ТОП 10:

Работа Г. Риккерта «Науки о природе и науки о культуре»



1. Г. Риккерт о противоположности естественнонаучных и неестественнонаучных дисциплин. Формальный и материальный принцип их различия.

2. Естественнонаучный (генерализирующий) метод образования понятий.

3. Исторические науки о культуре. Суть исторического (индивидуализирующего) метода образования понятий.

4. Проблема объективности исторического знания.

Тексты

Риккерт, Г. Введение в трансцендентальную философию. Предмет познания / Г. Риккерт. Киев, 1904.

Риккерт, Г. Науки о природе и науки о культуре / Г. Риккерт // Науки о природе и науки о культуре. М., 1995.

Риккерт, Г. Границы естественнонаучного образования понятий / Г. Риккерт - СПб., 1903.

Литература

Бакрадзе, К. С. Избранные философские произведения. / К. С. Бакбарадзе. Тбилиси, 1973. Т. 3.

Румянцева, Т. Г. Науки о природе и науки о культуре / Т. Г. Румянцева // История философии: энциклопедия. Минск, 2002.

Современная западная философия. Минск, 2009.

 

Тема. Философия жизни как пролог новой

Европейской ментальности

1. Главные предпосылки возникновения философии жизни в Германии.

2. Понятие жизни как первичной реальности, целостного, органического процесса.

3. Основные разновидности трактовки понятия жизни: биологическая, космологическая, психологическая, культурно-историческая, психологическая.

4. Иррационализм и антисциентизм философии жизни.

Тексты

Риккерт, Г. Философия жизни / Г. Риккерт // Науки о природе и науки о культуре. М., 1998.

Литература

Баумгартнер, Х.-М. Философия жизни / Х.-М. Баумгартнер // Вестн. МГУ. Сер. 7. 1993. № 4.

Кутлунин, А. Г. Немецкая философия жизни / А. Г. Кутлунин. - Иркутск, 1986.

Самосознание европейской культуры в ХХ в. М., 1991.

Румянцева, Т. Г. Философия жизни / Т. Г. Румянцева // История философии: энциклопедия. Минск, 2002.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Тема. Сверхчеловек Ф. Ницше

1. Зарождение идеи о сверхчеловеке. Сверхчеловек как идея для характеристики отдельных исторических личностей.

2. Исторический сверхчеловек. Сверхчеловек как зоологический тип, высший по сравнению с Homo sapiens.

3. Сверхчеловек как культурно-этический идеал Ф. Ницше и его основные черты.

4. Анализ основных интерпретаций понятия «сверхчеловек» (М. Хайдеггер, Ж. Делёз).

Тексты

Ницше, Ф. Так говорил Заратустра / Ф. Ницше // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2.

Ницше, Ф. Антихрист / Ф. Ницше // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2.

Делез, Ж. Ницше и философия / Ж. Делез. М.: Ad Marginem. 2003.

Хайдеггер, М. Европейский нигилизм / М. Хайдеггер // Время и бытие / М. Хайдеггер. М., 1993.

Хайдеггер, М. Преодоление метафизики / М. Хайдеггер // Время и бытие / М. Хайдеггер. М., 1993.

Хайдеггер, М. Слова Ницше «Бог мертв» / М. Хайдеггер // Вопр. философии. 1990. № 7.

Литература

Авксентьев, Н. Сверхчеловек / Н. Авксентьев. СПб., 1901.

Левицкий, С. Сверхчеловек Ницше и человек Христа / С. Левицкий. М., 1901.

Данто, А. Ницше как философ / А. Данто. М., 2000.

Румянцева, Т. Г. Фридрих Ницше / Т. Г. Румянцева. Минск, 2008.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Юнгер, Ф. Ницше / Ф. Юнгер. М., 2001.

Холлингдейл, Р. Дж. Фридрих Ницше. Трагедия неприкаянной души / Р. Дж. Холлингдейл. М., 2004.

 

Тема. «Переоценка всех ценностей» – учение Ф. Ницше

О культурно-историческом процессе и морали

1. Особенности завершающего «негативного» этапа творчества Ф. Ницше. Основные работы этого этапа: «По ту сторону добра и зла», «К генеалогии морали» и их воздействие на философию и культуру XIX–XX веков.

2. Учение Ницше о морали.

3. Мораль господ и мораль рабов.

4. Понятие «переоценки всех ценностей».

Тексты

Ницше, Ф. По ту сторону добра и зла / Ф. Ницше // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2.

Ницше, Ф. К генеалогии морали / Ф. Ницше // Соч.: в 2 т. М., 1990. Т. 2.

Литература

Фуко, М. Ницше, генеалогия, история / М. Фуко // Философия эпохи постмодерна. Минск, 1996.

Хайдеггер, М. Европейский нигилизм / М. Хайдеггер // Время и бытие / М. Хайдеггер. М., 1993.

Румянцева, Т. Г. По ту сторону добра и зла; К генеалогии морали / Т. Г. Румянцева // История философии: энциклопедия. Минск, 2002.

Румянцева, Т. Г. Фридрих Ницше / Т. Г. Румянцева. Минск, 2008.

