ТОП 10:

Государственное управление 1900-1917 гг.



Политико-правовые факторы, приведшие к трансформации государственного и политического строя России, стали проявляться задолго до событий 1905 г. и создания Государственной Думы.

Умеренные монархисты еще в 1900-1901 гг. выступили с предложениям серьезных реформ, которые включали разрешение свободного выхода из общины, распространение на крестьян общегосударственного гражданского права, реформу местной власти и самоуправления, увеличение компетенции земства и др. при сохранении института самодержавия. В 1904 г. был отвергнут пункт о введении представительного учреждения из весьма умеренного пакета реформ, предложенного П.Д.Святополком-Мирским. Николай II меньше всего хотел и меньше всего готов был проводить политические реформы. Он был убежденным сторонником самодержавия, статус ограниченного в правах государя не соответствовал его характеру, воспитанию и мировоззрению. Россию он воспринимал «как вотчину», «личную собственность рода Романовых».

Кое-что все же было сделано: в мае 1902 г. проводится первый съезд для разработки вопросов земского самоуправления, в ноябре 1904 г. в Петербурге состоялось совещание земских деятелей, которые подвергли резкой критике бюрократическую систему самодержавной монархии и потребовали широких политических прав и свобод. В ответ на это давление правительство издает Манифест от 12 декабря 1904 г., обещающий ряд уступок: уравнивание крестьян в правах с другими сословиями, самостоятельность суда.

«Нельзя не отметить, также, что к 1914 г., за двадцать лет николаевского царствования, страна достигла значительных успехов: национальный доход на душу населения возрос в 1,5 раза, по объему промышленного производства Россия вышла на пятое место в мире, по темпам экономического развития – на первое, урожайность зерновых увеличилась на 33 %, количество товаров, потребляемых на душу населения, удвоилось, грамотность населения в возрасте старше 9 лет выросла с 28 до 38 %, средняя продолжительность жизни увеличилась на два года, число учащихся образовательных школ на 1000 чел. населения выросло более чем в 2 раза, а студентов – в 7 раз, число библиотек увеличилось почти в 5 раз, выпуск книг и тираж газет – в 3 раза, уменьшилась продолжительность рабочего дня, а заработная плата увеличилась, вклады в сберегательные кассы на душу населения возросли в 4,5 раза, население получило политические права. По оценкам иностранных экспертов, российская экономика имела отличные перспективы. Экономические успехи были достигнуты не вопреки верховной власти, а благодаря совместным усилиям общественности и государственной администрации»[1].

Но развитие капиталистического производства в России происходило в условиях сохранения помещичьего землевладения, существенных пережитков крепостничества. 30 тыс. крупных помещиков владели 70 млн. десятин земли, тогда как 10,5 млн. крестьянских хозяйств имели лишь 75 млн. десятин. Аграрный вопрос продолжал оставаться нерешенным.

Упустив шанс взять инициативу реформ в свои руки, верховная власть подтолкнула общество на революционный способ решения накопившихся проблем. Главным результатом революции 1905-1907 гг. стало то, что император был вынужден скрепя сердце согласится на конституцию и парламент.

Сначала царский манифест от 6 августа 1905 г. объявил о создании в России законосовещательной Думы, а затем Манифест от 17 октября 1905 г. возвестил введение конституционного строя. 23 апреля 1906 года были изданы Основные законы, а через 4 дня собрались первая Государственная дума и обновленный Государственный совет, половина членов которого стала выборной, а половина назначалась царем. Так народ России получил конституцию, политические свободы и парламент.

Большинство дореволюционных русских историков и современных западных русистов считают Основные законы, изданные Николаем II в апреле 1906 г. конституцией, а Государственную думу с обновленным Государственным советом – двухпалатным парламентом. Советские историки вслед за В.И. Лениным иронически называли Основные законы «монархической конституцией», Государственную думу – псевдопарламентом и т.п. В последнее время оценка Основных законов как настоящей конституции, а законодательных учреждений как настоящего парламента получает распространение и в отечественной историографии.

