ТОП 10:

БАЗОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОБЩЕСТВА



 

Благополучие человека в обществе, его социальные связи с дру­гими людьми, привычки, обычаи, верования, его интересы и установ­ки во многом связаны с тем местом, которое он занимает в социаль­ном пространстве. Феномен социального пространства являлся предметом исследования многих социологов прошлого и настояще­го времени. Э. Дюркгейм, Р. Парк, Э. Богардус, П. Бурдье, Д. Ленски связывали изучение социального пространства с разработкой на­учного подхода к решению социальных проблем. Однако основные идеи относительно природы социального пространства сформулиро­ваны П. Сорокиным в его классической работе «Социальная мо­бильность», вышедшей в 1927 г.

В этой работе П. Сорокин прежде всего подчеркивал невозмож­ность совмещения или даже сравнения таких понятий, как «геомет­рическое пространство» и «социальное пространство». По его утвер­ждению, человек низшего сословия может физически соприкоснуть­ся со знатным человеком, но это обстоятельство нисколько не умень­шит существующие между ними экономические, престижные или властные различия, т.е. не уменьшит существующую социальную дистанцию. Таким образом, два человека, между которыми сущест­вуют значительные имущественные, родственные, должностные или иные социальные различия, не могут находиться в одном социальном

Пространстве, даже если они стоят обнявшись. Кроме того, П. Соро-Дсин определил, что социальное пространство многомерно. Это озна­чает, что в одних общностях индивид может занимать высокий соци­альный статус, а в других он может быть значительно ниже. Следовательно, каждая личность в обществе живет в нескольких социаль­ных пространствах, связанных между собой таким образом, что изменение одного статуса меняет другие статусы или позиции, нахо­дящиеся в других социальных измерениях.

Многочисленные исследования и наблюдения за поведением ин­дивидов в социальных группах показывают, что люди, обладающие одинаковыми или близкими статусами, имеют более тесные контак­ты и более тесные отношения друг с другом. Личности, находясь в окружении близких им по статусу людей, чувствуют себя более ком­фортно, у них не возникает по отношению друг к другу ощущения неполноценности или, наоборот, превосходства. Люди начинают не­осознанно или сознательно искать среди социального окружения се­бе подобных и создавать на этой основе социальные группы. Други­ми словами, они «осваивают» собственное социальное пространство. Выделяя людей «своего круга» и идентифицируя себя с ними, каж­дая личность начинает придерживаться культурных образцов и цен­ностей, сходных с теми, которые принимаются и функционально ос­воены в среде людей с близкими или одинаковыми статусами. Кро­ме того, многочисленными исследованиями доказано, что люди, об­ладающие близкими или одинаковыми статусами в нескольких измерениях социального пространства, как правило, обладают сход­ными установками и ориентациями, симпатиями и антипатиями, по­литическими приоритетами и многими другими составляющими структуры мышления.

В связи с этими, достаточно важными для научного анализа об­стоятельствами важно отделить социальные позиции и социальные статусы, так как они представляют собой совершенно разные системы социальных отношений и несут в себе совершенно разное содержание.

Для определения различий в принадлежности к этой или иной социальной общности необходимо выделить структурные парамет­ры, составляющие основные структурные характеристики совре­менного общества. Американский социолог П. Блау разработал сис­тему параметров, которые определяют положение индивида в обще­стве.

 

Номинальные параметры Ранговые параметры

Пол Образование

Раса Доход (заработная плата)

Этническая принадлежность Богатство (наследство или

Вероисповедание накопление)

Место жительства Престиж

Область деятельности Власть

Политическая ориентация Происхождение

Язык Возраст

Административная должность Интеллигентность

 

Представленные выше параметры могут быть отнесены как к от­дельному индивиду, так и к каждой социальной группе. Совокупность этих параметров и будет определять место индивида или группы в со­циальной структуре. Разделение параметров на номинальные и ран­говые соответствует двум важнейшим характеристикам социальной структуры — гетерогенности и неравенству.

