Стадии развития – это станции жизни



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Стадии развития – это станции жизни



 

Люди, начиная с нуля, или точки отсчёта, будут развиваться настолько далеко, насколько они смогут, и у них есть право остановиться там, где они бы хотели остановиться. Некоторые индивидуумы остановятся на красном, некоторые на янтарном, другие доберутся до оранжевого и выше. Кто-то будет развиваться до какой-то стадии, потом ненадолго остановится передохнуть, а затем продолжит свой рост; другие же прекратят развиваться где-то в районе подросткового возраста и в реальности прекратят свой рост. Но они имеют на это право: люди имеют право остановиться на той стадии, где они остановились.

Я пытаюсь подкрепить этот факт утверждением, что каждая стадия есть также и станция жизни. Некоторые люди посвятят всю свою взрослую жизнь красной или янтарной стадии, и у них есть на это право . Другие пойдут дальше. Но среди всей человеческой деятельности одна лишь религия способна служить катехизисом станций жизни : вот красная версия Христа, вот янтарная версия Христа, а вот оранжевая версия Христа, индиго версия Христа и так далее.

(Американским буддистам нередко кажется, что они превыше всего этого по причине своей неконцептуальной ориентации. Если вы тоже так думаете, пожалуйста, прочтите ещё раз главу 5. Есть янтарная Ланкаватара-сутра, оранжевая Ланкаватара-сутра, зелёная Ланкаватара-сутра, бирюзовая Ланкаватара-сутра, Ланкаватара-сутра цвета индиго и так далее. Большинство американских буддистов видят только зелёную Ланкаватара-сутру. И на то их право – до тех пор, пока они позволяют ту же степень свободы и иным интерпретациям, таким как бирюзовая и индиго. Идея, стало быть, довольно проста: есть спектр духовных интерпретаций, и только религия способна выполнять функцию конвейерной ленты.)

Одни люди остановятся на красном, и магически-красная религия всегда будет продолжать к ним обращаться, а обществу, совершенно точно, требуется некоторая версия красной религии. Другие остановятся на янтарном, и мифически-янтарная религия всегда будет продолжать к ним обращаться, а обществу, совершенно точно, требуется некоторая версия янтарной религии. Третьи остановятся на оранжевом, и религия оранжевого рассудка и всеобщей доброй воли станет той духовностью, которая будет к ним обращаться, а обществу в глубине своей требуется доступ к той или иной вариации оранжевой религии. Четвёртые остановятся на зелёном, пятые на изумрудном, шестые на бирюзовом… И только религия способна охватить весь спектр, выполняя роль великой конвейерной ленты, проходящей через многие стадии – и станции – жизни.

Для любого общественного института такая роль была бы экстраординарной, и, повторюсь, только духовность способна её выполнять, потому что это единственный институт, которому разрешено санкционировать стадии, пройденные человечеством в своём младенчестве и детстве, а ныне закодированные в мифических версиях его духовного послания. Совершенно иначе дело обстоит с медициной, юриспруденцией, физикой, биохимией, архитектурой и так далее, которые отказываются от своих детских вариаций и принимают лишь последние из современных открытий. Как я отмечал, сегодня врачи не ставят пиявки, а астрономы не обучают астрологии. Однако проповедники делают именно это. И с этим всё в порядке: можно обучать магии и мифу при условии, что великие религии также дозволяют в качестве официально разрешённых оранжевые и более высокие уровни и стадии своей духовности – стадии, которые идут нога в ногу с развитием самого Духа в современную, постсовременную и интегральную эпохи…

И это подчёркивает, что религия – и только религия – может вмешаться и отменить стальной потолок, снять крышку с кипящей кастрюли, покрывающую сегодня землю и до смерти душащую её внутренние реальности. Пока этого не произойдёт, террористы будут продолжать свои попытки взорвать эту крышку, а студенты будут скрытно молиться в стремлении её избежать.

 

Высшие стадии, а также высшие состояния

 

Какова же вторая ведущая роль религии в современном и постсовременном мире? Она состоит в том, чтобы не только открывать доступ к оранжевым и более высоким стадиям , но также и делать созерцательные состояния стержневым элементом своей практики.

