ТОП 10:

Дела говорят красноречивее слов



Термин менеджер-ISFP представляет собой едва ли не оксюморон. ISFP играют не последнюю роль в трудовом коллективе, но они редко выдвигаются на руководящие посты и чувствуют себя гораздо спокойнее там, где могут кому-либо помогать. Они без особых усилий отказываются от повышения по службе, чтобы остаться там, где они нужнее. Не то чтобы у них не было соответствующих способностей, но они предпочитают оставаться в тени. И действительно, ISFP обладают редким даром общения с растительным, животным миром — и другими людьми.

Каждое из четырех предпочтений воздействует на остальные таким образом, что способствует общению ISFP с окружающими, не нарушая их покой. Начинают они с того, что устанавливают мир внутри себя (I), и потребность переделать других они испытывают в значительно меньшей степени, чем необходимость определиться со своими собственными нуждами и заботами. Мир осязаем, конкретен и непосредствен (S), а его реалии преображаются в субъективном процессе принятия решений (F). ISFP не хотят замыкаться в этих трех измерениях — интроверсии, сенсорности и чувствительности — предпочитая оставаться доступными для разнообразного опыта (Р).

Представители этого типа стремятся быть надежной опорой для окружающих (а также заботиться о животных или растениях, оказавшихся в их распоряжении), не имея ни малейшей охоты каким-либо образом влиять на них, критиковать или пытаться изменить их: им достаточно просто находиться с ними рядом. Другие с трудом верят, что ISFP не имеют тайных видов. На самом деле никакой задней мысли ISFP про себя не держат. Живи сам и давай жить другим — вот их основной принцип.

Как правило, представители этого типа покладисты, добродушны и скромны, им несвойственно стремиться к влиянию на людей. Они сомневаются в истинности своих побуждений, сомневаются в самих себе. Воспринимающие (Р) вообще не торопятся принимать окончательные решения, для них характерно рассуждать в таком духе:

<Если мы подождем еще немного, не изменится ли ситуация?> Любознательность в сочетании с острым субъективизмом восприятии, ориентированных на здесь-теперь и направленных внутрь (ISF), придает существованию ISFP характер эксперимента, определяемого бесконечными вопросами типа: <А что если?> и <Может быть, завтра все будет иначе?> Естественно, что ISFP -первые критики самих себя. И это достаточно неудобно, ведь их податливость умение приноравливаться к различным условиям и эффективно трудиться могут только приветствоваться в любом трудовом коллективе.

Благодаря предрасположению к чувствительности, для ISFP более естественно быть женщиной, нежели мужчиной. Но в отличие от прочих своих собратьев по принадлежности к чувствительному типу, мужчины ISFP редко поддаются желанию компенсировать свою тонкую внутреннюю организацию наружной резкостью и напускной мужественностью. Они добродушны и непринужденны в общении, охотно приходят на помощь тому, кто в этом нуждается, и приноравливаются к любой ситуации.

Все ISFP склонны обвинять себя, если в работе, в которой они принимают участие, что-то идет не так, как надо. Они преувеличивают долю своей ответственности даже там, где в действительности на них никакой ответственности не лежит, и всегда с участием относятся к неудачникам, к тем, кто в самом деле виноват в том или ином просчете.

Мы уже упомянули о том, что ISFP не стремятся руководить. Они, конечно, могут поддаться на уговоры и взять в свои руки бразды правления, но это не самое лучшее применение их способностям. Какое-то время их руководство может быть достаточно эффективным, но долго оставаться под непрестанным обстрелом сроков и прочих необходимостей слишком тяжело для их нервов.

ISFP предпочитают оставаться в тени, подальше от передовой. Если положение, которое они занимают, требует ответственности и умения видеть на несколько ходов вперед, ISFP охватывает страстное желание сделать свою работу как можно лучше. Их естественные склонности принадлежат сфере служения. Стремление услужить лежит в основе их поступков, и они добиваются наивысших успехов в такой работе, которая имеет существенный компонент услужливости.