«Одним из первых за пересмотр марксистских оценок Манифеста 17 октября и Основных законов от апреля 1906 г. выступил В.И. Старцев: «Пора признать, что Россия с 24 апреля 1906 г. стала уже конституционной монархией. Именно дарованной Николаем II. Основные государственные законы и явились первой русской конституцией». В 1997 г. В. Старцев вновь заявил, что Манифест от 17 октября 1905 г. — это не «декларация о намерениях», не «обещания», а «закон прямого действия, который немедленно вводил режим прав и свобод». В современных исследованиях наблюдается переоценка степени зрелости конституционного порядка в России в период 1905—1907 гг. Однако появились и взвешенные оценки. Так, А.Н. Медушевский считает акт 17 октября «типичным актом конституционализма», провозгласившего идею дуалистической монархии. Однако, по его мнению, Основные законы усилили самодержавие, личную власть императора. Новую систему правления автор определил как «монархический конституционализм»[2].

19 октября 1905 г. был опубликован Манифест о преобразовании Совета министров. До этого Совет министров был совещательным органом при императоре. Теперь на него возлагались «направление и объединение действий главных начальников ведомств по предметам как законодательства, так и высшего государственного управления»[3].

Совет министров стал постоянно действующим органом. Функции упраздненного в апреле 1906 г. Комитета министров передавались частично Совету министров, частично Государственному совету.

Это был правительственный орган во главе с председателем Совета министров. Председатель имел право контролировать деятельность министерств и начальников ведомств. Министры должны были согласовывать с ним свои действия, сообщать ему «безотлагательно сведения о всех выдающихся, происходящих в государственной жизни событиях, принятых мерах и распоряжениях»[4].

Председатель Совета министров и министры назначались и увольнялись в отставку императором, здесь он не был связан парламентским большинством, император сохранял также огромные прерогативы в делах государственной обороны и внешней политики. Министры были ответственны только перед царем, правительство еще не приобрело характера «буржуазного кабинета». Происходила достаточно частая смена председателей Совета министров.

В период революции оживилась деятельность первого и второго департаментов Сената, а в связи со столыпинской аграрной реформой - деятельность аграрного департамента. Вместе с тем Сенат все более и более подчинялся Министерству юстиции.

В 1906 г. каждое губернское земское собрание получило право выбирать по одному члену Государственного совета. С 1912 г. уездные земские собрания вновь стали выбирать судей – институт, фактически упраздненный в 1889 г. Должности мировых судей были восстановлены в апреле 1912 г., тогда же ликвидировался институт земских начальников. В ноябре 1905 г. принимается указ, которым отменялись предварительная цензура и административные взыскания, устанавливался судебный порядок решения дел о печати.

Что представлял собой аппарат государственного управления к началу XX века? Для управления огромной страной самовластному монарху требовалось большое количество чиновников. За XIX в. аппарат управления увеличился в 7 раз (с учетом роста населения), составив 385 тыс. человек. Чиновничество было связано сложной системой регламентов и правил: оно делилось на 14 классов — от действительного тайного советника до коллежского регистратора. Каждый класс имел свой мундир, титул, ордена. К низшему чиновнику обращались со словами «Ваше благородие», к высшим — «Ваше высокопревосходительство».

Как в начале XIX века, так и в пореформенный период среди высшей бюрократии и верхов губернской администрации преобладали владельцы земельной собственности – помещики. Это находило свое выражение в противодействии отмене крепостного права в первой половине века и консервации феодальных пережитков во второй. Проникновение в государственный аппарат буржуазных элементов вплоть до 1917 было ничтожно мало и ограничивалось почти исключительно Министерством финансов и Министерством путей сообщения. Наличие среди мелких и средних чиновников значительного числа выходцев из разночинных слоев населения не говорило об их разночинной идеологии. Эта часть чиновничества наоборот, являлась наиболее верноподданной и не проявляла в отличие от дворянства какого-либо недовольства самодержавием.

