ТОП 10:

Философия социальной политики. Концептуальные основы социальной политики и их развитие в социальной мысли прошлых веков



От Платона до наших дней

Мы знаем, что сам термин "социальная политика" появился сравнительно недавно, и вряд ли стоит искать аналоги современных моделей социальной политики в эпоху Античности, в Средние века или другие исторические периоды. Да и сама социальная политика как направление современной социальной теории, скорее, атрибут XX столетия.

Тем не менее на всем протяжении своей истории государство в любой его исторической форме неизбежно сталкивалось с необходимостью учитывать в построении внутренней политики проблемы, относящиеся сегодня непосредственно к сфере социальной политики: социальная стабильность, распределение благ, борьба с социальными рисками, занятость, бедность, образование и многое другое.

Несмотря на относительную молодость социальной политики (и как раздела социальной теории, и как социального института — области внутренней политики государства), концептуальные основы социальной политики закладывались на протяжении многих столетий. Большинство известных ученых посвятили свои произведения проблемам социального устройства, государства и права. Еще с древних времен многие мыслители задумывались о взаимоотношениях человека и общества, гражданина и государства; обращались к проблеме оптимального государственного устройства.

В разные времена авторы известных трактатов и теорий о справедливом общественном устройстве выражали свое понимание социальной справедливости через:

• отношение к труду;

• отношение к собственности;

• отношение к человеку как личности;

• особенности общественного устройства.

Среди первых мыслителей, обратившихся к рассмотрению социальной проблематики в организации государства, были великие античные философы Платон и Аристотель. Позже социально-политическая проблематика обсуждается в знаменитых социальных утопиях Т. Мора и Т. Кампанеллы. В работах, посвященных теории общественного договора, рассматриваются вопросы социальной политики как одного из важнейших направлений внутренней политики государства. Представители немецкой классической философии также оставили свой след в решении государством социальных проблем. Серьезное внимание социальная проблематика получает в работах К. Маркса и его последователей, перерастая в известные эгалитаристские программы обеспечения социального благосостояния.

Мы не станем утверждать, что обращение к решению социальных проблем всегда воспринималось как направление государственной политики. Многое делалось церковью (церковные школы, приюты и пр.). Были периоды, когда ученые и политики видели позитивное в промедлении или вообще отсрочке решения тех или иных социальных проблем.

Так, буржуазная политическая экономия как наука о богатстве народов с самого начала опиралась на идею, что богатство нации растет быстрее, когда общество меньше потребляет. По мнению Д.Рикардо, основу процветания Англии XIX в. составлял "дешевый работник". Подобного мнения придерживался Дж. Кейнс и в XX в. Рассматривая накопление как основу экономического роста, он прежде всего имел в виду инвестиции в средства производства при относительном отставании потребления. В экономической науке и практике преобладало убеждение, что экономика может успешно развиваться, ограничив потребление работников[28].

Заметим, что и в этом отступлении есть проявление определенной социальной концепции: решать или не решать те или иные социальные проблемы, каково значение тех или иных проблем и их решения для экономического и политического развития государства? Однако разговор о политэкономии XIX столетия и ее представителях еще впереди.

Здесь мы рассмотрим некоторые подходы к решению социальных проблем, предложенные в социально-философских сочинениях прошлых веков. Наша цель — показать теоретические истоки социальной политики и точки роста, которые в будущем развились и оформились в целостные социально-политические концепции. На протяжении столетий ученые искали подходы к решению социальных проблем, рассматривали пути развития государства и характер возможной социальной политики. К сожалению, мы ограничены объемами учебного пособия и можем предложить лишь краткое рассмотрение ряда работ.

3.2.2 Античность. Платон "Государство"

Уже в Античности разрабатывались общественные проекты с надеждами и мечтаниями о справедливости и равенстве. Платон (428 или 427 — 348 или 347 до н.э.) в своем "Государстве" провозглашает идеальным иерархическое государственное устройство, где каждый человек играет роль, соответствующую заложенному Богом в его душу Началом. Жизнь индивидуумов, разбитых на касты, подчинена жестким правилам, установленным классом правителей. Труд в таком государстве неизбежен для благосостояния общества. Собственность должна быть общественной, так как частная собственность порождает конфликты и противоречия[29].

3.2.3 Аристотель "Политика"

В сочинениях ученика Платона, Аристотеля (384-322 до н.э.) мы находим несколько иной подход к пониманию социальной справедливости и построению социального общества благополучия.

Аристотель называл человека политическим животным, обращая внимание на социальную суть человека. Одно из фундаментальных сочинений Аристотеля "Политика". В ней Аристотель изложил свои взгляды на общество и свою концепцию государства. Естественно, что, рассматривая вопросы оптимального общественного устройства, античный мыслитель обращается к рассмотрению вопросов, связанных с решением социальных проблем, иначе говоря, вопросов социальной политики.

