ТОП 10:

Позиция Канады по вопросам послевоенного



Мирного урегулирования

В 1918 г. ни у кого в Британской империи не возникало сомнений, что Канада, наряду с другими доминионами, примет участие в обсуждении условий мира. Доминионы были уверены, что заслужили это право своим участием в военных действиях и безусловным вкладом в победу над Германией и ее союзниками. Сразу после окончания военных действий Канада потребовала, чтобы ее допустили к непосредственному участию в создании новой системы миропорядка. Преодолев сопротивление Великобритании, с одной стороны, и представителей остальных великих держав – с другой, впервые в Париже Канада выступила на международной арене в качестве самостоятельного суверенного государства, обладающего правом участвовать в многосторонних конференциях и подписывать мирные договоры, что, несомненно, было крупным шагом на пути к достижению официального суверенитета.

Однако было бы не вполне справедливым утверждать, что канадская внешняя политика в указанный период была в полном смысле этого слова «самостоятельной» и «независимой». К концу Первой мировой войны североамериканский доминион значительно дистанцировался от Великобритании в сторону США. Тем не менее, влияние метрополии на Канаду по-прежнему оставалось довольно сильным. Кроме того, в Канаде прекрасно осознавали, что достижением является уже сам факт отдельного от Великобритании присутствия доминиона на конференции. Осознавали представители канадской делегации в Версале и то, что голос Канады слишком незначителен, чтобы пытаться диктовать свое мнение представителям великих держав. Однако канадские представители так же прекрасно отдавали себе отчет в том, что в ситуации, когда перекраиваются основы миропорядка, интересы доминиона мало кого интересуют, и никто, кроме самих канадцев, отстаивать эти интересы не станет.

Таким образом, линия канадской делегации во время подготовки и в ходе самой Парижской мирной конференции 1919 г. заключалась в лавировании между Великобританией и США. Канада играла роль «посредника» между ними, отстаивая при этом свои собственные интересы.

В последние месяцы войны премьер-министр Канады Роберт Борден самым внимательным образом отслеживал точку зрения американского правительства, и президента Вудро Вильсона в частности, по вопросам послевоенного мироустройства. И хотя премьер-министр получал свои сведения, в большинстве своем, по личным каналам, он не раз докладывал главе английского кабинета Д. Ллойд Джорджу, что отношение американцев к Великобритании было далеким от «сердечного или дружеского».
В частности, Борден в одном из писем, направленных в Лондон, сообщал, что Вильсон «может создать серьезные трудности относительно передачи германских колоний под контроль британских доминионов» [1]. В личных беседах с различными государственными деятелями как доминиона, так и метрополии, Борден так же не раз обращался и к перспективам взаимоотношений Канады с Соединенными Штатами. Например, он объяснял ассистенту секретаря Имперского военного кабинета Л. Эмери, что «аннексия Империей, занимающей и без того одну четвертую всего земного шара, новых миллиона или пятисот тысяч миль территории может произвести в доминионе болезненное впечатление и вызвать далеко идущие и даже катастрофические последствия». К тому же, по мнению канадского премьера, приобретение лишних колоний чревато для Великобритании массой абсолютно ненужных забот, как-то проблемами с границами на Балканах, учреждением новых протекторатов, созданием пограничных государств, чтобы охранять эти протектораты в Восточной Европе и Средней Азии. Как писал Борден, Британской империи следует проводить другую, более «идеальную» внешнюю политику. Для этого, считал канадский премьер-министр, двум величайшим англоговорящим сообществам, Британской империи и Соединенным Штатам, надо иметь во внешней политике общие цели, интересы и согласованные действия. Каждое из этих сообществ и без того достаточно могущественно, чтобы диктовать условия будущего мироустройства. Однако союз Великобритании и Америки сможет выдержать любую конкуренцию со стороны европейской внешней политики лишь в том случае, если две державы найдут в себе силы преодолеть имевшиеся разногласия [2].

Будучи горячим сторонником дружеских отношений между Великобританией и США, Борден, тем не менее, не забывал, что основным приоритетом внешней политики Канады являлось налаживание и поддержание своих собственных отношений с южным соседом. Борден отмечал, что «самое большое достижение, какое мы только можем привести себе домой с войны, – это будущие хорошие отношения между Британской империей и Соединенными Штатами». Но, добавлял канадский премьер-министр, «если в будущем политика Британской империи будет основываться на сотрудничестве с какой-либо европейской державой, а не с Соединенными Штатами, такая политика не получит одобрения или поддержки со стороны Канады» [3].

По всем основным вопросам, обсуждавшимся на Парижской мирной конференции, позиция Канады была весьма близка, а иногда полностью совпадала с позицией Великобритании. Однако, следуя в фарватере британской внешней политики, каждый свой шаг канадские представители сверяли в том числе и с позицией Соединенных Штатов. Понимая, что конфликт между США и Великобританией в первую очередь отрицательно отразится на Канаде, члены канадской делегации старались сделать все от них зависящее, чтобы те или иные англо-американские противоречия не привели к серьезному конфликту между этими странами, и поэтому всячески стремились эти противоречия сгладить.

