I. СТАТУТЫ ПАРИЖСКИХ ЦЕХОВ XIII ВЕКА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

I. СТАТУТЫ ПАРИЖСКИХ ЦЕХОВ XIII ВЕКА



 

Регистры ремесел и торговли города Парижа («Книга ремесел», между 1261—1270 годами)

С т а т у т XI

 

О ювелирах и постановлениях их цеха

 

1. В Париже может быть ювелиром всякий, кто хочет и знает ремесло, лишь бы он работал по обычаям и ку-тюмам* цеха, которые таковы.

2. Никто из парижских ювелиров не может работать с золотом, на котором нет парижской пробы или с еще луч­шим [золотом], и это пробированное золото превосходит всякое другое, где бы оно ни обрабатывалось.

3. Никто из парижских ювелиров не может обрабаты­вать в Париже серебро, если оно не такое, как ацглий-ское или еще лучше.

4. Никто из парижских ювелиров не может иметь боль­ше одного постороннего ученика, но из своей родни или родни своей жены, будь то дальней или близкой, он мо­жет брать столько, сколько захочет.

5. Никто из парижских ювелиров не может иметь род­ного или постороннего ученика меньше, чем на 10 лет, если только ученик не обучен так, что он может зараба­тывать в год 100 су* и на свое питье и еду.

6. Никто из парижских ювелиров не может работать ночью, если только это работа не для короля, королевы, их детей и братьев или для парижского епископа...

12. ...Если три прюдома [присяжных] находят в цехе человека, который делает изделия из плохого золота или плохого серебра и не хочет раскаяться, трое присяжных приводят его к парижскому прево*, и прево наказывает тем, что изгоняет его на четыре или шесть лет, в соот­ветствии с тем, что он заслужил.

С т а т у т XII

 

Об изготовителях оловянной посуды

 

1. Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем оловянной посуды, может свободно им быть, лишь бы хорошо и честно работал, и может он иметь столько под­мастерьев и учеников, сколько хочет.

2. Никто из изготовителей оловянной посуды не мо­жет работать ночью или в праздничные дни, когда весь город празднует; а кто так поступит, обязан уплатить ко­ролю 5 су штрафа, так как ночного освещения недоста­точно, чтобы он мог хорошо и честно делать работу свое­го ремесла.

3. Изготовитель оловянной посуды по праву должен делать всякие изделия своего ремесла только из хорошего и доброкачественного сплава, как дело этого требует; если же делает иначе, теряет изделие и уплачивает королю 5 су штрафа.

5. Никто не может и не должен продавать старые оло­вянные изделия за новые; а если кто так сделает, должен королю 5 су штрафа.

7. Изготовители оловянной посуды должны нести ка­раул, если им меньше 60 лет...

 

С т а т у т L


О сукноделах

 

1. Никто не может быть парижским сукноделом, если он не купит ремесло у короля, а тот, кто купил кутюму у короля, продает ее одному дороже, другому дешевле, как ему кажется лучше.

2. Никто из сукноделов и никто другой не может и не должен иметь станок в пределах парижского округа, если он не умеет сам работать на станке или если он не сын мастера.

3. Каждый парижский сукнодел может иметь в своем доме два широких станка и один узкий, а вне дома он не может иметь ни одного, если не хочет его иметь на тех же условиях, что и чужак.

4. Каждый сын мастера-сукнодела* пока находится под опекой своего отца или своей матери, т. е. если не женат и ранее не был женат, может иметь два широких и один узкий станок в доме своего отца, если он сам занимается ремеслом, и не должен нести караула и других повиннос­тей и покупать ремесло у короля, пока находится в этом положении.

5. Каждый сукнодел может иметь в своем доме одного из своих братьев и одного из племянников и для каждого из них может иметь два широких станка и один узкий с условием, что сами братья или племянники собственно­ручно занимаются ремеслом; а как только они перестанут работать, мастера не могут держать станки; и не должны братья или племянники покупать ремесло у короля, нести караул и платить талью*, пока они находятся под опекой брата или дяди.

6. Мастер-сукнодел не может, по причине своих сы­новей, одного из своих братьев или одного из своих пле­мянников, иметь вышеупомянутые станки вне своего дома.

8. Каждый сукнодел может иметь в своем доме не бо­лее одного ученика; и не может брать его менее, чем на четыре года службы, и за 4 парижских ливра, или на пять лет за 60 парижских су, или шесть лет за 20 парижских су, или на семь лет без денег.

9. Мастер-сукнодел может брать учеников на больший срок и за большую сумму, но на меньший срок и мень­шую сумму он не может брать.

10. Ученик может выкупиться со службы, если захо­чет мастер и если он уже прослужил четыре года; мастер не может его ни продать [уступить], ни отказаться от него, пока он не прослужил четыре года, ни взять другого уче­ника, если не случится так, что ученик сбежит, или же­нится, или уйдет за море.

11. Мастер-сукнодел не может иметь ученика, пока длятся четыре года, которые должен отслужить первый ученик, если этот ученик не умрет или не откажется от ремесла навсегда...

