ТОП 10:

Богемии» на Парижской мирной конференции



 

По окончании Первой мировой войны одной из составных частей проблемы послевоенного мироустройства являлся вопрос о разделе территорий прекратившей свое существование Австро-Венгерской империи и границах возникших на ее обломках государств-преемников. Стремясь воспользоваться заявленными американским президентом В. Вильсоном и поддержанным державами Антанты принципами, народы бывшей империи заявили о своем праве на самоопределение.

Одними из первых о своей приверженности данному принципу объявили лидеры национального движения, претендовавшие на восстановление чешского государства в его исторических границах, включавших на тот момент населенные преимущественно немцами территории вдоль границ австрийских провинций Богемии, Моравии и Силезии, получивших общее название немецкой Богемии.

28 октября 1918 г. в Праге было провозглашено создание независимого Чехословацкого государства. Но уже на следующий день после провозглашения независимости Чехословакии стало очевидно, что применение вильсоновского принципа самоопределения на практике может создать значительные проблемы как для самой республики, так и для всего региона.

29 октября в Вене на совещании судетонемецких депутатов было принято решение об образовании в Северо-Западной Чехии провинции Дейчбемен и ее вхождении в состав Австрии. Вскоре ее примеру последовали еще три немецкие территории [1]. О поддержке стремлений немецкого населения заявило новое правительство Немецкой Австрии, выдвинувшее лозунг создания единой германской республики. В ответ пражское правительство направило военные подразделения в сепаратистские регионы для подавления волнений.

Апеллируя к программе президента Вильсона, немецкие политики обратились за поддержкой в Вашингтон. 21 ноября глава правительств провинции Дейчбемен доктор Лодгманн от имени двух с половиной миллионов немцев Богемии просил Вильсона выступить против силовых акций чешских властей на территории провинции и, основываясь на праве немецкого населения на самоопределение, поддержать их стремление к объединению с немецкой республикой [2]. 30 ноября 1918 г. австрийское министерство иностранных дел в обращении к президенту США указывало на многочисленные случаи нападений, угроз и преследования со стороны чехословацких войск [3]. Не получив ответа,
13 декабря австрийский министр иностранных дел О. Бауэр вновь обратился к госдепартаменту с меморандумом, прося поддержать его предложение о решении спора с Чехословакией путем арбитража или проведения плебисцита в немецкой Богемии [4].

В ответ на меморандум Бауэра чехословацкий министр иностранных дел Э. Бенеш 20 декабря направил в адрес госсекретаря Р. Лансинга собственное обращение. Бенеш связывал волнения в немецких областях Богемии с подрывной деятельностью Вены и просил поддержки американского правительства в одобрении мероприятий по наведению законного порядка в немецких областях, ссылаясь на свой статус признанной союзной державы и военные заслуги чехословацкой нации. Бенеш просил Вашингтон одобрить установление временных границ Чехословакии в соответствии с историческими границами Богемии [5]. Но в ответном послании Лансинг ограничился лишь констатацией, что чешское сообщение получено и будет внимательно рассмотрено [6].

К концу года благодаря оперативным действиям и поддержке французского правительства, выступавшего против усиления Германии, Прага смогла поставить под свой контроль все немецкие территории. 16 декабря без сопротивления капитулировала столица Дейчбемена город Либерец. Ее правительство бежало в Австрию, успев опубликовать очередное обращение к Вильсону с призывом об оккупации пограничных районов американскими, английскими, французскими или итальянскими войсками. Но этот призыв, так же как и требование австрийского правительства провести плебисцит под нейтральным контролем или решить вопрос путем арбитража, остался без последствий [7]. В то же время Вильсон не поддержал и действия чехов, предпочитая отложить решение вопроса до начала мирной конференции.

Пытаясь привлечь на свою сторону американцев, президент Масарик просил представлявшего в Париже ЧСР Э. Бенеша усилить аргументацию по данной проблеме. 4 января 1919 г. Масарик писал Бенешу: «В национальных (территориальных) вопросах американцы слишком абстрактны: поэтому – обращать внимание и постоянно выдвигать не только этнографические, но и экономические аргументы» [8].

Эти аргументы были изложены Эдуардом Бенешем на заседании Совета глав делегаций и министров иностранных дел пяти ведущих держав (Совет десяти) 5 февраля 1919 г. [9]. Ссылаясь на длительное угнетение и военные заслуги чехословацкой нации, он потребовал включения в состав нового государства Богемии, Моравии и австрийской Силезии в их исторических и естественных географических границах. Бенеш указывал на смешанный характер населения в большинстве районов немецкой Богемии и на ее исключительную значимость для экономики Чехословакии. Кроме того, он указал, что с экономической точки зрения немецкому населению будет более выгодно оставаться в составе чешских земель, в то время как вхождение их в состав Германской республики поставит местную промышленность в крайне неблагоприятное положение. В заключение Бенеш отметил, что чехословацкое правительство не имело намерения угнетать немцев и намеревалось предоставить им полные права национального меньшинства, полностью осознавая, что не поступить так было бы политическим безумием [10]. По решению совета конкретная проработка проблемы была передана в составленную из членов делегаций четырех ведущих держав комиссию по чехословацким делам, в которой делегацию США представляли профессор Ч. Сеймур и сотрудник госдепартамента А. Даллес [11]. В своей работе они руководствовались общими принципами американской мирной программы, сообщениями и аналитическими докладами, поступавшими от членов американской делегации, посещавших территорию бывшей Австро-Венгрии.