Свасьян, К. А. «По ту сторону добра и зла». Примечания / К. А. Свасьян Соч.: в 2 т. / Ф. Ницше. М., 1990. Т. 2.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Тема. Проблемы методологии наук

О духе в философии В. Дильтея

1. Проблема предмета философии в творчестве раннего Дильтея. Философия как мировоззрение и методология «наук о духе».

2. В. Дильтей о специфике «наук о духе».

3. Понимание и его виды.

4. Герменевтика Дильтея. Понятие герменевтики и герменевтического метода.

Тексты

Дильтей, В. Введение в науки о духе / В. Дильтей // Собр. соч.: в 6 т. М., 2000. Т. 1.

Дильтей, В. Наброски к критике исторического разума / В. Дильтей // Вопр. философии. 1988. № 4.

Дильтей, В. Сущность философии / В. Дильтей // Философия в систематическом изложении. СПб., 1909.

Литература

Зотов, А. Ф. Современная западная философия / А. Ф. Зотов. М., 2001.

Гадамер, Х.-Г. Истина и метод / Х.-Г. Гадамер. М., 1988. Ч.2.

Современная западная философия. Минск, 2009.

 

Тема. Исторические судьбы учения О. Шпенглера

1. Исторические предпосылки и идейные истоки учения О. Шпенглера. Шпенглер и русские мыслители.

2. Основные идеи главного произведения Шпенглера «Закат Европы».

3. Идеи О. Шпенглера в контексте современной философской глобалистики (С. Хантингтон, П. Бьюкенен, Ф. Фукуяма и др.)

Тексты

Шпенглер, О. Закат Европы / О. Шпенглер. Новосибирск, 1993. Т. 1.

Литература

Аверинцев, С. С. «Морфология культуры» О. Шпенглера / С. С. Шпенглер // Вопр. литературы. 1968. № 1.

Бьюкенен, П. Смерть Запада / П. Бьюкенен. М., 2002.

Освальд Шпенглер и Закат Европы: Сб. ст. Н. Бердяева, Я. Букшпана, Ф. Степуна и С. Франка. М., 1922.

Патрушев, А. И. Миры и мифы Освальда Шпенглера (1880-1936) / А. И. Патрушев // Новая и новейшая история. 1996. № 3.

Румянцева, Т. Г. Освальд Шпенглер / Т. Г. Румянцева. Минск, 2008.

Свасьян, К. А. Освальд Шпенглер и его реквием по Западу / К. А. Свасьян // Закат Европы / О. Шпенглер. М., 1993. Т. 1.

Современная западная философия. Минск, 2009.

 

7.2. Контролируемая самостоятельная работа

Контролируемая самостоятельная работа студентов нацелена главным образом на изучение оригинальных текстов философов данного этапа в развитии западноевропейской философии, а также проработку тех вопросов, которые не вошли непосредственно в тематику лекций или же практических занятий.

1. КСР выполняется в форме реферата-эссе по ниже приведенным темам и персоналиям.

2. В работе необходимо изложить кратко духовную эволюцию мыслителя и атмосферу, в которой создавалось произведение, обозначить основные философские идеи и (самое главное) высказать личное мнение по данным проблемам.

3. В конце работы приводится список литературы.

4. Текст выполняется на компьютере в объеме до 5 страниц (шрифт – кегль 14, через 1,5 интервала) и обсуждается на учебных занятиях.

Тема. Гносеология баденской школы

1. Анализ проблемы трансцендентного объекта. Три типа данности объекта субъекту.

2. Проблема объективности суждения; его ценностный характер. «Долженствование» как предмет и критерий познания.

3. Познание как преобразование действительности.

Тексты

Риккерт, Г. Введение в трансцендентальную философию. Предмет познания / Г. Риккерт. Киев, 1904.

Литература

Бакрадзе, К. С. Избранные философские произведения / К. С. Бакрадзе. Тбилиси, 1973. Т. 3.

Румянцева, Т. Г. Баденская школа неокантианства / Т. Г. Румянцева // История философии: энциклопедия. Минск, 2002.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Яковенко, Б. В. К критике теории познания Г. Риккерта / Б. В. Яковенко // Вопр. философии и психологии. 1908. Т. 93.

Тема. Неогегельянство

1. Причины возрождения гегелевской философии во Франции в 30-е гг. ХХ столетия.

2. Антропологические и экзистенциальные интерпретации философии Г. Гегеля.

3. Идея Г. Гегеля о конце истории и ее интерпретация в философии А. Кожева.

4. Неогегельянские идеи в философии Сартра и Мерло-Понти.

Тексты

Кожев, А. Введение в чтение Гегеля / А. Кожев. СПб., 2003.

Мерло-Понти, М. В защиту философии / М. Мерло-Понти. М., 1996.

Литература

Декомб, В. Современная французская философия / В. Декомб. М., 2000.

Западная философия: Итоги тысячелетия. Екатеринбург, 1977.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Тузова, Т. М. Сартр, Мерло-Понти / Т. М. Тузова // История философии: энциклопедия. Минск, 2002.

