Понятие формы государства. Факторы, влияющие на выбор формы государства



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие формы государства. Факторы, влияющие на выбор формы государства



 

1. Среди множества проблем, касающихся государства, особое место занимают вопросы определения понятия форм государства. В научной и учебной литературе им традиционно уделяется особое внимание. И это не случайно, поскольку в зависимости от того, как понимается форма государства и как она соотносится с другими ее сторонами, во многом создается представление и о самом государстве в целом.

Форма государства всегда выступает как непосредственное выраже­ние его сущности и содержания. Каковы сущность и содержание (функции) государства, такова в конечном счете и его форма.

Исследовать государство с точки зрения сущности означает выявить, волю и интересы каких слоев общества, групп, классов оно в первую очередь выражает и защищает. Рассмотреть государство под углом зре­ния содержания означает установить, как и в каких направлениях оно действует. Изучить же государство с точки зрения его формы - значит в первую очередь изучить его строение, его основные составные части, внутреннюю структуру, основные методы становления и осуществления государственной власти.

2. Форма государства,так же как его сущность и содержание, ни­когда не оставалась и не остается раз и навсегда установленной, не­изменной.Под влиянием множества экономических, социально-полити­ческих, идеологических и иных факторов она всегда изменялась и раз­вивалась. Постоянно менялось и представление о ней. Справедливо ут­верждение Л. Гумпловича о том, что "учение о различии государств или о государственных формах" является "столь же шатким и неустанов­ленным, как и определение понятия государства".

Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что за всю историю развития государства и права были выдвинуты десятки, если не сотни различных теорий о форме государства. Предлагались самые различные подходы и варианты решения данной проблемы. Еще в Древней Греции и Древнем Риме философы и юристы высказывали самые различные, порой весьма противоречивые мнения и суждения по поводу того, что следует понимать под формой государства, какие формы государства существуют, чем они различаются.

Один из величайших мыслителей античности, древнегреческий фи­лософ Платонисходил, например, из того, что идеальной формой прав­ления "идеального государства" как государства "лучших и благородных" является "законная власть немногих" - аристократия. Кроме того, им рассматривались "законная монархия" - царская власть и "незакон­ная" - олигархия.

Платон создал целое учение о динамике государственной жизни и смене, в силу "испорченности человеческой натуры", ее форм. Идеаль­ное государство и его аристократическая форма, согласно этому уче­нию, не вечны. Государство может деградировать и соответственно в этом же направлении изменять свою форму.

Аристократия, согласно учению Платона, приводящая к появлению частной собственности на землю и превращению свободных людей в рабов, может вырождаться в так называемую демократию. Последняя, представляющая собой критско-спартанский тип государства, господ­ство наиболее сильных воинов, может постепенно превращаться в оли­гархию. Олигархия же, основанная на имущественном цензе и власти немногих богатых, - в демократию. Наконец, демократия как власть народа и для народа, в силу опьянения последнего свободой сверх меры, в "неразбавленном виде" может вырождаться в свою противополож­ность - тиранию. Тирания - самая худшая форма государства, при ко­торой безраздельно господствуют произвол, бесправие широких масс и насилие. Глава государства - тиран захватывает власть от имени народа и выступает как "ставленник народа".

На многообразие форм государства имел свои взгляды и Аристо­тель - ученик Платона и вместе с тем его критик. Считая форму госу­дарства системой, олицетворяемой верховной властью в государстве, Аристотель определял ее в зависимости от числа властвующих (один, немногие или большинство) как монархию, аристократию или политию-демократию. Эти формы государства он назвал "правильными", ибо в них просматривалась общая польза правителей. Каждая из данных "правильных" форм могла легко искажаться и превращаться в соответ­ствующую "неправильную" форму - тиранию, олигархию или охлокра­тию. "Неправильные" формы использовались правителями, по мнению Аристотеля, лишь в личных целях.

Традиции древнегреческой мысли в исследовании форм государства развивались и в Древнем Риме. Цицерон, например, выделял в зависи­мости от числа правителей три простые формы государства (царскую власть - монархию, власть оптиматов - аристократию, народную власть -демократию) и смешанную форму.