По мысли Аристотеля: "Целью государства является благородная жизнь, и все, что там есть, существует ради этой цели... Общность в государстве устанавливается ради этой благородной деятельности, а не просто для совместного существования"[30].

Известно, что решение социальных вопросов, как и государственного устройства, Аристотель связывает с характером социальной структуры общества того времени.

Социальная структура[31]

Аристотель не считал нужным коренным образом менять современную ему классовую структуру, поэтому все население страны он делил на свободных, ремесленников и рабов. Причем о женщинах он вспоминает только при обсуждении вопроса деторождения, так что под названиями "свободный" и "гражданин" подразумевается обязательно лицо мужского пола. Он пишет об отношениях подчинения мужчины и женщины: "первый по своей природе выше, вторая — ниже, и вот первый властвует, вторая находится в подчинении. Тот же самый принцип неминуемо должен господствовать и во всем человечестве"[32]. Что же касается рабов, то они вообще в его теории не считаются людьми, они — предметы обстановки, орудия труда — не более. "Раб по природе — тот, кто может принадлежать другому, и кто причастен к рассудку в такой мере, что способен понимать его приказания, но сам рассудком не обладает"[33]. Соответственно и проходящая через всю книгу линия социальной политики направлена на упрочение этой классовой системы, на недопущение каких-либо изменений.

Вводя понятие "гражданин", Аристотель многим отказывает в праве так именоваться. "Тех, которые получили название граждан в каком-либо исключительном смысле, например принятых в число граждан, следует оставить без внимания. Гражданин не является таковым также в силу того, что он живет в том или ином месте..."[34] "И о детях, не достигших совершеннолетия и потому не внесенных в гражданские списки, и о старцах, освобожденных от исполнения гражданских обязанностей, приходится сказать, что и те и другие — граждане лишь в относительном смысле, а не безусловно; и к первым придется прибавить «свободных от повинностей» граждан, а ко вторым — «перешедших предельный возраст» или что-нибудь в таком роде... Лучше всего безусловное понятие гражданина может быть определено через участие в суде и власти"[35]. Следует вспомнить то, что ни рабы, ни женщины не были допущены к участию ни в суде, ни во власти. "Мы же считаем гражданами тех, кто участвует в суде и в народном собрании. Примерно такое определение понятия гражданина лучше всего подходит ко всем тем, кто именуется гражданами"[36]. Такое определение соответствует преимущественно гражданину демократического государства. При демократическом государственном устройстве "о том, кто имеет участие в законосовещательной или судебной власти, мы можем утверждать, что он и является гражданином данного государства. Государством же мы и называем совокупность таких граждан, достаточную, вообще говоря, для самодовлеющего существования"[37]. "На практике гражданином считается тот, у кого родители — и отец, и мать — граждане, а не кто-либо один из них"[38]. "При наилучшем виде государственного устройства гражданином оказывается тот, кто способен и желает подчиняться и властвовать, имея в виду жизнь, согласную с требованиями добродетели"[39].

Все дальнейшее изложение касается только граждан, это та социальная группа, на которую направлена политика Аристотеля. Еще раз упомянем, что рабы им вообще не рассматривались в качестве социальной группы, так как на них не должна распространяться какая-либо политика, кроме внутренней политики домохозяйств.

"Власть господина и власть государственного мужа... не тождественны... Одна — власть над свободными по природе, другая — власть над рабами. Власть господина в семье — монархия, власть же государственного мужа — это власть над свободными и равными"[40]. "Власть господина над рабом, хотя одно и то же полезно и для прирожденного раба, и для прирожденного господина, все-таки имеет в виду главным образом пользу господина, для раба же она полезна преходящим образом. Власть же над детьми, над женой и над всем домом, называемая властью домохозяйственной, имеет в виду либо благо подвластных, либо совместно благо обеих сторон"[41]. Для Аристотеля характерна социальная направленность не только государственной политики, он декларирует в том же ключе и основные задачи семьи: "В домохозяйстве следует заботиться более о людях, нежели о приобретении бездушной собственности, более о добродетели первых, нежели об изобилии последней, более о людях свободных, нежели о рабах"[42].

Государство, по мнению Аристотеля, должно в первую очередь заботиться о людях. "Только те государственные устройства, которые имеют в виду общую пользу, являются, согласно со строгой справедливостью, правильными; имеющие же в виду только благо правящих — все ошибочны и представляют собой отклонения от правильных: они основаны на началах господства, а государство есть общение свободных людей"[43].