Тема. Работа Ф. Ницше «К генеалогии морали»

1. Генеалогический метод Ницше и его основные допущения.

2. Анализ Ницше феномена «ressentiment» как движущей силы в структурировании моральных ценностей.

3. Трансформация генеалогических процедур Ницше в новейшей западной философии (М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Делёз).

Тексты

Ницше, Ф. К. К генеалогии морали / Ф. Ницше // Соч.: в 2 т. - М., 1990. Т. 2.

Литература

Данто, А. Ницше как философ / А. Данто. М., 2000.

Делез, Ж. Ницше / Ж. Делез. СПб., 1997.

Делез, Ж. Ницше и философия / Ж. Делез. М.: Ad Marginem. 2003.

Деррида, Ж. Шпоры: стили Ницше / Ж. Деррида // Филос. науки. 1991. № 2-3.

Подорога, В. А. Метафизика ландшафта / В. А. Подорога. М., 1993.

Румянцева, Т. Г. Фридрих Ницше / Т. Г. Румянцева. Минск, 2008.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Фуко, М. Ницше, генеалогия, история / М. Фуко // Философия эпохи постмодерна. Минск, 1996.

Хайдеггер, М. Европейский нигилизм / М. Хайдеггер // Время и бытие / М. Хайдеггер. М., 1993.

 

Тема. Морфология истории О. Шпенглера.

Учение о цивилизации

1. Основные понятия морфологии истории Шпенглера: «становление», «ставшее», «душа», «судьба», «жизнь», «мир».

2. Метод исторического познания Шпенглера и его составляющие. Понятие «глубинного переживания».

3. Учение о цивилизации.

Тексты

Шпенглер, О. Годы решений / О. Шпенглер. Екатеринбург, 2007.

Шпенглер, О. Игра в кости за мировое господство / О. Шпенглер // Социолог. исследования. 1987. № 6.

Шпенглер, О. Закат Европы / О. Шпенглер. Новосибирск, 1993. Т. 1.

Литература

Манн, Т. Об учении Шпенглера / Т. Манн // Собр. соч.: в 10 т. М., 1961. Т. 9.

Одуев, С. Ф. Тропами Заратустры / С. Ф. Одуев. М., 1971.

Румянцева, Т. Г. Освальд Шпенглер / Т. Г. Румянцева. Минск, 2008.

Свасьян, К. А. Социально-политическая философия Освальда Шпенглера / К. А. Свасьян // Социолог. исследования. 1987. № 6.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Тавризян, Г. М. Наука и миф в морфологии культуры О. Шпенглера / Г. М. Тавризян // Вопр. философии. 1984. № 8.

Тавризян, Г. М. О. Шпенглер, Й. Хейзинга: две концепции кризиса культуры / Г. М. Тавризян. М., 1989.

Толмачев, В. М. Заметки на полях «Заката Европы» / В. М. Толмачев // Культурология: дайджест. 2002. № 3.

Тема. Философия жизни во Франции. А. Бергсон

1. Понятие жизни в философии Бергсона.

2. Инстинкт, интеллект и интуиция как разветвление «потока жизни».

3. А. Бергсон и современная литература «потока сознания» (Ф. Кафка, М. Пруст, Дж. Джойс).

Тексты

Бергсон, А. Опыт о непосредственных данных сознания. Материя и память / А. Бергсон // Собр. соч.: в 4 т. М., 1992. Т. 1.

Бергсон, А. Два источника морали и религии / А. Бергсон. М., 1994.

Бергсон, А. Смех / А. Бергсон. М., 1992.

Бергсон, А. Творческая эволюция / А. Бергсон. М., 1998.

Литература

Зотов, А. Ф. Современная западная философия / А. Ф. Зотов. М., 2001.

Грицанов, А. А. Бергсон / А. А. Грицанов // История философия: энциклопедия. Минск, 2002.

Делез, Ж. Эмпиризм и субъективность: Опыт о человеческой природе по Юму. Критическая философия Канта: учение о способности. Бергсонизм. Спиноза / Ж. Делез. М., 2001.

Современная западная философия. Минск, 2009.

Современная западная философия: словарь. М., 1998.

 

Глоссарий

Классика – неклассика – постнеклассика –исторические типы философствования, различающиеся между собой по целому ряду парадигмальных установок, априорных презумпций и абстракций, определяющих специфику задания проблемной сферы философского знания; формальным способам организации этого знания; стилю мышления и типам философской рациональности; а также трактовке базовых философских концептов, познавательных процедур и т.п.

Философскую классику, в целом, можно определить как определенную общую ориентацию и стилистику мышления, характерную главным образом для философии ХVII – первой трети ХIХ вв.

