Последствия атрибуции успеха и неудачи



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Последствия атрибуции успеха и неудачи



Атрибуция достигнутого результата не остается без последствий. Большинство отдаленных ее эффектов можно классифицировать по основным параметрам кау­зальных факторов. Как правило, причинные параметры непосредственно выводят­ся из причинных факторов согласно вайнеровской классификационной схеме. Без особых проблем это можно сделать для параметра локализации, но не для парамет­ра стабильности (O'Leary, 1983). Ведь способность тоже может быть изменчивой, если она еще находится в стадии формирования, а старание может быть стабиль­ным, если говорить о прилежании как черте характера.

Параметр стабильности оказывает влияние на ожидание успеха. В частности, стабильность причинных факторов — а не локализация, как предполагали Роттер (Rotter, 1966) и его коллеги, — определяет сопротивляемость угасанию. Параметр локализации, в свою очередь, связан с Мотивационными и эмоциональными послед­ствиями, и именно он оказывает решающее влияние на возникновение эмоций са­мооценочного характера, а также на формирование такого мотивационного синдро­ма, как выученная беспомощность (см. ниже). Обе эти причинные цепи, на которые в свое время неоднократно указывал Вайнер (Weiner, 1972; Weiner et al., 1971), представлены в табл. 14.3. Согласно этой схеме, параметры причинности выпол­няют опосредующую функцию между причинными факторами и их непосредствен­ными проявлениями. В ходе исследований было установлено, что причинные фак­торы и параметры причинности приводят не только к общим, но и к отдельным друг от друга последствиям (Russel, McAnley, 1986; Russel, McAnley, Tarico, 1987).

Недавно введенный третий параметр — управляемость, который мы для кратко­сти обозначаем как измерение контроля, играет решающую роль в оценке достигну­того другими людьми результата. Отдельные параметры причинности влияют на мотивацию к продолжению работы над заданием, проявляющуюся в длительности (настойчивости) действия, предпочитаемом уровне сложности и достигнутых ре­зультатах. Наконец, после недавно проведенных исследований начинает вырисовы­ваться картина соотношений между отдельными параметрами причин и разного рода эмоциями.

Таблица 14.3

Два эффекта воздействия причинных факторов, опосредованные параметрами стабильности и локализации, согласно концепции Вайнера

Отношение оцениваемой величины своих способностей к предполагаемой (объективной) сложности задания определяет, по мнению Хайдера (Heider, 1958), переживание возможностей и при неизменности прилагаемых стараний — величи­ну ожидаемого успеха. Это отношение двух стабильных факторов определяет уро­вень ожидания успеха тем непосредственнее, чем в большей мере субъект припи­сывает результат действия не изменчивым колебаниям старания и случайностей, а своим способностям и сложности задания.

Эта же цепь рассуждений приводит к выделению двух случаев, когда может меняться сложившееся ожидание успеха. Это происходит тогда, когда в достигну­том результате человек видит повод к пересмотру принимавшегося им до сих пор

отношения обоих стабильных каузальных факторов, поскольку начинает выше или ниже оценивать свои способности к выполнению данного типа заданий и одновре­менно с переоценкой способностей или независимо от нее считать задание менее или более сложным. Пересмотрам такого рода благоприятствуют длительные се­рии успехов или неудач.

Этот процесс, вытекающий из теории Хайдера, до сих пор непосредственно не исследовался. Впрочем, Вайнер (Werner, 1972; Weiner et al., 1971) уже давно вы­сказал предположение, что параметр стабильности связан с изменением ожиданий. При этом он имел в виду не соотношение способностей и трудности задания (хай-деровское понятие «могу»), а соотношение стабильных и вариативных факторов. Чем стабильнее причины, влиянию которых человек приписывает результат дей­ствия, тем больше он склонен считать, что этот результат повторится. Соответ­ственно в случае достижения успеха человек может повысить ожидание успеха, а после неудачи — понизить. В противоположность этому, если человек приписы­вает результат действия в большей степени вариабельным причинам, он едва ли изменит свое ожидание успеха после наступившего успеха и неудачи. Это, в общем, очевидно. Далее Вайнер пытался доказать, что ожидания в значительной мере опре­деляются атрибуцией стабильным факторам. А поскольку измерение локализации связано с аффективными последствиями, то у исследователей появилась возмож­ность если и не свести все обычные теории мотивации, рассматривающие ее как произведение ожидания на ценность, к атрибуционным процессам, то по крайней мере сделать атрибуцию центральной предпосылкой мотивационного процесса (Weiner, 1985a).

