ТОП 10:

Борьба Советского государства за международное признание



Первые внешнеполитические принципы Советского государства были сформулированы уже в Декрете о мире, принятом в октябре 1917 г. Окончание Первой мировой войны (подписание Версальского мирного договора в 1919 г.), Гражданской войны и иностранной интервенции на территории России создали новые условия в международных отношениях. Важным фактором стало существование Советского государства как принципиально новой общественно-политической системы.

Внешняя политика Советского государства, сохранив преемственность политики Российской империи в реализации геополитических задач, отличалась от нее новым характером и методами проведения. Ей была присуща идеологизация внешнеполитического курса, основанная на двух положениях, сформулированных В. И. Лениным.

Первое положение — принцип пролетарского интернационализма, предусматривающий взаимную помощь международному рабочему классу и антикапиталистическим национальным движениям в слаборазвитых странах. Он основывался на вере большевиков в скорую социалистическую революцию в мировом масштабе. В развитие этого принципа в 1919 г. в Москве был создан Коммунистический Интернационал (Коминтерн). В него вошли многие лево-социалистические партии Европы и Азии, перешедшие на большевистские (коммунистические) позиции. Коминтерн с момента своего основания использовался Советской Россией для вмешательства во внутренние дела многих государств мира, что обостряло ее отношения с другими странами.

Второе положение — принцип мирного сосуществования с капиталистической системой — определялось необходимостью укрепления позиций Советского государства на международной арене, выхода из политической и экономической изоляции, обеспечения безопасности его границ. Он означал признание возможности мирного сотрудничества и, в первую очередь, развития экономических связей с Западом.

Таким образом, противоречивость этих двух принципиальных положений вызывала непоследовательность внешнеполитического курса молодого Советского государства.

Политика Запада в отношении Советской России была не менее противоречивой. С одной стороны, он стремился задушить новую политическую систему, изолировав ее в политическом и экономическом плане, поэтому он: оказывал помощь белой эмиграции в ее борьбе против Советской власти; засылал в страну диверсантов и террористов; толкал Финляндию на конфликт с СССР. С другой стороны, ведущие державы мира ставили своей задачей компенсировать потерю денежных средств и материальной собственности, утраченных после Октября. Они также преследовали цель вновь «открыть» Россию для получения доступа к ее сырьевым ресурсам, проникновения в нее иностранных капиталов и товаров, т. е. Россия оставалась выгодным торговым партнером. Кроме того, малые и зависимые страны искали в ее лице союзника.

В начале 20-х гг. отношения Советской России с Западом претерпели значительные изменения. Этому способствовали провал прямой военной интервенции, усилившийся кризис перепроизводства и рост рабочего движения в капиталистических странах.

Введение нэпа было расценено европейскими правительствами как ослабление большевистской политической системы и фактор, открывающий возможность для экономического сотрудничества. Со своей стороны Советская Россия нуждалась в помощи развитых капиталистических стран для восстановления разрушенного народного хозяйства.

16 января 1920 г. Верховный совет союзников принял резолюцию, согласно которой разрешался обмен товарами между Россией, союзными и нейтральными странами. Это было формальное снятие экономической блокады. Уже 31 марта 1920 г. был подписан советско-эстонский торговый договор — первый торговый договор Советской России с европейским государством.

Огромную роль в разрыве экономической блокады сыграл декрет СНК от 23 ноября 1920 г. о концессиях. Уже осенью того же 1920 г. американский миллионер Вандерлин начал переговоры о концессии на Камчатке (на которую, кстати, претендовала Япония).

16 марта 1921 г. было заключено советско-английское торговое соглашение, которое означало прежде всего, что Великобритания признала Советское государство де-факто. Кроме того, это был первый договор, заключенный с великой капиталистической державой.

6 мая 1921 г. было подписано торговое соглашение с Германией, которая пошла дальше Англии, признав представительство РСФСР в Германии и предоставив ему дипломатические права и привилегии.

Аналогичные соглашения вскоре были подписаны с Норвегией, Австрией, Италией, Данией и Чехословакией. В них также содержались обязательства отказаться от враждебной взаимной пропаганды. Одновременно подписаны договоры, налажены политические и экономические контакты с соседними западными государствами, образовавшимися в результате распада Российской империи, — Польшей, Литвой, Латвией, Эстонией и Финляндией.

Большое значение имело укрепление отношений молодого Советского государства с его восточными соседями. В 1921 г. РСФСР подписала договоры с Ираном, Афганистаном и Турцией. В этих документах решались спорные пограничные и имущественные вопросы, провозглашались принципы взаимопризнания и взаимопомощи. Эти соглашения расширяли сферу влияния Советской России на Востоке.

