ГЛАВА 2. ЭТИОЛОГИЯ НАРУШЕНИЙ РЕЧИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 2. ЭТИОЛОГИЯ НАРУШЕНИЙ РЕЧИ



 

Термин этиология — греческий и обозначает «учение о причинах» (atia — причина, logos — наука, учение). Про­блема причинности издавна привлекала внимание челове­чества. Развитие этиологии как учения о причинах тесно связано с общим научным прогрессом ряда медицинских и естественных дисциплин. Понятие «этиология» является философской категорией, поэтому очевидна его связь и с развитием философии. Большой вклад в решение данной проблемы внесли исследования крупнейшего отечественно­го патофизиолога И. В. Давыдовского.

Проблема этиологии речевых нарушений прошла тот же путь исторического развития, что и общее учение о причи­нах возникновения болезненных состояний.

Еще в глубокой древности греческий философ и врач Гиппократ (460—377 гг. до н. э.) видел причину ряда ре­чевых расстройств, в частности заикания, в поражении мозга.

Другой греческий философ Аристотель (384—322 гг. до н. э.), связывая процессы речеобразования с анатомичес­ким строением периферического речевого аппарата, усмат­ривал причины речевых расстройств в нарушениях после­днего.

Таким образом, уже в исследованиях античных уче­ных наметились два направления в понимании причин речевых нарушений. Первое из них, исходившее от Гиппократа, в возникновении речевых расстройств — поражение головного мозга; второе, берущее начало от Аристотеля, — нарушение периферического рече­вого аппарата. На последующих этапах изучения при­чин речевых расстройств сохранились эти две точки зрения.

Представления об этиологии речевых расстройств на всех этапах изучения данной проблемы отражают понимание их сущности, а также общие методологические направления определенной эпохи и авторов.

В 1861 г. французский врач Поль Брока показал нали­чие в головном мозге поля, специально относящееся к речи, и связал потерю речи с его поражением. В 1874 г. аналогич­ное открытие было сделано Вернике: установлена связь по­нимания с сохранностью определенного участка коры голов­ного мозга. С этого времени стала доказанной связь речевых расстройств с морфологическими изменениями определен­ных отделов коры головного мозга.

Наиболее интенсивно вопросы этиологии речевых нару­шений начали разрабатываться с 20-х гг. прошлого столе­тия. В эти годы отечественные исследователи делали первые попытки классификации речевых нарушений в зависимости от причин их возникновения. Так, С. М. Доброгаев (1922) среди причин речевых нарушений выделял «заболевания высшей нервной деятельности», патологические изменения в анатомическом речевом аппарате, недостаточность воспи­тания в детстве, а также «общие невропатические состояния организма».

М. Е. Хватцев впервые все причины речевых наруше­ний разделил на внешние и внутренние, особо подчерк­нув их тесное взаимодействие. Он также выделил орга­нические (анатомо-физиологические, морфологические), функциональные (психогенные), социально-психологичес­кие и психоневрологические причины.

К органическим причинам были отнесены недоразвитие и поражение мозга во внутриутробном периоде, в момент родов или после рождения, а также различные органичес­кие нарушения периферических органов речи. Им были выделены органические центральные (поражения мозга) и органические периферические причины (поражения орга­на слуха, расщепление нёба и другие морфологические из­менения артикуляционного аппарата). Функциональные причины М. Е. Хватцев объяснил учением И. П. Павлова о нарушениях соотношения процессов возбуждения и тор­можения в центральной нервной системе. Он подчеркивал

взаимодействие органических и функциональных, цент­ральных и периферических причин. К психоневрологи­ческим причинам он относил умственную отсталость, на­рушения памяти, внимания и другие расстройства психических функций.

Важную роль М. Е. Хватцев отводил и социально-пси­хологическим причинам, понимая под ними различные неблагоприятные влияния окружающей среды. Таким об­разом, им впервые было обосновано понимание этиоло­гии речевых расстройств на основе диалектического под­хода к оценке причинно-следственных связей в патологии речи.