Когда верховная власть находится в руках одного человека, писал он, мы именуем такую форму государства "царской властью". Когда она находится в руках у выборных лиц, то говорят, что "эта граждан­ская община управляется волей оптиматов. Народной же (ведь ее так и называют) является такая община, в которой все находится в руках на­рода".

Для того чтобы предотвратить искажение и вырождение той или иной простой формы государства, великий римский оратор и государствовед предлагал использовать смешанную форму, складывающуюся в результате выделения и смешения положительных качеств всех простых форм.

Целые учения и отдельные идеи, касающиеся формы государства, развивались не только в Древней Греции и Древнем Риме, но и в других странах. Причем не только на ранних и средних стадиях существования и развития цивилизации, но и во все последующие столетия.

Значительное внимание исследованию формы государства уделяется в современной отечественной и зарубежной литературе. Разумеется, среди авторов-современников, так же как и среди предшественников, нет единого мнения о понятии, видах и содержании формы государства. Высказываются самые разные точки зрения. Имеют место самые раз­личные подходы к определению понятия и содержания формы государ­ства.

Традиционным, например, для отечественного государствоведения и правоведения 60-70-х годов было представление о форме государства как институте, складывающемся из формы правления и формы государ­ственного устройства. Позже, вплоть до настоящего времени, в научной литературе утвердилось мнение, согласно которому форма государст­ва состоит из формы правления, формы государственного устройства и государственного режима.Данное глубоко обоснованное мнение преобладает не только в отечественной, но и в зарубежной литературе. Этот подход используется и в настоящем учебнике.

3. Форма государства,независимо от того, какой своей стороной она проявляется (форма правления, форма государственного устройства или государственный режим) или как она выражается, всегда имеет са­мую непосредственную связь с государственной властью.

Отмечая это обстоятельство, еще дореволюционные российские ав­торы не без оснований указывали на то, что "в современную эпоху" любое государство есть не что иное, как "организация государственной власти", выступающая в ее различных формах и проявлениях .

При этом государственная власть "в юридическом смысле этого сло­ва" понималась не в общепринятом ее восприятии как воля государства, а как "известное отношение одной воли и другой, господство одной во­ли над другой".

Если бы воля государства, писал в связи с этим в начале XX в. Ф. Кистяковский, была властью, т.е. если бы оба эти понятия государ­ственной власти и государственной воли были тождественны, то госу­дарственная воля "оставалась бы властью и в тех случаях, когда госу­дарство вступает в частноправовые сделки. Но в действительности это не так. В частноправовых сделках воля государства не является вла­стью, а стоит наравне с волей частных лиц. Поэтому определение вла­сти как воли явно несостоятельно".

Говоря о прямой связи формы государства с государственной вла­стью, следует обратить внимание также на то, что власть в данном слу­чае, равно как и во всех других случаях, рассматривается не в абст­рактном виде, как совокупность ее общих, родовых признаков и черт (верховенство, суверенность, территориальность и др.2), а в ее конкрет­ном, социально-классовом виде и проявлении.

Это означает, что при определении понятия форм того или иного го­сударства их как способ или своего рода модель организации власти соотносят с последней не вообще, а применительно к тому или иному типу государственной власти, к строго определенному в социально-классовом отношении государственному и общественному строю.

При рассмотрении, например, форм рабовладельческого государства и выявлении их особенностей данные формы можно соотносить лишь с соответствующим, т.е. с рабовладельческим, типом власти и таким же типом государственного и общественного строя.

Аналогично обстоит дело с процессом определения форм и выявле­ния их особенностей и у других типов государства. Попытки же игно­рирования данной закономерности и решения вопроса о формах госу­дарства безотносительно того или иного соответствующего им типа ни к чему позитивному, а тем более весомому, в научном плане не приведет. Все рассуждения и выводы о формах государства сведутся только к са­мым общим, весьма абстрактным выводам и рассуждениям, касающимся лишь их некоторых общеродовых черт.

