III. ХАРТИИ НЕМЕЦКИХ ГОРОДОВ XII ВЕКА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

III. ХАРТИИ НЕМЕЦКИХ ГОРОДОВ XII ВЕКА



4. Древнейшее городское право Страсбурга (вторая половина XII века)

 

1. По образу других городов на том почетном условии основан Страсбург, чтобы каждый человек как чужой, так и местный уроженец, имел в нем мир во всякое время и от всех.

2. Если кто вне города совершит преступление и из-за страха вины бежит в него, пусть пребывает в нем безопас­но. Пусть никто, применив насилие, не наложит на него руку; он же покорно и с готовностью пусть предстанет пе­ред судом.

3. Пусть никто не принесет в него (в город) и не ос­меливается в нем хранить награбленное или украденное, если не будет готов дать отчет каждому истцу.

4. Пусть никто не введет в город пленника, если не представит его шультгейсу* (causidicus) или судье (iudex), который пусть сохранит его до законного рассмотрения дела.

5. Все должностные лица этого города подчинены вла­сти епископа так, что либо он сам их назначает, либо те, которых он сам поставил. Старшие же будут назначать младших соответственно тому, как они им подчинены.

6. Никому епископ не должен давать общественной должности, кроме тех, кто принадлежит к зависимым лю­дям его церкви (de familia ecclesiae sue).

7. Четырех же должностных лиц, на которых лежит уп­равление городом, епископ инвестирует своею рукой (вла­стью), а именно, шультгейса (scultetus), бургграфа* (burg-gravius), телонеария* (thelonearius) и магистра монеты (monete magister).

О шультгейсе, который называется также (causidicus), скажем прежде всего.

8. Шультгейс имеет право назначать двух подчиненных ему заместителей, которых обыкновенно называют судья­ми (iudices), настолько уважаемых, чтобы горожане (burgen-ses), сохраняя свою честь, могли предстать перед ними в суде.

9. Также шультгейсу принадлежит право назначать трех лиц, которых называем хеймбургами (heymburgen), — од­ного во внутреннем, т.е. старом, городе и двух во внеш­нем — и надзирателя тюрьмы, в которой содержатся под охраной преступники.

Таковы же обязанности каждого в отдельности.

10. Шультгейс будет судить за кражу (furtum), за freve­la, за денежные долги (pro geltschulda) всех горожан города и всех прибывших в него из этого епископства*, если они не противопоставят разумного основания для исклю­чения, кроме министериалов* церкви и тех, которые при­надлежат к зависимым людям (de familia) епископа, и тех, которые им назначены на должности.

11. Получает же власть преследовать и наказывать пре­ступников, которую называют банн (bannum), не от епис­копа, но от фогта* (ab advocato). Ибо ту власть, которая — в соответствии с характером преступления — направлена на пролитие крови при вешании, отрубании головы, изу­вечении и тому подобное, духовное лицо не должно ни иметь, ни передавать другому. Поэтому, после того как епископ поставит фогта, император дает ему банн, т.е. право наказания мечом осуждаемых таким образом, и всю власть их преследовать.

12. Так как ее [т.е. эту власть], имеет, следователь­но, только лишь в силу фогтского звания, то справедли­во, чтобы никоим образом не отказывал в ней шультгейсу, телонеарию, магистру монеты, кого бы ни поставил епископ, от которого он сам держит фогтство.

13. В этом городе, итак, никто не имеет права суда, исключая императора или епископа, или тех, которые имеют судебную власть от него.

14. У судей, которые подчинены шультгейсу, власть су­дить не распространяется на кражи (furta) или frevelas, но только на денежные долги (in geltschuldas).

15. Место же судов на рынке у св. Мартина. Поэтому никто из тех, на кого подана жалоба, не должен быть вы­зван в дом шультгейса или судьи, но только в вышеупо­мянутое общественное место.

16. Если, однако, судьи или шультгейс вызовут кого-либо к себе на дом и те не придут, то за это они не бу­дут виновны (обязаны уплатить) какую-либо композицию*.

29. Шультгейс* или судья не должен разбирать в суде никакого дела, за исключением того, с которым обрати­лись к нему. Если же будет уличен, что сделал что-либо помимо судебного порядка и справедливого суда, по за­кону теряет свою должность.

30. Горожанина, находящегося в состоянии готовнос­ти к дороге, т. е. уже входящего на корабль или садящегося на лошадь или в повозку, никто из согорожан не дол­жен задерживать из-за жалобы. Но так как он настолько не заботился о себе, что дело свое отложил до такого край­него времени, то справедливо, чтобы все, что против того имел, до его возвращения отложил.

31. Если кто обвинит своего согорожанина вне города перед чужим судьей, то из-за этой вины обязан уплатить композицию и судье города и тому, кого обвинил, и воз­местить ему ущерб, который из-за его жалобы тот понес.