Советско-монгольский договор 1921 г. фактически означал установление протектората Советской России над Монголией и первый опыт «экспорта революции». Части Красной Армии, введенные в эту страну, поддержали монгольскую революцию и укрепили режим ее вождя Сухэ-Батора.

28 октября 1921 г. Правительство РСФСР выступило с нотой по поводу финансовых долгов царской России, в которой выражалась готовность РСФСР вступить в переговоры по этому вопросу и признать долги при условии прекращения враждебных действий в отношении Советской России и других республик. Для более подробного обсуждения данной проблемы предлагалось провести международную конференцию. Предложения правительства РСФСР обсудила конференция Верховного Совета Антанты, проходившая в 1922 г. Было решено созвать экономическую конференцию в Генуе и пригласить на нее Россию.

В апреле 1922 г. открылась Генуэзская конференция. В ней участвовали 29 государств: Россия, Англия, Франция, Германия и др. США участвовали в ней в качестве наблюдателя. Делегацию Советской России возглавлял Г.В. Чичерин.

Основной вопрос конференции — о национализированном имуществе иностранных капиталистов в России и о долгах царского и Временного правительства. Советское правительство предложило начать политику разоружения и поиск путей нормализации международных отношений, а также выдвинуло программу в области экономического сотрудничества.

Среди представителей капиталистических государств на конференции оформились две группировки:

  1. 1) англо-итальянская (готова была идти на некоторые уступки: частичный отказ от военных долгов прежних правительств, замена реституции собственности иностранцев на территории России компенсацией в форме долгосрочной аренды, концессии и т. п. );
  2. 2) франко-бельгийско-японская (заняла непримиримую позицию — выплата всех долгов, возвращение национализированного имущества и т. п. ).

Лондонский меморандум экспертов предусматривал создание Комиссии русского долга (по образцу комиссий в колониально зависимых странах), которая имела бы возможность вмешиваться во внутренние дела Советского государства. Западные державы предъявили России совместные требования:

  • компенсировать долги царского и Временного правительств (18 млрд руб. золотом);
  • вернуть национализированную большевиками западную собственность, находящуюся на территории бывшей Российской империи;
  • отменить монополию внешней торговли и открыть дорогу иностранным капиталам;
  • прекратить революционную пропаганду в их странах.

Советское правительство выдвинуло свои условия:

  • компенсировать ущерб, причиненный иностранной интервенцией в годы Гражданской войны (39 млрд руб.);
  • принять советскую программу всеобщего сокращения вооружений и запрещения наиболее варварских методов ведения войны;
  • обеспечить широкое экономическое сотрудничество на основе долгосрочных западных кредитов.

Однако с первых же дней переговоры зашли в тупик. Сумма, затребованная Чичериным в качестве возмещения ущерба, причиненного Советской России иностранной интервенцией во время Гражданской войны, превышала царские долги. Именно в этих условиях советские представители, прибывшие в Геную в надежде разорвать дипломатическую, экономическую и торговую блокаду страны, и германские, стремившиеся уменьшить размеры репараций, подписали 16 апреля 1922 г. Рапалльский договор. Этим соглашением обе стороны отказывались от взаимных претензий по вопросам о долгах, о возмещении ущерба и национализированном имуществе, предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования в торговле и возобновляли дипломатические и консульские отношения. Подписав договор, Советская Россия и Германия, исключенные из мирового сообщества и притесняемые им, одновременно выходили из дипломатической изоляции; обе стороны отвергали Версальский договор, навязанный «империалистическими бандитами» с целью «колонизации Германии» (термины, употреблявшиеся в Коминтерне). В результате подписания договора рейхсвер получал возможность разместить в Советской стране свои центры военной и учебной подготовки, получать или производить там при участии своих специалистов оружие, которое Германии запрещалось иметь по условиям Версальского договора. Это сотрудничество Советского государства с правыми милитаристскими силами Германии продлилось до 1933 г.

Россия продолжала добиваться признания на Гаагской, Московской и Лозаннской конференциях.

Гаагская конференция (июль 1922 г.). Она явилась продолжением Генуэзской, но на ней присутствовали не полномочные представители стран-участниц, а только эксперты. Были приглашены все страны — участницы Генуэзской конференции, кроме Германии. Обсуждались те же вопросы, что и в Генуе. Из-за непримиримой позиции США, Франции и Бельгии конференция не привела к каким-либо практическим результатам.

