НАЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НАЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА



НАЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Назначение уголовного судопроизводства установлено статьей 6 УПК РФ. Задачи уголовного судопроизводства из УПК исключены. Только УПК РФ обходится без задач судопроизводства. Можно ли считать назначение уголовного судопроизводства его задачами? Назначение - цель /то, что надо осуществить/, а задача - то, что требует исполнения, разрешения. Именно через разрешение, исполнение определенных задач достигается определенная цель. Согласно ч.1 ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство стремится к защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также к защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Согласно ч.2 ст.6 УПК РФ целью уголовного судопроизводства является в равной мере как уголовное преследование и справедливое наказание виновных, так и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Чтобы достичь данной цели, надо также установить действительно виновных в совершении преступления лиц. Таким образом, назначение уголовного судопроизводства заключается в установлении факта преступления, того, кто его действительно совершил, то есть в установлении истины по делу. Только при установлении истины при производстве по уголовным делам можно защитить потерпевших и не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновных.

Однако для достижения данной цели уголовного судопроизводства требуется разрешение ряда задач, которые были указаны в ч.1 ст.2 УПК РСФСР, а именно: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, обеспечение правильного применения закона. Решение именно этих задач позволяет достичь цели - назначения уголовного судопроизводства - установления истины. Причем истины объективной, а не формальной. Под формальной истиной понимается "соответствие выводов суда заранее установленным формальным условиям, независимо от того, правилен ли этот вывод по существу, соответствует ли он тому, что произошло в действительности". Именно на установление такой истины ориентирует УПК РФ. Правило же, установленное в п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ, только по формальным признакам исключает показания подозреваемого, обвиняемого делу в отсутствие защитника в досудебном производстве из совокупности доказательств.

Согласно ч.7 ст.246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п.п.1 и 2 ч.1 ст.24 и п.п. 1 и 2 ч.1 ст.27 УПК РФ. Такой отказ может иметь место, как указано в законе, в ходе судебного разбирательства, а исходя из смысла ч.7 ст.246 УПК РФ, - в ходе судебного следствия. Однако закон не обязывает прокурора принять участие в исследовании всех доказательств, представленных по делу. Поэтому он вправе заявить отказ от обвинения и тогда, когда вся представленная совокупность доказательств обвинения и защиты не исследована на судебном следствии.

Свободная оценка доказательств предполагает установление не формальной, а объективной истины, что определяется назначением уголовного судопроизводства. Установить объективную истину в уголовном процессе - это значит установить, имело ли место в действительности уголовно-правовое отношение между лицом, совершившим преступление, и государством. Хотя и уголовный процесс, и уголовно-процессуальное право имеют собственные содержание и форму, тем не менее они детерминированы уголовным материальным правом; бытие уголовного процесса обусловлено прежде всего необходимостью реализации норм уголовного права в форме их применения.5 Поэтому ограничиваться в уголовном процессе установлением формальной истины недопустимо.

Любое реформирование уголовно-процессуального права нельзя отрывать от его социального назначения. Социальная ценность уголовно-процессуального права, как и любой другой отрасли права, заключается в его возможности выражать, обеспечивать как интересы всего общества, так и права, свободы, законные интересы каждого человека и гражданина. О выполнении такого назначения уголовного судопроизводства может идти речь лишь в случае реализации уголовно-правового отношения; то есть установления /доказанности/ факта совершения преступления конкретным лицом, его справедливого наказания, возмещения причиненного преступлением вреда и тем самым защиты лиц, потерпевших от преступления. В этом в равной степени заинтересовано /должно быть заинтересовано/ и государство, и общество, и каждый гражданин в отдельности.

Формы процессуально-правовых гарантий

К числу уголовно-процессуальных гарантий обычно относят следующие:

1. Процессуальные нормы, поскольку они закрепляют такую систему правовых средств, которые обеспечивают охрану прав и законных интересов личности, а также установление истины и правильное разрешение дела.

2. Деятельность участников судопроизводства.

3. Процессуальные санкции. Например, если суд не предоставит подсудимому последнее слово, приговор обязательно должен быть отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции (п. 7 ч. 2 ст. 381 УПК).