Проанализировав 12 работ, Вайнер в результате пришел к следующему понима­нию «принципа ожидания», согласно которому на изменение ожиданий влияет вос­принимаемая стабильность причин, обусловивших достигнутые прежде результаты:

■«Принцип ожидания. На изменение ожидания успеха после достижения того или иного результата оказывает влияние воспринимаемая стабильность причины, обусло­вившей этот результат. У этого принципа три следствия. Следствие 1: если исход события приписывается стабильной причине, то в будущем этот исход будет ожи­даться с еще большей уверенностью. Следствие 2: если исход события приписывает­ся изменчивой причине, то уверенность в наступлении этого результата или его ожи­дание Moi-ут не измениться, или же человек может ожидать, что будущие события будут отличаться от прошлого. Следствие 3: человек с большей уверенностью будет ожидать в будущем повторения результатов, приписываемых стабильным причинам, чем повторения результатов, приписываемых нестабильным причинам» (Weiner, 1985а, р. 559).

Рассмотрим в качестве примера исследование Мейера (Meyer, 1973b; см. так­же: Weiner et al., 1972), который первым проверил соотношение между атрибуци­ей и изменением ожиданий (см. рис. 14.5). В последовательной серии попыток он индуцировал либо успех, либо неудачу и каждый раз просил объяснить результат, исходя из четырех вайнеровских факторов. В серии успехов никакой взаимосвязи между атрибуцией и ростом ожидания успеха обнаружено не было, однако в серии неудач была зафиксирована связь между результирующей атрибуцией относитель­но стабильных факторов (определяемой как сумма атрибуций всех попыток) и сни-

жением ожидания успеха. Характерно, что атрибуция относительно сложности за дания играет при этом более важную роль, чем атрибуция относительно способно стей. Первоначальные ожидания успеха испытуемых, считавших задание боле< сложным, были чуть ниже, чем у всех остальных испытуемых, однако при по следующих неудачах они снижались заметно быстрее. Впрочем, значимыми полу чепные различия оказываются только при условии, что для каждого испытуемо го подсчитывается суммарное значение обоих стабильных факторов, и по медиан» этого показателя испытуемые подразделяются на две группы: большая стабиль ность приписываемых неудаче причин приводит к более резкому снижению ожи даний успеха (рис. 14.5).

Рис.14.5. Изменение среднего ожидания успеха при серии неудач у испытуемых с менее и более выраженной атрибуцией неудачи относительно способностей и сложности задания (Meyer, 1973b, p. 105)

Результаты Мейера, по всей видимости, совпадают с первым и вторым следстви­ями из принципа ожидания Вайнера. С точки зрения Хайдера их можно было бы проинтерпретировать более широко. Испытуемые группы с более сильной атрибу­цией стабильным причинам с самого начала верили, что результаты выполнения этого задания зависят от трудности задания и от их собственных способностей. Однако, поскольку соотношение этих факторов не было известно им изначально, они исходили из среднего ожидания успеха, при котором успех и неудача оказыва­ются равновероятными. Каждая наступавшая впоследствии неудача свидетель­ствовала о том, что трудность задания превышает их способности, что приводило к пересмотру их представления о возможности выполнения задания и снижению ожидания успеха. Другая группа, которая первоначально исходила из такой же атрибуции относительно стабильных причин (различие обнаружилось лишь при суммировании всех неудач), практически не пересматривала представление о сво­их возможностях, но вместо этого придавала большее значение вариабельным при­чинам, чтобы получить возможность не признавать недостаточность своих способно­стей и низкую вероятность успеха. Если эта группа увеличивала таким образом акцент на изменчивых причинах, то первая группа могла (одновременно с изменением соот­ношения обоих стабильных факторов) увеличивать вес стабильных причин.