Московская конференция (2–12 декабря 1922 г.). Участвовали: Россия, Польша, Финляндия, Латвия и Эстония. Советская делегация предложила план взаимного пропорционального сокращения сухопутных вооруженных сил, их уменьшения в течение 1,5–2 лет до 3/4 наличного состава (т. е. на 75%). Предлагалось также сократить военные расходы путем установления одинаковой для всех договаривающихся сторон бюджетной цифры расходов на одного военнослужащего; осуществить взаимную нейтрализацию пограничной зоны и распустить все нерегулярные военные формирования.

Делегации Польши, Финляндии, Латвии и Эстонии выдвинули проект договора о ненападении и арбитраже и согласились сократить вооруженные силы на 25%. Однако 11 декабря в декларации-ультиматуме эти государства выступили против пропорционального сокращения армий, и переговоры, таким образом, были сорваны.

Лозаннская конференция (20 ноября 1922 г.24 июля 1923 г.; 2-й этап начался 23 апреля 1923 г.). Участвовали: Англия, Франция, Италия (в качестве приглашающих держав), Япония, Греция, Румыния, Югославия, Турция. От США присутствовал наблюдатель. К обсуждению отдельных вопросов были привлечены: Советская Россия (вопрос о черноморских проливах), Болгария, Албания, Бельгия, Голландия, Испания, Португалия, Норвегия и Швеция.

Советскую делегацию возглавлял Г.В. Чичерин. Программа советской делегации (отражена в выступлении 19 декабря 1922 г.):

  1. 1) удовлетворение национальных стремлений Турции;
  2. 2) закрытие проливов для всех военных кораблей в мирное и военное время;
  3. 3) полная свобода торгового мореплавания.

В 1923 г. возник конфликт между СССР и Великобританией. Она предъявила советскому правительству ноту (ультиматум Керзона), в которой протестовала против расширения влияния России на Ближнем и Среднем Востоке. Через некоторое время конфликт удалось погасить дипломатическими средствами, стороны заявили, что считают его исчерпанным.

С 1924 г. начинается период международного признания СССР. Первой официально признала Советское государство Англия. Вслед за ней оно было признано Италией, Францией и другими странами мира. Полоса дипломатического признания была вызвана тремя причинами: 1) изменением внутриполитической обстановки в странах Запада (приход к власти правосоциалистических сил); 2) широким общественным движением в поддержку СССР; 3) экономическими интересами капиталистических государств. В 1924–1925 гг. Советский Союз установил дипломатические отношения с государствами разных континентов, заключил ряд торговых соглашений. Из ведущих капиталистических держав только США оставались на позиции политического непризнания СССР. Выход из международной изоляции явился главным итогом внешней политики Советского Союза в первой половине 20-х гг.

Особенностями вхождения Советской страны в мировое сообщество было то, что этот процесс происходил, во-первых, на условиях Советского государства, которое отказалось платить долги царского правительства, и, во-вторых, Советское государство продолжало стремиться к роли мирового центра революционного движения. Вытекавшая из этого двойственность советской внешней политики означала настоящий переворот в нормах и правилах международных отношений.

Как следовало мировому сообществу оценивать внешнюю политику страны, установившей дипломатические и торговые отношения с другими государствами и в то же самое время контролировавшей через Коминтерн деятельность национальных компартий, провозгласивших своей конечной целью дестабилизацию и ниспровержение существующих правительств? Конечно, советская дипломатия отрицала эту вторую сторону своей политики, утверждая, что Коминтерн представляет собой международную организацию «частного характера», деятельность которой никоим образом не зависит от советского правительства, однако эта двойственность существовала и ставила советское правительство перед лицом неразрешимой дилеммы. С одной стороны, Советская страна более, чем любая другая великая держава, нуждалась в международном мире и стабильности, необходимых для восстановления разрушенной семью годами войны и революций экономики и стабилизации своей политической системы.

Но в то же время любая стабилизация на международной арене уменьшала шансы мировой революции на успех и отнимала у Советского государства возможность играть на межимпериалистических противоречиях. На протяжении 20-х гг. такие выдающиеся большевистские теоретики, как Троцкий и Бухарин, постоянно обсуждали возможность обострения отношений между Францией и Великобританией и даже Великобританией и США на почве их стремления к мировому господству. Такие конфликты, по их мнению, были бы только на благо Советскому государству и международному коммунистическому движению. В конце 20-х гг. Сталин дал развернутое определение целей и содержания советской внешней политики, исходя из неизбежности в будущем глубокого кризиса капитализма, который привел бы к обострению «межимпериалистических противоречий» и возникновению революционной ситуации.

