Неоэволюционизм в культурной антропологии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Неоэволюционизм в культурной антропологии



Истоки неоэволюционизма лежат в культурной антропологии. Работы ряда авторов привели к постепенной либерализации и даже полному изъятию некоторых строгих положений, типичных для классического эволюционизма. Рассмотрим несколько таких работ.

Лесли Уайт и первые шаги к технологическому детерминизму

В двух солидных трактатах «Наука культуры» (447) и «Эволюция культуры» (448) американский этнолог Лесли Уайт квалифицирует культуру как инструмент, с помощью которого люди приспосабливаются к природе. В основном это касается освоения свободной энергии, необходимой для удовлетворения человеческих потребностей.

Все части культуры взаимосвязаны, но «главенствующую роль играют технологические системы»; политическая организация, нормативная структура, системы знаний и идеологии являются производными, вторичными. Культура развивается в результате расширения источников энергии и количества энергии, затрачиваемой на одного потребителя в год, а также благодаря эффективности, с которой она используется. Данное обстоятельство определяет усиление господства человека над природой.

Утилизация энергии происходит в эволюционной последовательности: вначале люди использовали физическую энергию соб 153

ственного тела; затем, когда появились домашние животные, для человеческих нужд приспособили и их энергию; с развитием сельского хозяйства наиболее важной стала энергия земли; открытие топлива дало широкий простор для новых источников энергии; наконец, уже в наше время люди научились извлекать ядерную энергию.

Культура заложена в естественной природе человека, но вместе с тем она обладает частичной автономией; у нее собственная жизнь, и ее эволюция подчиняется специфическим механизмам и закономерностям. Развитие культуры в основном эндогенно; последние крупные драматические изменения во внешнем, природном окружении имели место по меньшей мере 20-25 тыс. лет назад. Последующий динамизм культуры нельзя объяснить ее реакцией на экзогенные факторы - ключ к эволюции культуры можно найти лишь в ней самой.

Джулиан Стюард и концепция многолинейной эволюции

Другой американский антрополог, Джулиан Стюард, в книге «Теория культурных изменений» (375) предпринял еще более решительный шаг в сторону от ортодоксального эволюционизма. Он считает, что закономерности исторических изменений «среднего уровня» нужно изучать на различных культурах, а не на единственной, всеобщей культуре человечества. «Исследования XX века накопили массу свидетельств того, что частные культуры значительно отличаются друг от друга и не проходят через строго линейные стадии» (375; 28).

Культуры рассматриваются как дискретные протяженности, которые занимают различные экологические ниши и приобретают определенные формы, адаптируясь к тем или иным условиям. Центр внимания смещается и переносится на различия между культурами, которые выявляются в ходе сравнительных исследований, а также на внутреннее разнообразие компонентов культуры и их измерение. Культуры отличаются одна от другой, и компоненты каждой из них также отличаются друг от друга.

Эволюция охватывает все подобные конкретные протяженности, будь то отдельные культуры или целые культурные поля, но в каждом случае процесс протекает по-своему, подчиняясь действию специфических механизмов. Следовательно, эволюционные изменения многоплановы, мультилинейны, причем эта мультилинейность имеет два смысла. Речь идет об эволюции, во 154

первых, в разных обществах, поскольку они находятся в уникальных, особых условиях, и, во-вторых, в различных культурных полях (экономике, политике, искусстве, законодательстве и т.д.), где она происходит специфическим образом и под действием различных механизмов. Концепция «мультилинейной эволюции» «интересна в исследовании локальных культур, хотя и здесь вместо выявления местных особенностей и тревожных фактов, побуждающих расширять рамки изучения и идти от частного к общему, она ограничивается проведением параллелей между формами, функциями и т.д., которые обосновываются эмпирически. То, что теряется в универсальности, обретается в конкретности и специфичности» (375; 19).

Определение и анализ параллелей составляют предмет концепции мультилинейной эволюции.