4. Обязанность по обеспечению прав граждан - участников процесса возложена на лиц, ведущих судопроизводство. На органах дознания, следователе, прокуроре и судье лежит обязанность принять меры к возмещению ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу.

5. Обязанность государственных органов, ведущих процесс, обеспечивать участникам процесса (подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и др.) возможность реализовать свои права обусловлена тем, что фактическое использование прав участников процесса одно из важнейших условий объективного, непредвзятого исследования дела, установления истины, защиты законных интересов личности в процессе.

В качестве гарантии правосудия, прав и интересов личности в уголовном процессе в широком смысле выступает установленный законом порядок осуществления уголовно-процессуальной деятельности (процессуальная форма), а также надзор вышестоящих судов за деятельностью нижестоящих, прокурорский надзор за деятельностью органов предварительного расследования, широкая возможность обжалования всеми заинтересованными лицами решений государственных органов и должностных лиц, ведущих процесс.

6. Судебный контроль за задержанием лица или избранием меры пресечения.

7. Осуществление правосудия только судом.

8. Возможность обжалования действий и решений должностных лиц и государственных органов в суд.

12.

Теория уголовно-процессуального права выдвигает комплекс компонентов конструкции института уголовно-процессуальных отношений. В его состав входят: понятия содержания указанных правоотношений; основания их возникновения и связь с материальными уголовно-правовыми отношениями; субъектный состав; соотношение содержания и формы; применение норм уголовно-процессуального права и реализация уголовно-процессуальных отношений; система, взаимосвязь и временные пределы действия уголовных материальных и процессуальных правоотношений.

Основанием для возникновения названных общественных связей является наличие юридического факта, получающего юридическую форму в результате деятельности должностных лиц правоохранительных органов и иных субъектов уголовно-процессуальных отношений, которым закон предоставляет определенные правомочия и на которых возлагает известные обязанности. В уголовном процессе различаются юридические факты общего значения и конкретные. Так, возбуждение уголовного дела - юридический факт, предоставляющий следователю право проводить различные следственные действия по его постановлениям. Конкретным юридическим фактом, порождающим определенные законом правоотношения между следователем и обвиняемым, явится вынесенное следователем постановление о проведении отдельного следственного действия (например, очной ставки, назначения экспертизы).

Юридическими фактами в уголовном судопроизводстве могут быть также действия, состояния, события. Подача защитником обвиняемого кассационной жалобы влечет обязанность вышестоящего суда рассмотреть ее. Юридическим фактом является постановление Государственной Думы об амнистии: обвиняемый приобретает право на прекращение уголовного преследования и освобождение от уголовного наказания, если его действия подпадают под установленные ею условия. Установленные законом юридические факты могут повлечь изменение или прекращение уголовно-процессуальных правоотношений.

Содержанием всей совокупности уголовно-процессуальных отношений являются действия субъектов этих правоотношений. Форма этих правоотношений определяется совокупностью субъективных прав и обязанностей субъектов уголовно-процессуальных правоотношений.

Внешнее проявление системы уголовно-процессуальных правоотношений находит свое выражение в порядке и последовательности установленных законом процессуальных действий. Реализация уголовно-процессуальных правоотношений, регламентированных УПК РФ, служит установлению уголовных материальных правоотношений.

Одновременность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права - особенность формирования уголовно-процессуальных правоотношений. Они складываются и проявляются вовне при осуществлении деятельности по установлению (привлечению) участников уголовного судопроизводства; обеспечению их процессуальных прав и соблюдению обязанностей; в процессе принятия процессуальных решений; при обеспечении различных форм процессуального надзора и контроля за соблюдением законности, прав граждан, связанных с их участием в уголовном судопроизводстве.

Действие выступает в уголовном судопроизводстве в качестве юридического факта, вызывающего, как правило, возникновение нескольких разнородных правоотношений. Юридический факт представляет собой основание состава уголовно-процессуального отношения. Например, такой юридический факт, как вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), порождает многие уголовно-процессуальные отношения между следователем и обвиняемым, следователем и защитником и др.

