Применение мер пресечения на основании судебного решения. Позиция ВС РФ по указанному вопросу в свете постановления Пленума ВС РФ № 22 от 29.10.2009 г.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Применение мер пресечения на основании судебного решения. Позиция ВС РФ по указанному вопросу в свете постановления Пленума ВС РФ № 22 от 29.10.2009 г.



ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 октября 2009 г. N 22 ПВС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ, ЗАЛОГА И ДОМАШНЕГО АРЕСТА

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 15)

2. Заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Для решения вопроса о возможности применения меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, в том числе указанных в статье 91 УПК РФ.

4. При разрешении ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, суду следует учитывать положения части 1 статьи 108 УПК РФ, устанавливающей возможность принятия такого решения только в исключительных случаях и при наличии одного из следующих обстоятельств: подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; его личность не установлена; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов дознания, предварительного следствия и суда.

заключения под стражу в отношении женщин, имеющих несовершеннолетних детей. При поступлении в суд ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении таких подозреваемых или обвиняемых суду следует располагать данными, свидетельствующими о том, что дети будут находиться на попечении близких родственников или иных лиц либо будут помещены в детские учреждения.

6. Рассматривая ходатайство органов предварительного следствия о применении в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, судье следует тщательно проверять обоснованность изложенных в нем мотивов необходимости заключения несовершеннолетнего под стражу и невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При этом в силу части 2 статьи 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, которое совершено им в возрасте до 18 лет. Мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена в случае, если несовершеннолетний подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

42. Применение мер пресечения в отношении отдельной категории лиц: дискуссионные вопросы.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает особые правила задержания лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, применения к ним мер пресечения и производства отдельных следственных действий.

Особенностью задержания члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи, прокурора, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудитора, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, является то, что эти лица, задержанные по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК, должны быть освобождены немедленно после установления их личности, за исключением случаев задержания их на месте преступления. Данная статья дополняет основания освобождения из-под стражи лица, подозреваемого в совершении преступления, установленные статьей 94 УПК. Однако, в перечень лиц упомянутых в ст.449 УПК и подлежащих немедленному освобождению по установлении особого основания, законодатель не включил депутата законодательного (представительного) органа власти субъекта РФ, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборное должностное лицо органа местного самоуправления, следователя, адвоката, которые подвергаются задержанию на общих основаниях, установленных в главе 12 УПК.

Особенности применения к лицам, указанным в ст. 447 УПК, мер пресечения и производства отдельных следственных действий заключаются в следующем. Применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также обыск (за исключением задержания на месте преступления), выемка, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров производятся в порядке, установленном главами 13 и 25 УПК, но с применением правил, определяемых в ст. 448 УПК для возбуждения уголовного дела в отношении этих лиц.

Решение о применении мер пресечения и производстве следственных действий на основании положений ч. 2 ст. 29 УПК принимается теми же органами (должностными лицами), которые решали вопрос о возбуждении уголовного дела.

Например, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока своих полномочий. Они без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ не могут быть: а) задержаны, арестованы, подвергнуты обыску (кроме случаев задержания на месте преступления) или допросу; б) подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей.

Неприкосновенность члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы распространяется на занимаемые ими жилые и служебные помещения, используемые ими личные и служебные транспортные средства, средства связи, принадлежащие им документы и багаж, на их переписку.

Одной из особенностей следственных действий в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы является их право на отказ от дачи свидетельских показаний, закрепленное в ст. 21 Федерального закона от 8 мая 1994 г. "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ". Член Совета Федерации, депутат Государственной Думы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Согласно п. 2 ст. 12 Федерального конституционного закона "Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" в случае задержания Уполномоченного по правам человека на месте преступления должностное лицо, произведшее задержание, немедленно уведомляет об этом Государственную Думу, которая должна принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры. При неполучении в течение 24 часов согласия Государственной Думы на задержание Уполномоченный должен быть немедленно освобожден.

Неприкосновенность Уполномоченного распространяется на его жилые и служебные помещения, багаж, личное и служебное транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы.

Председатель Счетной палаты, его заместитель, аудиторы не могут быть задержаны, арестованы, без согласия Генерального Прокурора РФ. Судебное решение в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов, Уполномоченного по правам человека РФ, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о производстве обыска, выемки, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивания телефонных и иных переговоров принимается соответствующим судьей по ходатайству Генерального прокурора.

Решение об избрании в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в РФ в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска исполняется с согласия Совета Федерации или Государственной Думы. Получения такого согласия на производство других следственных действий в отношении данных лиц (выемки, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров) УПК не требует.

Судебное решение в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ о производстве названных следственных действий принимается судебной коллегией, состоящей из трех судей суда субъекта РФ, на основании ходатайства прокурора субъекта Российской Федерации.

Аналогичные решения в отношении следователя, адвоката, прокурора, депутата представительного органа местного самоуправления, члена и выборного должностного лица органа местного самоуправления принимается судьей районного суда. При этом в отношении следователя, адвоката ходатайство в суд направляет прокурор соответствующего уровня, а в отношении остальных лиц – прокурор субъекта Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 ст. 42 Федерального Закона от 17 января 1992 г. "О прокуратуре Российской Федерации" не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.