При всем многообразии эволюционных изменений в их основе лежат несколько общих причин, среди которых на первый план выступают технико-экономические факторы, играющие в социуме стратегическую роль. Но, вообще говоря, это еще не технологический детерминизм в строгом смысле. Главенствующая роль технологии и экономики имеет, скорее, вероятностный характер. Просто трансформация общества чаще всего зависит от технологических и экономических институтов, реже - от некоторых аспектов социокультурной организации и еще реже - от идеологии.

Культурная основа - это совокупность черт, тесно связанных с поисками средств к существованию и экономическими установками. Она имеет также социальные, политические и религиозные аспекты, связь которых с этими установками определяется эмпирическим путем. Другие черты могут быть чрезвычайно разнообразными, поскольку они гораздо слабее связаны с основой. Эти позднейшие, или вторичные, черты в значительной мере обусловлены сугубо культурно-историческими факторами - случайными новациями или заимствованием культурных образцов, но именно они обусловливают внешние различия культур со сходной основой (375; 37).

В иерархии причин, вызывающих изменения, технико-экономическая сфера чаще всего является главной; политика обычно оказывается на периферии, а идеология, как правило, бывает лишь вторичной. Говорить о заметных эволюционных сдвигах и появлении новых культурных типов можно только при условии трансформации технологии и экономики. «В течение тысячелетий различные культуры претерпели невероятные изменения, приспособившись к тем требованиям, которые выдвигали новые технологии и экономические условия» (375; 37). В истории чело 155

вечества определяющее направление эволюции характеризуется возрастающей структурной сложностью («социокультурной интеграцией») единиц, вовлеченных в коллективное действие: от семьи на ранних этапах к 'государствам в современный период. Это представлено на рис. 8.1.

Интересную критику теории Стюарда дал Энтони Смит. Он отметил, что, во-первых, культурное разнообразие обществ больше, чем превышает разнообразие условий их естественного окружения (экологических ниш). Следовательно, какие-то различия можно объяснить наличием неких автономных внутрикультурных механизмов развития; во-вторых, степень доминирования экологических и технико-экономических факторов зависит от фазы эволюции. Формы правления, религии и искусства могут выполнять более самостоятельную роль. «Чем больше развито общество, тем сильнее окружение стремится ограничить культурное разнообразие и изменения» (365; 48). Таким образом, схема Стюарда приобрела временное измерение.

 

Окружающая среда

В книге «Эволюция и культура» (350) Салинс и Сервис предприняли попытку отстоять одну из главных тем классического эволюционизма и связать ее с открытиями новой эволюционной теории. «Общая эволюция» может изучаться на высочайшем уровне абстракции как единое направление развития человечества, в котором постоянно возникают новые культурные типы. В рамках такой эволюции наблюдается рост адаптивности и системной сложности, повышение уровня организации. «Специфическая эволюция», напротив, затрагивает конкретные пути, следуя которым новые культурные типы адаптируются к специфическому окружению. С этой точки зрения, общества обнаруживают значительные созидательные потенции, что в результате приводит к большому разнообразию культур. Как утверждают указанные авторы, даже хорошо адаптированная культура испытывает внешнее воздействие. Да, ее «первоначальный замысел» совершенствуется в определенном направлении, ее окружение точно определено, то, как она будет действовать, установлено окончательно. Все это обеспечивает ее индивидуальность, уникальность, придает ей силу, но, вместе с тем, может порождать и ее слабость.

«Общая» и «специфическая» эволюции могут вступать в противоречие. Если первая предполагает усиление независимости и господства над собственным окружением в качестве предпосылки к будущей адаптивности, то задача второй - максимально приспособиться к конкретному окружению. «Общество и культура могут так хорошо приспособиться к своей экологической нише, что утратят способность к инновациям, необходимым для достижения более высоких уровней технологической и социальной организации» (365; 47). В результате вместо изменений наступает стагнация.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 352; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.006 с.)