Альтернативная модель: динамическое социальное поле




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Альтернативная модель: динамическое социальное поле



Лишь совсем недавно социология поставила под сомнение и надежность системно-организмических моделей общества, и саму дихотомию социальной статики и динамики. Сейчас, похоже, все большее значение приобретают два обстоятельства: во-первых, желание сосредоточить внимание на всепроникающих динамических качествах социальной реальности, т. е. на восприятии общества в движении («процессуальный образ»), и, во-вторых, стремление не рассматривать общество (группу, организацию) как объект, т. е. дематериализация социальной реальности («образ поля»).

Мысль о том, что дихотомия статики и динамики может стимулировать познание, а изучать неизменные объекты, протяженности, структуры или целостности не имеет смысла, пришла из естественных наук. Альфред Н. Уайтхед сформулировал эту мысль

следующим образом: «Изменение присуще самой природе вещей» (449; 179). Такая чисто динамическая или процессуальная установка изучать события, а не вещи, процессы, а не состояния, вскоре стала доминирующим подходом, тенденцией современной науки.

Для социологии это означало, что общество должно рассматриваться не как статичное, стабильное состояние, а как процесс, не как жесткий квазиобъект, а как постоянно длящийся, бесконечный поток событий. Было признано, что общество (группа, общность, организация, национальное государство) может быть определено как существующее лишь постольку и до тех пор, пока внутри него что-то происходит (случается), предпринимаются какие-то действия, протекают какие-то процессы, что-то меняется, т. е. онтологически общество не существует и не может существовать в неизменном состоянии. Вся социальная реальность представляет собой просто динамику, поток изменений различной скорости, интенсивности, ритма и темпа, и не случайно мы часто говорим о «социальной жизни». Возможно, это более удачная метафора, нежели старый образ материализованного суперорганизма со скрытыми связями, ведь жизнь - ни что иное, как движение, стремление и изменение. Когда движение, изменение отсутствует, нет и жизни, наступает смерть.

Методологическим следствием подобного воззрения на социальную жизнь явились отрицание надежности сугубо синхронных исследований и утверждение диахронической (исторической) перспективы. Один из ведущих историков XX в. А. Тойнби сформулировал данное положение следующим образом: «Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя» (428; 81).

Соответственно изменился и образ объекта, претерпевающего изменения. Общество (группа, организация и т.д.) стало рассматриваться не как жесткая, «твердая» система, а, скорее, как «мягкое» поле взаимоотношений. Социальная реальность предстает межиндивидуальной (межличностной) реальностью, в которой существует сеть связей, привязанностей, зависимостей, обменов, отношений личной преданности. Иными словами, она является специфической общественной средой, или тканью, соединяющей людей друг с другом. Такое межличностное поле находится в постоянном движении, оно расширяется и сжимается (например, когда индивиды проникают в него или покидают его), усиливается и ослабляется (когда меняется качество взаимосвязей, например, от знакомства к дружбе), сгущается и распыляет 27

ся (например, когда в нем возникает лидер или когда лидер уступает свои позиции), смешивается с остальными сегментами поля или дистанцируется от них (например, когда образуются коалиции и федерации или когда просто люди собираются вместе).

Существуют специфические, принципиально важные для жизни «узлы», комплексы, сплетения социальных отношений, которые мы научились вычленять и, говоря о которых, склонны прибегать к языку материализации: мы называем их группами, сообществами, организациями, национальными государствами. То, что они существуют в качестве реального объекта, - иллюзия. Реальны постоянные процессы группировки и перегруппировки, а не стабильные протяженности, именуемые группами; процессы организации и реорганизации, а не стабильные организации; процессы «структурирования» (150), а не структуры; формирование, а не формы; изменчивые «фигуры» (113), а не жесткие модели.

При таком подходе «событие» становится мельчайшей фундаментальной единицей социологического анализа, причем под событием имеется в виду любое моментальное состояние социального поля (либо его сегмента). Возьмем, к примеру, семейный обед. Это момент (время), когда члены семьи собираются вместе дома, садятся за стол, разговаривают и принимают пищу, т. е. происходит событие - обед. Немногим раньше члены семьи были распылены, включены в разные комплексы («узлы») взаимоотношений: один на службе, другой в школе, третий на кухне, четвертый в кино, пятый вел машину; теперь они вместе, но чуть позже вновь будут разобщены - кто-то пойдет смотреть телевизор, ктото вернется на работу, а кто-то поедет на дискотеку. Этот частный комплекс («узел») взаимоотношений обособляется, продолжительность же его во времени и идентичность сохраняются благодаря, во-первых, психологической идентификации: самоопределению, чувству привязанности, верности, преданности; во-вторых, периодичности связей: общих сборов дома либо, по крайней мере время от времени, контактов по почте или телефону; в-третьих, специфике взаимоотношений: их интимности, неформальности, бескорыстию, спонтанности.