Но тут возникает проблема с определением понятия "справедливость". "По мнению одних, со справедливостью связано благоволение к людям; по мнению других, справедливость заключается уже в том, чтобы властвовал человек более сильный"[44]. Аристотель пытается обойти эту проблему с помощью рассуждений о счастье и добродетели: "Государство создается не ради того только, чтобы жить, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо"[45]. "За добродетелью же и пороком в государствах заботливо наблюдают те, кто печется о соблюдении благозакония; в этом и сказывается необходимость заботиться о добродетели граждан тому государству, которое называется государством по истине, а не только на словах"[46].

Каково определение структуры государства по Аристотелю? "Государственное устройство — это распорядок в области организации государственных должностей вообще, и в первую очередь верховной власти: верховная власть повсюду связана с порядком государственного управления, а последний и есть государственное устройство"[47]. "Верховная власть непременно находится в руках либо одного, либо немногих, либо большинства"[48].

"Из трех видов государственного устройства, которые мы признаем правильными (монархия, аристократия, полития), наилучшим является тот, в котором управление сосредоточено в руках наилучших... В наилучших государствах добродетель мужа и добродетель гражданина должны быть тождественны"[49]. "В каждом государстве есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посередине между теми и другими. Так как умеренность и середина — наилучшее, то и средний достаток из всех благ всего лучше. При наличии его легче повиноваться доводам разума..."[50] Выделяя средний класс, Аристотель указывает приоритеты социальной политики государства, которое должно "более всего стремиться к тому, чтобы все в нем были равны и одинаковы, а это свойственно преимущественно людям средним. Таким образом... государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй"[51]. Еще один аргумент в пользу преимущества среднего класса: "Государственным благом является справедливость, т.е. то, что служит общей пользе. По общему представлению справедливость есть некое равенство... справедливость есть нечто имеющее отношение к личности и... равные должны иметь равное"[52]. "Те государства имеют хороший строй, где средние представлены в большем количестве, где они — в лучшем случае — сильнее обеих крайностей или, по крайней мере, каждой из них в отдельности. Соединившись с той или другой крайностью, они обеспечивают равновесие и препятствуют перевесу противников. Поэтому величайшим благополучием для государства является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но достаточной..."[53] Здесь идет соединение социальной и имущественной политики.

"Многие законодатели терпят неудачу не только вследствие того, что они предоставляют слишком много преимуществ состоятельным, но и потому, что при этом они стараются обойти простой народ. Ведь... государственный строй губит скорее алчность богатых, нежели простого народа"[54]. Еще один элемент социальной политики — она должна быть поддерживаема обществом. Поэтому Аристотель пишет, что лучше всего способствует сохранению государственного строя "воспитание в духе соответствующего государственного строя; если недисциплинирован один, недисциплинированно и все государство"[55].

Указывает Аристотель и на необходимость демографической политики: "Наилучшим пределом для государства является следующий: возможно большее количество населения в целях самодовлеющего его существования, притом легко обозримое"[56]. "Прекрасное обыкновенно находит свое воплощение в количестве и величине; поэтому и то государство, в котором объединяется величина и указанный выше предел (в смысле количества населения), неизбежно является прекраснейшим"[57].

"Лучше всего попытаться посредством соответствующих законоположений наладить дело так, чтобы никто слишком не выдавался своим могуществом, будет ли оно основываться на обилии Друзей или на материальном достатке; в противном случае лучше удалять таких людей за пределы государства"[58]. Таким образом, все направлено на усреднение населения и по имущественному, и по другим показателям. Кроме того, все должны заниматься своим делом: аристократы — править, остальные — работать. По мнению Аристотеля, это ведет к повышению всеобщего благосостояния.

"При создании большей части видов государственного устройства царило общее согласие насчет того, что они опираются на право и предполагают относительное равенство; но в понимании этого равенства допускалась ошибка..."[59] "Равенство же бывает двоякого рода: равенство по количеству и равенство по достоинству. Под количественным равенством я разумею тождество и равенство в смысле количества или размера, под равенством по достоинству — равенство в смысле отношения"[60].

Социальная сфера

"В государствах, где больше досуга и благоденствия и где сверх того заботятся о добронравии, бывают следующие особые должности: гинекономия (наблюдение за поведением женщин, особенно во время религиозных и общественных празднеств), педономия (область воспитания детей), гимнасиархия (гимнасиарх — лицо, наблюдавшее за обучением и воспитанием юношей и организацией соревнований); кроме того, попечение... об имеющихся в государстве общественных зрелищах"[61].

Анализируя различные системы государственного устройства, Аристотель не забывает упомянуть, что для гармоничного развития граждан необходимо и соответствующее воспитание "для детского и для остальных возрастов, нуждающихся в воспитании"[62].