Из всего сказанного следует, что, имея общее представление о фор­мах государства, их общеродовых признаках и чертах, для глубокого и разностороннего изучения необходимо соотносить данные формы с кон­кретным типом государства, наполнять их конкретным социально-классовым содержанием. Каждая из форм государства имеет свою поли­тико-практическую значимость лишь в том случае, когда она берется не сама по себе, вообще, безотносительно ко времени и пространству, а соотносится с конкретным, вполне определенным типом государства.

 

14. Форма правления, проблемы определения видов

 

1. Форма правления характеризует способ организации государст­венной власти, включающий порядок образования и деятельности высших и местных государственных органов, порядок взаимоотношений их друг с другом и с населением.Формы правления в значи­тельной мере различаются в зависимости от того, осуществляется ли власть одним лицом или же она принадлежит коллективному выборно­му органу. В первом случае, согласно сложившемуся представлению, имеет место монархическая форма правления; во втором - республи­канская.

При монархической форме правления источником власти и ее носи­телем является монарх. При республиканской источником власти объ­является народ, а ее носителем - выборные государственные органы.

Классификация форм правления государства в зависимости от чис­ла стоящих у власти, правящих является одной из старейших и широко признанных в юридическом мире классификаций. В процессе ее прове­дения используется количественный критерий. Если "высшее распо­ряжение государственной властью, - писал в связи с этим еще в конце XIX в. известный русский ученый-юрист Н.М. Коркунов, - принадле­жит одному лицу, это будет монархия, если многим лицам, это будет аристократия, если же всем, то это будет демократия".

Количественный критерий подкупает своей простотой и непосредст­венностью, но отпугивает упрощенностью. Руководствуясь только им, порой весьма трудно провести различие между отдельными формами государства и ответить на некоторые, принципиально важные вопросы.

Например, какая часть общества или правящих слоев должна стоять у власти для того, чтобы появилось основание называть такую форму правления аристократической республикой или аристократией? Это должна быть, как минимум, треть правящего класса? Половина его? Или весь правящий класс?

К тому же, как правильно подметил Н. Коркунов, кого, собственно, следует называть правящими? "Если тех, в чьих руках сосредоточено все распоряжение государственной властью", а все "другие учреждения являются лишь содействующими им или действующими по их полномо­чию", то под определение монархии как власти и правления одного ли­ца "подойдет только неограниченная, абсолютная монархия". Ибо в конституционной монархии "парламент не содействует только монарху и не от него получает свои полномочия". Напротив, парламент, являясь самостоятельным органом и опираясь на полномочия, данные ему наро­дом, всячески "ограничивает монарха".

Если же "под правящими, - продолжал автор, - разумеют тех, в чьих руках сосредоточено не все распоряжение властью, а только функции так называемой исполнительной власти, тогда большинство совре­менных республик, имеющих единоличного главу исполнительной вла­сти, президента, окажутся также подходящими под определение монар­хии".

С другой стороны, рассуждал Н. Коркунов, под определение демо­кратии как правления всех "не подойдет в сущности ни одно действи­тельно существующее государство". Ибо "нигде к участию в осуществ­лении функций власти не допускается все без исключения население".

Уже в древности, в период появления демократии и определения ее "как правление всех", к управлению делами государства допускалось далеко не все взрослое население, а только свободные граждане. Ос­тальная часть общества была вообще лишена правоспособности и поли­тических прав, находилась на положении рабов.

В современном государстве, где все объявляются свободными и рав­ноправными, также далеко не все "участвуют в функциях власти". Даже там, подчеркивал Н. Коркунов, где введена "так называемая всеобщая подача голосов, правом голоса на политических выборах пользуется в действительности не более одной четверти всего населения".

Из всего этого делался вполне оправданный вывод о том, что коли­чественный критерий (по числу правящих) классификации форм госу­дарства является далеко не совершенным, "слишком внешним и слу­чайным". Он не дает возможности провести четкую грань в ряде случа­ев между монархической и республиканской формой. Следуя ему, в частности, "пришлось признать, что Россия во время совместного цар­ствования Иоанна и Петра перестала быть монархией и сделалась ари­стократической республикой" .