Ярким примером тому может служить следующий эпизод. После долгих и бурных обсуждений проблемы германских колоний на заседаниях Имперского военного кабинета была согласована общая линия Великобритании и доминионов по этому вопросу. Она сводилась к тому, что на мирной конференции следует требовать прямой аннексии бывших германских колоний и что система мандатов, пригодная для других территорий, не подходит к бывшим германским колониям, завоеванным доминионами. Ллойд Джордж пытался согласовать этот вопрос с Вильсоном еще до начала работы конференции. Однако президент США был непреклонен. Он считал, что наиболее подходящей для интересов Америки была бы система мандатов под эгидой Лиги Наций. В ходе дальнейших переговоров в Париже Ллойд Джордж, отстаивая территориальные притязания Британской империи, решил организовать своего рода спектакль с участием доминионов. Он, по образному выражению В. Г. Трухановского, «выпустил против президента США когорту представителей доминионов» [4].
У. Юз, Ж. Смэтс, У. Массей и Р. Борден [5] 24 января 1919 г. неожиданно для многих появились в зале заседаний Совета десяти и потребовали удовлетворения своих требований [6]. Примечательно, что, хотя Борден и принял участие в этой «акции протеста», сделал он это только в знак солидарности с остальными доминионами и для того, чтобы выразить свою лояльность по отношению к Великобритании. Сам же канадский премьер-министр не раз в ходе Парижской мирной конференции заявлял, что «доминион, который он представляет, не имеет никаких территориальных притязаний» [7]. Тем не менее, Борден не мог не осознавать, что подобные действия Великобритании в лучшем случае не получат одобрения со стороны Соединенных Штатов, а в худшем могут вызвать серьезные осложнения во взаимоотношениях двух стран. Поэтому двумя днями раньше канадский премьер посетил Вильсона и имел с ним часовую беседу, доказывая необходимость дружеских отношений между странами Британской империи и США и всячески демонстрируя свою лояльность к южному соседу [8]. К удовольствию канадской делегации вопрос о колониальных завоеваниях был решен путем компромисса. Была введена так называемая мандатная система, в рамках которой отдельным государствам предоставлялись мандаты на управление территориями, составлявшими раньше владения колониальных держав, потерпевших в войне поражение.

Хотя по большинству вопросов позиция Канады, как уже было сказано, была близка позиции Англии, в ряде существенных моментов она имела и серьезные отличия. Иногда североамериканский доминион не просто стремился лавировать между Великобританией и Соединенными Штатами, а даже выступал вразрез с метрополией в своих взглядах на послевоенное миоустройство, показывая склонность к сближению с США.

Так, например, «континентальная солидарность» в политике Канады проявилась при обсуждении конвенции о воздухоплавании. Британские дипломаты представили конференции свои предложения, согласно которым контроль над гражданской авиацией передавался в руки единого международного органа. Соединенные Штаты и Канада не поддержали эту идею, поскольку им было выгоднее регулировать свои воздушные перевозки с помощью двусторонних соглашений, а не международного органа. Выступая в Париже на заседании британской имперской делегации в апреле 1919 г., Борден четко обозначил позицию канадского правительства по данному вопросу. В частности, он заявил, что условия на североамериканском континенте не просто отличаются от европейских, но имеют столь специфический характер, который требует исключительных мер. В качестве примера Борден указал на неохраняемую границу протяженностью почти в четыре тысячи миль, тесное торговое взаимодействие с Соединенными Штатами, общий язык, сходные идеалы и учреждения. Канадский премьер подчеркнул тот факт, что в Западной Канаде и в Западных Соединенных Штатах на сотни миль по обе стороны от границы имеется возможность приземлиться без постройки и обслуживания аэродромов. Учитывая все вышеизложенные обстоятельства, заявил Борден, регулирование воздушных сообщений европейской комиссией, в которой Канада будет иметь незначительное представительство, было бы нецелесообразным. «Исключительные отношения между Канадой и Соединенными Штатами оправдывают специальные соглашения между правительствами этих двух стран, чтобы управлять международным воздушным сообщением между ними» [9]. Премьер-министр доминиона не преминул также заметить, что «канадский парламент никогда не одобрит положения, при котором международная организация, расположенная в Европе, будет регулировать воздушное движение между США и Канадой» [10]. Точку зрения Бордена поддержал министр торговли и таможен доминиона А. Сифтон. Он был настроен еще более решительно, назвав проект конвенции «лучшим примером интернационализма, доведенного до абсурда» [11].

