ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Международное и национальное право, проблемы их соотношения и взаимодействия.



Международное право не входит ни в одну национальную систему права, поэтому ни одно государство мира не может считать его своим. Оно занимает особое (наднациональное) место, поскольку регулирует не внутригосударственные, а межгосударственные отношения. В нем выражается коллективная воля народов, выступающих субъектами данного права. Его нормы и институты закрепляются в различных международных договорах, соглашениях, уставах, конвенциях, декларациях, документах ООН. Эти акты определяют взаимные права и обязанности государств - участников мирового сообщества, принципы их взаимоотношений, поведение на международной арене.

В международном праве сохраняется деление на частное и публичное. Последнее регулирует имущественные и иные отношения между гражданами и организациями различных стран, их процессуальное положение, юрисдикцию, порядок и условия применения к ним законодательства того государства, на территории которого они временно или постоянно находятся.

Новая Россия признала приоритет международного права над внутригосударственным, особенно в гуманитарной области (права человека, правосудие, свобода личности, информации и т.д.). В Конституции РФ записано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15).

Заметим, что международное право является, как сказано в Конституции, составной частью российской правовой системы, но это не значит, что оно входит в систему права РФ в качестве самостоятельной отрасли. Да и в правовую систему оно включается не в полном своем объеме, а лишь в той мере, в какой выступает источником права страны и не противоречит ее национальным интересам. Речь идет прежде всего о таких нормах, которые направлены на поддержание правопорядка и стабильности в мире.

 

В оценке соотношения международно-правовых и национальных актов и норм все большую значимость приобретает признание новой роли международного права в процессе сравнительного правоведения. Функция международно-правовых принципов и норм как интегратора заключается в роли общего знаменателя в развитии национальных норм. Ими создаются условия для все более активного использования «правовых образцов» других стран, а также для гармонизации национальных законодательств и тесного переплетения национальных и международных норм.

Вступление государства в международную организацию в различной степени сопровождается выполнением им комплекса мер: об изменении и отмене действующих законодательных и иных актов; о принятии новых или о перестройке национально-государственных институтов; о направлениях и приоритетах своей деятельности.

 

В одном из учебников по международному праву высказано положение, что международному праву принадлежит приоритет среди факторов, влияющих на международные отношения, что «сегодняшнему уровню цивилизации и правосознания более всего соответствует тезис о примате международного правасреди всех многочисленных факторов, влияющих на международные отношения». О примате международного права среди факторов, влияющих на международные отношения, можно поспорить. Международное право есть нормативная форма выражения правосознания. Следует согласиться с утверждением самих авторов учебника, что причиной существования и развития международного права является сам объективный процесс мирового развития во всех его многообразных проявлениях: здесь и уровень экономического развития, научно-технический прогресс, экология, демографические процессы, другие факторы воздействия. Международное право является объективной реальностью, но эта реальность имеет производный характер. Это не принижает значения международного права как фактора, влияющего на международные отношения. Следует лишь иметь в виду зависимость международного права от явлений, процессов базисного, фундаментального порядка.

В науке международного права сформулированы три концепциисоотношения международного и внутригосударственного права: дуалистическая, примата международного праваи примата внутригосударственного права. Дуалистическое понимание основывается на признании существования двух разных, взаимодействующих между собой систем права: внутригосударственного и международного. Сторонники концепции примата внутреннего права рассматривают международное право как сумму внешне-государственных прав различных государств.

Во взаимоотношениях внутригосударственного и международного права в современных условиях исторического процесса определился примат международного права. Слово «примат» (лат. primatus) означает преимущественное значение, первенство, главенство. Речь идет не об исключительности международного права, не о его юридическом верховенстве над внутригосударственным правом, а о характере взаимоотношений этих двух правовых систем.

Признание приоритета международного права перед правом внутренним нашло выражение и в Конституции Российской Федерации. Часть 4 ст. 15 Конституции гласит, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международными договорами Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Признание возрастающей роли, примата международного права, нашедшее выражение в конституциях, законодательстве многих государств, не означает, что внутригосударственная правовая система подверглась эрозии, заменяется единой мировой правовой системой. В настоящее время нет оснований утверждать, что в мировом сообществе утверждается единая правовая система. Действуют две правовые системы. Примат не означает подчинение одной системы другой.