2. Предостережения в отношении ущербности количественного кри­терия классификации форм правления постоянно следовали и от многих других авторов. Это подтолкнуло ряд исследователей к тому, чтобы не ограничиваться только данным критерием, а разрабатывать и другие критерии.

Так, еще Платон пытался свести различие форм правления к разли­чию трех добродетелей - мудрости, мужества и умеренности, из кото­рых каждая может преобладать то в одном, то в другом государстве.

Вслед за ним Аристотель, рассматривая форму государства как по­литическую систему, которая олицетворяется верховной властью, в процессе классификации форм правления использовал наряду с количе­ственным критерием также и другие критерии. В частности, он широко использовал такие критерии, как общая польза, благо и интерес.

В более поздний период Монтескье, рассматривая в качестве кри­териев классификации форм правления различные принципы организа­ции и деятельности государственной власти, считал, что добродетель лежит в основе демократии, умеренность - в основе аристократии, честь - в основе монархии и страх — в основе деспотии.

Помимо названных критериев в отечественной и зарубежной литера­туре, в особенности ранних лет, довольно широко использовались так называемые юридические критерии. Суть их, по общему признанию, сводилась к тому, что в процессе классификации форм правления за основу брались не количественные или любые иные факторы, а юриди­ческое положение (статус) высших государственных органов и "правя­щих лиц".

Различие между монархической и республиканской формами прав­ления, констатировал в связи с этим Н. Коркунов, заключается не в наличии различного числа правящих или иных, второстепенных по сво­ему характеру, их особенностей, а в различном "юридическом положе­нии" правящих лиц.

При республиканской форме правления, пояснял автор, все лица, "участвующие в распоряжении властью", ответственны перед народом от "последнего избирателя до президента", стоящего во главе республи­ки и призванного действовать от ее имени. В монархии же все обстоит как раз наоборот, а именно - в условиях монархии "имеется и безответ­ственный орган власти", называемый монархом. Именно в этом разли­чии ответственности и безответственности, подытоживал Н. Коркунов, заключается "различие президента республики и монарха, а не в объеме и характере их функций", как это иногда утверждается в литературе. В самом деле, президент США пользуется большей властью, нежели анг­лийская королева. Однако президент "ответственен перед конгрессом и потому не монарх". Английская же королева, напротив, "безответствен­на и потому, несмотря на всю ограниченность своей власти, остается все же монархиней".

Юридические критерии классификации форм правления широко ис­пользовались также известным русским ученым-юристом Ф. Кистяковским. В своих "Лекциях по общему государственному праву", изданных в 1912 г., он всячески подчеркивал, что "юридическое различие между монархией и республикой нужно искать не в компетенции правительст­венной власти, а в ее организации, именно, в юридическом положении носителя этой власти".

В чем конкретно выражается это "юридическое положение"? Со­гласно представлениям Ф. Кистяковского и других авторов, многократ­но подтвержденных самой жизнью и политико-правовой практикой, оно может выражаться, во-первых, в выборности (в условиях республики) или наследственности (в условиях монархии) высших органов государ­ства и самой государственной власти.

Указывая на то, что "обыкновенно отличительным признаком монар­хической власти считают наследственность ее монарха, а отличитель­ным признаком высшей правительственной власти в республике - ее выборность", Ф. Кистяковский в то же время вполне справедливо ут­верждал, что многие теоретики государства и права не разделяют дан­ную точку зрения. Основная причина этого заключается в том, что ис­тория знает не только наследственные, но и выборные монархии.

Однако, замечает автор, выборные монархии составляют не столько само правило, сколько исключение из него. А кроме того, по наблюде­ниям автора, "избирательная монархия" везде, где бы она ни существо­вала, "оказывалась учреждением весьма неустойчивым и нецелесооб­разным". Она "или приводила к разложению государственного строя, или превращалась в наследственную монархию".

Выборность и наследственность как критерии подразделения форм правления государства на республики и монархии органически сочета­ются с такими их немаловажными признаками, как срочность пребыва­ния у власти главы государства в условиях республики и соответствен­но бессрочность - в условиях монархии.

