III. СТАТУТЫ НЕМЕЦКИХ РЕМЕСЛЕННИКОВ И ТОРГОВЦЕВ XIV-XV ВЕКОВ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

III. СТАТУТЫ НЕМЕЦКИХ РЕМЕСЛЕННИКОВ И ТОРГОВЦЕВ XIV-XV ВЕКОВ



4. Устав кельнских бочаров (1397 год)

 

1. Члены братства должны честно исполнять всякую работу, кто бы ни поручил им ее, и оберегать интересы работодателя, как свои собственные.

2. Принимать в это братство можно лишь людей, пользующихся хорошей, незапятнанной славой и искусных в ремесле...

4. Согласно старому обычаю ученик должен при вступ­лении в цех внести старшинам один рейнский гульден[165], половина которого поступает в братскую казну, а другая половина отдается старшинам. Сверх того ученик дает в начале учения один фунт воску в честь Господню и ста­вит четверть хорошего вина... Братья выбирают из своей среды двух старшин, занимающих эту должность в тече­ние двух лет... Доходами и расходами эти последние ве­дают сообща с двумя рехенмейстерами [счетоводами], из­бранными на два года...

6. Кто хочет кормиться этим ремеслом и занять поло­жение самостоятельного мастера, должен иметь полный панцирь...

Когда он захочет стать мастером, он обязан явиться к старшинам и приобрести права братства, внеся два тяже­лых гульдена хорошего золота, которые поступают в пользу братьев. Не исполнивший этого условия не имеет права кормиться ремеслом в пределах Кельна... Если он, невзи­рая на запрещение старшин... будет все-таки работать в Кельне, то за каждую неделю, которую он проработает, он уплачивает 1 гульден штрафа. Уплатив штраф, он тем не менее обязан приобрести права братства указанным выше образом...

9. Запрещается брать за изготовление винной бочки, предназначенной для оставления в Кельне, больше 8 моргинов. За бочки, предназначенные для сплава по течению Рейна, можно брать по 2 шиллинга со штуки, как это принято было в старину. С дубового обруча — два моргина... С клепки — 3 вайспфеннига[166].

Бочары, работающие поденно, не имеют права бросать работу, не кончив ее. Нарушивший это правило уплачи­вает штраф в размере 1 фунта воску. Братьям запрещает­ся сманивать друг у друга работников[167] под угрозой уплаты 1 фунта воску за каждый день, который они продержат у себя сманенного. Поденная плата не должна превышать двух вайспфеннигов.

11. В день поминок брата, который при жизни по­хвально и честно вел себя, занимаясь этим ремеслом... братская казна дает из своих средств 6 фунтов воску... Ког­да кто-либо из братьев умрет, то все члены братства обя­заны следовать за похоронной процессией до самой церк­ви и кладбища; затем они должны обратно вернуться в дом, как это предписывается стариной и обычаем. Не исполнившие этого пункта устава уплачивают 1 вайспфен-ниг штрафа.

12. Если кто-либо из братьев охромеет, ослепнет или состарится, придет вследствие этого в бедность и не смо­жет зарабатывать... он имеет право получать из братской казны по 8 моргинов в день, пока бог дарует ему жизнь...

5. [Шелкопрядилыцицы Кельна] (1412-1413 годы)

 

Да будет известно, что к нам в Кельн явился Вальтер Кезингер, предложивший построить колесо для прядения и сучения шелка. Но, посоветовавшись и подумавши со своими друзьями... совет нашел, что многие в нашем го­роде, которые кормятся этим ремеслом, погибнут тогда. Поэтому было постановлено, что не надо строить и ста­вить колесо ни теперь, ни когда-либо впоследствии.

6. [Городской совет Кельна запрещает подмастерьям-сапожникам разные нововведения] (1491 год)

 

Наши дорогие и верные бюргеры из цеха сапожников поставили нас в известность, что работники этого цеха часто обнаруживают по отношению к своим мастерам не­обычное неповиновение.

Так, например, они осмеливаются вводить особые праздники, не принятые в прежнее время, уходить по но­чам из дома мастеров и совершать другие неприличные поступки. Если не оказать этому противодействия, то с течением времени отсюда может произойти много неудо­вольствия и неприятностей; для предотвращения этих по­следствий, а также чтобы поддержать согласие, почтительность и страх в вышеуказанном цехе, мы разрешили на­званным выше мастерам и братьям ... внести в их цехо­вую книгу следующие ниже пункты, оглашать их каждые полгода в день выборов или в какое-либо другое время, когда они сочтут нужным это сделать, и требовать их твер­дого соблюдения под угрозой штрафа и пени за наруше­ние их.

1. Если подмастерье вышеуказанного цеха вздумает ухо­дить по ночам без ведома и согласия мастера, то за каждый такой проступок он уплачивает цеху штраф в 3 кельн­ских альбуса[168].