Еще до начала обсуждения проблемы американскими экспертами, в Париже по распоряжению советника президента Вильсона полковника Э. Хауза был подготовлен перечень рекомендаций по разрешению основных территориальных проблем.
В нем упоминалась и проблема немецкой Богемии, однако рекомендации имели неопределенный характер: включение территории богемских немцев в состав Чехословакии в целом одобрялось на том основании, что они, «кажется, скорее предпочитают союз с новым чехословацким государством» [12].

Но односторонние действия пражских властей, предпринятые в конце 1918 г. в западных провинциях Богемии, и периодически поступавшие сообщения о дискриминации в отношении немецкого населения вызывали обеспокоенность у американцев. Сложность сложившейся ситуации подтверждалась в отчетах посещавших эти территории американских делегатов. Секретарь американского посольства в Париже Хью Гибсон, посетивший Чехословакию в феврале 1919 г., упоминал о дискриминации немецкого населения, но в то же время отмечал, что многие немцы согласны быть включенными в чехословацкое государство, рассчитывая получить от этого экономические преимущества [13]. Такой же точки зрения придерживался и Сеймур, отметивший в одном из своих писем, что немцы Богемии, «по-видимому, предпочитают остаться в составе Чехии, поскольку это избавит их от немецкой экономической конкуренции и высоких налогов» [14].

В конце декабря 1918 г. в Вену была отправлена специальная американская миссия под руководством профессора А. Кулиджа для сбора сведений о развитии ситуации в странах бывшей Австрийской империи [15]. Первые сообщения от Кулиджа с обзорами и анализом социально-экономической и политической ситуации начали поступать в штаб американской делегации в январе 1919 г.

Анализируя реакцию Австрии на действия Чехословакии, Кулидж сообщил, что австрийские немцы смирились с независимостью Богемии, но выступают против включения в Чехо-Словацкое государство больших областей немецкого населения, и оспаривают чешские аргументы в поддержку такого курса. Кулидж указывал на спорность аргумента о географическом единстве Богемии, в отношении же экономических факторов отмечал, что отделение немецких территорий повлечет за собой экономические трудности для Чехии, но со временем их можно будет преодолеть. Главным же принципом, на котором австрийские и чешские немцы основывают свои требования, как отмечал Кулидж, является принцип самоопределения, и включение 3 млн. немцев против их воли в состав Чехословакии «было бы самым скандальным нарушением принципов, объявленных союзниками и особенно Соединенными Штатами, ...и совершенно уничтожит любую надежду на длительный мир» [16]. По мнению Кулиджа, рано или поздно этот вопрос вновь выйдет на первый план, а «балканизация» бывших территорий империи станет источником опасности для сохранения мира.

В одном из следующих посланий Кулидж высказывался относительно чехословацкой позиции. Он замечал, что в Праге уже считают вопрос границ Богемии и Словакии фактически улаженным в свою пользу, несмотря на то, что они еще не были формально ратифицированы конференцией. «Они уверены в своей способности управлять, умиротворять и поглощать иностранные элементы в своем новом населении», – писал Кулидж [17]. В дальнейшем он отмечал, что, учитывая промышленный потенциал и географическое положение немецких областей, можно понять желание чехов не допустить утраты этих территорий любыми способами, тем не менее возможность объединения Немецкой Богемии с Австрией или с соседними землями Германии являлась, по его мнению, вполне приемлемой, прежде всего, на основе желаний самих немцев [18].

Отдельный доклад по вопросу о немецкой Богемии направил в Париж член комиссии Кулиджа профессор Р. Кернер. Он проанализировал исторические, экономические и этнографические аргументы и пришел к следующим выводам. С исторической точки зрения немецкая Богемия принадлежит к землям Богемии, Моравии и Силезии, за исключением области Эгера; с точки зрения этнического заселения области имеют смешанное чехо-немецкое население, что необходимо принимать во внимание; с экономической точки зрения немецкие области более связаны с чешскими районами, нежели с Германией или Австрией. В целом же Кернер поддерживал включение немецких территорий в состав чешской Богемии на том основании, что одновременно нельзя будет достичь национальной независимости и экономического процветания для немецкого населения и экономического процветания чехо-словацкого государства. Но он указывал на необходимость найти компромисс в решении проблемы. Кернер считал, что каждая из сторон должна будет пойти на уступки: немцы должны будут отказаться от своего требования национальной независимости или выходе из Богемии, чехи должны будут предоставить немцам автономию и право создания местного органа власти [19].