Данные критерии, впрочем, как многие другие, имеют, естественно, относительный и к тому же формально-юридический характер, по­скольку в реальной жизни иногда бывает все наоборот. Однако тем не менее они довольно широко использовались раньше в процессе класси­фикации форм правления как дополнительные критерии. В качестве таковых они могут быть использованы и сейчас.

Во-вторых, различное юридическое положение носителей власти как общий критерий классификации форм правления может выражать­ся, по мнению ряда авторов, в ответственности их перед народом, нацией, парламентом и т.д. в условиях республики и "полной безот­ветственности" в условиях существования монархии.

Самостоятельность власти монарха и его безответственность, писал Н. Коркунов, имея в виду прежде всего "доконституционную" монар­хию, оказывают значительное влияние "на все формы проявления госу­дарственного властвования". Монархический принцип требует, чтобы "в государстве ничего не совершалось против и даже помимо воли монар­ха".

От его имени отправляется правосудие. Он назначает "всех высших должностных лиц суда и управления". В отношении к законам "ему принадлежит обыкновенно право абсолютного вето и всегда право их обнародования и обращения к исполнению". Разумеется, заключает автор, все эти функции могут принадлежать и президенту республики, но, конечно, огромная разница при этом состоит в том, осуществляются ли они "безответственным монархом или же ответственным перед народом должностным лицом".

Об ответственности государственных органов - носителей власти как признаке республики и безответственности носителя власти как призна­ке монархии говорится также в работах и других авторов. Так, в на­званной работе. Ф. Кистяковского при выявлении особенностей монар­хической формы правления наряду с наследственностью как "сущест­венным признаком монархической власти" безответственность, т.е. не­подотчетность ее носителя какой-либо иной власти или органу рассмат­ривается в качестве "ее обьиного признака".

При этом автор справедливо утверждает, что "исторически начало безответственности установилось задолго до конституционных учрежде­ний". Она стала результатом неограниченности власти монарха, с одной стороны, и "бессрочности его права - с другой". Однако безответствен­ность монарха "сохранилась повсюду и после введения конституционно­го строя". Формально-юридически существует она в большинстве кон­ституционных монархий и по сей день.

Наконец, в-третьих, различное юридическое положение носителей власти в условиях республики и монархии проявляется в том, что в пер­вом случае, в организации и деятельности высших и местных государст­венных органов преобладают принципы коллегиальности, а во вто­ром - единоличности.

В монархической форме правления, замечает по этому поводу Н. Коркунов, "властвование по собственному праву плохо мирится с разделением этого властвования между несколькими лицами". Прави­тельство в монархии "всегда стремится принять единоличную форму". Республике же, напротив, "более соответствует коллегиальная органи­зация правительства, так как этим лучше обеспечивается подчинение делегированной правительственной власти народу". Там же, где при республиканской форме имеется "единоличная организация" правитель­ственной власти, это объясняется, по мнению автора, влиянием монар­хических идей.

3. Подразделение форм правления на монархию и республику явля­ется исторически первой и самой общей их классификацией. Противо­положность монархической и республиканской форм проявляется уже на самых ранних ступенях развития государственной жизни. Та и другая выступают в истории как основные формы организации жизни государ­ства.

Уже орда, по справедливому замечанию известного немецкого госу-дарствоведа и правоведа Г. Еллинека, которая предшествовала террито­риальной организации государства, была организована либо на началах единоличного властвования, либо "на принципе товарищества". Руково­дящее и "решающее значение имеет либо воля одного лица, стоящего над всеми другими, либо воля всей совокупности полноправных членов орды".

Глубокое и разностороннее исследование форм правления с неиз­бежностью требует, во-первых, изучения их не вообще, а применитель­но к конкретным условиям жизни общества и государства. А во-вторых, - дальнейшего подразделения основных форм правления на от­дельные виды и подвиды.

Многочисленные и весьма весомые основания для такого подразде­ления дает сама жизнь. Применительно, например, к монархии в каче­стве оснований-критериев для ее классификации на разновидности мо­гут служить различная степень концентрации власти в руках одного лица - монарха, наличие или отсутствие конституционных актов, ока­зывающих сдерживающее влияние на проявление монархической вла­сти, функционирование в стране наряду с монархическими институтами республиканских институтов в виде парламента или других представи­тельных органов.