Гетерогенность. Эта характеристика социальной структуры об­щества описывается системой номинальных параметров. Отличи­тельной особенностью этих параметров является то, что на их осно­вании невозможно распределить индивидов и социальные группы по ранговому принципу, т.е. нельзя определить, какой из социальных объ­ектов занимает более высокое, а какой более низкое место в социаль­ной структуре. Например, нельзя сказать, что человек, исповедующий некоторое религиозное учение, занимает более высокое или более низ­кое место, чем человек, исповедующий иное религиозное учение. Нельзя также поставить мужчину выше женщины (только потому, что он мужчина), представителей различных национальностей, людей, жи­вущих в разных регионах, и т.д. Указанные выше номинальные па­раметры устанавливаются в обществе как элементы общечеловеческой культуры на определенные исторические периоды. В данный период времени разделение людей по ранговому принципу в рамках номи­нальных параметров рассматривается как несправедливость, угнете­ние и крайне нежелательная ситуация, В современном обществе по­стоянно идет борьба за равноправие женщин, против национального угнетения, за равенство прав провинций по отношению к центру и т.д. Это говорит о том, что данные параметры в современном обществе признаются номинальными.

Гетерогенность (ее еще называют горизонтальной дифференциацией) как базовая характеристика социальной структуры подчерки­вает пестроту, разнородность, богатство оттенков общества, выра­женные в разделении этого общества на категории и социальные груп­пы, не сравнимые по принципу «выше» или «ниже». При употребле­нии понятия «гетерогенность» обычно указывается тот номинальный Параметр, по которому проводится разделение. Например, мы можем говорить об этнической гетерогенности или религиозной гетероген­ности. Употребление этой важной характеристики социальной струк­туры без учета конкретных номинальных параметров следует признать малоэффективным, так как в данном случае признается лишь сам факт разнородности общества без учета ее особенностей. Измерение гете­рогенности в большой сложной группе или обществе может быть осуществлено по следующей формуле:

где Н — показатель гетерогенности; Х — число индивидов, составляю­щих каждую группу или категорию по данному параметру; i — каждая группа, которая отличается от других социальных групп. В том случае, если исследуемое нами общество полностью однородно по выбранному параметру (например, это мононациональное общество), дробная часть представленной формулы дает результат, равный единице, и, стало быть, гетерогенность отсутствует (равна нулю). Вместе с тем, чем больше общество или сложная группа содержит в себе категорий и подгрупп по какому-либо параметру, тем выше бу­дет значение Я.

Таким образом, два условия определяют значение гетерогенности в обществе: число групп и категорий, которые наблюдаются в преде­лах данного номинального параметра, и количество индивидов, вхо­дящих в эти группы. Например, если по какому-либо параметру со­циальная группа разделена на десять подгрупп по 10 % численности в каждой подгруппе, то гетерогенность в целом будет равна 0,9. Но если группа содержит две подгруппы, в каждой из которых находит­ся по 50 % составляющих их индивидов, то уровень гетерогенности в этом случае равен 0,5, а для групп с распределением индивидов, рав­ным 90 и 10 %, гетерогенность будет уже равна 0,18. Данные приме­ры показывают, что гетерогенность будет меньше, если большая часть группы остается однородной.

Повышение гетерогенности в обществе или большой группе при­водит к значительным изменениям в системе связей между индивидами и группами, а также в системе культурных норм, составляющих субкультуры данных групп. Деление большой группы людей по ка­тегориям в соответствии с номинальными параметрами образует ме­жду ними границы, связанные с различными интересами, установка­ми и культурными образцами, так как каждый параметр означает не только различия по данному признаку, но и неизбежно возникающие различия в интересах, нормах поведения, системе установок и пред­почтений.

