Каузальная атрибуция со стороны помогающего



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Каузальная атрибуция со стороны помогающего



Мы видели, что помогающий следует норме социальной ответственности. Его мо­тивация к оказанию помощи будет тем сильнее, чем очевиднее то, что нуждающий­ся в помощи невиновен в своем несчастье, и чем менее он в состоянии выбраться из бедственной ситуации самостоятельно. Первоначально такое положение дел считалось возможным лишь при условии зависимости от внешних причин; экс­перименты по оказанию помощи строились соответствующим образом. Под влия­нием прогресса, достигнутого в классификации причин полученных результатов, каузальная атрибуция побуждающих к помощи (в соответствии с нормой социаль­ной ответственности) обстоятельств стала существенно более дифференцирован-

ной. Речь идет теперь не только о внешних и внутренних причинах, т. е. об измере­нии локализации, но еще и об измерениях стабильности (стабильные или изменчи­вые причины) и контроля (внутренние причины, подконтрольные субъекту, напри­мер старание, и неподконтрольные ему, например, способности). Мы кратко про­следим основные моменты развития этого понятия (см. также Ickes, Kidd, 1976a).

В наиболее ранних исследованиях (Schoppler, Matthews, 1965) потребность в помощи рассматривалась лишь в рамках измерения локализации. Испытуемые должны были выполнять задания; в ходе работы их прерывали для того, чтобы они оказали помощь якобы подчиненным им испытуемым, испытывающим трудности при выполнении того же самого задания, что могло уменьшить их собственный успех. Испытуемые чаще помогали «подчиненным» в том случае, когда действия последних были обусловлены порядком проведения эксперимента (внешняя при­чина), и меньше — когда «подчиненный» обращался за помощью без такого рода необходимости (внутренняя причина). Берковиц (Berkowitz, 1969), также исходя из измерения локализации, делал нуждающегося в помощи либо ответственным за свое положение, либо нет. Испытуемым сообщалось, что они могут помочь дру­гому испытуемому, отставшему в выполнении задания либо в силу того, что он неправильно его понял, либо из-за того, что получил от экспериментатора не те материалы. И опять-таки в случае бедственного положения, обусловленного внеш­ней причиной, помощь оказывалась чаще и в большем объеме.

В обоих этих исследованиях оказание помощи определялось тем, что нуждаю­щийся в помощи не был виновен в своем бедственном положении, т. е. это положе­ние не было вызвано его действиями. Однако для снятия с него ответственности не обязательно требуется наличие внешних причин. Скорее, необходимо и доста­точно, чтобы речь шла о причинах, не подлежащих произвольному контролю субъекта. Таким образом, решающим оказывается не измерение локализации, а измерение контроля. Нуждающийся в помощи может не быть ответственным и за бедственное положение, вызванное внутренними причинами, и вызывать стрем­ление оказать ему помощь, если эти внутренние причины стабильны во времени и неподвластны его влиянию, как, например, телесные или психические недостатки. Так, если втчомент резкого толчка в движущемся вагоне метро на пол падает инва­лид или слепой, то стоящие рядом пассажиры скорее поспешат ему на помощь, чем в случае, если упавший человек будет просто пьян (Piliavin et al., 1969). Опьяне­ние подлежит произвольному контролю, слепота — нет. Среди внутренних причин есть изменчивые причины, которые, подобно старанию, зависят от намерений и поддаются контролю, и поэтому человек несет ответственность за них. Для поли­тики стран, оказывающих помощь, каузальная атрибуция бедственного положения и возможностей страны-получателя всегда является актуальной. При этом играет роль ие только предполагаемая эффективность использования предоставляемых средств, но и политическая близость страны-получателя к помогающей стране (Taormina, Messick, 1983).

Какое значение в практике социальной помощи имеет каузальная атрибуция помогающим ожидаемой от него помощи, ярко продемонстрировал Бэтсон (Batson, 1975). Он обнаружил, что профессионалы по оказанию помощи в отличие от не­профессионалов склонны к тому, чтобы локализировать проблемы обращающих-

ся за советом в их личности — даже если сами эти люди возлагают ответственность за свои проблемы на внешние факторы и обстоятельства, и это выглядит вполне правдоподобно. Соответственно профессионалы по оказанию помощи склонны предлагать такие учреждения, которые, подобно закрытым лечебницам, скорее за­щищают окружающий мир от пациентов, в отличие от учреждений, которые, по­добно амбулаторным заведениям, призваны скорее защищать пациента от окружа­ющего мира. Кроме того, с помощью специального анализа Бэтсон смог доказать, что предварительная диагностическая информация о причинах описываемых па­циентом трудностей и об их правдоподобии вызывала либо внутреннюю, либо вне­шнюю атрибуцию проблем пациента и окончательные рекомендации по терапии были в значительной степени опосредованы этой атрибуцией.