Большие достижения в области биологии, эмбриологии, теоретической медицины в течение последних десятилетий, успехи медицинской генетики, иммунологии и других дис­циплин позволили углубить представления об этиологии речевых расстройств и показать значение экзогенных (вне­шних) и эндогенных (внутренних) вредностей в их возник­новении. Важно не только выделять органические (цент­ральные и периферические), а также функциональные причины речевых расстройств, но и представлять себе ме­ханизм речевых нарушений под влиянием тех или иных не­благоприятных воздействий на организм ребенка. Это необ­ходимо как для разработки адекватных путей и методов коррекции речевых расстройств, так и для их прогноза и предупреждения.

Под причиной нарушений речи понимают воздействие на организм внешнего или внутреннего вредоносного фак­тора или их взаимодействия, которые определяют специ­фику речевого расстройства и без которых последнее не может возникнуть.

Вопрос о роли внешних и внутренних факторов в этиоло­гии речевых расстройств является одним из разделов общей проблемы причинности. Установлена тесная взаимосвязь между этими факторами в возникновении речевой патоло­гии и в формировании ее клинической картины.

В возникновении речевых нарушений большую роль играют и социальные условия, и факторы, способствую­щие или препятствующие возникновению расстройств речи. Например, при возникновении заикания-'У ребенка психическая травма рассматривается как внешняя причи­на. Благоприятными условиями для возникновения заи­кания могут быть соматическая ослабленность ребенка, его невропатическая конституция (повышенная нервно-психи­ческая возбудимость), остаточные явления раннего орга­нического поражения центральной нервной системы, воз­раст и др. В разных случаях один и тот же фактор может играть роль то условия, то причины. Так, в приведенном выше примере возраст ребенка как благоприятствующий возникновению заикания (этап наиболее интенсивного раз­вития речи) в сочетании с конституциональной повышен­ной нервно-психической возбудимостью может стать при­чиной возникновения заикания.

Основу для изучения этиологии речевых расстройств составляют эволюционно-динамический подход и прин­цип диалектического единства биологического и социаль­ного в процессе формирования психики. В этом аспекте раз­витие речевой деятельности ребенка определяется степенью зрелости его центральной нервной системы и в значитель­ной степени зависит от особенностей его взаимодействия с внешним миром.

Концепция развития психики, разработанная Л. С. Вы­готским, составляет методологическую основу изучения причин нарушений речевого развития в детском возрасте. Подчеркивая связь психического развития с воздействием окружающей среды, он ввел понятие социальной ситуации развития. Она представляет собой сочетание внутренних процессов развития и внешних условий, являющихся спе­цифичными для каждого возрастного этапа.

В основе созревания речевой функциональной системы лежит афферентация, т. е. поступление из внешнего мира через различные анализаторы, в первую очередь слуховой анализатор, разнообразных сигналов и прежде всего — ре­чевых. Источником слуховой афферентации является взрос­лый, который общается с ребенком. В связи с этим роль ре­чевого окружения и речевого общения очень велика, и их недостаточность может быть одной из основных причин, нарушающих формирование речи.

Дети раннего возраста, воспитывающиеся в среде с ограниченным или дефектным речевым окружением (глу­хонемые родители или родители с дефектами речи, дли­тельная госпитализация, ограничение социальных кон­тактов из-за различных тяжелых заболеваний, например, дети с церебральным параличом), отстают в развитии речи.

Для нормального речевого развития ребенка общение должно быть значимым, проходить на эмоционально поло­жительном фоне и побуждать его к ответу. Детям недоста­точно просто слышать звуки (радио, магнитофон, телеви­зор) — необходимо прежде всего прямое общение со взрослыми на основе характерной для данного возрастного этапа ведущей формы деятельности. Важным стимулом раз­вития речи является изменение форм общения ребенка со взрослым. Так, замена эмоционального общения, характер­ного для первого года жизни, на предметно-действенное в возрасте 2—3 лет является мощным стимулом развития его речи. Если же этого изменения в характере общения взрос­лого с ребенком не происходит, может произойти отстава­ние в развитии речи.