Подобное разделение уменьшает количество связей и культурных взаимодействий между индивидами, находящимися вне границ по дан­ному параметру (например, представители одной национальности устанавливают наиболее тесные отношения в рамках своей националь­ной культуры). В каждом случае представители подгруппы, объеди­ненные по признаку номинального параметра, устанавливают более или менее жесткие границы по отношению к другим подгруппам. Так, мы часто видим, как сближаются люди по такому номинальному па­раметру, как место жительства; они называют друг друга земляками или соседями и выделяют «своих» из совокупности других индиви­дов. В результате процесса проведения границ и увеличения интен­сивности внутренних связей могут резко возрастать чувство единст­ва и внутренняя однородность. Происходит сближение и интеграция членов общества внутри отдельных подгрупп.

Однако одновременно с увеличением интенсивности социальных связей внутри подгрупп наблюдается снижение интенсивности и значимости связей между представителями разных подгрупп (в не­которых случаях может произойти полный разрыв связей, например, когда представители одной национальности не желают иметь ника­ких контактов с соседями или люди, имеющие какую-либо полити­ческую ориентацию, не желают поддерживать контакты с представи­телями других политических течений).

Знание уровня гетерогенности в пределах большой группыили об­щества позволяет сосредоточить внимание на усилиях по формирова­нию социальных и культурных связей между представителями отдель­ных подгрупп для повышения степени интеграции и сплоченности не­которой группы или общества в целом. Например, чем выше уровень гетерогенности в правительстве или парламенте по параметру поли­тической принадлежности, тем больше контактов будет осуществ­ляться внутри каждой из подгрупп и больше усилий предстоит при­ложить для налаживания связей между представителями отдельных политических течений и ориентации. В данном случае правительство или парламент будут разделены на значительное число подгрупп, ко­торые практически могут быть закрыты для общения и не могут вы­работать единую точку зрения на насущные вопросы, связанные с управлением обществом.

Номинальные параметры не могут описывать статусные различия или распределение индивидов в группе по рангам, но наличие гори­зонтальной дифференциации может оказывать существенное влияние на ранговые показатели. Например, очевидна связь между признаком разделения по полу и получаемым доходом (всем известно, что в боль­шинстве современных обществ мужчины получают вознаграждение за труд в среднем больше, чем женщины), политической принадлеж­ностью и объемом власти, профессией, имеющейся у данной профес­сиональной категории, и престижем и т.д.

Вместе с тем опыт изучения многих обществ, находящихся на раз­личных стадиях исторического развития, показывает, что номиналь­ные показатели в данной культурной среде (на определенном исто­рическом этапе) могут переходить в ранговые показатели. Более то­го, во многих случаях члены групп на основании номинальных раз­личий пытаются поставить себя выше других. Например, такой номинальный показатель, как раса, или национальность, в некоторых обществах может расцениваться как ранговый, если одним из куль­турных приоритетов общества является расизм или угнетение какой-либо национальности. Подобные явления мы наблюдаем в тех слу­чаях, когда житель столицы ставится выше, чем житель провинции, когда индивид, работающий в одной области деятельности, обладает большим престижем и получает большое вознаграждение, чем инди­вид, работающий в той же должности в другой области деятельности. Такое возвышение при номинальных различиях можно объяснить ес­тественным стремлением членов общества не только считать свою ингруппу лучшей, но способствовать ее возвышению над аутгруппами, а также наличием традиционных норм доминирующей культуры, при которых появляется возможность возвышения в пределах номи­нального параметра. Это явление известно в поведенческих науках как «ингрупповой фаворитизм».

Следует сказать, что перевод номинальных параметров в ранговые в конечном итоге отрицательно сказывается на взаимоотношениях лю­дей в обществе. Поскольку доминирующей культурой были установ­лены номинальные параметры, любое возвышение социальной груп­пы по этим показателям расценивается членами общества как неспра­ведливость, незаконное притеснение и принижение, вызывает желание бороться за свои права, престиж и равенство в вознаграждениях. На­конец, такое положение может привести к серьезным социальным кон­фликтам, угрозе стабильности и благосостоянию общества.