Юридическими фактами могут явиться также действия, события, состояния: предварительное слушание, ходатайство адвоката о проведении следственного действия, кассационная жалоба подсудимого.

Правоотношение может измениться или быть прекращено в связи с появлением новых юридических фактов: например, подписка о невыезде может быть изменена в случае попытки обвиняемого скрыться.

 

13….

 

Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности представляет собой систему, в которой можно выделить сле­дующие основные элементы (это к 13 вопросу):

1) соотношение организационных и процессуальных форм взаимо­действия оперативных и следственных аппаратов при решении уголовно-процессуальных задач;

2) соотношение процессов познания в следственной и оперативно-розыскной деятельности;

3) соотношение оперативного документирования и процессуального оформления доказывания;

4) соотношение уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных правоотношений.

Практика борьбы с преступностью накопила значительный опыт ор­ганизации взаимодействия следственных и оперативных аппаратов. Основ­ное назначение такого взаимодействия сводится к обеспечению наиболее эффективного сочетания сил, средств и методов правоохранительных орга­нов для достижения единой цели в борьбе с преступностью — всесторонне­го и полного раскрытия и расследования совершенных преступлений.

Представляется, что взаимодействие следователя и оперативного ра­ботника целесообразно рассматривать в качестве неразрывного процесса на протяжении всего досудебного производства, т.е. в рамках оперативно-розыскного сопровождения предварительного расследования, а при необ­ходимости — и судебного разбирательства.

Оперативно-розыскные меры по документированию обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, должны обеспечивать:

а) негласное обнаружение и фиксацию фактических данных, изобличающих

преступников; б) возможность использования этих данных в качестве доказа­тельств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве.

Отличия познания при документировании от уголовно-процессуального доказывания:

  1. проводится лицом, обладающим иными властными полномочиями, чем участники уголовного процесса;
  2. сопро­вождается применением специальных сил, средств и методов. Объект по­знания здесь также специфичен: исследуются обстоятельства, связанные не только с прошлым преступным событием, но и с подготавливаемыми преступлениями, т.е. с теми событиями, которые могут произойти в буду­щем. В этом случае оперативный сотрудник должен предвидеть действия преступников, принять меры к предотвращению, пресечению возможных преступных проявлений.

14….

Для преступных сообществ

Наблюдается усиление профессионализации, политизации и криминального противодействия преступных структур правоохранительным органам, и особенно в сфере ОРД, предварительного расследования и судебного разбирательства. Преступники целенаправленно занимаются разработкой мер защиты от разоблачения с применением собственной разведки и контрразведки, используя современные технические средства. Лидеры преступных формирований внедряют своих осведомителей в следственные, оперативные аппараты и уделяют большое внимание получению сведений об источникахнегласной информации, находящихся в их среде, о деятельности ОВД и планируемых ими оперативных и следственных мероприятиях, оказывая активное противодействие предварительному расследованию и судебному разбирательству тяжких преступлений путем прямых угроз. Работникиправоохранительной системы постоянно сталкиваются с попытками склонения их к сотрудничеству с криминальными структурами, со все более изощренными способами, приемами, методами совершения и сокрытия преступлений, вплоть до участившихся случаев похищения и уничтожения уголовных дел, давления на потерпевших и свидетелей с целью склонения их к отказу от показаний или дачи ложных показаний.

Практика показывает, что раскрыть такие преступления, собрать доказательства, изобличить всех участников и преодолеть их противодействие уголовному судопроизводству с помощью одних только уголовно-процессуальных мер затруднительно, а иногда и вовсе невозможно. Создавшаясякриминогенная обстановка диктует необходимость принятия адекватных мер по нейтрализации противодействия ОПГ уголовному процессу, путем проникновения в их среду специальными формами и методами ОРД с целью получения необходимой информации об обстоятельствах преступления, лицах, причастных к его совершению, и их намерениях.

В этой связи успех раскрытия и расследования преступлений, совершенных ОПГ, в значительной мере зависит от уровня их оперативно-розыскного обеспечения (ОРО), суть которого заключается в комплексном и максимальном использовании сил, средств и методов ОРД для получения полной и достоверной информации, обеспечивающей принятие оптимальных и своевременных мер по выявлению и изобличению преступников, нейтрализации их криминального противодействия уголовному судопроизводству.