Дуализм внешней политики Советского государства, обусловленный существованием в ней двух приоритетов — государственных интересов страны и интересов мирового революционного движения, — привел после смерти Ленина к острой дискуссии между Сталиным, сторонником теории «построения социализма в одном лагере», и теоретиком всемирной «перманентной революции» Троцким. Позиции этих лидеров были куда более сложными и утонченными, чем их обычно изображают. Первоначально незначительные расхождения во взглядах на отношение интересов Советского государства как такового и интересов различных коммунистических течений за границей усиливались по мере того, как все более ожесточенной становилась политическая борьба этих лидеров между собой, чтобы в конечном счете предстать антагонистическими и взаимоисключающими концепциями. В то же время блестяще организованная кампания по дезинформации позволила Сталину убедить большинство членов партии в том, что Троцкий не верит в возможность построения социализма в одной стране.

В действительности же Троцкий (особенно если судить по его докладу в марте 1926 г., посвященному политике, которую следовало проводить в Китае), ратовал за проведение очень осмотрительной внешней политики, преследующей прежде всего государственные интересы СССР пусть даже в ущерб революционным силам, в данном случае в Китае.

Во второй половине 20-х гг. официальный внешнеполитический курс Советского правительства был направлен на укрепление международного престижа, развитие экономического сотрудничества с капиталистическими странами, решение проблем разоружения и международной безопасности. В 1926 г. был подписан договор о ненападении и нейтралитете с Германией. В 1927 г. СССР выступил с декларацией о необходимости полного разоружения, в 1928 г. — с проектом конвенции о сокращении вооружений. Несмотря на то что Запад отверг эти предложения, СССР присоединился к пакту Бриана — Келлога 1928 г., содержавшего призыв к отказу от войны как средству решения межгосударственных споров.

Попытки всех сторон в 20-е гг. обеспечить мир в Европе имели во многом пропагандистский характер и были обречены на провал из-за складывающейся международной ситуации.

Проведение официальной внешнеполитической линии советского правительства осложнялось его вмешательством (через Коминтерн) во внутренние дела других государств. В частности, в 1926 г. была оказана материальная помощь бастующим английским рабочим, что болезненно восприняли британские власти. Под лозунгом пролетарского интернационализма СССР вмешался во внутренние дела Китая. Поддержка прокоммунистических сил (Мао Цзэдуна) в их борьбе против гоминьдановского правительства привела к разрыву советско-китайских отношений. Летом–осенью 1929 г. в Северной Маньчжурии (в районе КВЖД) произошел вооруженный конфликт между советскими войсками и армией Чан Кайши. Отношения СССР с Китаем были восстановлены в начале 30-х гг. под влиянием агрессии Японии на Дальнем Востоке.

Для укрепления безопасности своих южных границ СССР расширял свое влияние в Иране, Афганистане и Турции. В середине 20-х гг. с ними были заключены новые соглашения политического и экономического характера.

В 1928 г. состоялся VI конгресс Коминтерна, во многом определивший основные направления внешней политики Советского правительства. Он констатировал усиление напряженности в международных отношениях и объявил социал-демократов Европы своим главным политическим противником. В связи с этим была провозглашена линия на отказ от всякого сотрудничества и на борьбу с ними. Эти выводы были ошибочными. Фактически они привели к самоизоляции международного коммунистического движения и способствовали приходу в ряде стран правоэкстремистских (фашистских) сил.

В 1929–1930 гг. Коминтерн, где ведущие позиции занимали политические деятели с идеями, зачастую отличными от сталинских (Бухарин, Зиновьев, Радек, Сокольников), надежно взяли в свои руки такие убежденные сталинисты, как Мануильский и Молотов. Чистка Коминтерна, проходившая во второй половине 30-х гг., сопровождалась утверждением все более откровенной националистической идеологии, окончательно занявшей место провозглашавшихся ранее принципов интернационализма и стремления «раздуть пожар» мировой революции.

Столь же радикально в 1929–1930 гг. был обновлен аппарат Наркомата иностранных дел. Г.В. Чичерин был заменен на посту наркомом М.М. Литвиновым, который руководил советской дипломатией до мая 1939 г.

Таким образом, в 20-е гг. советская страна путем сложнейших усилий нормализовала свои международные отношения, постепенно входя в мировое сообщество.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.01 с.)