Предпосылкой в развитии речи является накопление ре­бенком впечатлений в процессе его предметно-игровой дея­тельности, которые и создают основу для усвоения значе­ний слов и формирования связи их с образами предметов окружающей действительности.

Развитие речи ребенка задерживается при неблагопри­ятных внешних условиях: отсутствия эмоционально поло­жительных контактов, сверхшумном окружении. Некото­рые речевые нарушения (нечеткость произношения, заикание, нарушение темпа речи и др.) могут возникнуть на основе подражания.

Речевые нарушения часто возникают при различных психических травмах (испуг, переживания в связи с раз­лукой с близкими, длительная психотравмирующая ситу­ация в семье и т.д.). Это задерживает развитие речи, а в ряде случаев, особенно при острых психических травмах, вызывает у ребенка психогенные речевые расстройства: мутизм, невротическое заикание. Эти речевые нарушения,

по классификации М. Е. Хватцева, условно могут быть от­несены к функциональным.

К функциональным нарушениям речи относят также те, что связаны с неблагоприятными воздействиями на орга­низм ребенка: общую физическую ослабленность, незре­лость, обусловленную недоношенностью или внутриутроб­ной патологией, заболевания внутренних органов, рахит, нарушения обмена веществ.

Таким образом, любое общее или нервно-психическое за­болевание ребенка первых лет жизни обычно сопровожда­ется нарушением речевого развития.

Отсюда правомерно разграничивать дефекты формиро­вания и дефекты сформированной речи, считая трехлет­ний возраст их условным подразделением.

При оценке нарушений речи у детей важно учитывать так называемые критические периоды, когда происходит наиболее интенсивное развитие тех или иных звеньев рече­вой системы, в связи с чем появляются повышенная рани­мость нервных механизмов речевой деятельности и риск возникновения нарушений ее функции даже при воздей­ствии незначительных экзогенных вредностей. В этих слу­чаях критический период в развитии речи является пред­располагающим условием к возникновению речевых расстройств.

Выделяют три критических периода в развитии ре­чевой функции.

• Первый (1—2 года жизни), когда формируются предпосылки речи и начинается речевое развитие, склады­ваются основы коммуникативного поведения и движу­щей их силой становится потребность в общении. В этом возрасте происходит наиболее интенсивное раз­витие корковых речевых зон, в частности зоны Брока,
критическим периодом которого считается возраст ре­бенка 14—18 месяцев. Любые, даже как будто незначительные неблагоприятные факторы, действующие в
этом периоде, могут отразиться на развитии речи ре­бенка.

• Второй (3 года), когда интенсивно развивается связ­ная речь и происходит переход от ситуационной речи к контекстной, что требует большой согласованности в работе центральной нервной системы (речедвигательного механизма, внимания, памяти, произволь­ности и т. д.). Возникающая некоторая рассогласо­ванность в работе центральной нервной системы, в нейроэндокринной и сосудистой регуляции приводит к изменению поведения, наблюдаются упрямство, негативизм и т. д. Все это определяет большую ра­нимость речевой системы. Могут возникать заика­ние, мутизм, отставание речевого развития. Ребенок отказывается от речевого общения, появляется ре­акция протеста на завышенные к нему требования взрослых.

Возникающее на этом этапе заикание может быть обус­ловлено возрастной неравномерностью созревания отдель­ных звеньев речевой функциональной системы и различных психических функций. В литературе они иногда обознача­ются как эволютивные, т. е. связанные с возрастной фазой развития: например, «эволюционное заикание».

• Третий (6—7 лет) — начало развития письменной речи. Возрастает нагрузка на центральную нервную си­стему ребенка. При предъявлении повышенных тре­бований могут происходить «срывы» нервной деятель­ности с возникновением заикания.