37. Во всех дворах монастырских братьев или министе­риалов, в которых они сами лично не будут жить, шульт­гейс или судья имеет право вызова на суд и принуждения их обитателей.

38. Точно так же шультгейс имеет право судить слуг братьев любого монастыря в отношении их личности (de ipsis), а именно, в делах, касающихся торговли, если они занимаются торговлей (mercatores esse) , 39. Всякий, кто прибудет в город, являясь должником какого-либо человека, если будет обвинен перед судьей, должен быть представлен шультгейсу на суд тем канони­ком* или министериалом, в дом которого он вступил. Если же (каноник или министериал) этого не сделает, то должен ответить вместо него.

42. Фогт не должен судить нигде, кроме как во двор­це епископа. Если же кого-либо вызовет к себе на дом, то тот, кто не придет, не должен из-за этого платить ему какую-либо композицию.

43. Когда же фогт умрет или когда по какой-либо при­чине фогство будет вакантно, епископ никакого фогта не должен назначать без избрания и согласия каноников, ми­нистериалов и горожан.

44. К обязанности бургграфа принадлежит назначать ма­гистров* почти всех officiorum в городе, а именно седель­ников, кожевников, перчаточников, сапожников, кузне­цов, мельников и тех, которые делают винные бочки и кружки, и изготовителей мечей, и которые продают пло­ды, и трактирщиков, И в отношении них имеет право суда, если в чем-либо прегрешат в своих обязанностях (in officiis suis).

45. Место же суда и наказания их находится во дворце епископа.

47. К праву бургграфа принадлежит также получение некоторых пошлин, как например, с мечей, которые в ножнах выносятся на рынок для продажи. С других же, ко­торые на кораблях привозятся из Кельна или откуда бы то ни было, пошлину пусть получает телонеарий.

48. Также с растительного масла, орехов, плодов, — откуда бы они ни были привезены и проданы за деньги, — пошлину получает бургграф. Если же они проданы за соль, вино, зерно или какую угодно другую цену, то по­шлину пусть поделят бургграф и телонеарий.

49. Помимо вышеназванных, все остальные пошлины принадлежат к должности телонеария. Они же взимают­ся по-разному.

50. Если кто с одного корабля на другой корабль пе­регрузит свои товары, с каждого корабля даст 4 денария.

51. Всякий купец (mercator), который пройдет в (че­рез) этот город со своим грузом на вьючных животных, — если ничего не продаст или не купит, — не уплатит никакой пошлины.

52. Если кто-либо из зависимых людей этой церкви (de familia ecclesiae), мужчина или женщина, продаст в этом городе вещи, которые сделал своими руками или ко­торые выросли у него, то не даст пошлины. И если ку­пит что-либо для своих надобностей, чего не будет про­давать ради наживы, также не даст пошлины. Если же, однако, кто-либо наклевещет на него, что проданные вещи не выросли у него и не были им самим сделаны, или что он купил их ради наживы, то простой своей рукой пусть себя очистит.

53. Если кто купит или продаст до [менее чем на] 5 солидов, не дает пошлины.

54. С пяти солидов пусть даст монету, с таланта — 4, с лошади — 4, с мула — 4, с осла — 1 денарий.

55. Пошлину с углей и пеньки, каковую епископы до сих пор взимали, равно как плату за винный и печной банн[138] отныне пусть телонеарий не взимает.

56. К должности телонеария относится удостоверять раскаленным железом все меры — малые или большие — для соли, вина, растительного масла и зерна, сделанные магистром трактирщиков. И он никому не должен их ус­тупать, разве согорожанину своему для измерения амы[139] (ата) вина, или четверти зерна, и при подобных мело­чах и притом бесплатно.

57. Однако, если их [меры] пожелает иметь кто-либо из горожан для своей надобности, то ему дозволяется, но так, чтобы они были добросовестно и самим лично клей­мены телонеарием, так же, как и каждому из горожан можно иметь в доме свои собственные весовые гири, так, однако, чтобы они были сделаны магистром монеты (monetarius).

58. Также обязанность телонеария все мосты нового го­рода — сколько их будет нужно — и бургграфа все мосты старого города строить настолько прочно, чтобы всякий мог безопасно переехать со своими повозками и вьючны­ми животными. Если же из-за старости, слишком боль­шой изношенности или какой-либо неисправности мостов кто-либо потерпит ущерб, то телонеарий или бургграф должны быть принуждены каждый по своей части по пра­ву возместить.

Следует об обязанности магистра монеты (monetarius).

59. Он по праву имеет судебную власть в делах отно­сительно фальшивой монеты и над самими фальшивомо­нетчиками как в городе, так и вне его по всему епископ­ству без какого-либо препятствия со стороны судей.