Самосознание и самоосмысление нового мощного движения в философии, условно квалифицируемого как неклассика и датируемого с последней трети ХIХ в., начинается, по сути, с содержательно-аксиологического дистанцирования, «отталкивания» от классики. Это отталкивание постепенно приобретает форму достаточно радикального отвержения предшествующей философской традиции. Позднее от отрицания, во многом еще полукритицистского, половинчатого, на этапе постнеклассики начинается переход к жесткому, постмодернистскому натиску на сами основания понимания природы философского знания. Если для классики было характерно общее дело мысли, преемственность тем и проблем, то неклассическая философия – это, скорее, глубоко противоречивое духовное образование, состоящее из крайне разнородных, порой несопоставимых, а иногда и прямо противоположных друг другу направлений. Философское развитие этой эпохи вообще можно представить как во многом движение через крайности: от неокантианства и неопозитивизма, утвердивших мировоззренческую ориентацию на науку, которая получила название сциентистской, к глубоко иррационалистической философии жизни, выступившей в качестве своеобразного протеста против подобного рода умонастроений. Субъективистские, релятивистские установки прагматизма резко отвергаются затем ранней феноменологией; в свою очередь, логицизму и формализму постпозитивизма противопоставляется иррационализм философии существования (экзистенциализма), а в противовес личностному, антропологическому характеру экзистенциализма возникает чисто формальный, безличный, совершенно невозможный для классики бессубъектный анализ структурализма. В философии неклассического типа размываются границы между традиционными философскими областями, что делает почти невозможным произвести соответствующую демаркационную разметку между проблемами онтологии и гносеологии, социальной философии и философии культуры; вся проблематика содержательно выстраивается здесь на стыке этих и многих других разделов, что называется «по краям». Все эти радикальные трансформации, которые суммарно можно свести к смене предмета философской рефлексии и, соответственно, способов постижения этой новой проблемной сферы, и обусловили превращение философии из абстрактно-спекулятивной рефлексии по поводу науки и научного знания в размышления и поиски новой системы отношений между человеком и миром.

Главные представители философской постнеклассики едины в следующем: люди не располагают непосредственным доступом к рельности, поэтому адекватных средств для постижения истины в принципе не существует; реальность не доступна потому, что люди являются «пленниками языка, который придает форму нашим мыслям прежде, чем мы можем помыслить, и поэтому мы не можем выразить то, о чем мы думаем»; реальность конструируется людьми посредством языка, и поэтому ее природа определяется теми, кто наделен властью формировать язык». Философия этапа постнеклассики занята не систематизацией мира или проблемных полей научных дисциплин и даже не духовным преобразованием действительности. Ее интерес – мир повседневных жизненных смыслов и ценностей. Постнеклассическая философия все больше превращается, по мысли Р. Рорти, в один из способов сглаживания напряжений между сферами культуры, становится своего рода наставлением, частью общекультурного образования.

Неокантианство. Фи­ло­соф­ское направление, раз­ви­вав­шее уче­ние Кан­та в ду­хе по­сле­до­ва­тель­но­го про­ве­де­ния в жизнь ос­нов­ных прин­ци­пов его транс­цен­ден­таль­но-кри­ти­че­ской философии. К числу общих принципов неокантианства следует отнести:

1) рас­смот­ре­ние фи­ло­со­фии в ка­че­ст­ве ме­то­да дос­ти­же­ния по­зи­тив­но­го зна­ния, а не как са­мо­го это зна­ния, и сле­дую­щий от­сю­да от­каз от при­тя­за­ний на построение он­то­ло­гии в качестве самостоятельной философской дисциплины;

2) при­зна­ние на­ли­чия обу­слов­ли­ваю­щих по­зна­ние ап­ри­ор­ных форм;

3) ог­ра­ни­че­ние са­мо­го по­зна­ния сфе­рой опы­та.

Несмотря на наличие общей цели – реформирование кантовской философии для методологического обоснования современного этапа научного знания и культуры в целом, неокантианство никогда не было однородным философским направлением. Это, скорее, ряд течений, которые возникли в 1860–1870-е гг. в Германии. Причем каждое из них стремилось дать собственную интерпретацию ортодоксального кантианства. Можно выделить следующие на­прав­ле­ни­я внут­ри неокантианства:

а) фи­зио­ло­ги­че­ское (Г. Гельм­голь­ц, Ф. Лан­ге), интерпретировав­шее кан­тов­ское по­ло­же­ние об ап­ри­ор­ных фор­мах соз­на­ния на ос­но­ве дос­ти­же­ний фи­зио­ло­гии ор­га­нов чувств и трактовав­шее эту ап­ри­ор­ность в контексте идеи о един­ст­ве пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ской ор­га­ни­за­ции по­знаю­ще­го субъ­ек­та;

б) реа­ли­сти­че­ское (А. Риль, О. Кюль­пе), со­хра­нив­шее кан­тов­скую «вещь в се­бе» в ка­че­ст­ве не­об­хо­ди­мой пред­по­сыл­ки по­зна­ва­тель­но­го про­цес­са (в ви­де ос­но­ва­ния ма­те­риа­ла ощу­ще­ний) и рас­смат­ри­вавшего рас­су­док толь­ко как оформ­ляю­щий, но не соз­даю­щий са­ми пред­ме­ты; в си­лу это­го дан­ное на­прав­ле­ние ока­за­лось наи­бо­лее близ­ким к тра­ди­ци­он­ным взгля­дам сво­его пред­ше­ст­вен­ни­ка;