12. Если ученик убежит от своего мастера по своей глу­пости или легкомыслию, он должен возместить мастеру все издержки и все убытки, которые произошли по его вине, прежде чем он может вернуться к этому же, а не к друго­му мастеру, если мастер не хочет с ним расстаться.

13. Если ученик уйдет от своего мастера по вине мас­тера, то он или его друг должен .прийти к старшине тка­чей и должны это засвидетельствовать, а старшина ткачей должен позвать к себе мастера этого ученика, сделать ему выговор и сказать, чтобы он достойно содержал ученика, как сына почтенного человека, одевал и обувал, поил и кормил и сделал все необходимое в течение 15 дней; если он этого не сделает, ученику подыщут другого мастера.

17. Старшина и двое-трое или четверо присяжных, если они присутствуют, когда мастер берет ученика, долж­ны смотреть, достаточно ли у мастера средств и уменья для обучения ученика. И если старшина и присяжные видят, что мастер, который берет ученика, не достоин держать ученика, они могут взять хороший и достаточный залог для выполнения договора по отношению к ученику, чтобы ученик не потерял своего времени, а отец — денег.

23. Никто из ткачей не может ткать в Париже полное сукно, если оно не nays, если в полной ширине ткани меньше 1600 нитей и 7 четвертей ширины и 5 четвертей в основе, под угрозой упомянутого штрафа [10 су].

24. Сукном nays называется в Париже сукно, основа и уток которого одинаковы.

31. Никто не может смешивать для сукна шерсть ягнят с [обычной] шерстью, а если он так делает, платит за каждый кусок сукна штраф в 10 су, половина из них — королю, другая — старшине и присяжным за их заботу и труды.

32. Все сукно должно быть целиком из шерсти и так же хорошо в начале, как и в середине; а если оно не та­ково, те, кому оно принадлежит, с какого бы станка оно ни было, за каждый кусок сукна платят 5 су штрафа: по­ловина — королю, половину — старшине и присяжным за их заботу и труды.

33. Никто не может иметь сукна, основа которого не столь же хороша в середине, как по кромке, чтобы не уплатить 20 су штрафа, половину — королю, половину — мастерам-присяжным, где бы старшина и присяжные ни нашли его, на станке или в другом месте.

37. Никто из ткачей не должен укрывать у себя или у кого-нибудь другого из цеха вора, убийцу или развратни­ка, который содержит любовницу в своем доме или за городом; и если найдется в городе такой слуга, то мастер или подмастерье, которые о нем знают, должны сообщить старшине и присяжным цеха, а старшина и присяжные цеха должны сообщить парижскому прево*, и парижский прево, если ему угодно, должен заставить его покинуть город, и не должен никто брать его на работу, если он не отказался от своего безумства.

38. Каждый парижский ткач, имеющий прилавок на крытом рынке для продажи своих сукон, должен платить королю ежегодно с каждого прилавка 5 су...

40. Каждый ткач должен за каждый целый кусок сук­на, который он продает на крытом рынке, 6 денье тонлье[154], и столько же платит покупатель, если он покупает не для собственного употребления.

41. Каждый ткач за каждый кусок сукна, который он продает в течение недели в своем доме, если живет на королевской земле, должен 2 денье с сукна в качестве тонлье и столько же должен покупатель, если покупает не для собственного употребления.

43. Каждый ткач должен за каждые шесть мотков ниток, которые он покупает на рынке в Париже или в другом ме­сте на королевской земле, 1 денье в качестве тонлье...

45. Никто из ткачей не должен употреблять... грубых ниток и грубой шерсти, и если кто-нибудь так сделает, то при условии, что это ясно видно во многих местах, он платит 5 су штрафа; из этих 5 су король получает полови­ну и присяжные — половину.

46. Подмастерья-ткач и должны приходить на работу точно в час, когда идут другие ремесленники, а именно плотники и каменщики.

47. Никто из этого цеха не должен начинать работу до восхода солнца под угрозой штрафа в 12 денье для масте­ра и в 6 денье для подмастерья, если это не работа по окончанию [куска] сукна, в таковом случае подмастерье может прийти, но только однажды.

48. Караул старшины и ткачей заключается в том, что старшина платит королю за каждую ночь, когда ткачам нужно нести караул, 20 парижских су и 10 парижских су тем, кто их получает, для их оплаты и для оплаты тех, кто несет караул у Малого и Большого мостов, и для 60 человек, которых он выставляет в те ночи, на которые приходится их [ткачей] караул.

49. Старшина цеха ткачей должен вызывать на караул кого бы то ни было, и тем самым он служит королю и должен исполнять под клятвой хорошо и честно.

51. Подмастерья-ткачи должны оставлять работу, как только прозвонит первый удар колокола к вечерне, в ка­ком бы приходе они ни работали, но складывать работу они должны после вечерни.

52. Ни один ткач не должен продавать сукно в Пари­же оптом, если не продает его локтями.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.187.155 (0.007 с.)