 

Практика ОРО уголовного судопроизводства испытывает затруднения в применении отдельных ОРМ, из-за отсутствия законодательного определения их содержания и детального нормативно-правового урегулирования организационно-правовых условий проведения, не согласованных с нормами других отраслей законодательства. При наведении справок возникают сложности из-за различия в законодательной регламентации сроков исполнения заявлений, сообщений о преступлениях и запросов ОВД, что диктует необходимость внесения изменений в законодательные акты с целью устранения разночтений. В связи с комплексом различных действий при сборе образцов для сравнительного исследования целесообразно в ФЗ об ОРД раскрыть его содержание, порядок и условия проведения.

Необходимо внести дополнения в ФЗ об ОРД для нормативного урегулирования: 1) ограничений конституционных прав граждан, не причастных к преступлению, чьи разговоры часто ненамеренно контролируются при прослушивании телефонных разговоров, и возможности использования данных опротивоправной деятельности таких лиц в судебном доказывании без дополнительного судебного решения на их проведение; 2) порядка и условий дистанционного получения звуковой информации в различных помещениях и того, к какому виду ОРМ эти действия относить; 3) порядка осуществления, правовых границ и возможностей использования полученной информации при проведении аудио- и видеоконтроля за разрабатываемыми лицами на открытых территориях; 4) в ст. 15 ФЗ определить оснований изъятия предметов и веществ при проведении ОРМ, форм и содержания документов, в которых фиксируются его результаты, т.к. в этом нет единообразного подхода; 5) пе-реченя ОРМ в ФЗ, включив в него тактические операции по изъятию материальных следов преступлений; задержанию вооруженных и организованных преступников; освобождению заложников; преследованию подозреваемых, скрывшихся с места происшествия, по горячим следам; организацию засад по их задержанию; оперативную установку, полиграфный опрос; создание легендированных объектов для сбора оперативной информации и др. Необходимо также раскрыть содержание ОРМ или дать имзаконодательное толкование: контролируемый сбыт и контрольная покупка для получения образцов; документирование правонарушений в сфере товарооборота и поставок продукции, свободная реализация которых не запрещена, в связи с тем, что в рамках проверочной закупки это не удается эффективно выявлять.

 

15.

Делается вывод о том, что система источников уголовно-процессуального права - это единая, целостная, целесообразно и иерархически организованная, стремящаяся к логическому завершению совокупность нормативных актов и правовых обычаев, которые независимо от их форм регулируют общественные отношения, являющиеся предметом уголовно-процессуального права.

Современная система источников уголовно-процессуального права России фактически состоит из Конституции РФ, международных (межго-сударственных, межправительственных, межведомственных) договоров, федеральных законов, судебного прецедента (постановлений Пленума ВС РФ), подзаконных нормативных актов (Указов Президента РФ, приказов и указаний Генерального прокурора РФ, подзаконных актов министерств и ведомств).

С учетом этих исходных положений автор обращает особое внимание на то, что эффективность функционирования такой системы будет тем выше, чем более слаженно и целеустремленно воздействуют на общественные отношения все источники уголовно-процессуального права, чем совершеннее они по своему содержанию, чем теснее взаимосвязь друг с другом. В то время как непризнание или игнорирование некоторых из них непременно ведет к снижению эффективности норм уголовно-процессуального права, а также к беспорядку в их системе.

Роль подзаконных нормативных актов в сфере уголовного судопроизводства определяется тем, что: во-первых, они регламентируют значительную часть отношений, неурегулированных процессуальным законом; во-вторых, они детализируют и конкретизируют законоположения, которые носят наиболее общий характер.

К числу подзаконных нормативных актов, которые могут регулировать или регулируют уголовно-процессуальные отношения, автор относит: Указы Президента РФ, постановления, распоряжения Правительства РФ, приказы и указания Генерального прокурора Рф, совместные указания министерств и ведомств.