Имеются также данные исследований и для второй перспективы суждения по­могающего — каузальной атрибуции его ресурсов. Айкс и Кидд (Ickes, Kidd, 1976b) исходили в своем исследовании из хорошо аргументированного утверждения Мидларского (Mydlarsky, 1968), согласно которому человек скорее склонен ока­зать помощь в том случае, когда он воспринимает свое собственное благоприятное положение — результаты действия или ресурсы, которыми он может поделиться с нуждающимся в помощи, — как достигнутое им самим, а не обусловленное вне­шними причинами. Так, например, «аура успеха» (Isen, 1970) повышает готовность к оказанию помощи (впрочем, этот эффект быстро проходит; Isen, Clark, Schwartz, 1976). Айкс и Кидд решили, что эта ситуация способствует оказанию помощи в силу того, что, во-первых, она повышает чувство собственной ценности, во-вторых, снижает предполагаемую «цену» помощи и, в-третьих, повышает субъективную вероятность успеха при оказании помощи. Эти условия указывают на условия ка­узальной атрибуции, соответствующие максимальной и минимальной готовности к помощи. Готовность должна быть максимальной, если оказывающий помощь воспринимает свое положение как обусловленное своими выдающимися способ­ностями, а не изменчивыми факторами типа старания и если он считает, что поло­жение нуждающегося в помощи вызвано недостатком способностей, а не недостат­ком старания.

В пилотном эксперименте Айкс и соавторы (Ickes, Kidd, Berkowitz, 1976) про­тивопоставили атрибуцию способностям и атрибуцию случаю. Настоящий и мни­мый испытуемые (мнимый был помощником экспериментатора) должны были, каждый за себя, выполнять задание (соотнести друг с другом фотографии и фами­лии людей), которое впоследствии характеризовалось либо как зависящее от спо­собностей, либо как зависящее от случая. В обоих случаях у настоящего испытуе­мого оказывалось больше «правильных» ответов, чем у мнимого, и он получал в качестве вознаграждения большее количество мелких денег. После окончания опы­та, в отсутствие экспериментатора, мнимый испытуемый выражал озабоченность тем, что истекает трехчасовой срок, на который он взял книгу, чтобы скопировать из нее несколько страниц, а имеющейся у него мелочи на копирование не хватало. Если посмотреть, сколько денег готов был ему дать на копирование настоящий ис­пытуемый, то оказывается — как и ожидалось, — что люди отдают больше денег, чтобы помочь другому, если связывают приобретение этих денег со своими способ­ностями, а не с простой случайностью.

В последующем эксперименте авторы независимо друг от друга варьировали атрибуцию результата действия оказывающим помощь и нуждающимся в помощи. Условия опыта оставались такими же, только теперь испытуемый работал в оди­ночку. После этого ему выдавали в канцелярии выигранные им деньги и он мог решить, пожертвовать ли что-либо в фонд оплаты тех испытуемых, которым не могут быть выплачены средства из бюджета, поскольку, хотя они и пришли для участия в опыте, но не участвовали в нем — либо из-за неправильно спланирован­ного экспериментатором графика (внешнее неподконтрольное условие), либо из-за того, что они не захотели выполнять экспериментальные задания (внутреннее и подконтрольное условие). Результаты оказались такими, как и ожидалось. Щед­рость испытуемых была большей в том случае, когда они связывали денежный выигрыш не со случаем, а со своими способностями. Если при этом нуждающиеся в поддержке не смогли принять участие в эксперименте не по своей вине, то щед­рость была максимальной.

Этот результат заслуживает особого внимания, поскольку готовность к помо­щи оказалась наиболее ярко выраженной при противоположной каузальной атри­буции для двух перспектив суждения: когда помогающий считал результат своего действия вызванным внутренними причинами, а результат нуждающегося в помо­щи — внешними (или неподконтрольными). Очевидно, такая модель атрибуции способствует оказанию помощи по двум причинам. Во-первых, человек восприни­мает нужду другого как бы своими собственными глазами, т. е. из перспективы нуждающегося, а не стороннего наблюдателя. Во-вторых, связав свои ресурсы со своей компетентностью, человек ощущает себя способным и ответственным, мо­гущим помочь не только себе самому, но и другим. Результаты этого теоретико-атрибутивного анализа хорошо согласуются с одной из трех переменных модели мотивации помощи Шварца (Schwartz, 1973,1977), а именно с приписыванием себе ответственности. Шварц описывал принятие на себя ответственности следующим образом: индивид «ощущаетопределенную возможность контролировать пред­писанное действие и его результаты — определенную личную ответственность» (Schwartz, 1973, S. 353). ——



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.015 с.)