Понятие и признаки нормы права. Проблема структуры нормы права. Нормативное предписание и логическая норма



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие и признаки нормы права. Проблема структуры нормы права. Нормативное предписание и логическая норма



 

Норма права - это общеобязательное, формально определенное правило поведения, установленное либо санкционированное государством и направленное на урегулирование общественных отношений.

Юридическая норма - первичная клеточка права, исходный элемент его системы. Поэтому естественно, что данной норме свойственны основные черты права как особого социального явления.

Из этого не следует, что понятия "право" и "норма права" соотносятся между собой как целое и часть.

К признакам нормы права относят (см. схему 29):

┌─────────────────────────────────────────────────────┐

│ ПРИЗНАКИ НОРМЫ ПРАВА ├──────┐

└─────────────────────────────────────────────────────┘ │

┌─────────────────────────────────────────────┐ │

│ Общеобязательность ├──────────────┤

└─────────────────────────────────────────────┘ │

┌─────────────────────────────────────────────┐ │

│ Формальная определенность ├──────────────┤

└─────────────────────────────────────────────┘ │

┌─────────────────────────────────────────────┐ │

│ Связь с государством ├──────────────┤

└─────────────────────────────────────────────┘ │

┌─────────────────────────────────────────────┐ │

│ Предоставительно-обязывающий характер ├──────────────┤

└─────────────────────────────────────────────┘ │

┌─────────────────────────────────────────────┐ │

│ Микросистемность ├──────────────┘

└─────────────────────────────────────────────┘

и другие

1) общеобязательный характер - она воплощается в безличностное, неперсонифицированное правило поведения, которое распространяется на большое количество жизненных ситуаций и большой круг лиц; государство адресует норму права не конкретным индивидам, а всем субъектам - физическим и юридическим лицам;

2) формальная определенность - выражается в письменной форме в официальных документах, с помощью чего она призвана четко и строго определять рамки деяний субъектов;

3) связь с государством - устанавливается государственными органами либо общественными организациями и обеспечивается мерами государственного воздействия - принуждением, наказанием, стимулированием;

4) предоставительно-обязывающий характер - представляет собой властное предписание государства относительно возможного и должного поведения людей;

5) микросистемность - правовая норма выступает в виде специфической микросистемы, состоящей из таких взаимосвязанных, взаимоупорядоченных элементов, как гипотеза, диспозиция и санкция.

 

В процессе дискуссии о понимании права взгляд на правовые нормы как на основное содержание, "клеточки" права довольно резко крити­ковался как "узконормативное, нормативистское, позитивистское пони­мание права". Нормативное понимание критиковалось за сведение пра­ва к текстам нормативных актов, за отрыв от практики реализации за­конов, за умаление значения (или недостаточное признание) прав и сво­бод личности, а также нравственных основ права. Некоторые из этих упреков справедливы в том отношении, что в правоведении существует тенденция ограничиваться комментированием текстов нормативных ак­тов без исследования практики их осуществления. Изучение текстов нормативных актов в отрыве от правовых отношений, их содержания, динамики и гарантий реализации, без учета особенностей общественно­го правосознания и традиций правоприменительной практики сущест­венно препятствует подготовке обоснованных предложений о совершен­ствовании законодательства, а также системы гарантий укрепления за­конности и правопорядка. Сведение права к текстам законов и иных нормативно-правовых актов не давало возможности выявить собственно юридическое содержание этих актов, отделив предписания от деклара­ций и дефиниций; взгляд на тексты и нормы законов как на "приказ государства" вел к выводу, что даже и закрепление законом прав граж­дан является велением, ограничивающим их свободу, "хотя бы уже по­тому, что закрепляются именно такие, а не иные права, что именно этими, а не иными правами разрешается пользоваться. Кроме того, указываются возможности и характер пользования правами.