Лавируя между Великобританией и Соединенными Штатами, Канада, тем не менее, ни на секунду не забывала и о собственных интересах. И хотя вопросов, затрагивавших североамериканский доминион напрямую, в ходе конференции возникало немного, как только такое случалось, представители канадской делегации бросались на защиту своих интересов невзирая ни на какие препятствия.

Так, например, особое беспокойство канадских политиков вызвала статья X Устава Лиги Наций. В ней говорилось об обязанности членов Лиги защищать территориальную целостность и политическую независимость стран – членов новой международной организации. Возражения канадской делегации заключались в том, что Канаде пришлось бы вступаться в защиту границ, в определении которых она не участвовала, в то время как сама она в таких гарантиях не нуждается. Борден предлагал «исключить статью из Устава, либо серьезно ее изменить» [12]. Представители канадской делегации развернули активную деятельность с целью добиться исключения статьи из текста Устава или изменения ее формулировки. Роберт Борден составил соответствующий меморандум, текст которого был распространен среди членов британской делегации, а его копия была отправлена президенту Вильсону. Вопрос не единожды поднимался на заседании Делегации Британской империи, а также на заседаниях других комиссий, в работе которых принимали участие представители Канады.

Демарш Канады не был, однако, поддержан ни представителями метрополии, ни делегатами от остальных доминионов. Политический же вес самой Канады был столь мал, что ее мнение навряд ли могло быть услышано и принято во внимание мировой общественностью без поддержки делегации Британской империи. Представители метрополии дали понять Бордену, что Канада, в соответствии с Соглашением, не может быть привлечена к участию в какой-либо военной экспедиции без согласия Великобритании. Если Канаду попросят «предпринять военную экспедицию» от имени Лиги, то ее представитель должен быть приглашен на заседание Совета, и, если «он ответит отказом, вопрос будет закрыт» [13]. После этого представители Канады вынуждены были отказаться от обсуждения вопроса.

Несмотря на то, что все усилия внести серьезные изменения в Устав Лиги Наций закончились для канадской делегации неудачей, в решении некоторых других вопросов, так же имеющих отношение к созданию новой международной организации, североамериканский доминион был более удачлив. Канада приняла участие в разработке Устава Лиги Наций, стала одной из стран – учредительниц Лиги, а также полноправным членом Международной организации труда.

Позиция Канады относительно вопросов послевоенного мирного урегулирования, как и позиции большинства стран, прибывших в 1919 г. в Париж, в основном определялась двумя факторами: географическим положением доминиона и его местом в системе международных отношений того периода. Пытаясь добиться большей самостоятельности от метрополии, представители канадской делегации были в гораздо большей степени озабочены необходимостью закрепить новый внешнеполитический статус для своего государства, нежели обдумыванием концептуальных основ нового миропорядка. Именно поэтому вопросы послевоенного мирного урегулирования привлекали внимание Канады в основном в двух случаях: во-первых, если они напрямую затрагивали интересы североамериканского доминиона, во-вторых, если какой-либо из вопросов вызывал определенные трения между США и Великобританией, двумя великими державами, от взаимоотношений которых внутренняя и внешняя политика Канады в тот период зависела напрямую.

 

Примечания

1. Brown R.G. Robert Laird Borden: A Вiography. Toronto, 1980. Vol. II. P. 147.

2. Ibidem. P. 147-148.

3. Extract from Minutes of Forty-Seven Meeting of Imperial War Cabinet. Secret. December 30, 1918 // Documents on Canadian External Relations (Далее – DCER). Ottawa, 1967. Vol. I. P. 17.

4. Трухановский В.Г. Внешняя политика Англии на первом этапе общего кризиса капитализма (1918–1939). М., 1962. С. 49.

5. У. Юз представлял Австралию, Я. Смэтс – Южную Африку,
У. Массей – Новую Зеландию, Р. Борден – Канаду.

6. См. подробнее: Borden R.L. His Memoirs. Toronto, 1967. Vol. II. P. 183; Ллойд Джордж Д. Правда о мирных договорах: в 2 т. М., 1957. Т. 1. С. 441-448; Prime Minister to President of Privy Council. Personal and Confidential. Paris, January 25, 1919 // DCER. Vol. II. P. 41.

7. Ллойд Джордж Д. Указ. соч. Т. 1. С. 447.

8. Borden R.L. Op. cit. Vol. II.P. 183.

9. Extract from Minutes of Twenty-First Meeting of Imperial War Cabinet. Secret. April 14, 1919 // DCER. Vol. II. P. 114-115.

10. Ibidem.

11. Memorandum by Minister of Customs and Inland Revenue. Paris, April 29, 1919 // DCER. Vol. II. P. 137-138.

12. Memorandum by the Prime Minister on the Draft Convention on the League of Nations. Paris, March 13, 1919 // DCER. Vol. II. P.79.

13. Extract from Minutes of Twenty-Sixth Meeting of British Empire Delegation. Morning Session. April 21, 1919 // DCER. Vol. II. P. 122-123.

 

Дронов С.Б.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.01 с.)