в) пси­хо­ло­ги­че­ское, скла­ды­вав­шееся внут­ри неокантианства в на­ча­ле ХХ в. (Л. Нель­сон) и обос­но­вы­вав­шее зна­чи­мость ап­ри­ор­ных форм по­зна­ния с по­мо­щью пси­хо­ло­ги­че­ских ме­то­дов ин­трос­пек­ции; ха­рак­тер­ной осо­бен­но­стью это­го на­прав­ле­ния яви­лась так­же свое­об­раз­ная ин­тер­пре­та­ция субъ­ек­та по­зна­ния в ка­че­ст­ве эм­пи­ри­че­ско­го, а не транс­цен­ден­таль­но­го субъекта;

г) транс­цен­ден­таль­но-ло­ги­че­ское, представленное Марбургской школой неокантианства (Г. Коген, П. Наторп, Э. Кассирер), сторонники которой считали главной задачей философии выяснение логических оснований и предпосылок научного знания, отталкиваясь при этом от са­мо­го фак­та на­уч­но­го зна­ния к его объ­ек­тив­но­-ло­ги­че­ским основаниям и пред­по­сыл­кам.

д) транс­цен­ден­таль­но-пси­хо­ло­ги­че­ское, пред­став­лен­ное Ба­ден­ской (Фрей­бург­ской) шко­лой неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт), акцентировавшее теорию ценностей и апеллировавшее к наукам о культуре. Баденская школа и вошла в историю философии главным образом благодаря разработанной ее представителями клас­си­фи­ка­ции на­ук, противопоставившей науки о культуре наукам о природе, заложив первую, по сути, теорию и методологию исторического (гуманитарного) познания, ока­завшую зна­чи­тель­ное влия­ние на раз­ви­тие фи­ло­со­фии, со­цио­ло­гии, пси­хо­ло­гии, куль­ту­ро­ло­гии и ис­то­рио­гра­фии ХХ в.

Следует выделить также и основные этапы развития неокантианства:

1) период зарождения в 1860–1870-е гг., связанный с именами О. Либмана, Ф. Ланге и Г. Гельмгольца;

2) период расцвета – 1890–1920-е гг., когда неокантианство возобладало во всех крупных университетах Европы (Г. Коген, П. Наторп, В. Виндельбанд, Г. Риккерт);

3) период упадка – 1930-е гг., связанный с приходом к власти в Германии национал-социализма, увидевшего в философии неокантианства теоретическое обоснование идей либерализма.

Логика чистого познания. Целью философии у неокантианцев марбургской школы является твор­че­ская ра­бо­та по со­зи­да­нию куль­ту­ры, по­зна­ние этой ра­бо­ты в ее чис­том за­кон­ном ос­но­ва­нии и обос­но­ва­ние ее в этом по­зна­нии. В де­ле оп­рав­да­ния на­уч­но­го зна­ния мар­бурж­цы идут да­же даль­ше И. Канта, стре­мяс­ь най­ти ап­ри­ор­ные ло­ги­че­ские ос­но­ва­ния всей че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры, вклю­чаю­щей в се­бя, по их мне­нию, и по­зна­ние при­ро­ды, и мо­раль­но-эс­те­ти­че­ские, и ре­ли­ги­оз­ные прин­ци­пы. Дру­гое де­ло, что все эти об­лас­ти куль­ту­ры они же­ст­ко свя­зы­ва­ют с оп­ре­де­лен­ны­ми нау­ка­ми – мораль с этикой, искусство с эстетикой и т.п., по­это­му и са­ми ло­ги­че­ские ос­но­ва­ния куль­ту­ры ока­зы­ва­ют­ся, в ко­неч­ном сче­те, све­де­ны опять-та­ки к логическим ос­но­ва­ни­ям нау­ки в лице математического естествознания. Фи­ло­со­фия ста­но­вит­ся ло­ги­кой все­го куль­тур­но­го твор­че­ст­ва че­ло­ве­че­ст­ва, ло­ги­кой, ко­то­рая, по сло­вам П. На­тор­па, «долж­на ус­та­но­вить един­ст­во че­ло­ве­че­ских по­зна­ний че­рез вы­яс­не­ние то­го об­ще­го по­след­не­го фун­да­мен­та, на ко­то­рый все они опи­ра­ют­ся». В са­мой же этой ло­ги­ке до­ми­ни­рую­щее влия­ние при­об­ре­та­ет «ло­ги­ка чис­то­го по­зна­ния», ис­сле­дую­щая ос­но­ва­ния ис­тин­ной объ­ек­ти­ви­ро­ван­ной нау­ки и ее ло­ги­че­скую струк­ту­ру. При этом про­бле­ма по­ис­ка ло­ги­че­ской струк­ту­ры нау­ки свя­зывается ими с необходимостью обос­но­ва­ния еди­но­го ис­точ­ни­ка по­зна­ния. Пред­по­ла­га­ет­ся, что как бы ни от­ли­ча­лись друг от дру­га на­уч­ные дис­ци­п­ли­ны, их ло­ги­че­ская струк­ту­ра в прин­ци­пе долж­на быть то­ж­де­ст­вен­ной, что, по Ко­ге­ну, яв­ля­ет­ся вы­ра­же­ни­ем сис­те­ма­ти­че­ско­го един­ст­ва нау­ки. Цель фи­ло­со­фии кон­кре­ти­зи­ру­ет­ся те­перь следующим образом – ус­та­но­вить и обос­но­вать внут­рен­нее сис­те­ма­ти­че­ское един­ст­во зна­ния че­рез по­строе­ние т. н. «ло­ги­ки чис­то­го по­зна­ния», пред­ме­том ко­то­рой (отождествляемой с философией как таковой) ста­но­вит­ся вся сис­те­ма су­ще­ст­вен­ных за­ко­но­мер­но­стей по­зна­ния, или «чис­тое по­зна­ние», осу­ще­ст­в­ляе­мое транс­цен­ден­таль­ным субъ­ек­том. Оно ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся ис­клю­чи­тель­но сфе­рой са­мо­го мыш­ле­ния, ко­то­рое про­воз­гла­ша­ет­ся на­ча­лом вся­ко­го по­зна­ния, а по­то­му ни­что не мо­жет и не долж­но по­пасть в не­го из­вне. Прин­цип внут­рен­не­го сис­те­ма­ти­че­ско­го един­ст­ва знания как бы за­дает тон всей по­сле­дую­щей ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­те марбургской школы, обу­слов­ли­вая значительную транс­фор­ма­цию ряда основополагающих идей и принципов кан­тов­ской теоретической философии. Все, что препятствует реализации задач логики чистого познания, должно быть переработано. Речь идёт о следующем: 1) отказе от кантовского дуализма источников познания; всё знание должно быть сведено к единой и единственной последней основе, а значит, «вещь в себе» в кантовской ее трактовке, должна быть устранена; 2) пересмотре кантовского понятия «данности», выражавшего синтез многообразия ощущений априорными формами рассудка и различение знания по его форме и содержанию; 3) реформировании кантовского учения о чувственности и представления о познавательной ценности ощущений и превращение последних в форму чистого мышления.