После принятия судебного решения об избрании в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда РФ, судей иных судов в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска Генеральный прокурор или прокурор субъекта РФ направляет соответственно в Совет Федерации, Государственную Думу, Конституционный Суд РФ либо в соответствующую квалификационную коллегию судей представление вместе с судебным решением для получения согласия на исполнение этого решения (ч. 2 ст. 450 УПК). Порядок рассмотрения данного представления аналогичен порядку возбуждения уголовного дела в отношении этих лиц и производится в соответствии с регламентом органов, в которых оно рассматривается. Мотивированное решение Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска принимается в срок не позднее пяти суток со дня поступления представления Генерального прокурора РФ и соответствующего судебного решения (ч. 4 ст. 450 УПК).

В случае, когда уголовное дело было возбуждено либо привлечение в качестве обвиняемого состоялось в порядке, установленном ст. 448 УПК, после окончания предварительного расследования уголовное дело в отношении такого лица направляется в суд, которому оно подсудно (ст. 451 УПК).

Уголовное дело в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматривается Верховным Судом РФ (ст. 452 УПК). Ходатайство указанных лиц может быть заявлено на любом этапе уголовного процесса, но до начала судебного разбирательства. Положения ст. 452 УПК не распространяются на мировых судей и судей конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации.

  1. Меры уголовно-процессуального принуждения как средства обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства.

Наряду с важностью определения защитного потенциала имеющихся в законодательстве средств и его адекватности потребностям практики, исследование мер уголовно-процессуального принуждения как средств обеспечения безопасности актуально в силу следующих обстоятельств.

Безопасность участников уголовного судопроизводства - комплекс условий, обеспечивающих: а) возможность реализации процессуальных прав и обязанностей свободно от противоправного или иного воздействия, оказываемого в целях воспрепятствования производству по уголовному делу; б) защищенность от актов мести за участие в уголовном процессе.

 

Применение мер уголовно-процессуального принуждения в целях обеспечения безопасноеги участников уголовного судопроизводства соответствует конституционной установке: права и свободы человека могут быть ограничены в той степени, в какой эю необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц. Указанные меры должны применяться 'только в случае невозможности или нецелесообразности осуществления защиты посредством мер, не связанных с принуждением.

 

Меры безопасности по методу защищает классифицируются па: 1) предоставляющие объекту обеспечения безопасности специальные условия функционирования, ограждающие его от посткриминалыюю воздействия - объектные меры (меры безопасности, указанные в ч. 3 ст. 11 УПК РФ, Федеральном законе «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ, а также в иных нормативных правовых актах); 2) ограничивающие возможности субъекта, посягающего на безопасность, путем сужения обьема прав и свобод - субъектные меры (предупреждение участников уголовного процесса о недопустимости разглашения данных предварительного расследования о применяемых мерах безопасности, задержание, меры пресечения, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, меры воздействия за нарушение порядка в зале судебного заседания).

 

Меры пресечения, временное отстранение от должности и меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании уже сегодня следует рассматривать в качестве средств обеспечения безопасности и включить в перечень мер, предусмотренных ч. 3 ст. 11 УПК РФ.

 

Часть вторую статьи 91 УПК РФ необходимо дополнить новым условием- наличием данных, указывающих на возможность совершения подозреваемым деяний, посягающих на безопасность участников уголовного процесса, которое в совокупности с данными, позволяющими подозревать в совершении преступлении, будет образовывать основание для задержания подозреваемого.

 

Право стороны защиты па доступ к маїериалам уголовного дела при решении вопроса об избрании меры пресечения как средства обеспечения безопасности имеет специфический режим реализации. Защитнику, а также подозреваемому (обвиняемому) должно гарантироваться обеспечение права па ознакомление со сведениями, на основе которых прииимаеіся решение об ограничении свободы, при этом данные о лицах, являющихся источниками таких сведений, в целях их безопасности могут быть исключены из объема доступной для ознакомления информации.

 

12. Следует предусмотреть в законе основания и порядок изъятия у подозреваемого (обвиняемого) оружия, которое может быть использовано для оказания воздействия на участников уголовного судопроизводства. В >казаи-иых целях необходимо: а) дополнить ч. 1 ст. 115 УПК РФ после слов «Уголовного кодекса Российской Федерации,» словами «а также в целях обеспечения безопасности участников уголовного процесса»; б) дополнить Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации статьей 116 «Особенности наложения ареста па имущее іво в целях обеспечения безопасное і и» следующего содержания:

  1. Иные меры процессуального принуждения, применяемые в отношении свидетелей и потерпевших: виды, процессуальный порядок их применения.

Привод и т.д.

  1. Преюдиция: проблемы законодательного регулирования правоприменительной практики.

 

Статья 90 УПК РФ в ранее действовавшей редакции предусматривала, что «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом... без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда». То есть данная норма закрепляла внутриотраслевую опровержимую преюдицию. Поскольку преюдиция была во многом условная, особенных вопросов при ее применении не возникало.

 

В определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 193-О-П, принятого в связи с обращением гр-на Т.Р. Суринова, впервые была предпринята попытка нового прочтения законодательства о преюдициальном значении актов арбитражных судов в уголовном судопроизводстве. Это определение вызвало много критики в юридической литературе. Но направление изменений в оценке преюдиции, заданное КС РФ и обусловленное насущными потребностями юристов-практиков, заставило законодателя коренным образом пересмотреть свое отношение к ней в уголовном процессе.

 

Оставим в стороне вопросы межотраслевой преюдиции – думается, там тоже не все безупречно. Здесь мы рассмотрим вопросы преюдиции внутриотраслевой, и только в связи с предусмотренным законом особым порядком рассмотрения уголовных дел.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.84.188 (0.015 с.)