60. Где бы во всем епископстве он ни нашел фальши­вомонетчика, пусть доставит его в город и судит согласно судебному праву города.

61. Монета же должна быть такого веса, чтобы 20 со­лидов составляли марку, каковые денарии [т.е. чеканен­ные из этого расчета] называются pfundig. Та монета, по­стоянная и устойчивая, должна обращаться в этом епис­копстве, если только не будет подделана. Тогда же по совету [буквально — совещанием] мудрых пусть будет из­менена соответственно другой форме, но не другому весу.

72. Когда епископ приказывает чеканить новую монету, то сначала делают 5 солидов той формы и того веса, которые должна иметь в обращении новая монета.

77. Всякий, желающий получить право монетчиков, даст епископу половину марки золота, магистру монеты пять денариев золота, монетчикам 20 солидов тяжелой [полновесной] монеты.

80. Каждый, кто повредит стены или ров (vallum) го­рода, уплатит бургграфу композицию* в 40 солидов.

81. Всякий, кто застроит улицу, также предстанет для уплаты штрафа перед бургграфом. Никому же бургграф не должен давать разрешения.

82. Пусть никто не вываливает навоз или отбросы пе­ред своим домом, если не желает немедленно вывезти их, за исключением предназначенных для этого мест, а имен­но: около мясных ларей, также около св. Стефана, и так­же около колодца на конном рынке, и около места, ко­торое называется Гевирке.

84. Всякий, кто желает выстроить мельницу, пусть про­сит разрешения у бургграфа и согласия у горожан. Зару­чившись тем и другим, пусть даст бургграфу золотую мо­нету.

85. Пусть никто не платит пошлины с рогож (или ци­новок), кур, гусей, яиц, лука, капусты и других каких угодно овощей, с чаш (scuttelis), с кружек, если не про­даст на 5 солидов.

86. Никто не должен иметь в городе свиней, если не поручит их пастуху.

88. К праву епископа принадлежит иметь из этого го­рода 24 посланца (legatos) и только лишь из числа торгов­цев (mercatores). Их обязанности в пределах только епис­копства совершать поездки с поручениями епископа к его людям. Если же в то время они понесут какой-либо ущерб — или в отношении своей личности или в отношении сво­их вещей, которые везли с собой в пути, — епископ дол­жен им возместить.

89. Отдельные из них обязаны ежегодно три раза со­вершать такие поездки с поручениями за счет епископа. Со стороны епископа им оказывается такая почесть, что­бы при его празднествах, когда он пригласит своих лю­дей, они имели перед ним самим почетные места за столом, чтобы те люди его, благодаря этому, сделались тем более известны.

90. Когда епископ вступит в город, то его лошади долж­ны быть размещены в господской конюшне, которая на­чинается от странноприимного дома [или богадельни] и идет по окружности стены до сада епископа.

91. Если епископ будет иметь больше лошадей, то их возьмут шультгейс или судьи его и конюший и разместят их по домам, где обычно находятся пристанища для пришлых людей. Если еще больше будет иметь лошадей, то по праву не может разместить их в каких-либо других до­ мах города, если не сможет этого добиться посредством просьб.

92. Если же император или король вступят в город, его лошади размещаются всюду.

93. Отдельные горожане должны также ежегодно пять дней работать на господской барщине (in dominico opere), за исключением всех монетчиков, которые принадлежат к числу зависимых людей (familia) церкви, и за исключени­ем двенадцати среди кожевников, и за исключением всех седельников, и четырех среди перчаточников, и четырех среди пекарей, и восьми среди сапожников, и всех куз­нецов, и всех плотников, и мясников, и бочаров винных бочек.

98. Каждый из судей даст во время жатвы пять соли­дов и магистр мельников один солид, и магистр трактир­щиков один солид для покупки хлеба при жатве.

99. И когда будут обмолачивать хлеб епископа, каждому из судей он даст один мальтер1 зерна, так как судьи и гла­шатаи (precones) должны стеречь хлеб епископа при жат­ве, пока идет уборка.

102. Среди кожевников есть 12, которые за счет епис­копа (cum expensis episcopi) должны делать [обрабатывать] кожи и изготовлять меховые одежды: сколько епископу по­надобится. Материал для них магистр кожевников, взяв с собой сколько будет нужно из числа этих двенадцати, пусть купит на деньги епископа в Майнце или Кельне. Если какой-либо ущерб потерпят в дороге как в вещах, так Мальтер равен 16 четвертям, примерно 220 кг. и в отношении плена [т. е. благодаря плену], епископ должен им возместить.

103. Право [обязанность] кузнецов таково. Когда епис­коп отправится в поход императора, каждый кузнец даст по 4 подковы со своими гвоздями. Из них бургграф даст епископу на 24 коня, остальные удержит себе.