Министерства были главными органами управления. Министры назначались царем, были ответственны не перед Думой, а только перед монархом. К началу XX в. существовало 11 министерств: военное, морское, финансов, торговли и промышленности, юстиции, иностранных дел, народного просвещения и другие. «Министры послушно скрепляли своими подписями указы царя и не хотели сотрудничать с Думой, возглавляемой кадетами, считали ее «пристанищем еврейского мракобесия», полагая, что она не имеет поддержки в обществе. Сильнее всех было Министерство внутренних дел, ведавшее общей и секретной полицией, цензурой, православными исповеданиями и местной администрацией. Министру подчинялись губернаторы и уездные чиновники; к концу XIX в. в России было 97 губерний по 10—15 уездов в каждой. В годы революции правительство усилило роль карательных органов, особенно полиции и жандармерии. В соответствии с утвержденным в феврале 1907 г. положением в стране была создана широкая сеть специальных охранных отделений, которые подчинялись департаменту полиции. Охранное отделение включало канцелярию, отдел наружного наблюдения и агентурный отдел»[5].

Опорой самодержавия был Совет объединенного дворянства — постоянный орган съездов уполномоченных объединенных гражданских обществ в России 1906—1917 гг. Последний отстаивал незыблемость самодержавия и помещичьего землевладения.

Император считался и верховным главой Православной церкви, властвуя над ней через собрание епископов — Святейший синод.

Сохранение сильной исполнительной власти в руках императора по Основным законам 1906 г. могло обеспечивать, в какой-то мере, плавность перехода к полному конституционализму и правительству, ответственному перед парламентом, и, следовательно, перед народом, который в основной своей массе, нельзя этого не признавать, как и Николай II, был не готов к парламентской демократии.

Но неограниченность прав царя в государственной жизни исчезла, это относилось в первую очередь к области законодательства и расходования государственных финансов. Важно отметить создание в это время (1905-1907 гг.) первых органов революционной власти - Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

- Государственная дума и самодержавие — два центра управления

27 апреля 1906 г. в России начала работать Государственная дума. Дума была учреждена как законодательный орган, без ее одобрения нельзя было принять ни одного закона, вводить новые налоги, новые расходные статьи в государственном бюджете. В ведении Думы были и другие вопросы, требующие законодательного закрепления: государственная роспись доходов и расходов, отчеты государственного контроля по использованию государственной росписи; дела об отчуждении имущества; дела о постройке железных дорог государством; дела об учреждениях компаний на акциях и ряд других не менее важных дел. Дума имела право направлять правительству запросы и не раз объявляла ему недоверие.

Организационное устройство Государственных дум всех четырех созывов определялось Законом «Учреждение Государственной думы», по которому устанавливали срок деятельности Думы (5 лет). Однако царь мог досрочно распустить ее специальным указом и назначить выборы и сроки созыва новой Думы. Завоевания революции 1905—1907 гг. были значительны, хотя ее революционные силы и потерпели поражение. В России медленно развивалось гражданское общество — опора Государственной думы как центра управления страной. Всероссийскую поддержку парламенту оказывали земские и городские съезды. Такая поддержка стала еще более эффективной с образованием в 1915 г. Всероссийского земского союза и Всероссийского городского союза и созданием их объединенного комитета Земгора под председательством Г.Е. Львова — будущего премьера Временного правительства.

«Поддержку Государственной думе оказывали самоуправления, военно-промышленные комитеты, различные творческие, научные, профессиональные, экономические и другие организации. «Общее представление о масштабах таких организаций дают данные об их названиях, времени возникновения и численности: благотворительные общества (1905 г.) — 4500; научные общества (1908 г.) — 300; торгово-промышленные общества (1913 г.) — 143; общества служащих частных предприятий (1914 г.) — свыше 150; фельдшерские общества — около 40; общества учителей (1914 г.) — свыше 100; сельскохозяйственные кооперативы (1908 г.) — 734; рабочие профсоюзы и др. Дума была популярна в офицерском корпусе, среди послов держав Антанты, среди низших слоев населения (в сентябре 1915 г. часть бастующих в Москве и Петрограде протестовала против прекращения сессии Думы)»[6].