В этой связи диссертант признает и отстаивает позитивное значение судебного правотворчества, доказывает, что в настоящее время можно говорить о двух таких различных источниках права, как Постановления Пленума Верховного Суда РФ и судебный прецедент.

 

 

Порядок уголовного судопроизводства основан на Конституции РФ и устанавливается УПК РФ (ч. 1 ст. 1 УПК РФ). Согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ источником уголовно-процессуального права являются также общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации. Однако объем правил, регламентирующих уголовное судопроизводство, вышеозначенной совокупностью правовых норм не исчерпывается.

 

Порядок уголовного судопроизводства в значительной степени предопределен целым рядом Федеральных законов РФ, некоторые из которых имеют статус Конституционных.

Правоприменители в качестве обязательных воспринимают предписания, содержащиеся в актах Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Регламент отдельных направлений уголовно-процессуальной деятельности основан исключительно на судебном прецеденте. Не следует преуменьшать и прецедентный характер Решений Европейского Суда по правам человека.

Поскольку алгоритм уголовного процесса прописан в законах, как правило, неполно, а то и противоречиво, министерства и ведомства, для которых применение УПК РФ – основной вид деятельности, по давно сложившейся в России традиции уточняют, а порой и существенно дополняют положения закона в различного рода приказах, инструкциях и методических рекомендациях, многие из которых в сознании российских граждан приобрели нормативное значение, равное по фактической силе Федеральным законам.

К таковым относятся приказы Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования», № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания», от 10 сентября 2007 г. № 140 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия», от 20 ноября 2007 г. № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного процесса», от 21 ноября 2007 г. № 187 «Об организации надзора за исполнением законов на транспорте и в таможенных органах», от 26 ноября 2007 г. № 188 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи», от 27 ноября 2007 г. № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве», от 28 ноября 2007 г. № 190 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности», приказ Заместителя Генерального прокурора – Председателя СК при прокуратуре РФ от 18 декабря 2007 г. № 43 «Об установлении объема и пределов процессуальных полномочий руководителей следственных органов (следственных подразделений) системы СК при прокуратуре РФ». Практически одновременное появление данных документов обусловлено существенным изменением роли прокуроров в уголовном процессе.

 

Передача уголовных дел

Полномочия по передаче уголовного дела от одного органа предварительного расследования другому, предусмотренные п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, прокуроры обязаны использовать в целях обеспечения объективного, полного и качественного производства предварительного следствия, а также с учетом общественной значимости расследуемого уголовного дела.

От 10 октября 2003 г. N 5

20.

Европейские стандарты структурно как часть механизма уголовно-процессуального регулирования включают в себя две важные и взаимосвязанные составляющие. Прежде всего, это нормы Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако в тексте данного документа описывается лишь часть прав и свобод человека в сфере уголовного судопроизводства. Вместе с тем права и свободы личности, закрепленные в Конвенции, наполняются новым содержанием и конкретизируются в решениях Европейского Суда по правам человека, которые выступают как юридические факты. Именно они создают практику толкования положений, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ставшей частью правовой системы Российской Федерации.

На основе анализа правовых подходов к определению сущности и природы европейских стандартов прав человека автор выводит следующие признаки указанного понятия в сфере уголовного судопроизводства:

- европейские стандарты прав личности являются собирательной категорией, которая отражает обобщенное представление о правах и свободах человека с учетом современного состояния права, правовой науки и идеалов правового государства;

- являясь закрепленными в общепризнанных актах положениями, в которых определены основные права, свободы и обязанности лиц, находящихся под юрисдикцией европейских государств (то есть, будучи юридическими нормами, установленными соглашением сообщества государств), они одновременно выступают как модели или ориентиры для развития правовой сферы государств, совершенствования системы и процедур осуществления различных видов государственной деятельности, в том числе, и уголовного судопроизводства;

- будучи элементом механизма правового регулирования соответствующего вида государственной деятельности, они включают нормы права, сформировавшиеся под влиянием принципов международного права в целом, поддерживаемые специализированным судом по пра-вам человека, а так же юридические факты, отраженные в итоговых решениях данного суда;