Ценность. Термин, традиционно используемый в философии и социологии для указания на человеческое, социальное и культурное значение определенных объектов и явлений, отсылающий к миру должного, целевого, смысловому основанию, Абсолюту. Именно ценности задают одну из возможных предельных рамок социокультурной активности человека. Им приписывается внеличностный, надличностный, а в ряде случаев и внеисторический характер. Они трактуются как порождаемые культурой и задаваемые трансцендентно содержания, вплетаемые в изменчивое многообразие социальной жизни как ее инварианты, задавая системы приоритетов, критерии оценок и т.п.

Ценность – одно из основополагающих понятий философии баденцев. Мир, считают они, состоит из двух «царств» – действительности (совокупность объектов и субъектов) и ценностей, которые имеют «над­субъ­ект­ный», «над­бы­тий­ный», аб­со­лют­ный и транс­цен­дент­ный ха­рак­тер. Противоречие этих двух частей составляет т.н. мировую проблему, которую и должна решить философия, разъясняя, как относятся ценности к действительности. Ус­ло­ви­ем со­еди­не­ния цен­но­сти и дей­ст­ви­тель­но­сти ста­но­вит­ся осо­бая фор­ма бы­тия ценностей – их зна­чи­мость, а про­яв­ля­ют они се­бя в этом ми­ре как объ­ек­тив­ный «смысл», который при­об­ре­та­ет роль сво­его ро­да по­сред­ни­ка ме­ж­ду бы­ти­ем и цен­но­стя­ми и со­став­ля­ет от­дель­ное – третье, наряду с «царством действительности» и «царством ценности», – «цар­ст­во смыс­ла». Последней проблемой философии становится теперь попытка найти это «третье царство», которое объединяло бы ценность с действительностью, всегда рассматривавшиеся ранее раздельно. Таким образом, философия способна дать подлинное мировоззрение, что означает теперь не что иное, как истолкование смысла жизни. Итак, философия должна: извлечь ценности из исторических и культурных благ и привести их в систему, выстроив, таким образом, чистую теорию ценностей, а затем снова связать их с действительной жизнью через истолкование смысла нашей жизни с точки зрения теории ценностей.

Философия жизни. Понятие «философия жизни» чрезвычайно многозначно и расплывчато. Его употребляют в самых разных значениях, чаще всего понимая под ним следующее:

1) Вид «жизнеописания», который стремится к пониманию смысла человеческой жизни. Учитывая, однако, что любая философия стремится к жизнепониманию, в данном контексте теряется специфика данного понятия.

2) Обыденные представления людей о жизни с точки зрения её ценности и значимости; в этом смысле любой человек, осознающий себя в качестве некоей данности и ищущий чего-то устойчивого в собственной жизни, может считать себя «философом жизни».

3) Социально-этические разделы философских учений, которые в целом имеют метафизический (онтологически-гносеологический) статус. Или, выражаясь словами И. Канта, это та сфера воззрений, где «доминируют принципы практического разума», где акцент с внешнего мира переносится на рассмотрение внутреннего мира человека и его жизни. Такие идеи присутствовали, например, у Сократа, в эпоху эллинизма, у Б. Паскаля и С. Кьеркегора и т.д. Философия тем самым начинала ассоциироваться с наукой о правильном устроении личной жизни.