Любые нарушения речевой функции, имеющиеся у ре­бенка, в эти критические периоды проявляются наиболее сильно. Кроме того, могут возникнуть и новые речевые рас­стройства. Логопед должен хорошо знать критические пе­риоды в развитии речи ребенка и учитывать их в своей ра­боте.

Критические периоды развития речи играют роль предрасполагающих условий, они могут иметь как само­стоятельное значение, так и сочетаться с другими небла­гоприятными факторами — генетическими, общей ослаб-ленностью ребенка, дисфункцией со стороны нервной системы и т. д.

Динамика возрастного развития речи в первые годы жизни значительно варьируется в зависимости от геноти­па организма и от влияния на него окружающей среды.

Для развития речевой функциональной системы необхо­димы нормальное созревание и функционирование цент­ральной нервной системы.

В возникновении речевых расстройств большая роль при­надлежит экзогенно-органическим факторам. По класси­фикации М. Е. Хватцева они могут быть органическими центральными, при поражении головного мозга, и орга­ническими периферическими, если под влиянием различ­ных неблагоприятных внутриутробных факторов наруша­ется морфологическое развитие периферического речевого аппарата.

Под экзогенно-органическими факторами понимают различные неблагоприятные воздействия (инфекции, травмы, интоксикации и др.) на центральную нервную си­стему ребенка и на его организм в целом. В зависимости от времени воздействия этих факторов выделяют внутри­утробную патологию, или пренатальную (воздействие в период внутриутробного развития); повреждение при ро­дах (натальная патология) и воздействие различных вред­ных факторов после рождения (постнатальная патология). Внутриутробная патология часто сочетается с поврежде­нием нервной системы ребенка при родах. Это сочетание в современной медицинской литературе обозначается терми­ном перинатальная патология. Такие поражения не­рвной системы объединяют различные патологические со­стояния, обусловленные воздействием на плод вредоносных факторов во внутриутробном периоде, во время родов и в первые дни после рождения. Перинатальная патология может быть обусловлена заболеваниями матери во время беременности, инфекциями, токсикозами, а также много­образной акушерской патологией (узкий таз, затяжные или стремительные роды, преждевременное отхождение вод, обвитие пуповиной, неправильное предлежание плода и др.). Имеют значение также акушерские манипуляции, которые могут повредить нервную систему плода.

Ведущее место в перинатальной патологии нервной сис­темы занимают асфиксия к родовая травма.

Возникновению внутричерепной родовой травмы и ас­фиксии (кислородного голодания плода в момент родов) способствует нарушение внутриутробного развития плода. Ро­довая травма и асфиксия усугубляют нарушения развития мозга плода, возникшие внутриутробно. Родовая травма приводит к внутричерепным кровоизлияниям и гибели не­рвных клеток. Внутричерепные кровоизлияния могут зах­ватывать и речевые зоны коры головного мозга, что влечет за собой различные нарушения речи коркового генеза (алалия). У недоношенных детей внутричерепные кровоизлия­ния возникают наиболее легко в результате слабости их со­судистых стенок.

При локализации поражения мозга в области структур, обеспечивающих речедвигательный механизм речи, возни­кают преимущественные нарушения звукопроизносительной ее стороны — дизартрии.

В этиологии речевых нарушений у детей определенную роль может играть иммунологическая несовместимость крови матери и плода (по резус-фактору, системе АВО и другим антигенам эритроцитов), что приводит к специ­фическим нарушениям речи в сочетании с нарушениями слуха.

При внутриутробных поражениях мозга отмечаются наиболее тяжелые речевые нарушения, сочетающиеся, как правило, с другими полиморфными дефектами развития (слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, интеллек­та). Они могут наблюдаться при заболевании беременной женщины краснухой, цитомегалией, токсоплазмозом и другими вирусными инфекциями. При этом тяжесть рече­вых нарушений и других дефектов развития во многом за­висит от времени поражения мозга во внутриутробном пе­риоде. Наиболее тяжелые повреждения отмечаются в первом триместре беременности, а также во время всего периода эмбриогенеза, т. е. от 4 недель до 4 месяцев бере­менности.