Среди основных достоинств ISFP важное значение для работы имеет их умение поддерживать коллег и помогать им, способность находить свежую идею в проекте, казавшемся застывшим и безнадежным; они могут внести предложение, от которого выиграют все, уладить конфликт, возникший на почве недостаточного взаимопонимания; цели, которые они ставят перед собой, всегда отличаются конкретностью и достижимостью. Они неизменно ратуют за то, чтобы все распределяли свои силы равномерно, выполняя задание по частям, а не наваливались на него, когда срок уже на носу и время упущено. Нет такой сложной проблемы, которую нельзя было бы решить, раздробив ее на мелкие, обозримые части.

ISFP уверены, что люди работают лучше и эффективнее, когда со стороны получают больше помощи и одобрения, нежели критики. И вследствие этого убеждения они поддерживают как своих коллег, так и своих подчиненных, если им приходится кем-то руководить. Им бывает трудно сохранять дистанцию между собой и теми, кто занимает низшее положение, и этой их слабостью нередко пользуются. Однако всем, кто любит делать дело на свой лад, приятно и удобно трудиться под руководством такого начальника, преданнейшими сторонниками которого они при этом становятся. Поддержка, оказываемая ISFP, нередко выражается бессловесно— в нежданном подарке или каком-либо ином действии. Букет цветов, отгул или какая-нибудь неожиданная честь, оказанная подчиненному — вот основные знаки одобрения со стороны ISFP. Но те, кто нуждается в более явных, непосредственных и постоянных подтверждениях своей значимости, считают, что стиль ISFP не лишен известных недостатков.

Наилучшим трудовым коллективом ISFP считают тот, который работает наиболее продуктивно, поэтому они все силы направляют на то, чтобы их окружение состояло из людей, с которыми приятно иметь дело, предполагая, что остальное приложится. Они приветствуют любое отклонение от распорядка и никогда не отказываются выпить чашечку кофе с сослуживцами или выслушать рассказ о чьих-то затруднениях: все это поддерживает их интерес и вкус к жизни. И равным образом, если не потрачено достаточных усилий для создания непринужденной обстановки, ISFP могут не только впасть в критическое или подавленное состояние, но и объяснить падение эффективности работы отсутствием благоприятных условий.

Скрупулезное следование рутине и необходимость доводить дело до конца мучительны для ISFP в большей степени, чем для остальных их собратьев по типу Воспринимающих (Р). Их возбуждает новое дело, а не то, которое успело им надоесть. Они с большим энтузиазмом отнесутся к непредвиденному, хотя и чрезвычайному происшествию, чем к обязанности быть в назначенном месте в назначенное время и выполнять официально утвержденное поручение. Гораздо важнее прийти на помощь оказавшемуся в беде человеку или животному, чем оставаться на рабочем месте, заканчивая нечто, начатое накануне. Тоска и апатия всегда угрожают ISFP и могут погубить их, если они не позаботятся о том, чтобы быстрее закончить дело.

Благодаря противоречию между стремлением служить другим и недостатком внимания ISFP могут терять интерес к высокой производительности труда. Это не их сфера и они не должны упрекать себя в том, что относятся к отчетности с недостаточным рвением. Во всяком случае это поможет им избежать стрессов.

Достаточно того, что никто не умеет помогать другим так, как умеют только они, никто не способен с такой самоотдачей вникать в текущую проблему и ситуацию и улаживать ее к общему удовольствию.

Представители более требовательных типов склоняют ISFP жить и работать иначе, чем требует натура последних, а потом присоединяются к их самобичеванию. Так, они могут поощрять талантливого бухгалтера-ISFP идти на повышение, хотя самому ISFP едва ли это нужно — он доволен, если у него есть возможность быть полезным на том месте, где его ценят. Иначе вклад ISFP в общее дело может значительно уменьшиться. В силу их податливой и незлобивой природы ISFP нередко становятся объектами <перевоспитания>, их отправляют самоусовершенствоваться в надежде, что они станут более <постоянными>. Но даже если это увенчается успехом, будет потеряно нечто весьма важное для каждой организации — исключительный вклад ISFP в дело поощрения, поддержки и самосовершенствования других.