2. Если работник или ученик осмелится вводить не принятые в прежнее время праздники, станет уходить днем и не захочет работать как полагается, то за каждый такой прогул он штрафуется уплатой 3 альбусов в пользу цеха.

3. Если мастер или брат вышеуказанного цеха даст у себя работу работнику, нарушившему эти наши постанов­ления, до того как работник полностью внесет наложен­ный на него штраф, то мастер этот уплачивает цеху 1 кель­нскую марку* штрафа за каждый день, который работник проработает у него.

Совет приказал внести эти постановления в книгу ме-морий, а вышеуказанному цеху выдать копию с них ... Вместе с тем совет оставил за собою право во всякое вре­мя, если понадобится, дополнить их или сократить.

7. Уставы лавочников Любека и Страсбурга (XIV-ХУвека)

 

Устав о любекских гостях[169] (1353 год)

 

Гость, торгующий пряностями, не имеет права прода­вать их в меньшем количестве, чем два лифляндских фун­та. Это относится ко всем сортам за исключением гвоз­дики и самого крупного сорта изюма, которые разрешается продавать фунтами; шафран же можно продавать по­луфунтами, но не меньше. Все продаваемое должно быть и взвешиваемо исключительно на городских весах.

Лавочники-гости могут торговать лишь три раза в году перед церквами или на рынках.

Гости, торгующие кельнским товаром, должны продавать бумажную пряжу не в меньшем количестве, чем фун­тами, тесемки — сотнями [кусков], сукно, идущее на подкладку — полусотнями [кусков], шелковые ленты — полуфунтами, парижскую кайму — полудюжинами [кус­ков], золото и серебро — не меньше, чем по шести ун­ций*, цетеры[170] — по шести [кусков], сорт сукна, называе­мый «гардоке», — не меньше чем дюжинами [кусков], нюрнбергские ножи — полусотнями, кинжалы — дюжи­нами, замки — дюжинами, четки — большими дюжина­ми [т. е. по 12 дюжин, так называемый грах], бумагу — стопами.

Гости, торгующие ирландским сукном, или сардоками[171], или шелковым сукном, имеют право продавать этот товар лишь кусками, но отнюдь не в розницу локтями.

Гости имеют право продавать миндаль не меньше чем по 25 фунтов, рис также по 25 фунтов. Все это должно быть хорошо взвешиваемо исключительно на городских весах.

Гости, являющиеся лавочниками, обязаны подчиняться тем же правилам, что и лавочники-бюргеры, и не имеют права торговать по праздникам.

Гости, покупающие здесь товар, не имеют права про­давать здесь тот же товар. Если случится, что олдермен [старшина] купит у гостя товар в меньшем количество, чем здесь предписано, не предупредив гостя о том, что это запрещено, то он обязан нернуть гостю то, что тот запла­тил в виде штрафа.

Если старшины найдут где-нибудь плохой товар, то они обязаны представить его в совет.

Гостю разрешается продавать хлопчатую бумагу не мень­ше чем по 25 фунтов, шалонские шерстяные одеяла[172] не меньше чем полудюжинами, и тафту, называемую цинделем[173], не меньше чем по 6 кусков.

Те лавочники, которые являются нашими бюргерами, должны выслушать этот устав на своих цеховых собраниях и не могут отговариваться его незнанием.

Лавочник не имеет права устраивать в окне более вы­сокую выставку, чем на три куска страсбургского сукна; вместо последнего можно выставить соответственное коли­чество другого товара. Нарушивший какой-либо из этих пунктов штрафуется каждый раз уплатой 3 марок серебром.

Устав о бюргерах

 

Запрещается держать открытые погреба[174] и продавать на вес или как-либо иначе товар, принадлежащий к числу тех, которые продаются в лавках, без соблюдения указан­ных ниже правил.

Бюргер, торгующий пряностями, не имеет права про­давать каждый сорт их в меньшем количестве, чем один лифляндский фунт. Исключение составляют гвоздика и самый крупный сорт изюма; их можно продавать полуфун­тами, но не меньше. Шафран разрешается продавать не меньше чем по 4 рыночных фунта; миндаль, рис, изюм, фиги, растительное масло, хлопчатую бумагу — по 25 фун­тов, шалонские одеяла — полудюжинами, «циндели» — по 4 куска, брюки — не меньше чем по 6 пар; шапки — по 6, ирландские сукна и сардоки должны продаваться целыми кусками, наволочки на подушки — не меньше чем полудюжинами. Если кто-либо из наших бюргеров полу­чит из чужих стран растительное масло, миндаль, рис, изюм, финики, между тем как у гостей их не будет, то ему разрешается торговать ими в филипповский и великий посты подобно лавочникам.

