Тордесильясский договор между королями Испании и Португалии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тордесильясский договор между королями Испании и Португалии



О разделе мира. 7 июня 1494 года

 

Соглашение в Тордесильяссе было заключено год спустя после обнародования булл о разделе мира между Испанией и Португалией папы Александра VI.

В этих буллах демаркационная линия, разделяющая испан­ские и португальские владения, намечена была в 100 лигах (лига — 5,55 км) к западу от островов Зеленого Мыса. Таким образом Португалия добилась в Тордесильяссе переноса границы еще на 270 лиг к западу. Отныне португальская зона включа­ла почти всю Атлантику и значительную часть (до 50° з. д. от Гринвича) Бразилии (которая была шесть лет спустя открыта португальским мореплавателем Кабралем).

В момент заключении договора Колумб совершал свое вто­рое плавание и находился у берегов Кубы и Ямайки. Кастиль­ские представители предполагали, что во время этого путешествия могут быть открыты новые земли в восточной части Атлантического океана, и добились включения в текст соглаше­нии специальной статьи об открытиях, которые могут быть сделаны до 20 июня 1494 г.

Пункт договора об отправке специальной экспедиции для демаркации линии раздела не был выполнен, и эксперты не покинули пределов полуострова, хотя в мае 1495 г. десятиме­сячный срок отправки кораблей был продлен на неопределен­ное время.

В Тордесильясском договоре было дано половинчатое реше­ние проблемы раздела мира. Демаркационная линия была про­ведена лишь через Атлантику. Иначе и не могло быть, так как моря и земли Дальнего Востока и Дальнего Запада стали извест­ны европейцам лишь 2 десятилетия спустя.

Неминуемое и непредусмотренное в Тордесильяссе столкно­вение испанских и португальских интересов в Тихом океане последовало в период знаменитого путешествия Магеллана (1519—1522). Вопрос о второй демаркационной линии был ре­шен лишь после 6-летних переговоров Сарагосским договором 1529 г.

Тордесильясский договор, подобно буллам Александра VI, является дипломатическим документом большого историческо­го значения. Договором были заложены основы колониальной политики пиренейских держав и отчетливо сформулированы принципы доктрины "закрытого моря" и исключительных прав Испании и Португалии на владение всем внеевропейским ми­ром.

Статьи Тордесильясского договора сохраняли реальную силу до тех пор, пока преобладание Испании и Португалии в Но­вом Свете, Азии и Африке оставалось бесспорным.

Уже в XVII столетии, когда инициатива колониальной экспансии переходит к Англии, Франции и Голландии, а Испа­ния и Португалия теряют в непосильной борьбе значительную часть своих вест-индских и ост-индских владений, пункты дого­вора в Тордесильяссе звучат как анахронизм. Однако до кон­ца XVIII в. Тордесильясский договор сохранял юридическую силу при разрешении пограничных споров в южноамериканс­ких владениях Испании и Португалии.

 

...Высокие договаривающиеся стороны через выше­ поименованных представителей условились и согласились во избежание сомнений и споров относительно островов и земель, уже открытых или тех, которые будут открыты в море-океане, чтобы была проведена прямая линия от по­люса до полюса, т. е. от полюса арктического до полюса антарктического с севера на юг, в 370 лигах* к западу от островов Зеленого Мыса, на расстоянии, определенном в градусах или иными способами, каковые будут признаны наиболее удобными, и измеренном без излишка или недо­статка, и чтобы все, что уже открыто или будет открыто королем Португалии или его кораблями, буде то острова или материки, к востоку от этой линии и внутри ее на севере и на юге, принадлежало названному сеньору коро­лю Португалии и его преемникам на веки вечные и что все острова и материки, как открытые, так и те, что будут открыты королем и королевой Кастилии и Арагона или их кораблями к западу от названной линии, на севере и на юге принадлежало означенным сеньорам королю и королеве и их преемникам на веки вечные.

Далее: для того, чтобы названная разделительная ли­ния была проведена правильно и в возможно более корот­кий срок в 370 лигах к западу от островов Зеленого Мыса, высокие договаривающиеся стороны прикажут в течение 10 месяцев, следующих за подписанием этого договора и соглашения, снарядить 2 или 4 каравеллы по одной или по две от каждой из сторон, каковые каравеллы по истечении указанного срока должны прибыть на остров Гран Канария с пилотами[399], астрологами и иными лицами, назначенными в равном числе португальским королем на корабли порту­гальские и кастильским королем на корабли кастильские; псе каравеллы должны выйти затем в море и установить румбы, ветры и градусы юга и севера и наметить назван­ные 370 лиг, следуя от островов Зеленого Мыса на запад вплоть до пересечения с искомой линией, и все время отсчитывать лиги, измеряя оные согласно способу, который означенные лица установят без ущерба для высоких договаривающихся сторон, и прибыв к тому месту, где назван­ная линия должна проходить, оные лица отметят пункты, через которые проходит линия, либо в градусах юга и севера, либо безградусно, в лигах, в зависимости от того, как будет лучше, и составят обо всем акт и скрепят его своими подписями.