Приятное в отношении данной роли заключается в том, что состояния доступны на всех стадиях – и, как следствие, всех станциях – жизни. Подлинная духовность доступна не только на высших стадиях развития (или надличностных, третьепорядковых стадиях – это первое из четырёх основных значений термина «духовность»); аспекты или измерения духовности доступны в виде подлинных религиозных переживаний (или состояний) на любой из этих стадий или станций (третье значение термина). Стало быть, фактически индивидуумам доступно нечто, открывающее бездну глубины, на всех стадиях или станциях жизни . Глубина и охват интерпретации, конечно же, возрастают на более высоких стадиях, однако можно заниматься медитацией, созерцанием, испытывать религиозные переживания пятидесятников или посвящать время центрирующей молитве независимо от того, находишься ли ты на красной, янтарной, оранжевой, зелёной стадии и т. д., открывая для себя подлинные грубые, тонкие, причинные и недвойственные религиозные состояния. Так что, будучи используемыми, эти техники предоставляют великим религиям обширное меню величайших потенциалов человечества. И вне зависимости от того, на какой стадии находится практикующий, ему с самого начала могут быть предложены подлинные духовные и созерцательные состояния .

(Может ли тот, кто занимается медитацией, будучи, скажем, на янтарном, достичь чего-либо похожего на Просветление? По всей видимости, ответ включает в себя и «да», и «нет»: достичь просветлённых состояний – да; достичь просветлённых стадий – нет. Или того, что мы называем горизонтальным просветлением, – да; вертикального же просветления – нет. Более подробно этот вопрос рассматривается в «Приложении 2».)

Сейчас же доминантной формой дискурса многих консервативных религий зачастую налагается запрет на переживания духовных состояний, что, по сути, принуждает искать их в других местах. Для подростков это нередко подразумевает рейв-культуру и наркотики. (Но, честно говоря, я считаю, что рейв-культура более здорова, чем религии, которые подавляют духовные изменённые состояния и сами же вынуждают детей толпами спасаться бегством в эту культуру.)

Когда духовные состояния и появляются в религиях, они нередко доводятся до проповеднических сборищ и экстатических собраний пятидесятников, обычно вызывающих переживания тонких состояний и изменённых состояний сознания, которые иногда и вправду имеют глубинную природу (приводя к тому, что Андерхилл называла состоянием озарения и благодати), но они обычно сохраняются для красных и иногда чуть янтарных стадий развития. Это не избавляет мир от террористов, а лишь создаёт их.

Чем раньше духовные традиции начнут предлагать как высшие стадии, так и высшие состояния, тем быстрее религия сможет вступить в новой роли в современном и постсовременном мире – в роли великой конвейерной ленты человечества в целом.

 

Влияние состояний на стадии

 

Есть ещё одна причина, почему религии для того, чтобы действовать в роли великой конвейерной ленты развития человечества, должны включить медитативные, созерцательные и необычные состояния (грубые, тонкие, причинные, недвойственные) в свой арсенал. Это следует сделать не только для того, чтобы прекратить вынуждать детей участвовать в рейв-концертах, а взрослых – в палаточных собраниях проповедников, но и из-за того в глубине своей положительного влияния, оказываемого состояниями на стадии. Мы сделали следующее наблюдение: при прочих равных обстоятельствах, чем больше вы испытываете различных состояний, тем быстрее вы развиваетесь через стадии .

Нет абсолютно никаких доказательств в пользу того, что возможно пропустить ту или иную стадию в какой-либо линии, – перескочить через стадии невозможно , – однако значимые исследования показали, что чем больше вы испытываете медитативные и созерцательные состояния сознания, тем быстрее вы развиваетесь через стадии сознания. Никакая иная практика или техника, взятая отдельно (ни психотерапия, ни дыхательные практики, ни трансформационные семинары, ни ролевые игры, ни хатха-йога), не смогли эмпирически продемонстрировать свою способность к этому. Только лишь медитация. Например, тогда как около 2 % взрослого населения находится на втором порядке, спустя четыре года медитации эти 2 % возрастают до 38 % в той группе, где медитация практикуется. Это поистине потрясающее исследование.