Патологические воздействия на поздних стадиях бере­менности обычно не вызывают тяжелых пороков развития, а ведут к задержке созревания нервной системы, к наруше­нию миелинизации ее структур.

У детей с аномалиями и пороками развития мозга ча­сто наблюдаются множественные так называемые дизэмбриогенетические стигмы в виде асимметрии черепа, ано­малии нёба (высокое «готическое» нёбо, уплощенное нёбо, несращения нёба и губы), дефекты развития верх­ней челюсти, аплазия нижней челюсти, микрогнатия, прогнатия и др. Примером речевых расстройств, возни­кающих под влиянием воздействия неблагоприятных факторов на развивающийся плод, может быть откры­тая ринолалия, возникающая вследствие врожденной расщелины нёба.

Инфекционные и соматические заболевания матери во время беременности могут приводить к расстройствам пи­тания и к кислородному голоданию плода. Если хроничес­кое кислородное голодание плода выражено нерезко, оно может не нарушать, а несколько замедлять темп созрева­ния плода. В результате этого даже при доношенной бере­менности ребенок рождается незрелым, с ослабленной не­рвной системой, процессы миелинизации нервной системы у него замедлены, нарушена дифференциация нервных кле­ток и их аксонов, затруднено формирование межнейрональных связей мозга. Эти факторы также влияют на формиро­вание речевой деятельности.

Нарушения внутриутробного развития плода — эмбриопатии— могут возникать в связи с вирусными заболевани­ями, приемом лекарственных препаратов, ионизирующей радиацией, вибрацией, алкоголизмом и курением во время беременности. Неблагоприятное влияние алкоголя и нико­тина на потомство было отмечено уже давно.

В последнее время изучена клиническая картина олигоф­рении алкогольно-эмбриопатического генеза, сочетающая­ся с нарушениями речи, показано влияние хронического алкоголизма на возникновение различных дефектов речи. Описан алкогольный эмбриопатический синдром, включа­ющий отставание физического, речевого и умственного раз­вития, черепно-лицевые уродства.

При алкогольном эмбриопатическом синдроме отмечены нерезко выраженные нарушения слуха, что также небла­гоприятно влияет на развитие речи ребенка.

При алкоголизме родителей отмечается более высокая частота смерти плода во внутриутробном и перинатальном периодах, недоношенность, внутриутробная и интрана-тальная асфиксия, а также более высокая заболеваемость и смертность детей в первые годы жизни.

В дошкольном и школьном периоде эти дети обращают на себя внимание общей физической ослабленностью, от­ставанием психического развития с проявлениями общего недоразвития речи, двигательной расторможенностью, на­рушениями активного внимания, зрительного и слухового восприятия. Повышенная отвлекаемость сочетается у них с малой познавательной активностью, личностной незрелос­тью, трудностями в обучении. В настоящее время много ра­бот посвящено неблагоприятному влиянию курения на реп­родуктивную функцию женщины, а также на течение беременности и родов. Показана связь курения с недоношен­ностью, отставанием детей в физическом и психическом раз­витии.

Особенно вредное влияние на развитие плода оказывает сочетание ряда неблагоприятных факторов, действующих в период его внутриутробного развития (сочетание алкого­лизма и курения с токсикозами беременности, с различны­ми хроническими и острыми вирусными заболеваниями матери и т. д.).

Токсикозы беременности, недоношенность, недлительная асфиксия в родах вызывают нерезко выраженные мини­мальные органические повреждения мозга (дети с мини­мальной мозговой дисфункцией — ММД). Для них харак­терны недостаточность внимания, памяти, моторные нарушения, расторможенность, различные речевые рас­стройства.

В настоящее время при легкой мозговой недостаточнос­ти выделяют особый вид психического дизонтогенеза, в ос­нове которого лежит превосходящая возрастная незрелость отдельных высших корковых функций. Она вызывает свое­образное отставание в развитии речи и неравномерность пси­хического развития, определяющие специфические трудно­сти обучения этих детей.