Разбирательство проблемы богемских немцев в комиссии по чехословацким делам началось в конце февраля 1919 г. Стараясь как можно скорее выработать условия договора, американские делегаты начали проработку вопроса со своими коллегами, прежде всего с британской стороны. Уже в течение нескольких дней после создания Чехословацкой комиссии Сеймур и британский представитель в чехословацкой комиссии Г. Николсон в ходе взаимных консультаций смогли выработать общую позицию по вопросу чешских границ [20]. Приняв во внимание прежде всего экономические аргументы и обязательства чехов по соблюдению прав немецкого меньшинства, Сеймур высказался за включение немецких территорий Богемии в состав Чехословакии. Как вспоминал Николсон, по границам Богемии и Моравии уже на первом заседании Чехословацкой комиссии было достигнуто согласие всех делегатов [21].

Однако при дальнейшем согласовании линий границ американцы пытались настоять на частичном удовлетворении требований немецкого населения. Острые споры разгорелись относительно возможности передачи Германии района Эгера в западной оконечности Богемии, не принадлежащего к историческим чешским землям и имеющего полностью немецкое население, небольших округов Румберга и Ратибора [22]. Но, не найдя поддержки со стороны других делегатов, Сеймур и Даллес вынуждены были согласиться с решением большинства комиссии.

В апреле это решение было одобрено главами делегаций. Летом 1919 г. вопрос о немецкой Богемии был повторно поднят в связи с обсуждением условий мирного договора с Австрией. В связи с этим Вильсон выступил против любых попыток изменения австрийской границы на основе этнических границ. В своем письме Лансингу по этому вопросу он отмечал, что, хотя области немецкой Богемии и имеют преобладающее немецкое население, этот район «находится в пределах бесспорных исторических границ Богемии и составляет неотъемлемую часть ее промышленной жизни... В таких обстоятельствах, – заключал Вильсон, – этнические границы не могут быть проведены без нанесения серьезного вреда» [23]. В итоге американская делегация поддержала ранее достигнутые соглашения.

Новые границы республики в основном были закреплены Версальским и Сен-Жерменским договорами. Однако по инициативе американцев чехи должны были принять на себя ряд обязательств по соблюдению прав национальных меньшинств. Предложенные условия были практически безоговорочно приняты чешской делегацией и включены в договор союзных держав с Чехословакией, подписанный в Сен-Жермене, а затем вошли в чехословацкую конституцию.

Таким образом, при выработке решения по проблеме «Немецкой Богемии» члены американской делегации исходили из анализа различных аргументов. В итоге, отдав предпочтение экономическим и политическим соображениям, делегаты поддержали решение об удовлетворении чешских требований на немецкие территории, послужившее основой для будущего чехословацко-германского конфликта в 1930-е гг.

 

Примечания

1. Шмераль Я.Б. Образование Чехословацкой республики в 1918 г. М., 1967. С. 319.

2. Foreign Relations of the United States [далее – FRUS]. The Paris Pease Conference. 1919. Vol. II. Washington, 1946. P. 377.

3. Ibid. P. 197-198.

4. Ibid. P. 202-203; 379.

5. Ibid. P. 379-383.

6. Ibid. P. 384.

7. Шмераль Я.Б. Указ. соч. С. 331.

8. Документы об антинародной и антинациональной политике Масарика. М., 1954. С. 57-59.

9. Серапионова Е.П. Чехословацкий вопрос на Парижской мирной конференции // Восточная Европа после Версаля. СПб., 2007. С. 94.

10. FRUS. The Paris Pease Conference, 1919. Vol. III. P. 877-887.

11. Ч. Сеймур, профессор Йельского университета, в 1917–1918 гг. работал в исследовательской группе «Инквайри» при госдепартаменте. В нее также входили профессор А.К. Кулидж из Гарварда, профессор университета Миссури Р. Кернер, считавшиеся специалистами по Австро-Венгрии. Ален Даллес в период войны работал секретарем американского посольства в Швейцарии, затем был включен в состав американской делегации в Париже.

12. Цит. по: Gelfand L.E. The Inquiry. American preparations for peace, 1917–1919. New Haven, 1963. P. 203.

13. FRUS. The Paris Pease Conference. 1919. Vol. ХII. P. 228-239.

14. Seymour C. Letters from the Paris Pease conference. New Haven, 1965. P. 66.

15. FRUS. The Paris Pease Conference. 1919. Vol. II. P. 218-219.

16. Ibid. P. 233-236.

17. FRUS. The Paris Pease Conference. 1919. Vol. ХII. P. 330.

18. Ibid. P. 334.

19. Ibid. P. 334-342.

20. Seymour C. Op. cit. P. 154; Никольсон Г. Как делался мир в 1919 г. М., 1945. С. 206.

21. Никольсон Г. Указ. соч. С. 215.

22. Seymour C. Op. cit. P. 154; Никольсон Г. Указ. соч. С. 206, 223.

23. The Papers of Woodrow Wilson / ed. A.S. Link. Vol. 61. P. 371.

 

Мячикова И.И., Жевняк О.Г.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.008 с.)