Как мы убедились, причина, по которой медитация так успешна в этом деле, довольно проста. Когда вы медитируете, вы в действительности свидетельствуете ум, превращая субъект в объект, – именно это и является стержневым механизмом развития («субъект одной стадии становится объектом субъекта следующей»).[65]

Посему независимо от того, на какой общей стадии вы находитесь (красной, янтарной, оранжевой, зелёной и т. д.), начав практику, вы можете напрямую пережить медитативные, или созерцательные, или экстатические, или необычные состояния (грубые, тонкие, причинные, недвойственные), а состояния эти не только сами по себе являются носителями глубинного опыта, они также ускоряют ваш рост и развитие через стадии.

Объединение всех этих практик в духовную перекрёстную тренировку являет суть практики интегральной жизни , которую мы будем обсуждать в следующей главе.

 

Выводы и заключение

 

Вот общая картина, которую я пытался описать в этой главе.

Все люди рождаются в точке отсчёта, или начале пути. Всегда будут те, кто на красном, – и это нормально. Всегда будут те, кто на янтарном, – и это нормально. Всегда будут те, кто на оранжевом, – и это нормально (и так далее). Просветлённое и просвещённое общество всегда будет оставлять пространство для этого благодаря признанию того факта, что стадии развития также являются станциями жизни . Человек может остановиться на любой из этих станций (развития самого Духа), и он заслуживает признания и уважения, независимо от того, на какой станции находится.

Но более ранние станции – от архаической до магической и мифической – включают стадии, которые, как бы то ни было, были пройдены передовым отрядом человечества в младенчестве, детстве и юношестве. Но из-за того, что только религия является хранилищем мифов, созданных в те времена, лишь она является тем институтом в сегодняшнем мире, который придаёт законность этим более ранним стадиям развития и станциям жизни мужчин и женщин. Только религия придаёт законность мифам. И только религия имеет в своём распоряжении 70 % населения земли, находящихся на этих стадиях.

Всё это хорошо и прекрасно. Но именно из-за обладания дорациональным наследием человечества (и дорационального свода великих мифов) лишь религия способна помочь своим последователям перейти от дорационального, мифико-членского, этноцентрического и абсолютистского варианта своего послания к рационально-перспективистским, мироцентрическим, постконвенциональным вариантам этого послания. Этот прыжок от этноцентрического янтарного к мироцентрическому оранжевому является великим скачком, который человечеству помогут совершить лишь религии .

Таким образом, только великие религии могут служить конвейерной лентой, предоставляющей законность (как в социологическом, так и религиозном смысле) оранжевым (и более высоким) версиям своей сущностной истории и сущностной духовности. Прыжок этот сложен, в пользу чего свидетельствует всё, начиная с террористов и заканчивая тайно верующими студентами университетов.

Основной причиной этой трудности является повальное смешение уровня/линии, которое и современная наука, и религия (секулярные гуманисты и религиозные сторонники) включили в себя с удивительной прилежностью, спутав мифический уровень духовной линии со всей духовной линией как таковой, тем самым заморозив духовный интеллект на его детской стадии. Как религия, так и наука усердно сражались за то, чтобы оставить нетронутым этот совершенно абсурдный слоёный пирог, создающий – если позволите резко сменить метафору – крышку над кипящей кастрюлей по всему миру, причём рациональная наука и современный мир обладают всем оранжевым, а религия застряла на всём янтарном – досовременном, дорациональном и мифическом.

Стоит ли удивляться, что все боевики (террористы) заявляли одно и то же: современный (оранжевый) мир не оставляет места для моих (мифических янтарных) религиозных верований, а посему я взорву современный мир во имя моего Бога.

Ни в коем случае сие не прекратится до тех пор, пока конкретная религия в своём собственном своде правил не освободит место для оранжевых, мироцентрических, современных истолкований своего религиозного послания, дозволив эти оранжевые интерпретации в качестве кошерных, или правомерных (например, Второй ватиканский собор).

Число блестящих религиозных и духовных авторов, которые подчёркивают оранжевые мироцентрические интерпретации, скажем, того же христианства, велико. Особенно известны (и рекомендованы) работы епископа Джона Шелби Спонга (например, «Спасение Библии от фундаментализма», «Почему христианство должно либо измениться, либо умереть», «Новое христианство для нового мира: Почему традиционная вера умирает и как рождается новая вера»); Маркуса Дж. Борга (например, «Сердце христианства»); Стивена Картера (например, «Культура неверия»); Ф. Форрестера Чёрча («Бог и другие известные либералы»).[66]