Однако критика взглядов на право как лишь тексты закона, выра­жающие веления, приказы государственной власти, содержится и в тру­дах сторонников нормативного понимания права, большая часть кото­рых видит в праве социальную реальность, существующую не только как нормы и тексты, но и как их отражение в сознании общества (право-сознание), и как реализация норм в отношениях между людьми (право-отношение), и как динамичная практика осуществления право­вой системы в целом (право-порядок). Спор идет о том, существует ли в правовой системе какое-либо ведущее, определяющее начало, или все вообще правовые явления равнозначны, когда речь идет о праве.

В процессе дискуссии о понимании права именно по этой проблеме сформировались две основные позиции: одни теоретики считают, что право состоит из норм, изложенных в законах и иных источниках права (нормативное, "узкое понимание права"), другие включают в содержа­ние права не только нормы, но и субъективные права, правосознание, практику реализации права, законность и правопорядок и другие право­вые, а также моральные явления ("широкое понимание права").

Критически анализируя взгляды сторонников "широкого понимания права", О.С. Иоффе обоснованно отмечал, что главным является "ответ на один важный вопрос - субординированы или только координированы включаемые ими в право разные элементы? Если субординированы, причем субординированы именно системой норм, тогда нет спора или остается всего лишь спор о словах: право — не только нормы; но все остальное, входящее в право, подчинено нормам и производно от них. Если же координированы, и значит, что ни один из элементов не подчи­нен другому, то отсюда следует, что действие норм может быть парали­зовано субъективными правами, как и действие прав - нормами, что правосознание и мораль способны помочь не только формированию и применению закона, но и отказу от его действия независимо от воли законодателя" . Отсюда с непреложностью следует возможность отказа от выполнения или применения любого из действующих законов под тем предлогом, что этот закон не соответствует чьим-то представлениям о содержании права, нравственности, правосознанию, судебной или иной практике и т.п. На основе "широкого понимания права", считаю­щего правом неопределенный круг общественных и индивидуальных явлений, имеющих прямое или косвенное отношение к праву или близ­кое к нему терминологическое обозначение, практически невозможно отличить правомерное поведение от неправомерного, юридически зна­чимое от юридически безразличного, обязательное от необязательного и т.п.

Нормативная концепция права основана на представлении, что в праве нет ничего юридического, кроме нормативных определений юридических фактов, правовых состояний (включая статусы субъектов пра­ва), субъективных прав и обязанностей, запретов и санкций за их нару­шение - того, что составляет содержание правовых норм. Из разных пониманий права (каждое из которых имеет свои обоснования) для практики применения права или правотворчества в нашей стране имеет значение понятие о праве как о системе норм. Объективно сущест­вующие связи юридически значимых элементов этой системы выража­ются так называемой логической структурой правовой нормы.

В деонтологии (логика норм) различаются собственно содержание правовой нормы (правило поведения) и источник, императив, которым норма установлена и (или) охраняется от нарушений . В правоведении этому соответствует так называемая трехчленная структура правовой нормы, наиболее удачной модификацией которой следует признать вы­вод Н.Г. Александрова о том, что логическая структура правовой нормы включает гипотезу (определение жизненных обстоятельств, на которые рассчитана данная норма) и диспозицию (определение предписываемого поведения), необходимым атрибутом которых является санкция.

Изложенное представление о структуре правовой нормы широко распространено, но не является общепризнанным. В процессе развития теории права сложились разные взгляды на структуру правовых норм.

Некоторые теоретики считают, что правовая норма состоит не из трех, а из двух частей, или "элементов", которые называются по-разному: первая часть нормы, обозначающая условия ее применения, именуется гипотезой или диспозицией, вторая часть, определяющая са­мо правило поведения, - диспозицией или санкцией.

В обоснование этого взгляда ссылаются на то, что двухэлементную структуру имеют многие статьи нормативных актов или, по крайней мере, их содержание может быть легко преобразовано в суждение: "если - то". Такое суждение (посылка - вывод) ориентировано на опре­деление непосредственных, ближайших правовых последствий юридиче­ски значимых обстоятельств дела (юридических фактов и состояний). Наконец, мнение о таком строении правовых норм восходит к трудам Н.М. Коркунова и других дореволюционных юристов.