Если ISFP и доводят до конца то, за что берутся, то осуществляют они это весьма необычным способом. И представители других типов, прежде всего Мыслительные-Решающие (TJ), могут оказаться от этого в шоке. Но ISFP приносят пользу тихо и постоянно, им хорошо известны кратчайшие маршруты в безбрежном бюрократическом океане и они умеют внушить окружающим изрядную веру в свои силы. К сожалению, в современном обществе велики требования к формальному образованию, и вследствие этого естественные качества ISFP редко находят себе применение. ISFP придерживаются гуманистической этики и стараются жить согласно ее принципам. Дела всегда значат для ISFP больше слов.

Их влекут профессии учителя, церковнослужителя, они с удовольствием становятся медиками и психологами — словом, они стремятся туда, где могут заботиться о других. Но перечисленные профессии обычно предполагают многолетнее фундаментальное образование, к которому лишь немногие ISFP способны сохранить устойчивый интерес, необходимый для получения соответствующего диплома. В областях, не требующих высшего образования, ISFP нередко демонстрируют высокое профессиональное мастерство — они превосходные мясники, булочники и изготовители канделябров. Но ремесла, подобные этим, быстро выходят из моды в современном мире высоких технологий. И значительное количество ISFP уже не могут найти себя в нем.

Пожалуй, святой Франциск Ассизский и мать Тереза служат характерными примерами ISFP, из сегодняшней жизни упомянем о Чарли Брауне из <Пустячков>. На свою голову он взялся за руководство бейсбольной командой. Его интроверсия мешала ему произнести хотя бы элементарное слово приветствия маленькой рыжеволосой девочке, а его SP-предпочтения побуждали его постоянно вести опасную игру на футбольном поле, не принимая во внимание высокую вероятность поражения. Его чувствительная сторона — в которой и был сосредоточен его тип — лучше всего характеризуется классическим вопросом: <Почему мы проиграли ведь мы были совершенно честны?>

ESFJ (Гюго)

Друзья всех и каждого

Снисходительность и любезность — вот основное, что характеризует как общий стиль жизни ESFJ, так и их качества как руководителей. Они во все вносят струю благопристойности — разводя ли в сторону спорящих коллег, подготавливая ли рождественский вечер для всей компании. Эти качества одновременно являются и сильными, и слабыми сторонами. Сильными потому, что благодаря им ESFJ поощряют окружающих и помогают им двигаться к поставленной цели, создавая благоприятные условия для работы. Слабыми потому, что другие могут воспользоваться их добротой.

ESFJ общительны и коммуникабельны (Е) и их внимание в первую очередь обращено на конкретные подробности деятельности как всей организации, так и отдельных людей (S). Щедрые на внешние знаки внимания и поддержку (F), они первостепенное значение придают четкой организации труда, расписаниям и внутреннему распорядку (J). Именно руководители этого типа помнят дни рождения всех своих подчиненных и стараются скрасить работу приятными мелочами. Когда вы трудитесь под началом ESFJ, вы можете быть твердо уверены в том, что ваша работа будет непременно оценена. И вам не придется гадать, понравилось ли то, что вы сделали или нет. Все эмоции отразятся на лице ESFJ даже если не будет произнесено ни слова.

Они ведут дела по методу Санта-Клауса постоянно справляясь со списком, кто был непослушным, а кто вел себя хорошо. В соответствии с этим выдается вознаграждение за успешную работу, а роль взысканий играют осуждающие взгляды и покачивание головой.