Таким образом, при изменении ожидания успеха мы можем столкнуться с дву­мя процессами: во-первых, с изменением понятия о своих возможностях и пере­распределением значимости обоих стабильных факторов; и, во-вторых, — и это

единственное, из чего исходил Вайнер, — с изменением относительного веса ста­бильных и вариабельных факторов. Исследователям еще только предстоит выяс­нить, в какой мере происходит изменение ожиданий первого или второго типа в том или ином случае. Данные же, имеющиеся на сегодняшний день, неоднознач­ны. Разумеется, при возрастании частоты успеха ожидание успеха всегда повышает­ся, а при возрастании частоты неудач снижается, однако эти изменения не обязатель­но оказываются более выраженными при более сильной атрибуции стабильным факторам (как мы увидим на примере исследования самого Вайнера). Довольно часто выявлялась взаимосвязь между параметром стабильности и величиной ожидания успеха в начале опыта, до или после первого (а иногда и последующих) успеха или неудачи, т. е. первоначальной высотой уровня ожиданий (Fontaine, 1974; McMahan, 1973; Valle, Frieze, 1976; Weiner, Nierenberg, Goldstein, 1976). При более выраженной атрибуции относительно стабильных причин ожидание успе­ха после достижения успеха повышается, а в случае неудачи снижается заметнее, чем при менее выраженной атрибуции. (Это зафиксировано в работе Макмахана, непосредственно наблюдавшего переживания, возникающие при выполнении за­дания, и установившего, что изменения по параметру стабильности затрагивали лишь фактор способностей, но не фактор сложности.) Таким образом, получен­ные данные, казалось бы, подтверждают гипотезу стабилизации понятия о своих возможностях.

Однако ни в одном из проведенных исследований не анализировался пересмотр соотношения способностей и сложности задания от попытки к попытке. Стоит так­же отметить, что атрибуция относительно стабильных факторов была более выра­женной, когда результат не противоречил предшествующим ожиданиям (McMahan, 1973). Таким образом, выявленные к настоящему времени цепи зависимостей, от­носящихся к величине (но не к скорости изменения) ожиданий успеха, можно сум­мировать следующим образом: 1) соответствующий ожиданиям успех (неудача) — более выраженная атрибуция относительно стабильных факторов — высокое (низ­кое) ожидание успеха; 2) противоречащий ожиданиям успех (неудача) — менее выраженная атрибуция относительно стабильных факторов — повышение (сниже­ние) ожидания успеха.

Вайнер и его коллеги (Weiner, Nierenberg, Goldstein, 1976) попытались осуще­ствить «решающий > эксперимент, подтверждающий большую адекватность теоре­тико-атрибутивного подхода (согласно которому более явная выраженность атри­буции относительно стабильных факторов должна вести к более резким изменениям ожиданий успеха и неудачи) по сравнению с роттеровской теорией социального научения. Рассмотрим этот эксперимент подробнее. Полученные сторонниками теории социального научения данные о более сильном изменении ожиданий по­сле успеха или неудачи в выполнении заданий, решение которых определяется способностями, а не случайностью (см.: Phares, 1967; James, Rotter, 1958; Rotter, Liverant, Crowne, 1961), противоречат теоретико-атрибутивному подходу, посколь­ку способность является стабильным, а случайность — меняющимся фактором. Однако в теории социального научения этот параметр смешивается с параметром локуса контроля. Для двух оставшихся факторов — старания и сложности задания —

следствия из обеих теорий будут противоположными: согласно теории социально­го научения, атрибуция относительно старания, являясь внутренней, ведет к более сильным изменениям ожиданий, чем (внешняя) атрибуция относительно сложно­сти задания (см. главу 5); согласно теории атрибуции, напротив, к большим изме­нениям ожиданий должна вести не атрибуция относительно (меняющегося) ста­рания, а атрибуция относительно (стабильной) трудности задания.

Свое доказательство авторы строили на попарном сопоставлении значимости всех четырех факторов, причем члены каждой пары всегда различались лишь од­ним из параметров (например, способность и сложность задания — оба фактора стабильны, но различаются локализацией). Испытуемые решали задачи на скла­дывание фигур из фрагментов (Figurlege-Aufgaben) и достигали успеха соответ­ственно 1, 2, 3, 4 или 5 раз подряд. В конце эксперимента все они оценивали веро­ятность успеха (сколько заданий из 10 будут решены правильно) и объясняли до­стигнутый ими успех.