В итоге мы можем сказать, что номинальные параметры не опи­сывают иерархическую структуру, на которой основан социальный по­рядок в современном обществе. Очевидно, что с их помощью прово­дится изучение рядоположенных социальных позиций индивидов, но не системы социальных статусов. По этой причине важно рассмотреть статусную структуру, которая может быть изучена только в контек­сте отношений неравенства.

Социальное неравенство. Социальное неравенство существовало на протяжении практически всей разумной истории человечества. Не­смотря на то что во все века неравенство осуждалось, подвергалось уничтожающей критике и никогда не вызывало симпатий у членов общества, люди в ходе исторической практики с поразительным упорством сопротивлялись созданию «совершенных» обществ, осно­ванных на социальном равенстве и отсутствии угнетения и приниже­ния одних социальных групп другими. При этом члены общества по­стоянно создавали новые виды иерархических социальных структур, основанных на неравенстве.

Истоки социального неравенства многие современные исследова­тели видят в природных различиях людей по физическим данным, лич­ностным качествам, внутренней энергии, а также по силе мотивации, направленной на удовлетворение наиболее значимых, насущных по­требностей. Первоначально возникающее неравенство обычно крайне неустойчиво и не приводит к закреплению социальных статусов. На­пример, сильный, целеустремленный человек может стать лидером и подчинять себе членов группы, неравным образом вознаграждая их за проявление верности и лояльности к его личности. Именно такое не­равенство наблюдалось в раннее средневековье, на закате античного мира, когда практически все вожди варварских племен избирались со­племенниками и обладали среди них большой властью. Однако при этом члены племени ориентировались на вождей и наделяли их полномочиями только в тот момент времени, когда вождь или лидер вносил действительно наибольший вклад в достижение групповых це­лей. Другими словами, авторитет лидеров и представителей элиты дол­жен постоянно подтверждаться, в противном случае возможна заме­на вождей, лидеров или элитарных слоев.

Относительно примитивная культура не создает социальных норм относительно жесткого закрепления отношений неравенства. Развитие социальных отношений, появление сложных обществ и системы со­циальных институтов предполагает наличие сложной сети взаимопересекающихся обменов социальными ценностями, в ходе которых Происходит постоянное перераспределение этих ценностей. Изначальные различия людей по физическим данным и личностным качествам приводят к тому, что наиболее сильные, энергичные, целеустремленные и высокомотивированные личности получают преимущества в ходе об­мена социальными ценностями. Эти преимущества дают возможность таким личностям совершать асимметричные, неравные обмены. В хо­де постоянно совершающихся взаимопересекающихся асимметричных обменов начинается формирование нормативной основы неравен­ства. Нормативная основа представляет собой совокупность специфи­ческих норм, закрепляющих поведение индивидов в соответствии с их рангом. Начинается закрепление и создание законодательной базы для возвышения отдельных социальных групп в обществе.

Асимметричные обмены ценностями могут осуществляться в си­лу трех причин: а) неравного первоначального владения ценностями, что позволяет тем, кто контролирует большее количество ресурсов, на­стаивать на выгодных для них правилах социального обмена, исполь­зуя при этом нормативные ограничения, существующие в данной субкультуре; б) введения в ситуацию обмена наиболее значимых ре­сурсов (неожиданно подорожавших товаров, появившихся возможно­стей использовать власть, информацию и т.д.); в) наличия компенси­рующих механизмов, которые могут выглядеть как третье лицо, посред­ством которого происходит вмешательство в отношения обмена, соз­дание при этом асимметрии или неравного обмена между отдельными индивидами и группами (например, лица А и В, вступающие в отно­шения обмена ценностями, связаны с лицом С, где С доминирует над А, а В доминирует над С. Очевидно, что С путем влияния на Л мо­жет добиться более выгодных условий обмена для В, даже если А по­несет в ходе такого обмена ущерб). Очевидно, что подобного рода об­мены могут рассматриваться как частный случай власти связей.