В силу этих и иных особенностей на современном этапе развития общества и государства различаются монархии двух видов - дуалисти­ческие и парламентарные. Характерной особенностью дуалистической монархии является формально-юридическое разделение государственной власти между монархом и парламентом. Исполнительная власть нахо­дится непосредственно в руках монарха. Законодательная - у парламен­та. Последний, однако, фактически подчиняется монарху.

Парламентарная монархия отличается тем, что статус монарха формально и фактически ограничен во всех сферах осуществления го­сударственной власти. Законодательная власть полностью принадлежит парламенту. Исполнительная - правительству, которое несет ответст­венность за свою деятельность перед парламентом. Примерами парла­ментарной монархии могут служить Англия, Голландия, Швеция и др. Парламентарные монархии в научной литературе зачастую именуют конституционными монархиями.

В парламентарных монархиях, являющихся наиболее распространен­ными формами монархии в настоящее время, правительство формирует­ся партией, получившей во время всеобщих выборов большинство голо­сов в парламенте, или партиями, располагающими в нем большинством голосов. Лидер партии, обладающий большинством депутатских мест, становится главой правительства. Власть монарха является весьма ограниченной во всех сферах государственной жизни и деятельности и пре­жде всего в законодательной и исполнительной. Причем ограничение это имеет не формально-юридический, а фактический характер. Господ­ствующие слои рассматривают конституционную монархию как своего рода резервное средство воздействия на остальные слои населения, как дополнительное средство защиты своих интересов в случае предельного обострения социально-классовых конфликтов.

При конституционной монархии законы принимаются парламентом и утверждаются монархом. Однако данная прерогатива монарха, так же как и большинство других его полномочий, имеют формальный харак­тер. В силу сложившейся политической практики и конституционных обычаев монарх, как правило, не отказывается от подписания принятых парламентом законопроектов.

Применительно к республиканской форме правления в качестве ос­нований для ее подразделения на подвиды могут выступать различия в уровне их развития, неодинаковая степень причастности всего населе­ния или его части к процессу осуществления государственной власти, главенствующее положение в системе высших органов государственной власти тех или иных институтов, в частности института президентства или парламента, и др.

В зависимости от названных и иных особенностей республиканских форм современные республики разделяются на два вида: парламентар­ные и президентские.

Отличительными чертами парламентарной республики являются следующие: верховенство парламента; ответственность правительства за свою деятельность перед парламентом, а не перед президентом; форми­рование правительства на парламентской основе из числа лидеров поли­тических партий, располагающих большинством голосов в парламенте; избрание главы государства либо непосредственно парламентом, либо специальной коллегией, образуемой парламентом. В парламентарной республике глава государства не играет сколько-нибудь существенной роли среди других государственных органов. Правительство формирует­ся и возглавляется премьер-министром. Парламентарные республики в настоящее время существуют в Австрии, ФРГ, Италии, Швейцарии и других странах.

Президентская республика характеризуется такими признаками, как соединение в руках президента полномочий главы государства и прави­тельства; отсутствие института парламентской ответственности прави­тельства; внепарламентский метод избрания президента и формирования правительства; ответственность правительства перед президентом; со­средоточение в руках президента огромной политической, военной и социально-экономической власти; нередко отсутствие у парламента права на объявление вотума недоверия правительству. Наиболее типич­ными примерами президентской республики могут служить США и Франция. Президентскую республику иногда именуют дуалистической республикой, подчеркивая тем самым факт сосредоточения сильной исполнительной власти в руках президента, а законодательной - в руках парламента.

Названные формы правления принадлежат современным капитали­стическим государствам. Что же касается форм правления, свойствен­ных другим типам, в частности рабовладельческому и феодальному го­сударствам, то они лишь по названию и общим признакам напоминают формы правления капиталистического государства. По своей же (оформляемой ими) сути и социально-классовому содержанию они да­леко не совпадают с ними. Чтобы убедиться в этом, обратимся соответ­ственно к каждой из форм правления рабовладельческого и феодально­го государства.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.118.225 (0.016 с.)