Однако этот взгляд подвергался критике на том основании, что в представлении о двухэлементном строении правовой нормы не отражено такое специфическое качество права, что каждая его норма обеспечива­ется государственным принуждением. Предположение некоторых авто­ров о так называемой санкции ничтожности (ненаступление юридиче­ских последствий в случае несоблюдения гипотезы) как о мере государ­ственного принуждения к соблюдению правовых норм не получило сколько-нибудь широкого признания в правовой науке. Справедливо отмечалось также, что если предположение о двухчленном строении правовых норм и соответствует структуре ряда статей нормативных ак­тов, то содержание многих других статей тех же актов такой структуры не имеет, и потому названному предположению нельзя придавать обще­теоретический характер. Указывалось и на то, что отдельно взятая нор­ма-статья закона, имеющая два элемента, не может применяться без учета многих других норм-статей закона (например, определяющих пра­воспособность или компетенцию участников правоотношения и др.).

Попыткой преодолеть обозначенные недостатки стало изложенное выше предположение о том, что правовая норма состоит из трех эле­ментов (т.е. составных частей) - гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза определяет круг лиц, которым адресована правовая норма, а также обстоятельства (юридические факты), при наступлении которых она реализуется . Диспозиция содержит само правило поведения, выраженное как запрет или как определение обязанностей и драв сторон правоотношения. Санкция - это указание на меры государственного принуждения за нарушение диспозиции.

Структура правовой нормы существует объективно как неразрывная связь правила поведения (диспозиция) с условиями и пределами его применения (гипотеза) и способом охраны от нарушений (санкция). Формула "если - то - иначе" является применением к каждой из право­вых норм общего правила, которое может быть выражено, следующим образом: "Находясь на территории государства (или: будучи граждани­ном государства), необходимо соблюдать законы этого Государства; в противном случае государство применит к нарушителю правовых норм меры принуждения". Конкретизация этого положения применительно к отдельным нормам дает возможность определить, кто и при каких усло­виях должен следовать норме, что именно нужно сделать для ее реали­зации, какими мерами государственного принуждения она охраняется от нарушения.

В структуре правовой нормы выражены специфические качества права, отличающие его от других социальных регуляторов Гипотеза определяет возможные, типичные и в случае спора доказуемые обстоя­тельства, при которых реализуется норма; гипотеза и диспозиция адре­сованы разуму и воле участников общественных отношений и рассчи­таны на ситуации, когда возможен выбор различных вариантов поведе­ния, и определяют (в диспозиции) тот вариант, который соответствует выраженной в праве государственной воле. Наконец, санкция должна выражать способность государства принуждать к соблюдению нормы пресекать ее нарушения, восстанавливать нарушенное право, если ги­потеза определяет пределы (объем) действия и применения нормы, а диспозиция - способ ее регулирующего воздействия на поведение людей и общественные отношения, то в санкции выражен способ охраны пра­вовой нормы от нарушений. Санкцией правовой нормы называется нор­мативное определение мер государственного принуждения, применяе­мых в случае правонарушения и содержащих его итоговую правовую оценку.

Структура правовой нормы основывается на взаимосвязи системно­сти правовых норм. Системность является существенна качеством права - правовые нормы неразрывно связаны между собой в опреде­ленных аспектах выступают как диспозиции, имеющие свои гипотезы и санкции, в других - как элементы гипотез или санкций других норм; санкция одной нормы становится диспозицией при нарушении охраняе­мой нормы и применении мер принуждения к правонарущителю; щпо-тезы также в определенном аспекте становятся диспозициями) указы­вающими, каким именно обстоятельствам следует придавать юридиче­ское значение. Так, с точки зрения пешеходов и водителей транспорт­ных средств, соблюдение правил дорожного движения является обязан­ностью (диспозиция), а административные взыскания за невыполнение обязанности - санкцией, способом принуждения к соблюдению этих правил; с точки зрения государственных органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонару­шениях, та же самая норма выступает в другом аспекте: гипотезой ста­новится описание административного правонарушения, диспозицией - обязанность применить взыскание в установленных законом пределах и соответствующей процессуальной форме; способом же обеспечения этой обязанности (санкцией) является отмена незаконного и необосно­ванного постановления по делу об административном правонарушении, а также меры персональной ответственности должностных лиц, винов­ных в бездействии либо в неправильном применении закона.