Наиболее важные данные, полученные для двух подгрупп, атрибуции которых раз­личались либо стабильными, либо внутренними факторами, приведены на рис. 14.6. Из анализа показателей по параметру стабильности видно, что по уровню ожида­ний группы различаются лишь вначале (после одного или двух успехов). С увели­чением числа успехов это различие сходит на нет, а это означает, что вопреки вы­текающей из теории атрибуции гипотезе именно у испытуемых со слабо выражен­ной атрибуцией относительно стабильных факторов ожидания претерпевают наиболее сильные изменения. То же самое можно сказать и о параметре локализа­ции: более сильные изменения ожиданий характерны для испытуемых с более выраженной атрибуцией относительно внешних факторов. Таким образом, данные по изменению ожиданий, полученные, во-первых, в рамках серии успехов и, во-вто­рых, после большого числа успехов, противоречат как теоретико-атрибутивному подходу Вайнера, так и теории социального научения. Позиция Вайнера подтвер­дилась лишь в отношении величины ожидания после успеха. Параметр локализа­ции, которому теория научения приписывала решающее значение, оказался несу­щественным.

По-видимому, взаимосвязь атрибуции и изменения ожиданий сложнее, чем предполагали Вайнер и его коллеги. Помимо влияния процесса атрибуции на ожи­дание, существует еще и обратное воздействие ожидания на процесс атрибуции (Feather, Simon, 1971), причем этот цикл взаимовлияний возобновляется после каждого очередного результата. Чем сильнее результат противоречит исходному ожиданию, тем меньше он будет атрибутироваться относительно стабильных фак­торов (Feather, 1969; Feather, Simon, 1971;Frieze, Weiner, 1971; Gilmor, Minton, 1974) и тем меньше будет сказываться на ожидании следующего результата соглас­но принципу ожидания Вайнера (см. данные и построенные на них формальные модели: McMahan, 1973; Valle, Frieze, 1976).

Об одном из звеньев непрерывной цепочки ожиданий и каузальных атрибуции говорит исследование Брауна (Brown, 1984). Перед тем как испытуемые пережи­вали многократный успех или неуспех в заданиях на формирование понятий, Бра­ун индуцировал у них приподнятое или, наоборот, подавленное настроение.

Соответственно перед началом работы у испытуемых в приподнятом настроении были более высокие ожидания успеха, а у испытуемых в подавленном настрое­нии — неопределенные ожидания успеха. После выполнения задания испытуемые в приподнятом настроении и с исходным ожиданием успеха в ситуации успеха при­писывали свои результаты стабильным причинам в большей мере, чем в ситуации неуспеха, и далее сохраняли высокую уверенность в успехе. В отличие от этого испытуемые в подавленном настроении и с неопределенными ожиданиями успеха в меньшей степени приписывали свои результаты стабильным причинам в усло­виях как успеха, так и неудачи и были менее уверены в своем будущем успехе, чем испытуемые в приподнятом настроении. Если испытуемые в приподнятом настро­ении после успеха поддерживали исходно оптимистическую концепцию своих воз­можностей при атрибуции стабильным факторам, то после неуспеха они понижали эту концепцию и одновременно начинали считать свои результаты обусловленны­ми менее стабильными причинами. В отличие от этого на испытуемых в подав­ленном настроении успех и неудача не оказывали влияния, и они сохраняли не­определенное представление о своих возможностях.

Рис. 14.6. Зависимость средних оценок вероятности успеха от числа предшествующих успехов

у испытуемых, возлагавших ответственность за результат на а) стабильные и 6} внутренние причины

(Weiner, Nierenberg, Goldstein, 1976, p. 62)

К настоящему времени установлена лишь следующая взаимосвязь: у человека с более или менее высокими (низкими) ожиданиями успешного выполнения пред­стоящего задания, выполнившего его соответственно этим ожиданиям, сохраняет­ся или даже усиливается атрибуция относительно стабильных факторов и одно­временно повышаются (снижаются) изначально высокие (низкие) ожидания успеха (что соответствует так называемым типичным сдвигам уровня притязаний). Если же результат противоречит ожиданиям, то прежде всего исходная атрибуция сме­щается в сторону изменчивых факторов и как следствие этого тормозится повы­шение или понижение первоначальных ожиданий.

Прогнозирование успеха других людей

Ожидание достижения успеха другими людьми так же, как и ожидание успешно­сти собственного действия, зависит от причинных факторов, которые субъект счи­тает решающими для данного результата действия (Valle, 1974; Valle, Frieze, 1976). Поскольку подобного рода прогнозирование характерно прежде всего для деятель­ности учителя, РаЙнберг(Rheinberg, 1975) предложил двум выборкам учителей обычных школ оценить различные факторы учебных успехов с точки зрения их стабильности. Как видно из рис. 14.7, такие факторы, как общие умственные спо­собности, специальные способности К соответствующему предмету, а также домаш­няя обстановка, в основном были сочтены достаточно стабильными во времени. Интерес к учебному материалу и физическое и душевное состояние былипризна­ны изменчивыми факторами. Промежуточное положение между этими стабильны­ми и изменчивыми причинами занял такой фактор, как общее отношение к работе, выражающий характерный для индивида уровень старания.