- европейские стандарты прав личности выступают правовыми средствами, обеспечивающими функционирование процессуально-правового механизма и действуют на всех стадиях правового регулирования уголовного судопроизводства: в правотворчестве, правореализации и применении юридической ответственности;

- европейские стандарты аккумулируют в себе правила поведения, применимые всегда, в любых обстоятельствах и к любым участникам уголовно-процессуальной деятельности, и отражают состояние данного вида общественных отношений, их особенности;

- стандарты в области прав человека обладают свойствами «гибкости», позволяющими признать их обязательность государствам с различными историческими и правовыми традициями, и не влияют на процедурные и организационные моменты построения системы уголовно-процессуальной деятельности в конкретном государстве;

- стандарты в области прав человека могут быть использованы государством, как для разрешения конкретных правовых ситуаций, так и для формирования своих политических и законодательных курсов в соответствующей сфере государственной деятельности.

Таким образом, европейские стандарты в области прав человека в уголовном процессе России представляют собой систему правовых средств, входящих в механизм правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности, обеспечивающих реализацию назначения данного вида государственной деятельности, которые по своей природе одновременно являются и нормами права и юридическими фактами, и которые способны к постоянному наращиванию и расширению за счет итоговых решений специализированного Европейского Суда по правам человека.

 

21.

Антикоррупционные стандарты в системе уголовного судопроизводства - это самостоятельное направление крупномасштабного научного исследования, в рамках которого могут быть проанализированы практически все уголовно-процессуальные институты. Система антикоррупционных стандартов в уголовном процессе - это комплекс научно обоснованных и вытекающих из принципов уголовного судопроизводства правил, обеспечивающих антикоррупционную направленность нормативного регулирования уголовно-процессуальной деятельности, т.е. ограничивающих произвольное и бесконтрольное использование властных полномочий недобросовестным правоприменителем, своевременное выявление и предотвращение фактов коррупции, минимизацию их негативных последствий по конкретным уголовным делам.


Система антикоррупционных стандартов в уголовном судопроизводстве включает в себя, на наш взгляд, следующие элементы:
1) нормативное обеспечение равенства процессуальных прав сторон обвинения и защиты и равных возможностей их реализации. Обеспечение реальной возможности своевременного обжалования любых правоприменительных решений любым заинтересованным лицом;
2) требование несомненной доказанности оснований любого правоприменительного решения с использованием только допустимых доказательств, мотивированность этих решений и проверяемость процедур доказывания <7>, установление особых процедур доказывания для производства в отношении отдельных категорий лиц, обладающих уголовно-процессуальным иммунитетом <8>;
3) нормативное обеспечение эффективности контрольных стадий уголовного процесса и контрольных процедур в рамках отдельных стадий;
4) введение элементов внешнего общественного контроля в производство по уголовному делу: широкая гласность правосудия, обеспечение народного участия в правосудии.
Указанные уголовно-процессуальные, т.е. процедурные, гарантии от коррупционной деятельности участников уголовного процесса должны включаться в общую систему государственной антикоррупционной политики, частью которой должна быть продуманная кадровая политика в судебной и правоохранительной системах.

 

Привод и т.д.

  1. Преюдиция: проблемы законодательного регулирования правоприменительной практики.

 

Статья 90 УПК РФ в ранее действовавшей редакции предусматривала, что «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом... без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда». То есть данная норма закрепляла внутриотраслевую опровержимую преюдицию. Поскольку преюдиция была во многом условная, особенных вопросов при ее применении не возникало.

 

В определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 193-О-П, принятого в связи с обращением гр-на Т.Р. Суринова, впервые была предпринята попытка нового прочтения законодательства о преюдициальном значении актов арбитражных судов в уголовном судопроизводстве. Это определение вызвало много критики в юридической литературе. Но направление изменений в оценке преюдиции, заданное КС РФ и обусловленное насущными потребностями юристов-практиков, заставило законодателя коренным образом пересмотреть свое отношение к ней в уголовном процессе.

 

Оставим в стороне вопросы межотраслевой преюдиции – думается, там тоже не все безупречно. Здесь мы рассмотрим вопросы преюдиции внутриотраслевой, и только в связи с предусмотренным законом особым порядком рассмотрения уголовных дел.