Следующим этапом формирования отношений неравенства явля­ется закрепление существующего положения, которое складывается в некоторый момент в ходе обмена. Это закрепление осуществляется путем создания нормативной базы, которая устанавливает ранговое место (или статус) каждого индивида или социальной группы в соци­альной структуре при условии наличия в его распоряжении необходимого количества ценностей. Характер имеющихся ценностей формирует вид структуры, относительно которой определяется статус индивида или группы. Например, может иметь значение ранг инди­вида в имущественной структуре (или отношение к средствам произ­водства) или нормативно-должностной структуре и т.д. Социальные нормы, определяющие место индивида в соответствующих структурах общества, узакониваются (легитимируются) в ходе социальной деятель­ности, что превращает постепенно изменчивые позиции индивидов в устойчивую систему социальных статусов. Социальный статус, таким образом, представляет собой ранговое место индивида или группы по некоторому одному показателю, представляющему определенную часть социальной структуры. Например, социально-демографическая струк­тура представлена таким статусом, как возраст (так же, как и номи­нальным показателем по полу), социально-политическая структура ха­рактеризуется показателями власти и престижа, социально-экономи­ческая структура — показателями дохода и богатства.

В соответствии с теорией П. Сорокина каждый индивид занима­ет в обществе несколько статусов в различных социальных структу­рах, что позволяет нам говорить не о социальном пространстве, а о социальных пространствах, каждое из которых структурировано. По­казатели статусов каждого из индивидов различны. Так, богатый человек (т.е. занимающий достаточно высокий статус в социально-эко­номической структуре) может иметь невысокую должность в органи­зации, а следовательно, крайне низкий должностной статус [24, с.236-240].

Ранговые параметры представляют собой ни что иное, как харак­теристики социальных структур, основанных на неравенстве. Это вы­ражается в том, что по каждому из представленных ранговых парамет­ров можно составить систему статусов, каждый из которых по рангу будет выше одних статусов и ниже других. По отношению к одному индивиду можно выделить некоторый набор статусов, которые в со­вокупности могут дать представление об общем его статусе в обще­стве. Д. Ленски, основываясь на теории мобильности П. Сорокина, рас­сматривал ранговые параметры для каждого члена социальной груп­пы или общества в виде ряда параллельных плоскостей, каждая из ко­торых показывает изменение определенного статуса личности во времени. На рис. 13 показаны плоскости, заданные ранговыми пара­метрами и временными показателями, характеризующими жизненный путь индивида.

С начала своего жизненного пути (он отмечен L) в каждый из мо­ментов времени t индивид имеет вполне определенный статус в ка­ждой из статусных плоскостей. С течением времени статусы индиви­да могут повышаться или понижаться (за исключением статуса «про­исхождение»). Показательно (это видно на рисунке), что индивид может занимать одновременно различные статусы в пределах различных ранговых параметров. Например, он может иметь высокий статус по происхождению, но быть бедным. В другом случае индивид может быть богатым, но не иметь высокого должностного статуса. Однако на основании многих исследований мы можем сказать, что статусы индивида по основным ранговым показателям, представленным на рис. 8, стремятся к выравниванию с течением времени. Совокупный статус индивида в момент времени t на рис. 13 выглядит как лома­ная линия, которая называется статусным профилем.

 

Рис. 13. Статусный профиль индивида в момент времени t

Именно статусный профиль говорит о принадлежности индивида к определенной социальной общности. Анализ позиции индивида толь­ко по одному ранговому показателю будет неполным, что неизбежно приведет к ошибкам при определении границ социальных классов и вы­яснении сущности иерархической структуры общества. Только сравне­ние статусных профилей может дать нам действительную картину со­циальной структуры, распределения богатства и власти в современном обществе. Индивиды, занимающие близкие статусные профили, очевидно будут составлять отдельные группы, характеризующиеся определен­ной субкультурой, более частыми контактами между их членами и бо­лее или менее ярко выраженными границами, отделяющими одну группу от другой.