Трудно согласиться с авторами, отвергающими идею углубления взаимодействия двух правовых систем и возрастания роли международного права, что можно характеризовать как примат международного права над внутригосударственным. С.В. Черниченко считает, что «международное право и внутригосударственное право – различные правовые системы, не имеющие примата друг над другом, действующие в различных плоскостях, в различных юридических измерениях».

Примат не может быть истолкован весьма прямолинейно, в том смысле, что все внутригосударственные нормы находятся в «подчинении» у норм международного права. В этом отношении следует отметить, что конституция государства, воплощающая его суверенитет, не может быть автоматически подчинена нормам международного права, международному договору, заключенному государством с другим или другими членами мирового сообщества.

В Конституции Российской Федерации нет положения о ее изменении в связи с международно-правовыми актами, договорами, в том числе содержащими нормы, противоречащие Конституции. Часть 1 ст. 15 гласит, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Толкование ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации дало основание В.А. Карташкину заключить, что «новая Конституция России (1993 г.), признавая приоритет международного права над внутренним законодательством, не распространяет это верховенство на Основной Закон страны». Высшую юридическую силу Конституции Российской Федерации, ее особое положение во взаимоотношениях с международными договорами России отмечает И.И. Лукашук: «Ратифицированные договоры обладают приоритетом применения в отношении всех правовых норм за исключением норм Конституции (см. статью 22 Закона о международных договорах Российской Федерации)».

Несколько иной аспект в толковании взаимосвязей норм международного права и Конституции Российской Федерации выражается в словах И.И. Лукашука о том, что ст. 17 Конституции придает международным нормам особый статус: «Они применяются непосредственно и наряду с Конституцией, обладают высшей юридической силой». Из содержания ст. 17 Конституции нет оснований делать вывод, что по своей юридической силе Конституция и международные нормы равнозначны. Законодатель подчеркивает, что права и свободы человека и гражданина, являющиеся непосредственно действующими и неотчуждаемыми, признаются и гарантируются Конституцией Российской Федерации, что возвышает моральный авторитет Основного Закона. В ст. 18 Конституции России говорится, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

 

Национальные системы права регулируют внутригосударственные отношения. Нормы внутригосударственного права не могут регулировать международные отношения. Однако это не означает, что эти нормы, вся система внутреннего права не могут воздействовать на международное право. Есть определенные формы влияния норм внутригосударственного права на международные отношения и международное право.

Внутригосударственное право, законодательство определяют организацию и деятельность государства, его политику внутри страны и на международной арене. Особенно зримо это проявляется в правовом государстве, выражающем суверенную волю народа.

Внутригосударственное право находит выражение во внешней политике и дипломатии государства. Конечно, внешняя политика и дипломатия государства не должны вступать в противоречие с общепризнанными принципами и нормами международного права. Через политику, дипломатию государство выражает и утверждает правовые идеи, взгляды, нормы, закрепленные в политическом, правовом, нравственном сознании народа, в нормативно-правовых актах, и тем самым воздействует на международную жизнь, межгосударственные отношения, на международное право.

Одной из таких форм воздействия внутреннего права на международные отношения, нормы международного права является закрепление в Конституции государства, других правовых актах принципов международного права. В преамбуле Конституции Российской Федерации получили выражение принцип уважения прав и свобод человека, общепризнанные принципы равноправия и самоопределения народов, принцип суверенной государственности России. Конституция Российской Федерации установила, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Россииской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ч. 4 ст. 15).

Нормы международно-правовых актов, для того чтобы регулировать внутригосударственные отношения, должны войти в систему права этого государства, т.е. быть имплементированы во внутреннее право. Важным средством имплементации является трансформация, которая имеет несколько форм (прямая, опосредствованная, смешанная трансформация).

Прямая трансформация означает, что нормы заключенного и ратифицированного международного договора непосредственно обретают силу закона, а если государства об этом достигнут соглашения, то и силу, превосходящую закон. Опосредствованная трансформация означает принятие особого закона, другого нормативного правового акта, переводящего норму международного договора во внутригосударственную норму права. Очевидно, что правовой статус личности по международному договору, по международному праву нуждается во внутригосударственном юридическом механизме обеспечения и защиты. А для этого необходимо разработать систему норм внутреннего права, которые обеспечили бы комплекс юридических, социальных, экономических гарантий правового статуса личности.

Наиболее распространенной является смешанная трансформация, которая представляет собой сочетание элементов первых двух видов трансформации.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.236.140 (0.005 с.)