С системностью права связана специализация правовых норм. Ряд отраслей права определяет санкции и порядок их применения (уголов­ное и уголовно-исполнительное право, уголовный и гражданский про­цесс), в пределах самих отраслей права в особые институты выделены нормы, определяющие санкции за правонарушения (институты имуще­ственной ответственности в гражданском праве, материальной и дисци­плинарной ответственности - в трудовом праве и др.). В результате це­лый комплекс норм нередко охраняется от нарушений общей санкцией, неразрывно связанной с каждой из норм, составляющих комплекс. С другой стороны, общий для ряда норм права характер имеют некоторые положения об условиях их применения (определения субъектов права, их правовых статусов, правила действия правовых норм во времени, в пространстве, по кругу лиц, определения правового режима различных видов имущества и др.). Эти общие для ряда норм положения также входят в каждую из них, что обнаруживается при логико-системати­ческом толковании текстов нормативно-правовых актов.

Логическая структура правовой нормы имеет большое значение для совершенствования практики применения правовых норм. Системность права, неразрывная связь и согласованность правовых норм, "элементы" которых содержатся в различных нормативных актах (или статьях, раз­делах закона), требуют при решении любого юридического дела тща­тельно изучить все те положения законодательства, которые связаны с применяемым правоположением. Громадным достоинством трехэле­ментной схемы как раз и является то, что эта схема побуждает практи­ческих работников к тщательному и всестороннему анализу норматив­ного материала во всем его объеме, к сопоставлению неразрывно свя­занных между собой статей нормативных актов, к выделению и сопос­тавлению "элементов", образующих одно правоположение, к определе­нию условий применения правовой нормы, ее содержания, последствий ее нарушения. Такой ориентации не дает двухэлементная схема, отго­раживающая китайской стеной одну статью закона с ее "двумя элемен­тами" от других статей, замыкающая анализ юридических норм рамка­ми анализа формулировок отдельных статей и параграфов, подходящая к изучению права не с точки зрения системности, взаимосвязи правовых предписаний, а с точки зрения их разрозненности, разобщенности, бес­связности.

Логическая структура правовой нормы дала возможность решить ряд теоретических проблем, неразрешимых с позиций "двухэлементной структуры". Такова, как отмечено, проблема специфики права, состоя­щая в охране его государственным принуждением. Признавая необходи­мость такой охраны, авторы, не считающие санкцию необходимым эле­ментом (или атрибутом) каждой правовой нормы, допускают ряд проти­воречий ("нормы без санкций обеспечиваются государственным прину­ждением или санкциями других норм") либо необоснованных суждений (таковы суждения о противоправности или неправомерности отказа от использования права).

Разобщая элементы одной нормы по разным статьям законов, крити­ки "трехэлементной структуры" не могли понять механизм действия и реализации правовых запретов и приходили к диковинным выводам, что "уголовно-правовые нормы вообще не нарушаются и не могут быть на­рушены теми, к кому они применяются, так как нарушение этих норм практически возможно только со стороны суда, который обязан их применять".

Как отмечено, логическая структура правовой нормы критиковалась по основаниям, некоторые из которых заслуживают внимания. Во-первых, в действующих нормативных актах трудно (если вообще воз­можно) найти статью, которая соединила бы все три элемента правовой нормы, тогда как текстов, пбстроенных по формуле "если - то", в зако­нодательстве предостаточно. Во-вторых, в системно-логическом толко­вании права, в результате которого конструируются все три элемента правовой нормы, надобность возникает при решении юридических спо­ров, при применении правовых норм или при подготовке и принятии новых нормативных актов, но не при обычном для повседневного оби­хода определении ближайших юридических результатов тех или иных поступков и обстоятельств.