104. Если епископ отправится ко двору императора, каждый кузнец даст по две подковы со своими гвоздями, из числа которых бургграф даст епископу на 12 лошадей, а остальные удержит себе.

105. Кроме того, кузнецы обязаны делать все, что по­надобится епископу в его дворце, а именно по части две­рей, окон и разных вещей, которые делаются из железа; при этом им дается материал и отпускается продовольствие на все время.

106. Если епископ осадит какой-либо замок, или у него будет осажден замок, то кузнецы дадут 300 стрел. Если епископу, понадобится больше, то за его счет (de sumptibus suis et expensis) в достаточном количестве пусть доста­вят.

107. Запоры и цепи для запирания городских ворот, по­лучив общественные средства на расходы, должны делать кузнецы.

108. Среди сапожников есть 8 человек, которые будут давать епископу, отправляющемуся ко двору или в поход императора, чехлы для светильников, baccinorum et cypho-rum. Все остальное, — что понадобится для вышеуказан­ного или для осады замков, либо из кожаных мешков, либо in bustris, либо из какого угодно соответствующего характеру вышеупомянутых нужд снаряжения, — изготов­ляемое из черной кожи, пусть делают за счет (de sumpti-bus et expensis) епископа.

109. Четверо среди перчаточников дадут епископу, отправляющемуся ко двору или в поход, сколько будет не­обходимо белой кожи на чехлы для светильников. Все ос­тальное, сколько будет необходимо для вышеупомянутых вещей и для осады замков, из белой кожи пусть делают за счет (de sumptibus et expensis) епископа.

110. Седельники дадут епископу, отправляющемуся ко двору, два вьючных седла, в поход империи — четыре.

Если будет иметь нужду в большем количестве, за счет (de sumptibus et expensis) епископа пусть сделают.

111. Когда епископ отправляется в поход или ко дво­ру, то изготовители мечей должны чистить мечи и шле­мы vicedomini[140], конюшего, дворецкого, виночерпия, камерария[141] и всех необходимых и повседневных слуг епис­копа. Кроме того, если окажется нужным, будут чистить охотничьи копья епископа.

112. Кружечники пусть выделывают все кружки, в скольких будет иметь нужду епископ или при своем дво­ре, или при дворе императора, когда император к нему прибудет, или, отправляясь ко двору императора, за счет (de sumptibus et expensis) самого епископа. Магистр же бочаров даст древесный материал. Кроме этого, ежедневно будет давать дерево кружечникам епископа.

113. Бочары, получив древесный материал от своего магистра и обручи и связки у казначея епископа, пусть сделают все, в чем будет иметь нужду епископ, находясь дома, или император, или императрица, — когда будут присутствовать здесь, — для бани своей и, кроме этого, для кухни и для нужд виночерпиев. Точно так же и когда епископ отправляется ко двору, все то доставят за счет (cum sumptibus et expensis) епископа. Кроме этого, все винные бочки епископа — малые и большие — будут свя­зывать [очевидно, набивать обручи] за его счет (cum sumptibus et expensis sius).

114. Право [обязанность] трактирщиков по понедель­никам чистить отхожее место епископа и амбар, если он этого захочет.

115. Мельники и рыбаки обязаны возить епископа по воде, куда бы он ни пожелал, между Рустом и Виллето-ром. Лодками их будет снабжать в нужном количестве телонеарий. Весла они приносят свои; и до епископского сада они отводят лодки — так же, как ранее отправились туда — за счет епископа. Рыбаки дают двух гребцов, мель­ники третьего. Если они погубят суда по своей небрежности, пусть заплатят. Если же суда будут отняты у них силой, то ущерб возместит епископ.

116. Рыбаки должны ловить рыбу для нужд епископа в промежуток времени между рождеством св. Марии и празд­ником св. Михаила ежегодно в течение трех дней и трех* ночей со своими снастями, — когда вода будет более бла­гоприятна — в Рейне между Виллетором и Рустом, в Альзе1 вплоть до Эберсгейма, в Брейше вплоть до Маллегейма, в Шуттере вплоть до Мербурга, в Кинциге вплоть до Кинцдорфа за счет епископа. В этих пределах никто пусть не осмелится их исключить от какой-либо воды [от права ло­вить рыбу], исключая воду, которая sub claustris coarctata est.

117. В Брейше от верхней стены города до нижней около св. Стефана пусть никто не осмелится ловить рыбу без разрешения епископа или его дворецкого.

118. Плотники по понедельникам должны выходить на работу епископа за его счет (cum expensis ipsius). Когда са­мым ранним утром придут на место перед дворцом, пусть не осмелятся уходить до звона колокола, в который уда­рили к ранней обедне. Если тем временем не будут взяты на работу епископа, то свободные в тот день пусть ухо­дят. Они не могут быть принуждаемы идти на работу для кого-либо другого, кроме епископа.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.135.174 (0.011 с.)