Нельзя обойти молчанием проблемы, связанные с принадлежностью ESFJ к тому или другому полу, но здесь имеется нечто неожиданное. С одной стороны, практически невозможно встретить женщину-ESFJ за пределами среднего звена управления. Они придерживаются традиционных взглядов — в том числе и на то, что руководить дело мужчин. И преданность традиции доходит до того, что женщина-ESFJ скорее откажется от повышения по службе в пользу мужчины. В тех областях, где женщин гораздо больше, чем мужчин — образование, уход за больными, недвижимость — они все равно не хотят занимать высшие позиции в руководстве. Женщинам, не принадлежащим к этому типу, такое поведение непонятно и дико.

Для мужчин-ESFJ проблема состоит совсем в другом. Их традиционализм говорит им, что они должны принять участие в соревновании и стремиться на ключевые позиции. Вследствие этого убеждения их можно встретить на всех уровнях управления, а на самых высших постах их стремление к соревнованию выделяет их из рядов окружающих мужчин. В присутствии женщин они, напротив, держатся в <рамках правил>, не позволяя себе ни единого неверного слова или неподобающего жеста. Все это они делают без нарочитости, благодаря чему к ним хорошо относятся представители разных психологических типов.

Тот, кто видел, как мужчина-ESFJ только что пил пиво с приятелями, а в следующую минуту предстал перед дамами с учтивым поклоном и любезностями, может прийти к выводу, что ESFJ отличается двуличием и не заслуживает доверия. Но такое заключение будет неверным и, если оно станет известно ESFJ, он, по всей видимости, почувствует себя задетым за живое — ведь он полагает, что обладает цельным характером. Очень важно, чтобы мужчины-ESFJ учитывали возможность такого истолкования их поведения и пытались предотвратить его. Окружающие должны понять, что это поведение является результатом двойственной природы самого типа — разрывом между традиционализмом SJ и потребностью экстравертов-чувствующих (EF) относиться к каждому в соответствии с его типологическими различиями. Этот конфликт может показаться неразрешимым, но для ESFJ дело обстоит иначе. Именно умение найти индивидуальный подход к каждому совершенно необходимо для эффективного руководства людьми.

Достоинства ESFJ многочисленны и разнообразны. Они пунктуальны, аккуратны, ответственны и работоспособны, их отличает умение заботиться об окружающих. Они лучше всех умеют установить равновесие между управлением и исполнением. Они всегда знают, кого и как нужно побуждать к той или иной работе. Знают, когда можно быть твердыми, и когда необходимо немного уступить. Они преданы интересам организации и предполагают, что другие разделяют с ними эту преданность. Эта преданность нередко приводит к тому, что их считают форменными рабами организации. Но ESFJ не видят в этом ничего удивительного, им непонятно, почему те же чувства не владеют поголовно всеми.

Но сколь бы замечательными ни казались перечисленные выше качества, они могут поставить ESFJ перед лицом серьезных проблем. Например, их доброта и терпимость постоянно испытывается окружающими. Но даже зажатые в тесные рамки ESFJ охотнее уступают, чем сохраняют непреклонность. И это создает для них двойные неудобства: во-первых, их обходят на службе, а во-вторых, нерастраченный гнев приносится в дом и направляется на членов семьи или на друзей. На рабочем месте следует считаться с этим обстоятельством. Правда, присущее ESFJ чувство справедливости может в последний момент воспротивиться внешнему давлению, и тогда ESFJ держатся довольно стойко. Кроме того им в большей степени, чем представителям других типов, свойственны попытки навязать окружающим чувство вины, устыдить их, чтобы таким образом они осознали свою ответственность. Подобно хрестоматийной еврейской матери, они говорят. <И это после всего, что я для вас сделал...>, но обычно это мало чему помогает — в особенности на рабочем месте.