"Забота о теле должна предшествовать заботе о душе, а затем, после тела, нужно позаботиться о воспитании наклонностей, чтобы воспитание их послужило воспитанию ума, а воспитание тела — воспитанию души"[63]. Аристотель указывает на важность сохранения здоровья для того, чтобы обеспечить наилучшую заботу о теле. "Так как следует заботиться о здоровье жителей, а это связано с соответствующим местоположением города, то на втором плане будет задача устроить в городе здоровое водоснабжение"[64]. Очень важна забота о здоровье нарождающегося поколения, для этого Аристотель приводит несколько государственных мер.

Чтобы "физические силы воспитываемых достигли высшего совершенства", Аристотель предлагает жесткий контроль над "брачным соединением"[65]. По его мнению, следует установить границы возраста, подходящего для заключения браков и произведения потомства, для мужчин — с 37 до 70 лет, а для женщин — с 18 до 50 лет. Верхняя граница обусловлена репродуктивной способностью, а нижняя — тем, что необходимо обеспечить физическое созревание лиц, вступающих в брак (ранние браки Аристотель не рекомендует, так как это ведет к рождению слабых и низкорослых детей, причем преимущественно женского пола).

Аристотель советует законодателям "предписать им (беременным женщинам) ходить ежедневно на поклонение божествам, в чьем ведении находятся роды"[66], необходимо также обязать их заботиться о своем теле и не питаться скудной пищей, чтобы рождались здоровые дети. Что касается новорожденных детей, то "ни одного калеку выращивать не следует". Так как число рождений ограничивается, то в случае, если "должен родиться ребенок сверх этого положенного числа, то следует прибегнуть к аборту, прежде чем у зародыша появится чувствительность и жизнь"[67], если же ребенок не "сверхплановый" и нормальный, то не должен иметь место отказ от его выращивания.

Социальная политика Аристотеля включает и обеспечение детей правильным (с точки зрения развития в них воинственных наклонностей) питанием, необходимость закаливания и движения.

Наибольшее внимание во всей социальной сфере Аристотель уделяет воспитанию и образованию молодежи: "Законодатель должен отнестись с исключительным вниманием к воспитанию молодежи... Воспитание должно соответствовать каждому государственному строю..."[68].

Образование должно быть одинаковым и обязательным для всех граждан. "Так как государство в его целом имеет в виду одну конечную цель, то, ясно, для всех нужно единое и одинаковое воспитание, и забота об этом воспитании должна быть общим, а не частным делом, как теперь, когда всякий печется о своих детях частным образом и учит частным путем тому, чему ему вздумается. Что имеет общий интерес, тем и следует заниматься совместно. Не следует, кроме того, думать, будто каждый гражданин сам по себе; нет, все граждане принадлежат государству, потому что каждый из них является частицей государства. И забота о каждой частице, естественно, должна иметь в виду попечение о целом"[69]. Таким образом, "должны существовать законы, касающиеся воспитания, и последнее должно быть общим"[70].

Аристотель предлагает следующую систему образования. Все занятия он делит на "такие, которые приличны для свободнорожденных людей, и на такие, которые свойственны несвободным"[71].

Несвободными или ремесленными называются "такие искусства и занятия, которые исполняются за плату: они лишают людей необходимого досуга и принижают их"[72]. Таким образом, свободнорожденные могут изучать только свободные науки и только до известных пределов. Обычными предметами обучения являются четыре: грамматика (т.е. чтение и письмо), гимнастика, музыка и иногда рисование. "Грамматика и рисование изучаются как предметы, полезные в житейском обиходе и имеющие большое практическое применение; гимнастикой занимаются потому, что она способствует развитию мужества... музыку поместили в число общеобразовательных предметов потому, что сама природа... стремится доказать нам возможность не только правильно направлять нашу деятельность, но и прекрасно пользоваться досугом"[73].

"Детей следует обучать общеполезным предметам не только ради пользы — таково, например, обучение грамоте, но и потому, что благодаря этому обучению возможно бывает сообщить им и ряд других сведений"[74]. Аристотель считает, что физическое воспитание должно предшествовать воспитанию умственному, но, признавая важность эстетического развития, он предостерегает против злоупотребления развитием чувства прекрасного, так как "те, которые слишком ретиво направляют детей в эту сторону и оставляют их невоспитанными по части того, что необходимо для жизни, в действительности делают из них ремесленников; они делают их полезными для жизни государства только в одном отношении"[75].

Таким образом, мы можем отметить, что, обращаясь к проблемам социального характера, Аристотель исходит из необходимости обеспечения достойной жизни гражданам справедливого государства. Сюда входит забота об их здоровье, обеспечение соответствующего воспитания молодежи. Воспитание включает в первую очередь физическое развитие; рекомендуется также прививать уважение к существующему государственному строю. Социальная политика (по Аристотелю) должна быть направлена на создание и поддержку среднего класса, что предполагает наличие адекватной имущественной и перераспределительной политики.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.008 с.)