4) Теоретическая рефлексия по поводу проблемы живого, его зарождения и развития.

В рамках данного учебного курса под «философией жизни» понимается вполне определенное направление в западноевропейской философской мысли, которое поставило пе­ред со­бой за­да­чу по­строе­ния це­ло­ст­но­го ми­ро­по­ни­ма­ния, опи­ра­ясь ис­клю­чи­тель­но на по­ня­тие «жиз­нь» как пер­вич­ную ре­аль­но­сть, це­ло­ст­ный ор­га­ни­че­ский про­цес­с, пред­ше­ст­вую­щий раз­де­ле­нию ми­ра на ма­те­ри­аль­ное и иде­аль­ное. Философия жизни сло­жилась в Гер­ма­нии в последней трети XIX в., получила наибольшую известность в первой трети ХХ ст. и утратила самостоятельное значение после Второй мировой войны. Это философское направление связывают обычно с именами Ф. Ницше, В. Дильтея, О. Шпенглера и французского мыслителя – А. Бергсона. В конце 1930-х – начале 1940-х гг. на смену философии жизни пришел эк­зи­стен­циа­лиз­м, ко­то­рый до­пол­ни­л ее ос­нов­ные прин­ци­пы фе­но­ме­но­ло­ги­че­ским ме­то­дом и ак­цен­ти­ро­ва­л вни­ма­ние на ря­де но­вых ост­рых про­блем, выдвинутых со­вре­мен­ной эпо­хой, – соотношения личности и общества в условиях тоталитарных систем, свободы и ответственности и т.п.

Герменевтика. В философии жизни В. Дильтея выс­ший тип по­ни­ма­ния, с помощью которого мы по­стигаем всю тотальность ис­то­ри­че­ских объ­ек­ти­ва­ций, по­след­ние ос­но­ва­ния са­мой жиз­ни, получил название герменевтического понимания; а наука о правилах и принципах истолкования (понимания) есть герменевтика, своего рода обоснование философии самой жизнью. Так как в ос­но­ва­нии гуманитарных наук ле­жит глу­бо­ко ир­ра­цио­наль­ная по своей природе жизнь, ее познание невозможно с помощью методов ес­те­ст­вен­ных на­ук. Дильтея не уст­раи­ва­ют, од­на­ко, и психологические ме­то­ды ин­трос­пек­ции, или не­по­сред­ст­вен­ной ин­туи­ции, так как они, считает философ, не позволяют по­лу­чить строго объ­ек­тив­ное зна­ние об исследуемых объектах. Гер­ме­нев­ти­че­ский ме­тод, или метод понимания (имманентного истолкования), ста­но­вит­ся у Дильтея чем-то третьим, срединным, имею­щим об­щие чер­ты (и раз­ли­чия) как с ес­те­ст­вен­нона­уч­ным по­зна­ни­ем, так и с не­по­сред­ст­вен­ной ху­до­же­ст­вен­ной ин­туи­ци­ей. Он удач­но со­гла­су­ет­ся с объ­ек­тив­ной ме­то­до­ло­ги­ей ес­те­ст­вен­ных на­ук, так как все­гда опе­ри­ру­ет с не­ко­то­рым внеш­ним ма­те­риа­лом: это не пси­хо­ло­ги­че­ское по­ни­ма­ние, не ин­трос­пек­ция, не про­сто вжи­ва­ние или пе­ре­жи­ва­ние дру­го­го, а рас­смот­ре­ние ис­клю­чи­тель­но объективаций духа, оп­ред­ме­чен­ных че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­стью. Только так, считает Дильтей, можно проникнуть в структуру духовной жизни, через предметные образования, в которых отливается духовное творчество. К «объективному духу» он относит формы общения, обычаи, право, государство, искусство, религию, науки, философию и т.п. Рас­кры­вая со­дер­жа­ние ми­ра ду­ха и его объ­ек­ти­ва­ций, ин­ди­вид по­сти­га­ет тем самым – причем, объективно! – и са­мо­го се­бя.