Не самым благоприятным фактором может оказаться и свойственное ESFJ желание избегать конфликтов. Они скорее будут отрицать само существование нежелательного явления, чем выступят ему навстречу. Если возникают разногласия, ESFJ стремятся замести их под ковер. Если им это не удается, они накрывают для всех кофейный столик, садятся и говорят: <Ну-ну, ведь мы все-таки друзья. Все идет хорошо. Стоит ли так волноваться?> Даже малейшее повышение голоса или простое несогласие могут быть истолкованы ESFJ как исключительная враждебность, ставящая под вопрос дальнейшие отношения и работоспособность всего коллектива. Из-за этого ESFJ оказывается в очень невыгодном положении и лишается способности действовать. То, что следует считать безобидным, но необходимым элементом — например, ежедневные короткие обсуждения, корректирующие движение к общей цели — может подействовать на ESFJ обескураживающе и приведет к тому, что они утратят контроль над собой. Что же говорить о реальных конфликтах?

ESFJ должны осознать, что разногласия и споры — в порядке вещей. Что их будут больше уважать, если они крепко удержат в руках свое оружие, не переходя на чужую сторону во имя мира. Они должны постоянно напоминать себе, что разногласия и споры могут в конечном итоге привести коллектив к повышению производительности труда. И главное, они должны напоминать себе, что разногласия — это конкретная проблема, и понять их причину необходимо для всеобщей пользы.

Придавая решающее значение ответственности и заботливости, ESFJ могут испытывать нервные стрессы, если окружающие не разделяют их представлений о справедливости. Если ответственное лицо посоветует ESFJ не беспокоиться об этом, их беспокойство только возрастет, <не беспокоиться> вообще трудно ESFJ — и они начинают беспокоиться о том, как следовать данному совету. А вместо этого было бы лучше, если бы они пошли и обсудили все с окружающими. В стрессовых ситуациях им особенно необходима поддержка, даже если они и считают, что не заслуживают ее. И взяться за какую-нибудь срочную работу тоже лучше, чем сидеть в одиночестве и думать о вымышленных бедствиях.

Наивысших успехов ESFJ достигают там, где могут поставить свои силы на службу обществу: здравоохранение, социальное обеспечение, торговля (в особенности недвижимостью), управление делами школы, церковная деятельность. Тут ESFJ имеют возможность развить свои таланты коммуникаторов, организаторов, помощников. Кроме того, ESFJ, в большей степени, чем представителям других типов, свойственно выбирать профессии, основываясь на детских мечтах, поэтому они могут эффективно трудиться и в тех областях, которые кажутся неподходящими для их типа как такового: быть бухгалтерами, адвокатами, инженерами.

INTJ (Робеспьер)

Вольные мыслители жизни

Если принять во внимание, сколь малую долю населения США составляют INTJ, то нельзя не подивиться тому влиянию, которое они оказывают на научную и практическую жизнь. Их ясный ум позволяет им сразу охватить проблему в целом и наметить пути ее решения, а именно эти качества необходимы для того, чтобы занимать в нашем обществе лидирующее положение. В формировании корпоративной культуры Америки INTJ обычно играют значительно более сложную роль, нежели представители остальных типов.

Мир предстает INTJ полигоном безграничных возможностей (№), которые реализуются в направлении концептуализации, систематизации и выработки объективных решений (Т). Эти решения легко могут быть проведены в жизнь, поскольку они включают в себя четкие инструкции и предписания по выполнению (J). А интроверсия (I) делает возможной генерирование многочисленных идей, лишь малая доля которых доходит до реализации. Четыре предпочтения соединяются, чтобы произвести на свет тип, которому можно доверять, обладающий интеллектуальной мощью и уверенный в своих силах.

Именно на эти четыре предпочтения большинство людей и опираются, когда им нужна сила и поддержка, и особенно это верно в отношении высших эшелонов бизнеса. INTJ не озадачат вас болтовней, когда мы меньше всего ожидаем ее встретить; напротив, они убедят нас, что дело находится в надежных руках. Они никогда не погрязнут в деталях, как это свойственно Сенсорным (S), а любую мелочь поставят в связь с целым. И хотя личное отношение может представлять большие неудобства, именно объективность обычно связывается с областью бизнеса. А жизнедеятельность нашего общества и принятая в нем система вознаграждений следуют характерной для Решающих (J) ориентации на время и цель. И в INTJ эти качества сочетаются не только весьма привлекательным образом, но и позволяют полагаться на них.