Если же, по счастью, таковая линия пересечет остров или материк, да будет установлен столб или знак, и да бу­дет он разделять ту часть, что принадлежит Португалии, от той, что отведена Кастилии.

Далее: высокие договаривающиеся стороны заверя­ют через своих представителей, что отныне и впредь не будут они отправлять никаких кораблей — названные ко­роль и королева Кастилии и Арагона — в моря, что нахо­дятся к востоку от названной линии и принадлежащие ко­ролю Португалии, а король Португалии в моря по другую сторону линии к западу от нее, которые считаются при­надлежащими королю и королеве Кастилии.

Так же ни одна из сторон не будет совершать открытий и завоеваний и не будут вести торговлю за разделительной линией, намеченной согласно вышесказанному. И если случайно корабли короля Португалии окажутся в порту, принадлежащем королю Кастилии, то таковые корабли должны быть немедленно переданы королю Португалии, и так же да будет поступлено последними по отношению к королю Кастилии.

Далее: поскольку корабли короля Кастилии, что следуют в земли, лежащие за названной линией, по необхо­димости должны проходить через моря, находящиеся по сю сторону линии и принадлежащие Португалии, договорились оба государя, что названные корабли могут плавать свобод­но и без помех в этих морях в течение всего времени, ко­торое потребно для перехода, и могут следовать они для открытий и завоеваний в места, принадлежащие Кастилии, но если при этом открытая земля окажется в части, от­веденной для Португалии, будет она считаться владением короля Португалии.

И так как может случиться, что корабли короля и ко­ролевы Кастилии и Арагона откроют до 20-го числа теку­щего месяца острова и материки по сю сторону названной линии, что должна быть проведена в 370 лигах к западу от островов Зеленого Мыса, условились высокие договарива­ющиеся стороны через своих представителей, чтобы во из­бежание сомнений, все, что будет открыто к 20 июня ко­раблями и людьми кастильскими в пространстве, лежащем на 250 лиг к западу от островов Зеленого Мыса, будет принадлежать королю Португалии, а земли, что находят­ся далее к западу внутри полосы, простирающейся на 120 лиг к востоку от названной разделительной линии, бу­дут принадлежать королю и королеве Кастилии, хотя оные 120 лиг и составляют часть дистанции в 370 лиг, в пре­делах коей все моря и земли являются владениями короля Португалии.

Если же до 20 июня ничего не будет открыто корабля­ми короля и королевы Кастилии внутри оных 120 лиг, все, что откроют кастильские корабли, впредь в этих ме­стах да считается владениями короля Португалии.

III. ОТКРЫТИЕ МОРСКОГО ПУТИ В ИНДИЮ

 

4. Первая поездка в Индию (1497—1499) (Записки участника первой экспедиции Васко да Томы)

 

Документ взят из записок "Указатель пути". Автор этих за­писок (вероятно, матрос, человек, не очень сведущий в лите­ратуре) остался неизвестным. Возможно, он погиб, возвраща­ясь из Индии, так как повествование неожиданно обрывается.

Тем не менее рассказ очевидца по сравнению с другими сооб­щениями, в том числе и позднейших историков, является наиболее достоверным описанием первого морского путешествия Васко да Гамы.

Экспедиция Васко да Гамы разрешила, наконец, давниш­нюю проблему поиска морского пути в Индию.

 

1. В 1497 г. король Мануил португальский послал че­тыре корабля для открытий и нахождения пряностей. Ко­мандором сих кораблей был Васко да Гама...

В воскресенье 8 июля 1497 г. мы снялись с якоря в Растелло[400].

... 1 марта [1498 г.] к вечеру мы увидали острова и ма­терик[401], но отложили обследование до следующего дня...

37. Во вторник, 24 апреля, двинулись мы отсюда в го­род Каликут[402], о котором наш король имел сведения. Шли мы на восток, наперерез того большого залива, куда... вливается и Красное море, при котором святой дом Мек­ки.