В том случае, если при схожести статусных профилей один из ста­тусов по определенному ранговому показателю существенно отлича­ется от остальных (на рис. 13 это будет выглядеть как некоторый пик, выделяющийся среди остальных статусов), с большой вероятностью можно утверждать, что в данный момент времени индивид является маргиналом относительно группы с близкими к его собственному ста­тусными профилями. Например, человек очень богатый, но не имею­щий высокого статуса или престижа, не может занимать место в бо­лее высоких социальных слоях общества, так как высшие слои обще­ства чутко реагируют на недостаточный престиж, образование или должность.

Статусные профили являются характеристиками неравенства. Сравнивая статусные профили в определенные моменты времени, мы всегда можем установить, что, например, профиль представителя элитных слоев общества всегда будет находиться выше, чем у пред­ставителей других слоев. В то же время статусный профиль изгоя, люм­пена должен занимать самое низкое положение. Измеряя частоту по­явления определенных статусных профилей, можно легко представить себе, какой уровень неравенства существует в каждом из общества или в каждой социальной группе на данный момент времени.

Анализируя ранговые показатели, составляющие статусный про­филь индивида, мы должны выделить показатель, который стоит особ­няком и не похож на другие ранговые показатели, — это власть. От других ранговых показателей власть отличается прежде всего тем, что ее статус универсален, т.е. при некотором высоком показателе пара­метра власти возможно быстрое достижение высоких значений дру­гих ранговых показателей. В то же время сама власть представляет собой синтетический ресурс, т.е. она составлена из ресурсов, пред­ставляемых другими статусами индивида (экономическим статусом, должностью, происхождением и т.д.). Одновременно власть, как ни­какой другой статус, зависит от существующей нормативной куль­туры общества, которую можно представить как нормативную базу властных отношений. Неразрывная связь власти со всеми другими статусами и ее значительная зависимость от культурной среды де­лают ее измерение и сравнение властных статусов весьма затрудни­тельными.

 

 

СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

 

Современное общество характеризуется наличием групп, обладающих значительно большими ресурсами богатства и власти, чем другие группы. Границы таких групп трудно определить. Часто сами индивиды, входящие в эти группы, не представляют не только их размеров и границ, но и собственного статуса в этой сложной социальной систе­ме. Однако без знания реальной социальной структуры, характера распределения ценностей между различными группами и степени неравенства между ними невозможно понять, как функционирует и развивает­ся общество. Совокупность знаний, касающихся перечисленных аспек­тов социальной жизни, относится современными учеными к теории асоциальной стратификации.

Большинство исследователей полагают, что социальная стратифи­кация — иерархически организованная структура социального неравенства, которая существует в определенном обществе, в определен­ный исторический отрезок времени. Иерархически организованную структуру социального неравенства можно представить себе в виде разделения всего общества на страты (это слово происходит от латинского stratum — слой, настил). Слоистое, многоуровневое обще­ство в данном случае можно сравнить с геологическими наслоения­ми почвы. Вместе с тем по сравнению с простым расслоением соци­альная стратификация имеет по крайней мере два существенных отличия. Во-первых, стратификация представляет собой ранговое расслоение, когда высшие слои находятся в более привилегированном положении (в отношении обладания ресурсами или возможно­стями получения вознаграждения), чем низшие слои. Во-вторых, верхние слои значительно меньше по количеству входящих их членов общества. Так, элита, верхние слои составляют, безусловно, меньшинство по сравнению с низшими слоями общества. То же можно сказать и об остальных слоях, если их рассматривать последовательно сверху вниз. Однако в современных, высокоразвитых, благополучных обществах этот порядок нарушается. Неимущие слои в количествен­ном отношении могут уступать слою, составляющему так называемый «средний класс», и некоторым другим слоям населения.

Все сложные общества имеют несколько систем стратификации, в соответствии с которыми происходит ранжирование индивидов по слоям. На рис. 14 представлено несколько систем стратификации общества по размерам дохода.