Состав I и II Государственной Думы отличался наличием больших групп крестьян, по партийному составу это были кадетские думы, оппозиционные царскому правительству. Среди депутатов Думы было много высоко образованных и прогрессивно мыслящих людей. В Думе обсуждались актуальные проблемы жизни страны, шла речь о создании гражданского общества и правового государства в условиях возможной модернизации России, разрабатывалась концепция политических реформ в период кризиса власти.

«Таким образом, появление в России такого выборного центра власти и управления, как Государственная дума, которая действовала в условиях невиданной на Руси свободы союзов и объединений, печати, собраний, народная поддержка ее свидетельствовали о невозможности дальнейшего управления страной без представительных учреждений. То обстоятельство, что Государственная дума, органы самоуправления в России избирались, а самодержавная высшая власть назначалась царем, превращало Думу как представительное учреждение России в оппозиционный центр власти и управления. Думские запросы (и вопросы) депутатов о проблемах жизни народа, вскрывающие произвол, царящий в отдельных звеньях государственного аппарата России, обличительные выступления думцев свидетельствовали об использовании думской трибуны для разоблачения политики царизма»[7].

С самого учреждения Думы царь стремился ограничить ее компетенцию и сохранить за собой полноту власти и управления, противопоставляя себя либеральной части русского общества. Работа Думы могла быть в любое время прервана царем. Она не могла начинать сессию по своей инициативе, а созывалась указами царя. Царское правительство опубликовало новое Положение о Государственном совете от 20 февраля 1906 г., по которому последний преобразовался фактически во вторую палату, стоящую над Государственной думой. Это было грубым нарушением Манифеста 17 октября.

По «Положению о Государственном совете» все законопроекты, принятые Думой, должны были, затем поступать в Государственный совет и лишь в случае принятия их представляться на утверждение императора. Половину реформированного Государственного совета составляли выборные члены, половину – члены «по высочайшему назначению»; председатель и вице-председатель ежегодно назначались императором. В избираемую часть Совета входили представители духовенства, Академии наук и университетов, земских собраний, дворянских обществ, торговли и промышленности (всего 98 членов). И такое же число членов ежегодно назначалось императором из высших государственных чиновников.

Новый избирательный закон, третьеиюньский переворот 1907 г., изменивший представительство от отдельных групп населения, значительно сократил представительство крестьян в Думе. Составы III и IV Государственной Думы отражали стремление императора лавировать между буржуазией и помещиками. Но новое положение о выборах «содержало в себе также и позитивный элемент: создалась возможность для эффективной работы думы в рамках действующих законов»[8], считает Б.Н.Миронов.

Объявление Германией войны России вызвало невиданный всплеск патриотизма в русском обществе. Но доверие правительству, выраженное Думой в самом начале войны без каких бы то ни было условий, было исчерпано в течение года полностью. В 1915 г. царь стал главнокомандующим, сделав шаг, который в войсках не приветствовался и уехав в Ставку, потерял управление страной.

В 1915 году в Думе создается «Прогрессивный блок», главным пунктом которого было формирование «министерства общественного доверия» и «правительства национальной обороны, способного вести войну до победного конца. В ответ на это царь вновь распускает Государственную Думу, правда, до определенного срока - февраля 1916 года, после чего оппозиция снова активизировалась.

Компромисса между самодержавной властью и Государственной Думой не получилось. Верховная власть, оказавшись в изоляции от передовой части русского общества, от Государственной Думы, пыталась опереться на крайних монархистов из дворянства, представителей черносотенных организаций, надеялась на преданность крестьянства. Но столыпинская реформа не дала крестьянам того, чего они так желали – земли. Армия также отказала императору в поддержке. В этой ситуации инициативу перехватили социалисты, которые, опираясь на солдат, крестьян и рабочих, смогли свергнуть монархию.