 

Однако положения названной нормы во взаимосвязи с положениями, закрепленными в ч.1 ст.317.5 и ч.4 ст.317.7 УПК РФ, свидетельствуют о том, что действия, которые подозреваемый, обвиняемый, заключая досудебное соглашение о сотрудничестве, обязуется совершить, могут касаться как содействия следствию в целях изобличения и уголовного преследования других соучастников данного преступления, так и сотрудничества в целях выявления иных преступлений и возбуждения в связи с этим новых уголовных дел.

Что касается предусмотренных законом условий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, дающих основание для применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения, то, как следует из положений ст. 317.6 УПК РФ, законодатель к ним относит: заключение подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве добровольно и при участии защитника; совершение обвиняемым в процессе сотрудничества действий, которые заключаются не только в сообщении сведений о его собственном участии в преступлении.

Кроме того, возможность рассмотрения судом уголовного дела в порядке, установленном главой 40.1 УПК, поставлена в зависимость еще от одного условия – подтверждения государственным обвинителем в судебном заседании активного содействия следствию, оказанного лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве.

Существенным недостатком ч.1 ст.317.2 и ч.1 ст.317.3 УПК РФ является отсутствие законодательного предписания о процессуальных сроках, в течение которых прокурор обязан составить досудебное соглашение о сотрудничестве и подписать его с подозреваемым (обвиняемым) защитником после удовлетворения соответствующего ходатайства. В законе указаны только срок, в течение которого прокурор обязан рассмотреть ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В таком случае отсутствие указанных процессуальных сроков не позволит следователю выбрать и выработать тактику расследования по делу в течение неопределенного периода времени. Более того, следователь, являясь участником подписания соглашения о досудебном сотрудничестве, сам его не подписывает. Это следует из п.3 ст.317.3 УПК РФ, в соответствии с которым «досудебное соглашение о сотрудничестве подписывается прокурором, подозреваемым или обвиняемым, его защитником».

В ч.3 ст.317.4 УПК РФ указано, что в случае возникновения угрозы безопасности лица, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, и близких ему лиц следователь выносит постановление о хранении соглашения и прилагавшихся к нему документов при материалах уголовного дела в опечатанном конверте. Следует отметить, что принцип законности при производстве по уголовному делу, изложенный в ч.4 ст.7 УПК РФ, реализуется через обоснованность и мотивированность решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование. Таким образом, нахождение соответствующего мотивированного постановления в материалах уголовного дела, по существу, нивелирует необходимость изъятия из материалов уголовного дела соглашения о сотрудничестве.

 

57.Производство предварительного следствия по уголовным делам при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве (проблемы правоприменительной практики).

Основным недостатком подхода законодателя к попытке реализации в отечественном уголовном процессе института сделок с правосудием является нигде четко не прописанная обязанность суда и участников уголовного процесса со стороны обвинения выполнять в интересах лица, привлекаемого к уголовной ответственности, все то, что ему обещано в тексте заключенного с прокурором соглашения о сотрудничестве. Кроме этого, Федеральный закон от 29.06.2009 № 141-ФЗ не предложил никаких объективных критериев, по которым сторона обвинения должна будет определять, выполнил ли принятые на себя в рамках соглашения о сотрудничестве обязательства подозреваемый (обвиняемый, подсудимый), следовательно, имеет ли он право претендовать на обещанные послабления уголовного преследования и, соответственно, требовать от представителей стороны обвинения и суда исполнения корреспондирующих этому праву обязанностей.

В дополнение к обозначенным двум недостаткам гл. 40.1 УПК РФ присоединяется третий, не менее весомый. За исключением ограничения размера максимального наказания, который может быть применен к стороне сделки с правосудием, привлекаемой к уголовной ответственности, закон никаких четких вариантов своего практического применения не дает, оставляя на усмотрение и профессиональное мастерство правоприменителя их разработку.

Приведенными тремя замечаниями недостатки Федерального закона от 29.06.2009 № 141-ФЗ далеко не исчерпываются, но в предлагаемой читателю статье и их вполне <



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.021 с.)