Не случайно в последние годы наметилось сближение поначалу про­тивоположных взглядов на структуру правовой нормы. Во-первых, сто­ронники "трехэлементной структуры" правовой нормы ввели в катего­риальный аппарат теории права понятие "нормативное предписание", под которым понимается сформулированное в тексте нормативного акта логически завершенное положение, направленное на регулирование определенного вида общественных отношений. Тем самым снимается то возражение против "трехэлементной структуры" правовой нормы, что в ней как бы "растворяются" относительно самостоятельные предписания права, способные регулировать поведение людей и общественные отно­шения и потому обособленные в тексте нормативного акта. Открывает­ся также путь к углубленному анализу закономерностей связи текстов нормативных актов с содержащимися в них правовыми предписаниями.

С другой стороны (во-вторых), теоретическое и практическое значе­ние "трехэлементной структуры" правовой нормы стало признаваться ее авторитетными критиками. В результате понятие "норма права" иссле­дуется в двух аспектах: 1) логическая норма и 2) норма-предписание. Логическая норма - это та же "трехэлементная структура" (гипотеза -диспозиция - санкция), рассматриваемая как способ (закон) связи пра­вовой системы на уровне ее первичных элементов.

С этих позиций логическая структура правовой нормы признается не только одним из важных понятий общей теории права и соответственно ориентиром доктринального толкования действующего законодательства и подготовки предложений о его совершенствовании, но и основой ло­гического толкования закона при его применении, т.е. при выявлении обстоятельств, имеющих значение для решения дела, определении со­держания прав и обязанностей сторон правоотношения, а также санк­ций, обеспечивающих защиту этих прав и исполнение соответствующих обязанностей.

Понимание нормы права как единого целого в совокупности составляющих его элементов (гипотезы, диспозиции и санкции) является необходимым условием реализации нормы права в конкретных правоотношениях. Однако весьма редко встречаются случаи, когда норма права в тексте нормативного правового акта представлена полностью, всеми ее элементами в одной статье, пункте или абзаце.

Гораздо чаще наблюдаются ситуации, когда элементы нормы права находятся в разных структурных частях нормативного акта, а то и вовсе в разных нормативных правовых актах.

Например, право собственности регулируется гражданским законодательством, а наиболее действенные санкции за нарушение права собственности содержатся в уголовном законодательстве.

Возникает явное несоответствие между структурным строением нормы права и способами ее изложения в нормативных правовых актах. Объективной основой такого несоответствия выступает различие между способами организации элементов нормы права и способами закрепления нормативных велений, предписаний в тексте нормативного правового акта.

Положение о том, что каждая норма права имеет гипотезу, вовсе не означает, что каждая отдельно взятая норма непременно имеет собственную, индивидуальную гипотезу. В тексте закона нередко закрепляются условия, с которыми связывается действие не одной, а нескольких норм права. Равным образом и санкции, закрепленные в одной статье, пункте нормативного акта, чаще всего охраняют от нарушения достаточно разветвленную совокупность норм права. Подобный способ изложения структурных частей норм права объясняется стремлением правотворческого органа изложить содержание нормативного правового акта максимально компактно, ясно, последовательно, а также избежать излишних, неоправданных повторов и длиннот, стилистически сложных и громоздких фраз.

В связи с несоответствием структуры нормы права и способов закрепления ее компонентов в тексте нормативных правовых актов элементарной частицей нормативных правовых актов выступает не норма права или ее отдельный элемент, а нормативно-правовое предписание.

Под нормативно-правовым предписанием понимается цельное, логически завершенное и формально закрепленное в тексте нормативного правового акта властное веление правотворческого органа.

По своему словесно-логическому построению нормативное предписание представляет собой отдельное предложение или даже отдельную фразу. При этом необязательно, чтобы оно было оформлено в виде отдельной статьи, пункта или иной структурной единицы нормативного правового акта. Вполне возможны ситуации, когда отдельные части или абзацы могут содержать несколько нормативных предписаний.