«В период кризиса власти негативную роль сыграло отсутствие у монарха качеств государственного лидера. При всей его образованности, личной честности, скромности и приветливости все знавшие его отмечали также слабоволие, упрямство, застенчивость и равнодушие к людям. В результате верховная власть и управление продолжали оставаться аморфными, кризис постоянно углублялся»[9].

Накануне революционных событий Николай II заготовил даже два варианта указа о роспуске Думы. Один из них, предполагавший перерыв в деятельности Думы до апреля 1917 года, и был получен М.В.Родзянко. Большинство Совета старейшин IV Государственной Думы хоть и согласилось с роспуском, но решили оставаться на своих местах. Возникла идея создания временного исполнительного комитета Государственной Думы, который впоследствии связал юридической преемственностью Временное правительство с Государственной Думой. Этот комитет назначил комиссаров в министерства и другие государственные учреждения, тем самым создав прецедент назначения института комиссаров. 2 марта появилось Сообщение Комитета о создании временного правительства, об отречении государя императора Николая II от престола Российского и о сложении им с себя верховной власти.

Отказ верховной власти от диалога с общественностью привел, таким образом, государство к революции, а императора к потере престола.

Практически у Государственной Думы был реальный шанс взять государственную власть в свои руки и стать реальным законодательным органом, но реакционное большинство Думы, поддержавшее самодержавие им не воспользовалось.

«Развитие событий после Февральской революции показало, что шоковые политические реформы – любимое лекарство революционеров – оказались не лечением для, а несчастьем для страны. Февральская революция была встречена всеми с энтузиазмом: ненавистное самодержавие, от которого, как уверяла либеральная и революционная пропаганда, происходило все зло, рухнуло. Но эйфория быстро сменилась фрустрацией. На этом фоне стали широко пропагандироваться социалистические идеи и они быстро захватили сознание не только крестьян, рабочих и солдат, но и других слоев общества»[10].

В результате февральской революции в России возникло двоевластие: власть буржуазии в лице Временного правительства и власть рабочих и крестьян в лице Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

«Можно предположить, что если бы временное правительство согласилось, не дожидаясь Учредительного собрания, на аграрную и некоторые другие социально-экономические реформы, оно не пало бы через 8 месяцев после своего образования, а благополучно довело бы страну до момента открытия Учредительного собрания»[11].

Лишь в перспективе, после созыва Учредительного собрания, если судить по избранным в него членам от различных политических партий, среди которых большевиков насчитывалось лишь около 25 %, Россия имела бы реальные шансы превратиться в правовую парламентскую республику.

Большевики, захватившие власть в октябре 1917 г., установили диктатуру. Длинная и трудная дорога к правовому государству была остановлена. Народ свергнул либеральную демократию, разрушил основы правового государства, позволил большевикам расправиться со своими политическими противниками. «Это можно объяснить тем, что идеи либеральной демократии и правового государства стали парадигмами образованного общества, но не успели глубоко проникнуть в народ. После разгона большевиками Учредительного собрания народ в своей массе безмолвствовал и главные причины – в равнодушии народы к судьбе русского парламента, в непонимании им необходимости существования парламента как гаранта против возвращения старого режима в новой форме, в полной беззаботности относительно правильного политического устройства России, в слабости демократических традиций западного типа и неразвитости институтов гражданского общества. Декреты о мире, земле, рабочем контроле удовлетворили основные требования солдат, крестьян и рабочих. Поэтому с точки зрения масс 2-й съезд Советов, принявший эти декреты, выполнил функцию Учредительного собрания и сделал его по сути не нужным»[12].

Период развития государственного управления с 1900 по 1917 года следует рассматривать интегрально с общенациональным кризисом, когда в тугой узел затянулись нерешенные ранее проблемы: аграрная, национальная, демократизации государственного устройства и др. Экономический рост, конституционные реформы не смогли обеспечить эволюционный путь развития государства – в экстремальных условиях военного времени более реальной показалась революционная доктрина, которая и установились в Росси почти на все XX столетие.