При минимальной мозгрвой дисфункции происходит задержка темпа развития функциональных систем моз­га, требующих для своего осуществления интегративной деятельности: речь, поведение, внимание, память, про­странственно-временные представления и другие высшие психические функции.

Дети с минимально мозговой дисфункцией составляют группу риска по возникновению у них речевых рас­стройств. Своевременное их выявление и ранняя стимуля­ция психического развития могут в значительной степени улучшить речевой и умственный прогнозы данной катего­рии детей. Логопеду и педагогу-дефектологу необходимо знать ранние проявления синдрома минимальной мозго­вой дисфункции.

На первом году жизни это так называемые «малые не­врологические признаки»: у грудных детей —легкие нару­шения мышечного тонуса, обычно не мешающие активным движениям, но отличающиеся стойкостью; нерезко выра­женные непроизвольные движения в виде тремора, общих вздрагиваний; задержка сенсомоторного развития (особен­но зрительно-моторной координации); отставание в разви­тии тонких дифференцированных движений пальцев рук, формирования предметно-манипуляторной деятельности; задержка довербального и начального вербального разви­тия. Все эти признаки сочетаются с легкой неврологичес­кой симптоматикой.

Речевые нарушения чаще возникают у лиц мужского пола. В исследованиях последних лет показано различие развития правой и левой (речевой) гемисфер (полушарий) в зависимости от пола. Левое полушарие осуществляет в основном речевую функцию, а правое — зрительно-про­странственный гнозис. У мальчиков быстрее развивается правое полушарие. У девочек же, наоборот, левое, в свя­зи с чем у них отмечаются более ранние сроки речевого развития. Кроме того, у девочек раньше формируется бо­лее выраженное межполушарное взаимодействие, что спо­собствует лучшей компенсации у них мозговых повреж­дений.

Кроме того, причиной, определяющей преобладание ре­чевых нарушений у лиц мужского пола, могут быть интел­лектуальные и речевые расстройства, связанные со специ­фическими изменениями в структуре Х-хромосомы.

В возникновении речевых нарушений у детей большую роль играют ранние органические поражения мозга, соче­тающиеся с неблагоприятными условиями воспитания и ок­ружения ребенка в первые годы его жизни.

Большое значение имеет эмоциональная депривация (не­достаточность эмоционально положительного контакта со взрослым).

Особое внимание придается нарушениям взаимосвязи матери с ребенком в первые годы жизни. Известно, что нор­мальное довербальное развитие на первом году жизни, име­ющее важное значение для формирования речевой функции, возможно только при адекватном взаимодействии ребенка с матерью или другим близким для него лицом.

Речевые нарушения могут возникать и в результате воз­действия различных неблагоприятных факторов на мозг ребенка и на последующих этапах его развития. Структу­ра этих речевых нарушений различна в зависимости от вре­мени воздействия вредности и локализации поражения мозга.

При повреждении незрелого мозга нет полной корреля­ции между локализацией, тяжестью поражения и отдален­ными последствиями в аспекте речевых расстройств. По­чти сто лет назад было показано и затем подтверждено последующими исследованиями, что врожденное или рано приобретенное повреждение левой гемисферы у детей не ведет столь часто к корковым речевым расстройствам (ала-лического или афазического характера в зависимости от того, возникает ли повреждение в доречевом периоде или в период уже сформированной речи), как это имеет место при аналогичных повреждениях у взрослых. Известно, что травмы черепа у ребенка, имеющего развитую речь, значительно реже вызывают афазию, чем у взрослого. Пластичность мозга в значительной степени определяет­ся незрелостью мозговых структур. Этим объясняется отсутствие четкой корреляции между тяжестью и локали­зацией поражения мозга ребенка и частотой возникнове­ния речевых расстройств. В литературе имеются указания, что даже полное удаление левой гемисферы у ребенка ран­него возраста может не вызывать специфических речевых расстройств. Это объясняется пластичностью детского моз­га и более диффузным наличием речевых зон в незрелом мозгу ребенка, которые представлены более распространен­но в обоих полушариях.