Лавочники, торгующие кельнским товаром, не могут продавать бумажную пряжу в меньшем количестве, чем по 2 фунта, тесемки — лишь полусотнями [кусков], тик — четвертями сотен [кусков], шелковые ленты — не мень­ше чем полуфунтами, парижскую кайму — полудюжинами [кусков], золото и серебро — не меньше 4 унций, сар­доки — не меньше 6 [кусков], нюрнбергские ножи, кин­жалы, замки — не меньше чем полудюжинами, четки — (юльшими полудюжинами, бумагу — полустопами.

Тик и сетер[175] могут быть продаваемы в розницу только лавочниками. Запрещается также кому-либо, кроме них, продавать шелк лотами[176] или полулотами.

Весь перечисленный выше товар, продаваемый по весу, должен быть взвешиваем исключительно на городских ве­сах; нарушивший это правило уплачивает с каждой шту­ки товара 4 марки штрафа.

... Если кто-либо из наших бюргеров захочет продавать товар меньшими количествами, чем здесь указано, то он должен заявить об этом желании на двух цеховых собра-^ ниях в присутствии господ олдерменов [т. е. старшин], назначенных для этой цели советом, и лавочников.

Желающий заняться такого рода торговлей должен об­ладать свободным имуществом в 20 марок и обязан пред­ставить цеху лавочников доказательства этого.

Приезжающие лавочники могут беспрепятственно тор­говать здесь три дня в году и притом не в праздники, со­ответственно тому, как это было принято в старину; они имеют право продавать миндаль, рис, фиги, изюм, фи­ники, тмин римский и полевой, анис[177] не меньше чем фунтами; всякого рода другие пряности — не меньше чем по 4 лота.

Приезжий лавочник, торгующий здесь, согласно этим предписаниям, может покупать продаваемый им товар у наших бюргеров с тем, однако, условием, что чего он не продаст в течение трех дней, то он обязан увезти отсюда.

Запрещается лавочнику раскладывать в праздничные дни на окнах свой товар.

Гость не имеет права продавать на постоялом дворе на­волочки в меньшем количестве, чем полудюжинами, зам­ки—в меньшем, чем дюжинами.

Ни бюргеры, ни гости не имеют права продавать сардоки иначе чем кусками за исключением лавочников, ко­торым разрешается продавать этот сорт ткани в розницу.

Запрещается лавочникам расставлять свои палатки у церквей, на кладбищах, на улицах без согласия совета.

Свечники и свечницы не имеют права продавать свой товар, но им разрешается делать свечи из воска, данного заказчиками.

Приведенный выше устав сохраняет силу, пока угодно будет совету.

Устав еженедельного рынка в городе Страсбурге (1491 год)

 

Стремясь к тому, чтобы еженедельный рынок прино­сил простому люду города Страсбурга пользу, и вместе с тем желая искоренить хотя бы частично посредничество, наши господа старшины, совет и коллегия XXI постано­вили следующее.

Нужно приказать всем комиссионерам по покупке-про­даже зерна[178], что если они услышат или увидят, что чу­жие лица осмеливаются скупать зерно и опять продавать его здесь, в городе, с целью наживы, то они, комиссионе­ры, обязаны сказать этим людям, что подобного рода тор­говля запрещена и что они должны немедленно увозить то, что купили на рынке или в другом месте...

Нужно также приказать комиссионерам, что если они узнают, что кто-либо в городе — монастырь ли или кто-либо иной — хочет оптом продать имеющееся у него зер­но, то они должны известить об этом старшину по скуп­ке зерна [т. е. городского старшину] на тот случай, что, быть может, город пожелает купить часть этого зерна, что­бы предотвратить в будущем нужду в хлебе. Чего город не захочет купить, то может быть свободно продано с тем, однако, условием, что купленное зерно должно быть немедленно увозимо и не может быть продаваемо здесь с целью наживы.

Наши господа старшины, совет и коллегия XXI по­становили, что ни один бюргер или крестьянин города Страсбурга, имеющий вино в достаточном количестве, чтобы покрыть нужды своей семьи в течение одного года или полутора лет, не имеет права покупать его на откры­том рынке с целью спекулятивной перепродажи под угро­зой штрафа в 5 фунтов пфеннигов; если же он хочет по­купать вино для перепродажи, то ему разрешается приоб­ретать его вне города, в сельских местностях.

Запрещается бюргерам и крестьянам Страсбурга, кото­рые не имеют лошадей и не разводят их, покупать здесь овес с целью спекулятивной перепродажи. У кого есть лошади, тот имеет право покупать каждый рыночный день до 10 четвертей овса, не больше. Наше прежнее поста­новление, разрешавшее комиссионерам по покупке-про­даже зерна торговать в своих палатках овсом, сохраняет силу. Но [им] запрещается покупать овес в сельских мест­ностях и ввозить его в город. Об этом следует оповестить народ...



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.009 с.)