право было введено цар­ским указом в 1592 или 1593 г. Однако текст указа не найден, име­ются лишь косвенные доказательства его существования. Большинст­во историков придерживается мнения, что крепостное право сложи­лось в результате последовательного издания серии указов, ограничивших, а потом на практике отменивших право свободного перехода крестьян от одного феодала к другому.

Царь Федор Иоаннович.Другой причиной смуты стал династи­ческий кризис. Опричнина не разрешила до конца разногласия внут­ри господствующего класса. Она укрепила личную власть царя, но оставалось еще достаточно сильное боярство. Господствующий класс не достиг пока прочной консолидации. Противоречия обострились в связи с прекращением законной династии, ведшей счет от легендар­ного Рюрика.

18 марта 1584 г. во время игры в шахматы умер Иван Грозный. Его старший сын Иван был убит отцом в припадке гнева (1581), младшему сыну Дмитрию бьшо лишь два года. Вместе со своей матерью, седьмой женой Ивана IV Марией Нагой, он жил в Угличе, отданном ему в удел. На престол вступил средний сын Грозно­го — двадцатисемилетний Федор Иоанович (1584—1598), мягкий по натуре, но не способный к делам правления государством.

Личность Федора Ивановича, выросшего в обстановке средневе­ковой жестокости, привлекала внимание многих писателей и худож­ников. «Я царь или не царь» — сакраментальная фраза, вложенная в его уста А. К. Толстым, удачно характеризует Федора Ивановича. Понимая, что престол переходит к блаженному Федору, Иван IV создал при сыне своеобразный регентский совет.

Борис Годунов.Фактическим правителем государства стал шу­рин царя боярин Борис Федорович Годунов, на сестре которого был женат Федор. Годунов выдержал ожесточенную борьбу с крупнейши­ми боярами за влияние на государственные дела. Среди бояр, вхо­дивших в регентский совет, были Никита и Федор Никитич Романо­вы— брат и племянник первой жены Ивана Грозного, а также Иван Петрович Шуйский — отец будущего русского царя.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.026 с.)