Есть и растущее течение зелёных/постмодернистских интерпретаций христианства. Можно привести несколько: Джон Р. Франк, Стэнли Дж. Гренц, «За пределами фундационализма: Формирование богословия в контексте постмодернизма»; Джон Милбанк, «Богословие и социальная теория: За пределами секулярного рассудка»; Кевин Дж. Ванхузер (ред.), «Кембриджский справочник по постмодернистской теологии», Брайан Макларен, «Великодушная ортодоксия»; «Библия и коллективная культура», «Постмодернистская Библия».[67]Можно ожидать, что многие сторонники этих направлений будут принадлежать поколениям X и Y, поскольку зелёная волна продолжает расти. Журнал «Что такое просветление?»[68](март – май 2006) сообщает: «В доказательство того, что постмодернисты набирают чрезвычайную покупательную способность и значительное культурное влияние, исследование религиозных книг, проведённое „Publishers Weekly“, показало, что средний возраст покупателей составляет „юные“ тридцать восемь и что крупнейшая группа покупателей находится в возрасте между двадцатью пятью и тридцатью четырьмя».

И, разумеется, не стоит забывать о работах одного из подлинных новаторов в деле перевода христианства на язык современного и постсовременного мира – речь идёт о любых трудах Ханса Кюнга. Книги Раймона Паниккара также являются провокационными в самых глубоких смыслах.

Но вернёмся к религиям в общем: помогать практикующим индивидуумам, в частности, установить янтарно-оранжевый диалог, есть дело первичной важности. Лучше всего трудность этого анализируется посредством следующих квадрантов.

В ВЛ психологически индивид нуждается в переходе от этноцентрических убеждений к мироцентрическим. Это трудная трансформация от идентичности (или самотождественности), которая основана на роли, к идентичности, которая основана на личности. Это позволяет индивидуумам принять постконвенциональную и мироцентрическую позицию, а не просто этноцентрическую ментальность «мы против них». Для человека, выросшего в контексте христианской веры, скачок происходит тогда, когда обретается понимание, что хотя Иисус Христос и может быть моим личным спасителем, но другие могут найти иной путь, который тоже ведёт к спасению, – то есть понимание, что Святой Дух обращается к мужчинам и женщинам по-разному, на разных языках, в разных странах, при этом оставаясь всецело вездесущим.

В НЛ чрезвычайно важен тот факт, что индивиду необходимо ощущать, что его религия поддерживает поистине универсального и вселенского Христа, а не просто этноцентрическую веру. В некоторых случаях это горячо дебатируемый вопрос, когда, например, Второй ватиканский собор открыл двери для его решения, оба последних папы римских пытались таковые закрыть. Доминантная форма дискурса на Втором ватиканском соборе допускала здоровое оранжевое (мироцентрическое) христианство, тогда как оба последних понтифика, хотя им были доступны мистические состояния и, несмотря на всё их напускное либеральное благочестие, выбрали ту разновидность доминантной формы дискурса, которая оказалась притесняющей янтарной – такого вида янтарного, который подавлял их собственные более высокие и эмерджентные стадии духовного интеллекта.

То, как сие будет институционализировано (в НП), поможет определить, какое поведение (ВП) будет позволено верующему человеку в современном и постсовременном мире. Что особенно требуется, так это общественный институт, который воплощает станции жизни в своей собственной конкретной социальной (и культурной) системе. Появится ли конвейерная лента, на которой люди могли бы безопасно проехаться от дорационального к рациональному и надрациональному этажам, или религия всё-таки останется лишь депозитарием детства человечества?

Если религия выберет последнее, тогда всё вокруг неё, все остальные дисциплины (юриспруденция, медицина, наука, образование), продолжит свой путь ко всему тому, чем занимаются взрослые, а религия останется тем, чем любят заниматься малые дети (и взрослые дети) – например, взрывать что-то. Но если религия сможет оправдать своё собственное призвание быть той сферой человеческой деятельности, которая позволяет Духу говорить посредством себя (а ведь Дух действительно эволюционирует в своих собственных проявлениях), тогда религия станет конвейерной лентой для человечества, несущей его от детских проявлений Духа к подростковым проявлениям Духа и затем к взрослым проявлениям Духа… и далее в те области, которые лежат в великом завтрашнем дне непрерывного самопроявления Духа.

Без сомнения, такова великая роль религии в современном и постсовременном мире.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 104; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.017 с.)