Однако герменевтический метод имеет много общего и с художественной интуицией, поскольку относится к своему материалу исключительно непосредственно, не объясняя, как это имеет место в естественных науках. Счи­тая глав­ным сво­им дол­гом гно­сео­ло­ги­че­ски оп­рав­дать «нау­ки о ду­хе», Дильтей пред­ста­вил весь ис­то­ри­че­ский мир в ка­че­ст­ве ис­то­рии ду­ха, а по­след­нюю – в ви­де свое­об­раз­но­го тек­ста, под­ле­жа­ще­го рас­шиф­ров­ке. Ис­то­ри­че­ская дей­ст­ви­тель­ность – это как бы чис­тый от­пе­ча­ток смыс­ла, ко­то­рый и на­до рас­шиф­ро­вать по­доб­но тек­сту. «По­доб­но бу­к­вам сло­ва, жизнь и ис­то­рия име­ют смысл», – пи­сал он. Встре­ча с тек­стом (или с ис­то­ри­ей) есть встре­ча ду­ха одновременно и с дру­гим, и с са­мим со­бой, а об­раз­цом герменевтики для Дильтея ста­но­вит­ся кон­ге­ни­аль­ное по­ни­ма­ние, дос­ти­гае­мое в от­но­ше­нии ме­ж­ду Я и Ты (как это было в классической фи­ло­ло­ги­че­ской или ро­ман­ти­че­ской гер­ме­нев­ти­ке). Таким образом, по­ни­ма­ние тек­ста обладает той же возможностью понимания Другого, как и понимание Ты. Разница лишь в том, что здесь речь идет о понимании «письменно зафиксированных жизненных проявлений». Конгениальное – значит близкое по духу, когда к тек­сту мы от­но­сим­ся как Я к Ты, к ис­то­ри­че­ско­му про­шло­му – как к современнику, пре­вра­щая это прошлое в на­стоя­щее, вос­ста­нав­ли­вая его во всей це­ло­ст­но­сти его жиз­нен­ных про­яв­ле­ний и связей. Тем самым, об­ра­ща­ясь к ис­то­рии куль­ту­ры, срав­ни­вая се­бя с дру­гим, объ­ек­ти­ви­ро­ван­ным, про­ни­кая в ду­шев­ную це­ло­ст­ность тек­ста, я по­знаю и свою ин­ди­ви­ду­аль­ность.

Цивилизация. Своего рода «цель» и в то же время закат, гибель культуры в развертывающейся по циклическому кругу истории О. Шпенглера. Судьба неумолимо ведет каждую из культур к ее завершению, закату, который не следует, однако, толковать как физическую гибель; мир как существовал, так и продолжает существовать. Речь идет лишь о том, что полноценная духовная жизнь людей постепенно превращается в биологическое существование с его избыточно внешней суетой и лихорадочной активностью.

Цивилизация для Шпенглера – это: а) непременно технически-механическое и противостоящее культуре; б) высшее по отношению к более ранней и примитивной ступени развития общества. Это заключительная стадия в развитии любой культуры – эпоха ее упадка, завершения и гибели. Данное понятие является чрезвычайно важным для Шпенглера, так как исследуемое им падение западного мира «представляет собой проблему цивилизации».

Основным вопросом его «философии будущего», которая сама является выражением чистой цивилизации, становится вопрос о том, что представляет собой цивилизация, понимаемая как «логическое следствие, завершение и исход культуры». У каждой культуры своя цивилизация, своя «неизбежная судьба». Шпенглер трактует ее как воплощение «самых крайних и искусственных состояний», осуществить которые способен лишь высший вид людей. Это то «ставшее», которое следует за «становлением», подобно тому, как смерть всегда следует за жизнью, а «неподвижность за развитием», «умственная старость и окаменевший мировой город за деревней и задушевным детством». Это тот неизбежный конец, к которому со всей внутренней необходимостью всегда приходили все. Такой участи не избежала ни одна из существовавших когда-либо культур, о чем, по его мнению, свидетельствуют вавилонский, египетский, китайский и римский империализм. Шпенглер ставит рядом понятия буддизма, стоицизма и социализма как мировоззрений поздней эпохи, захватывающих угасающее человечество. Он характеризует их как морфологически равноценные феномены и как завершающие культурное развитие три формы нигилизма.

Различные цивилизации объединяет, по Шпенглеру, следующее: замена душевного бытия умственным, отказ от полной мужественной жизни тенденцией к самодисциплине и самоотречению, «создание жизни из сознания, а не из бессознательного». Душа на ступени цивилизации полностью «истощилась» и все заложенные в ней возможности давно реализованы вовне. Это жизнь, полная причинности, а не направляемая судьбой; определяемая принципами целесообразности, а не образуемая внутренней неизбежностью; познанная, а не ощущаемая. Одну из главных особенностей эпохи перехода от культуры к цивилизации мыслитель прозорливо увидел в возникновении противоположности мирового города и провинции.

В духовном плане цивилизация начинается, по Шпенглеру, с пресловутой «переоценки всех ценностей», поэтому не случайно, что именно Ф. Ницше открывает начало новой эпохи. Главное здесь то, что цивилизация, как считает Шпенглер, ничего не создает нового, а только перетолковывает все формы предшествующей культуры. Именно в этом философ и усматривает негативную сторону всех эпох подобного рода. В этом он видит различие западноевропейской жизни до 1800 и после 1800 г., «жизни в избытке и самоочевидности… и той поздней, искусственной, лишенной корней жизни наших больших городов, формы которой строятся интеллектом». Это, с одной стороны, «рожденный почвой организм», а с другой – «образовавшийся из первого при его застывании механизм». Налицо различие между становлением и ставшим, душой и мозгом, этикой и логикой, между прочувствованной историей со свойственным ей уважением к традиции, углублением внутрь, и познанной природой с ее обращенностью вовне, в пространство «фактов». Чувство отчужденности, отсутствие свободы творчества, потребность чисто рационалистического исследования мира – во всем этом философ усмотрел признаки «уставшей»







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.40 (0.026 с.)