П. Сорокин полагает, что стратификация в обществе может быть трех видов: экономическая, политическая и профессиональная. Это означает, что мы должны разделять общество по критериям дохода (и богатства, т.е. накопления), по критериям влияния на поведение членов общества и, наконец, по критериям, связанным с успешным исполнением социальных ролей, наличием знаний, умений, навыков и интуиции, которая оценивается и вознаграждается со стороны чле­нов общества.

Точку зрения П. Сорокина успешно развивает его ученик, один из видных представителей Гарвардской школы в социологии, представи­тель функционализма Т. Парсонс, который полагает, что в основе стра­тификации лежат ценностные ориентации членов общества. При этом оценивание и приписывание людей к определенным социальным сло­ям осуществляется по следующим основным критериям:

— качественным характеристикам членов общества, которые опре­деляются генетическими чертами и предписанными статусами (проис­хождение, родственные связи, личностные качества и способности);

— ролевым характеристикам, которые определяются тем набором ролей, которые индивид исполняет в обществе (должность, уровень профессионализма, уровень знаний и т.д.);

— характеристиками владения материальными и духовными ценностями (деньгами, средствами производства, произведениями искусства, возможностями духовного и идеологического влияний на другие слои общества и т.д.).

Попытки объяснить механизм расслоения общества делались неоднократно в разные периоды человеческой истории. Однако только в последние десятилетия нашего века мы смогли научно осмыслить эту важнейшую социальную проблему, без понимания которой невозможно объяснить процессы, происходящие в обществе, представить себе будущее данного общества.

В настоящее время наиболее влиятельной точкой зрения на процесс формирования социальных страт можно считать теорию стратификации К. Дэвиса и У. Мура. Согласно этой теории, каждое общество должно решить проблему размещения и мотивации индивидов в социальной структуре. Социальный порядок в обществе основан на распределении индивидов по социальным статусам (в со­ответствии с их функциональными возможностями, т.е. их максимальным вкладом в достижение целей общества) и побуждать их выполнять социальные роли, соответствующие данным статусам. Общество может избрать два пути мотивации для наилучшего исполнения социальных ролей. Так, конкурентная система направлена прежде на мобилизацию индивидов в отношении достижения наиболее привлекательного статуса, в то время как неконкурентная система в отношении социальных статусов больше внимания уделяет мотивации к выполнению функциональных обязанностей, т.е. вклада в деятельность общества как целого. Общество с любой социальной структурой использует обе эти системы, только в разной степени.

 

 

 

Для осуществления распределения индивидов по социальным статусам и их мотивации реализуется практика вознаграждения, которое может использоваться как для побуждения успешного выполнения ин­дивидами своих ролей, так и для поддержания системы неравного распределения этого вознаграждения в соответствии с занимаемыми ста­тусами. Таким образом, в любой социальной системе вознаграждение должно распределяться дифференцированно в соответствии с занимае­мыми социальными статусами. Для этой цели создаются и узаконива­ется права каждого социального статуса в отношении вознаграждения о стороны общества.

На основе чего в обществе возникают социальные статусы и система неравенства в вознаграждении? По мнению К. Дэвиса и У. Муpa, у социальных позиций более высокий ранг, поскольку они име­ют функциональную значимость или важность для общества и тре­буют больших способностей и лучшей подготовки. Например, в об­ществе очень ценятся статусы управляющих и политических деяте­лей, которые в силу знания путей достижения целей социальной груп­пы, организации или общества могут повести за собой индивидов. В то же время в обществе всегда ценился труд экспертов, специалистов, обладающих глубокими знаниями и способных решать частные про­блемы в различных областях человеческой деятельности. В послед­нем случае необходима серьезная предварительная подготовка к ис­полнению данной роли, что возможно только в процессе длительно­го обучения в университете, академии или колледже. Оба этих вида высоко вознаграждаемых позиций заполняются в обществе достаточ­но легко, но общество всегда предъявляет жесткие требования к ис­полнению соответствующих социальных ролей. Однако помимо этих двух позиций высокого вознаграждения существует еще одна груп­па статусов, которые функционально не значимы, но тем не менее вы­соко вознаграждаются. Это трудно заполняемые статусы. В общест­ве всегда существуют статусы, которые индивиды не желают запол­нять в силу трудности выполнения роли, непривлекательности дея­тельности в условиях данной роли, опасности для своего здоровья, некомфортности условий для деятельности, оторванности от места сво­его постоянного проживания и т.д. В этих случаях общество для за­полнения статусов может изыскивать дополнительные способы воз­награждения, например, престиж для физиков-ядерщиков, геологов или военных, высокую оплату для шахтеров и др.