Понятие межличностного поля можно уточнить. Для определения четырех измерений, или аспектов, поля мы предлагаем следующую типологию, состоящую из четырех частей (схема «И НИВ», см. 353; 124-126): идеальной, нормативной, интеракционной и возможной*. До сих пор мы говорили, что социальные взаимоотношения связывают человеческие личности. Но что в действи * У автора «INIO» - ideal, normative, iiileractioiial, opportunity. (Пер.) 28

тельности они связывают (и как): идеи, мысли, верования, индивидов, которые помогают поддерживать или противостоять друг другу; или реальные действия, которые могут быть дружественными или враждебными, кооперативными или конкурентными; или их интересы, которые могут совпадать или находиться в конфликте? Существуют четыре вида ткани (или сети), возникающие в обществе: сплетение идей, правил, действий и интересов. Взаимосвязанная сеть идей (верований, доказательств, дефиниций) составляет идеальное измерение поля, его «социальное сознание». Взаимосвязанные сети правил (норм, ценностей, предписаний, идеалов) образуют нормативное измерение поля, его «социальные инструкции». И идеал, и нормативное измерение вносят свой вклад в то, что традиционно рассматривается как культура. Взаимосвязанные сети действий составляют интеракционное измерение поля, его «социальную организацию», а сети интересов (жизненные шансы, возможности, доступ к ресурсам) - измерение поля по шкале возможностей, его «социальную иерархию». И интеракционное, и возможностное измерения вплетаются в то, что в прямом смысле можно назвать социетальной тканью. Для выражения многомерности поля мы будем далее употреблять термин «социокультурное поле».

На каждом из четырех уровней социокультурное поле непрерывно подвергается изменениям. Мы постоянно наблюдаем: 1) артикуляцию, легитимизацию или переформулирование идей, возникновение и исчезновение идеологий, убеждений, доктрин и теорий; 2) институализирование, пересмотр норм, ценностей, правил или отказ от них; возникновение и исчезновение этических кодов, правовых систем; 3) выработку, дифференциацию и переформирование каналов взаимодействия, организационных или групповых связей; возникновение или исчезновение групп, кругов общения и личностных сетей; 4) кристаллизацию, утверждение и перегруппировку возможностей, интересов, жизненных перспектив, подъем и падение статусов, распределение и упорядочение социальных иерархий.

Реальную сложность социальной жизни, происходящей в социокультурном поле, можно понять, если уяснить следующие два момента. Во-первых, на всех четырех уровнях процессы идут не независимо друг от друга, а наоборот, находясь в многочисленных и многомерных взаимосвязях. Социология знания, например, изучает связь между измерением возможностей и идеальным измерением (как жизненные ситуации определяют верования), социология отклонений (девиаций) - между нормативным и интеракциональным измерениями (как нормы влияют либо

оказываются бессильными влиять на поведение). Во-вторых, проявления социокультурного поля имеют различные уровни сложности: макро-, мезо- и микро-. Данное утверждение распространяется на все типы социальных явлений. Социокультурное поле частного вида проявляется не только в семьях, но и (с определенными качественными различиями) в корпорациях, политических партиях, армиях, этнических общностях, национальных государствах и даже на уровне всего человечества. Такие различные проявления его не изолированы, напротив, они взаимосвязаны чрезвычайно сложным образом. Кристаллизация и отклонения социокультурного поля, «встроенные» в социальные события глобального, регионального, локального и даже личностного характера, в значительной степени взаимоопределяют друг друга. Проблема макроэффекта микрособытий, равно как и противоположная проблема - микроэффекта макрособытий, требует тщательного и глубокого исследования.

В рамках модели текучего социокультурного поля, выработанной в качестве альтернативы модели реифицированной социальной системы, основные положения концепции социальной динамики обретают, правда, с некоторыми оговорками, особую значимость. В ней под социальным изменением имеются в виду: социальный процесс, включающий в себя последовательность социальных событий (различные состояния социального поля); социальное развитие, дифференциация, экспансия, кристаллизация, расчленение социального поля в его различных измерениях, являющиеся результатом его внутренних, имманентных свойств; и, наконец, социальный прогресс, представляющий собой развитие, которое можно рассматривать как определенное улучшение в соответствии с той или иной аксиологической точкой зрения.

Основное отличие модели поля от системной состоит в теоретическом обосновании изменения и процессов как именно протяженных, а не дискретных, фрагментированных или разорванных. Между двумя точками во времени, как бы близки они ни были, движение не останавливается. Как бы мы ни сужали шкалу, ограничивая временное расстояние между двумя «срезами», или «моментальными фотографиями», общества, это расстояние всегда будет заполнено изменениями. Они происходят непрерывно, и любые два состояния социокультурного поля - и практически совпадающие по времени и отдаленные - будут качественно различны. Следует вспомнить известную метафору Гераклита о реке, в которую нельзя вступить дважды, поскольку это будет уже другая река. Лишь по взаимному согласию мы можем в своем воображении «заморозить» некоторые, важные для наших прак 30

тических нужд состояния, рассматривать их в качестве единичных событий и говорить об изменениях или процессе как о последовательности таких замороженных, «дискретных» точек.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.005 с.)