...В пятницу, 17 мая, после 23 дней безбрежного моря, мы увидели землю... а затем подошли и к городу Каликуту... Послал наш командор одного человека в город, а там его принесли к двум маврам из Туниса, которые говорили по-кастильски и по-генуэзски. И первым их приветом было: "Кой черт вас занес сюда?" Но затем они спроси­ли, что мы ищем в такой дали. А он ответил: "Христиан и пряности". "Странно, — сказали те, — почему же ко­роль кастильский не послал сюда людей, или король фран­цузский, или синьория венецианская[403]?". А он ответил: "Потому, что король португальский этого не стерпел бы", — на что они заметили: "Он не так-то неправ". Затем они его угостили пшеничными лепешками с медом, а потом проводили на корабль. Как только один из этих мавров взошел на корабль, он воскликнул: "Добро пожаловать! Добро пожаловать! Много рубинов, много смарагдов! Бла­годарите Бога на коленях, что он привел вас в страну столь великих богатств!". Мы все страшно поразились, так как никак не предполагали, что в таком отдалении от Португалии мог быть человек, знающий наш язык.

[28 мая Васко да Гама в сопровождении 13 человек, сре­ди которых был и автор приведенного здесь документа, от­правился на аудиенцию к местному царю.]

42. ...Царь принял командора, лежа на роскошном ложе с множеством чудеснейших подушек...

43. ...И спросил царь командора, что ему надо. И от­ветил тот, что он послан королем португальским, госуда­рем многих стран, самым богатым из тамошних королей. И что король наш и его предшественник вот уже 60 лет подряд посылали корабли ежегодно, чтоб найти в этих странах живущих здесь, как им известно, христиан, а что касается золота и серебра, то им этого не нужно, так как сего добра у них и без того в изобилии, но все эти послан­ные возвращались через год или два, истощив все припа­сы, в Португалию. И что теперешний король Мануил по­строил три корабля и послал его, командора, со строгим наказом — не возвращаться, пока не найдет царя христиан, а найдя, передать ему два письма и уверить в брат­ской дружбе. А письма эти он передаст на следующий день. На это царь отвечал, что он приветствует посла,; тоже считает короля другом и братом, со своей стороны' готов послать послов в Португалию... Было уже поздно ночью, и командор наш откланялся...

44. Во вторник командор приготовил подарки для царя: 12 кусков полосатой бумажной ткани, 4 накидки сукна, 6 шляп, 4 нити кораллов, ящик с 6 металлическими кот­лами, ящик сахара, 2 бочонка с оливковым маслом и 2 бо­чонка меда. Но домоуправитель царя, которому, по обычаю, нужно предварительно показывать все, что приносит­ся царю, расхохотался над этими подарками — самый последний-де купец из Мекки дал бы больше — и что царю нужно золото, много золота. Рассердился Гама и ответил, что золота у него не припасено и что он не торгаш, а по­сол, что сейчас-де он дарит из своих средств, а не от ко­роля и что король португальский, конечно, пришлет и луч­шие, и более многочисленные подарки...

45. ...А в среду рано утром пришли опять мавры, чтоб нести командора во дворец... Целых четыре часа ждал он там, пока царь велел его привести... И спросил, между прочим, царь: как же он говорил, что прибыл из богатой страны, а сам ничего не привез в подарок? Командор от-HCI ил: царю-де он ничего не привез, так как на сей раз его послали только, чтоб смотреть и открывать, а вот придут еще другие корабли, вот тогда и будут подарки, да еще ка­кие.

46. Царь перебил его: "Кого же это ты вздумал откры­вать — людей или камни? Ежели людей, то нельзя ниче­го не давать [в подарок]". ...Затем Гама передал письма, и царь остался ими доволен, спросив еще, какие товары имеются в португальской стране. Командор ответил — много хлеба, сукна, железа, меди и пр. Царь опять спро­сил, привез ли он какие-либо товары с собой. Да, всего понемногу, в виде образцов, и что он просит разрешения их выгрузить...

51. ...Царь вновь послал семь или восемь купцов[404], но те и не думали покупать, а лишь играли на понижение цен.

52. ...Иначе отнеслись местные люди. Если кто из ко­манды сходил на берег, его охотно кормили и поили, да­вали ему приют и пр., да и к нам они приходили десят­ками, иногда всей семьей, с ребятами, и командор всех их велел кормить. А все это делалось, чтоб расположить их к нам, чтоб они про нас не думали худо. Часто нам даже становилось невмоготу: слишком уж их много, и слишком они у нас засиживались, до самой теми. А все потому, что в стране народу видимо-невидимо, а припа­сов маловато.

... И покупали наши моряки за бесценок: и гвоздику, и корицу, и украшения... Видя столь великую простоту на­рода, командор наш порешил оставить здесь для обмена фактора[405], писца и нескольких людей при амбарах...