Таким образом, с точки зрения функционалистской теории Дэвиса и Мура, неравенство и статусное распределение в обществе осно­ваны на функциональной значимости данного статуса, требованиях к исполнению роли и трудности заполнения социального статуса, функционально необходимого для общества.

Следует отметить, что данная теория стратификации в настоя­щее время является самой разработанной и теоретически обоснован­ной. Вместе с тем многие современные исследователи находят в этой теории ряд существенных недостатков. Одним из наиболее значительных слабых мест теории по праву считают игнорирование фактора власти, который играет существенную роль в распределении вознаграждения в обществах. Особенно это касается тех социальных структур, которые не исповедуют принципов традиционной демокра­тии. Наиболее характерен в данном отношении пример России, где

фактор властного распределения ресурсов и функционирование сис­темы неравенства во многом основаны на использовании принужде­ния и контроля с помощью власти.

 

СОЦИАЛЬНЫЕ КЛАССЫ

 

Несмотря на то что социальный класс является одним из централь­ных понятий в социологии, относительно содержания этого понятия у ученых до сих пор нет единой точки зрения. Впервые развернутую картину классового общества мы находим в работах К. Маркса. Мож­но сказать, что социальные классы у Маркса — это экономически де­терминированные и генетически конфликтные группы. Основой раз­деления на группы является наличие или отсутствие собственности. Феодал и крепостной в феодальном обществе, буржуа и пролетарий в капиталистическом обществе — это антагонистические классы, ко­торые с неизбежностью появляются в любом обществе, имеющем сложную иерархическую структуру, основанную на неравенстве. Маркс допускал также существование в обществе мелких социальных групп, способных повлиять на классовые конфликты. Изучая природу соци­альных классов, Маркс сделал следующие предположения:

1. Каждое общество производит излишки пищи, жилья, одежды и других ресурсов. Классовые различия возникают тогда, когда одна из групп населения присваивает ресурсы, которые сразу не потребляют­ся и не являются на настоящий момент необходимыми. Такие ресур­сы рассматриваются как частная собственность.

2. Классы определяются исходя из факта владения или невладе­ния произведенной собственностью. В разные исторические периоды существовали различные виды собственности (рабы, вода, земля, ка­питал), которые имели решающее значение в человеческих взаимо­отношениях, но все социальные системы были основаны на двух ан­тагонистических социальных классах. В современную эпоху, по мне­нию Маркса, существуют два основных антагонистических класса — буржуазия и пролетариат.

3. Важность изучения классов заключается в том, что классовые отношения с необходимостью предполагают эксплуатацию одного класса другим, т.е. один класс присваивает результаты труда другого класса, эксплуатирует и подавляет его. Такого рода отношения посто­янно воспроизводят классовый конфликт, который является основой социальных изменений, происходящих в обществе.

4. Существуют объективные (например, обладание ресурсами) и субъективные признаки класса. Последние представляют собой факт принадлежности к классу, что не обязательно должно сопровождать­ся осознанием такой принадлежности или чувством политической бли­зости с интересами своего класса. Только тогда, когда члены обще­ства осознают свою классовую принадлежность, когда они начинают действовать сообща в интересах своего класса, можно говорить о пол­ностью сформировавшемся социальном классе.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.018 с.)