Так, часть 1 ст. 341 ГК РФ предусматривает, что право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое надлежит передаче залогодержателю, — с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге. В этой части содержится три нормативных предписания: 1) право залога возникает с момента заключения договора о залоге; 2) в отношении залога имущества, которое надлежит передаче залогодержателю, право залога возникает с момента передачи этого имущества; 3) последнее правило действует постольку, поскольку иное не предусмотрено договором о залоге.

В числе основных нормативных предписаний можно выделить (см. схему № 9):

 

Предписания-принципы закрепляют исходные, руководящие положения общего характера. Предписания такого рода выносят как бы за скобки положения, относящиеся ко всем или большинству институтов или норм отрасли права или права в целом.

Поэтому предписания-принципы надлежит непременно учитывать при определении логической структуры и содержания конкретной нормы. Предписания-принципы изложены в Конституции России, общих частях кодексов и некоторых других актах. Примером предписания-принципа могут служить положения статьи 2 Конституции о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Предписания-дефиниции содержат определения правовых, политических и иных понятий. Такие определения имеют общеобязательное значение и должны непременно учитываться при толковании соответствующих терминов и понятий. К дефинитивным предписаниям можно отнести положение статьи 1 Конституции России, согласно которому Российская Федерация признается демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления.

В настоящее время значительная часть федеральных законов имеет специальные статьи, содержащие определения базовых, основополагающих для соответствующей сферы терминов и понятий.

Предписания гипотезы, диспозиции, санкции содержат соответственно положения об условиях действия нормы права, правах и обязанностях предоставляемых участникам конкретных правоотношений, меры принуждения, которые могут быть применены к нарушителям нормы права.

Оперативные предписания устанавливают способы и дату вступления нормативного акта в силу или же содержат предписания о внесении изменений, дополнений в ранее принятые нормативные правовые акты либо о признании актов полностью или частично утратившими силу. Такое предписание содержится в статье 26 Федерального закона «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации», принятого Государственной Думой 22 февраля 1995 г., согласно которому признается утратившим силу Закон Российской Федерации «О федеральных органах государственной безопасности».

Отсылочные предписания не содержат непосредственно властных велений, как следует поступать участникам конкретных отношений. Они лишь отсылают к другой части нормативного акта, другому нормативному акту, содержащему такие предписания, либо содержат указание на то, что соответствующие решения содержатся в действующем законодательстве, иных нормативных правовых актах. Например, отсылочное предписание содержится в части 2 ст. 420 ГК РФ, где говорится о том, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 данного Кодекса.

Бланкетные предписания устанавливают ответственность за нарушение каких-либо правил. Однако сами эти правила содержатся в специальных нормативных правовых актах. При этом правила могут меняться дополняться, тогда как установленная за их нарушение ответственность может оставаться неизменной. Примером бланкетного предписания может служить статья 269 УК РФ, предусматривающая ответственность за нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов.

Диспозитивные предписания разрешают участникам конкретных правоотношений самостоятельно устанавливать свои права и обязанности в конкретных отношениях, порядок и условия их реализации.

Однако если участники правоотношения не оговорили какой-либо вопрос в договоре, соглашении, то этот вопрос решается в соответствии с действующим законодательством. Диспозитивные предписания обязательно содержат формулировки типа «при отсутствии иного соглашения», «если иное не установлено в договоре».

Императивные предписания представляют собой категорические веления, которые подлежат неукоснительному исполнению и не могут подменяться соглашением участников правоотношений.

Примером императивного предписания может служить положение Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Ибо это положение ни при каких условиях не может отменяться соглашением сторон.

Нормативные предписания в своей совокупности представляют все виды положений, требований, которые могут быть соотнесены с гипотезой, диспозицией и санкцией той или иной правовой нормы.

Выявление и формулирование содержания правовой нормы является одной из профессиональных задач специалиста в сфере правоведения, которая требует от него особых навыков и умений.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.231.61 (0.018 с.)