58. ...И согласился, наконец, царь отпустить нас до­мой, и прислал письмо нашему королю, писанное на пальмовом листе. А гласило оно: "Прибыл к нам Васко да Гама, дворянин вашей страны, чему мы не мало порадо­вались. А в нашей стране много корицы, и гвоздики, и имбиря, и перца, и драгоценных камней, а от вас я хочу золота и серебра, кораллов и добротного сукна..."...

60. В среду, 29 августа, имея в виду, что все, что нам надлежало открыть, мы открыли, командор наш решил пуститься в обратный путь. Все мы с великой радостью приветствовали это: ведь удалось нам открыть многое и ве­ликое...

61. [А именно]. Из страны Каликут, Индии то ж, идут все пряности, какие вкушаются и на западе, и на восто­ке, и в Португалии и во всех странах... Впрочем, не все пряности произрастают в самом Каликуте, кроме имбиря, перца, корицы. Да и корица эта далеко не так высокосорт­на, как корица с острова Циланьо[406], отстоящего от Каликута на 8 дней пути...

68. И пробыли мы в море три месяца без трех дней, по причине частого безветрия и ветров противных. Весь эки­паж наш заболел тяжко: десны распухли так сильно, что покрыли все зубы[407], и мы не могли есть; распухли также и ноги, а на теле появились большие нарывы, настолько истощавшие здоровенных мужчин, что они умирали, хотя никакой другой болезни и не было у них. Так умерло за это время тридцать человек [да столько же умерло и раньше], и, в конце концов, на каждом корабле оставалось лишь 7—8 человек, годных к службе, но далеко не здоро­вых. Да, если бы такие обстоятельства продолжались еще недели две, мы либо умерли все, либо пришлось бы воз­вращаться назад, в Индию. Ведь дошли мы до того, что прекратилась всякая дисциплина... Но вот Бог, наконец, послал нам попутный ветер, и на шестой, кажется, день увидели мы землю, которой обрадовались, точно Порту­галии, ибо надеялись мы все там выздороветь. И было это 2 января 1499г. ...Оказалось, что перед нами большой го­род, с многоэтажными домами, с большим дворцом по­середине и четырьмя высокими башнями. Жители там мав­ры, и называется он Мадоксо[408].

IV. ЗАВЕЩАНИЕ КОЛУМБА

5. Из завещания Колумба (4 мая 1506 года)

 

Во имя пресвятой Троицы, внушившей мне мысль и впоследствии совершенно прояснившей ее для меня, что я могу, отплыв из Испании на запад и переплыв океан, достигнуть Индии, — мысль, сообщенную мной королю дону Фердинанду и королеве донье Изабелле, государям нашим, им благоугодно было снабдить меня потребным ко­личеством людей и кораблей и возвести меня в звание ад­мирала названного океана на всем его пространстве, лежа­щем к западу от мысленной черты, проведенной от одно­го полюса к другому, в ста милях к западу от островов Зе­леного Мыса и Азорских, и пожаловать меня титулом вице-короля и губернатора всех земель и островов, какие я от­крою за этой чертой, с правом передать вышеназванные звания и титулы старшему сыну моему, а потом его на­следникам на вечные времена и даровать мне при этом де­сятую часть со всего, что будет приобретено в странах, ко­торыми я буду управлять, и со всех доходов и прибылей, которые будут с них получаться, и сверх того восьмую часть всех земель и всего прочего, с окладом жалованья по моим званиям адмирала и вице-короля и губернатора и со всеми иными выгодами и преимуществами, тем званиям присвоенными, на основаниях, подробно изложенных в договоре моем с их величествами, ими одобренном и ут­вержденном.

И было угодно всемогущему Господу, чтобы я в 1492 г. открыл Индийский материк и великое множество остро­вов, в том числе Испаньолу, называемый индейцами Га­ити, а мониконгосами — Чипанго. После этого я возвра­тился в Кастилию, к их величествам, которые повелели мне, согласно моим представлениям, предпринять вторич­ное путешествие для новых открытий и устройства поселе­ний в найденных мною землях. И даровал мне Господь победу на острове Испаньоле, который простирается на 600 миль протяжением, и покорил я его, а жителей сде­лал данниками. И в 700 милях от этого острова к западу
я открыл много других островов, на которых живут людо­еды, и в их числе Ямайку, названную нами Сант-Яго, да сверх того 333 мили материковой земли, простирающейся в юго-западном направлении, не считая 107 миль на север, открытых мною в первое путешествие. Сверх того, мною открыто множество островов, что можно яснее видеть из моих писем, записок и карт...



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.007 с.)