Р.М. ИВАНОВА

Московский инженерно-физический институт (государственный университет)

45 билет

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 г.
И СУДЬБЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Переосмысливая опыт капиталистического развития России как фактор не только исторический, но и актуально-практический, обратимся к некоторым аспектам Февральской революции 1917 г. Ведь многое из того, что сейчас происходит, существовало и в то время.

Февральская революция 1917 г. как бы завершала цикл исторического развития России, наметившийся на рубеже XIX-ХХ веков, то есть надо было решать задачи, традиционно относящиеся к буржуазной революции. Но революционная эпоха пришла в Россию в иное историческое время. Она запоздала и во многом имела другие черты и движущие силы. Малочисленная, взращенная на помещичье-бюрократической основе, буржуазия, в отличие от европейской, и не хотела открыто бороться с абсолютизмом, ощущая свою слабость и опасаясь народа. Это обнаружила еще первая буржуазно-демократическая революция 1905-1907 гг. Движущими силами буржуазно-демократической части революции становятся пролетариат и составляющие 3/4 населения крестьянство.

Особенности капиталистической эволюции России, резкое ускорение экономического развития, быстрая модернизация вызвали невиданные противоречия: рушился привычный уклад жизни населения страны. Надо отметить, что в то же время подводились и итоги 200-летнего союза России и Запада, созданного по воле Петра I. Но главная трагедия русской истории заключалась в том, что 200 лет вестернизации, не изменив национальной психологии, раскололи народ. Россия стала первой наиболее драматической ее жертвой. Отныне появляются две разные России, два разных образа жизни, которые так и не сошлись до сих пор. К европеизированной культуре приобщилась и культурно доминировала правящая элита, и часть либеральной интеллигенции, в то время как народ исповедовал ценности традиционной русской культуры. Позднее к ней примкнула часть либеральной интеллигенции. Все возрастающий культурный разрыв всегда вызывал трагическое мироощущение у мыслящей части общества. Либерально-демократические идеи, не имея глубоких корней в жизни российского общества и прочной социальной базы, не соответствовали ни устойчивым национальным традициям, ни господствующим в сознании народа уравнительно-коллективистским началам.

Была ли Февральская революция неизбежной? Большинство исследователей исключают альтернативность мирного обновления России. А между тем и реформистская деятельность С. Витте и столыпинское аграрное законодательство представляют собой попытку решить социальные вопросы с помощью «революции сверху». Вариантность развития России после 1905 года признавал даже В.И. Ленин. Однако возможность эта была скорее потенциальной. Стратегический путь России был связан с борьбой против авторитаризма, царского произвола. Российская интеллигенция выражала эту характерную особенность истории действиями декабристов, народников, социалистов и др. В России было слишком много взрывных сил. Поэтому, несмотря на существование до начала первой мировой войны возможности исторического выбора, Россия снова встала на путь буржуазно-демократической революции.

Втягивая Россию в Антанту, Англия и Франция традиционно рассчитывали на ее армию. Однако российские интересы уступали столкновению мировых интересов европейских держав с Германией. Надо отметить, что союз с Западом поставил монархию в России в критическое положение. Сейчас много говорится о недооценке им кризиса в России и непринятии адекватных мер помощи. Российское общество еще не изжило в Февральской революции монархические иллюзии. Монархическая идея пронизывала всю историю России. Идеи целостности и жизнеспособности страны ассоциировались и сливались с существованием монархии. Как показал исторический опыт ХХ века, монархия как институт, приспособилась во многих демократических странах, что, прежде всего, отвечало их историческим традициям.

Итак, небывалый по остроте социально-политический кризис в России, совпавший с общеевропейским кризисом, сильные революционные традиции, «слабость» буржуазии, особенности развития капитализма из-за огромной роли государства и иностранного капитала, пережитки феодального общественно-экономического строя, опасность распада страны по национальному признаку дали шанс «советской» модернизации России. Думается, самая большая страна мира, населенная самым жертвенным народом, победившая в величайшей из войн осуществит современную модернизацию, сохранив лицо и собственный менталитет, используя богатейший накопленный исторический опыт.

 

Билет







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.014 с.)