Рис. 14.7. Оцениваемая учителями стабильность различных каузальных факторов успешности занятий

определенным предметом и корреляция между выраженностью этого фактора и прогнозируемым учителем

успехом школьников, показатели которых репрезентативны для соответствующей подгруппы класса

(поданным Rheinberg, 1975, р. 183,192)

В другом исследовании еще одна группа учителей шкалировала значимость отдельных причинных факторов для текущего уровня достижений трех школьни­ков, показатели которых были репрезентативны для подгрупп класса с низкой, средней и высокой успеваемостью, а также прогнозировала уровень их успехов в следующей четверти. Чем в большей степени тот или иной причинный фактор оценивался как стабильный, а не изменчивый, тем сильнее он определял прогно­зируемую успешность, что отчетливо видно по величине коэффициентов корреля­ции, представленных на рис. 14.7. Решающим для прогноза учителей оказался не

интерес к учебному материалу или физическое и душевное состояние, а общие и специальные способности. Общее отношение к работе заняло промежуточное по­ложение. Лишь один фактор выпадает из этой стройной закономерности, а именно домашняя обстановка. Хотя он и является стабильным, учителя считают его слиш­ком внешним для непосредственного влияния на школьные достижения.

Параметр локализации: самооценочные эмоции

Теория мотивации достижения в ее первоначальном виде не рассматривала дея­тельность достижения как некоторую рефлексивную активность, в ходе которой субъект принимает во внимание причины возможного или уже наступившего успе­ха и неудачи и, кроме того, в форме самооценочных эмоций может руководство­ваться предвосхищением возможных последствий действия. Тем не менее уже в первых экспериментах эти пробелы начали заполняться. В модели выбора риска (ср. главы 5 и 8), по сути своей являющейся моделью процесса самооценки, они уже в значительной степени заполнены, хотя речь и не идет при этом о когнитивных процессах типа каузальной атрибуции и самооценивания.

Естественность теоретико-атрибутивного описания деятельности достижения иллюстрирует уже тот факт, что Мак-Клелланд еще в 1958 г. (!) в двух фразах оха­рактеризовал все относящиеся к установлению уровня притязаний закономерно­сти (McClelland, 1958b), причем явно независимо от первого предложенного Ат-кинсоном(Atkinson, 1957) варианта модели выбора риска. Связь между отчетливо выраженным мотивом достижения и учитываемым риском принимаемых решений он обосновал следующим образом:

«Рассуждение при предсказании такой связи ведется примерно так: в абсолютно на­дежном предприятии, где добиться успеха может каждый, достижение цели прине­сет индивиду с высокой потребностью достижения лишь незначительное удовлетво­рение. Вместе с тем при крайне рискованном предприятии он не только почти уве­рен в крушении своих достиженческих притязаний, но еще и понимает, что если он с помощью какого-то счастливого случая и добьется цели, то успех придется припи­сать не его собственным усилиям, а удаче или неподконтрольным ему обстоятель­ствам» (McClelland, 1958b, p. 306).

С этого момента началось использование теории атрибуции для объяснения деятельности достижения (Weiner, Kukla, 1970, особенно эксперимент VI). Пер­воначально было выдвинуто интуитивно правдоподобное, однако чересчур рас­плывчатое положение о том, что к аффектам ведет внутренняя локализация при­чин успеха и неудачи (Weiner et al., 1971; см. табл. 14.3). Это положение основыва­лось на чрезмерно обобщенных данных по оценке достижений другого человека. Впоследствии эти данные стали более дифференцированными. Среди многообраз­ных эмоций, которые могут возникать при осуществлении деятельности достиже­ния (например, раздражение, гнев, когда кто-либо мешает субъекту), с внутренней локализацией причин связаны лишь самооценочные эмоции, и именно они, как это и предполагалось уже в первоначальной модели выбора риска, обладают мотиви­рующей функцией.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.108.188 (0.013 с.)