Одностороннее повреждение коры головного мозга у ре­бенка раннего возраста приводит к качественно иным нару­шениям, чем у взрослых. Если у взрослых афазии возника­ют обычно при поражении доминантного левого полушария, то у детей они чаще возникают при двуполушарных повреж­дениях, кроме того, даже повреждение правого (обычно суб­доминантного) полушария может вызвать значительные нарушения речевого развития.

Таким образом, при оценке роли экзогенно-органичес-кого фактора в возникновении речевых расстройств в детском возрасте необходимо учитывать время, харак­тер и локализацию повреждения, особенности пластич­ности нервной системы ребенка, а также степень сфор-мированности речевой функции в момент повреждения мозга.

Определенное значение в этиологии речевых нарушений у детей имеют и наследственные факторы. Часто они явля­ются предрасполагающими условиями, реализующимися в речевую патологию под влиянием даже незначительных не­благоприятных воздействий.

В некоторых случаях наследственные факторы выступа­ют как ведущие причины. Так, например, в литературе при­водятся данные о том, что ринолалия, обусловленная рас­щелиной нёба, в 10—30% случаев может быть связана с наследственными факторами (П. Г. Светлов (1962), А. Я. Пискунов (1960) и др.). По данным А. Э. Гуцмана (1980), частота наследственных форм ринолалии составля­ет всего 1,31%.

По данным С. А. Гриднева (1976), наследственная отяго-щенность среди заикающихся составляет 17,5%. Отмечает­ся роль наследственных факторов в возникновении наруше­ний письменной речи (дисграфии, дислексии).

Наследственные факторы в возникновении речевых расстройств обычно выступают в сочетании с экзогенно-органическими и социальными. Они могут играть также

ведущую роль в возникновении некоторых видов речевых расстройств, сочетающихся с общими изменениями со сто­роны нервной системы. Логопеду важно помнить о воз­можности подобных заболеваний, необходимости их ран­ней диагностики и лечения; детей с подозрениями на данную патологию целесообразно направлять в медико-генетическую консультацию.

Итак, этиологические факторы, вызывающие наруше­ния речи, сложны и полиморфны. Наиболее часто встре­чается сочетание наследственной предрасположеннос­ти, неблагоприятного окружения и повреждения или нарушения созревания мозга под влиянием различных не­благоприятных факторов.

Анализ этиологии речевых нарушений помогает разгра­ничению «первичных» речевых расстройств, связанных с поражением или дисфункцией речевых механизмов, от «вто­ричных», наблюдаемых у детей с нарушениями интеллекта или сенсорными дефектами, а также при различных теку­щих заболеваниях центральной нервной системы.

Контрольные задания

1. Назовите основные причины речевых нарушений.

2. Охарактеризуйте предрасполагающие условия к воз­никновению речевых расстройств.

3. Дайте характеристику экзогенно-органических фак­торов как причин речевых нарушений.

4. Раскройте роль наследственных факторов в возник­новении речевых расстройств.

5. Покажите роль социальных факторов в возникнове­нии речевых нарушений.

6. При посещении специального учреждения познакомьтесь с медико-психолого-педагогической документа­цией и уточните возможные причины речевых нарушений у детей.

7. Сопоставьте причины недоразвития детской речи и дефектов сформированной речи.

Литература

1. Вадалян Л.О. Детская неврология. — М., 1975, 1998.

2. Бадалян Л.О. Невропатология. М., 1987.

3. Веккер К.П., Совак М. Логопедия. М., 1981.

4. Мастюкова ЕМ. Ребенок с отклонениями в разви­тии. М., 1992.

5. Понятийно-терминологический словарь логопеда //Под ред. В.И. Селиверстова. М. 1997.

6. Хватцев М.Е. Логопедия. М., 1959.

7. Хрестоматия по логопедии // Под ред. Л.С. Волко­вой, В.И. Селиверстова. М., 1997. Ч. 1, 11.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.129.123 (0.016 с.)