Мало можно назвать областей, в которых INTJ не способны были бы преуспеть. Вследствие этого они обычно быстро продвигаются по служебной лестнице и стремятся занять руководящее положение, для которого считают себя созданными. (Мы уверены, что представители именно этого типа доминируют среди лидеров японских деловых кругов. Они обладают способностью взять готовую идею и усовершенствовать ее — и благодаря этому японцы добились столь ошеломляющих результатов в последние десятилетия. Один японский бизнесмен даже взялся за усовершенствование Индикатора типов Майерс-Бриггс. И теперь Япония занимает второе после США место в мире по распространению Типоведения.

Если попытаться одним словом охарактеризовать этот тип, то вряд ли какое-нибудь из них передаст особенность INTJ лучше чем <независимость>. Независимость определяет любое их начинание. Если бы это было в их власти, то INTJ избавили бы мир от любой формы зависимости. Однако жажда независимости нередко вступает в противоречие с желанием держать под контролем свое окружение. Коллеги и подчиненные признают, что, хотя независимость и остается вожделенной целью INTJ, дозируется она так, как они считают нужным.

Разумеется эта непоследовательность создает известные неудобства. Если какое-либо приказание заключает в себе слишком большую свободу и возможность поступать по своему усмотрению — «Не ограничивайте себя временными рамками и делайте все, что сочтете необходимым> — то оно подразумевает что-нибудь вроде следующего: <Сделайте это быстро и качественно>. То, что они говорят, носит на себе яркий отпечаток интровертно-интуитивистской манеры, созерцательной и допускающей разнообразные истолкования. И она может вступить в противоречие с их Мыслительно-Решающим (TJ) поведением, везде ищущим точности и возможности учета. Но сами INTJ не видят здесь особой непоследовательности, ведь на самом деле они имели в виду вот что: <Всякий раз, когда вы сделаете дело быстро и точно, вы приобретете еще немного свободы и гибкости>.

Умение держать в голове как проблему в целом так и отдельные ее аспекты делает INTJ идеальным <мозговым центром> любой организации; INTJ никогда не забывает о будущем, пускает в ход воображение, когда не хватает фактов, и ведет учет всех ресурсов. Они постоянно охотятся за сложными заданиями, которые должны быть выполнены в срок. Верные своим предрасположениям, они во все вносят творческую струю. Кто-то сказал однажды, что наибольших успехов в обществе добиваются люди независимые (I), наделенные воображением (№)/ объективностью (Т) и способностью принимать решения (J). На таких людей можно положиться и они не переложат на вас груз своих проблем.

Менеджеры-INTJ остаются в душе вечными студентами. Они всегда исследуют <то, что могло бы быть>, а их интуитивизм представляет собой хранилище всевозможных нововведений, программ, побуждений к работе и направлений деятельности. Они склонны усовершенствовать все, что их окружает, даже то, что и так хорошо работает; они ремонтируют вещи, которые еще не сломались. Каждый год 15 апреля они ломают голову, как изменить существующую форму уплаты налогов. Эта неугомонность приводит к тому, что на рабочем месте мало что подолгу остается без изменений. Любой проект рассматривается со всех сторон, проверки следуют одна за другой. Даже если приказано во что бы то ни стало сохранять существующее положение, INTJ не смогут удержаться от того, чтобы сохранять его при помощи некоторых нововведений.

Женщина-INTJ, как и любая представительница мыслительного типа, столкнется На рабочем месте со множеством особых проблем. Большинство перечисленных только что качеств независимость, объективность и решительность плохо сочетаются с традиционным представлением о женственности. Более того, INTJ свойственно бросать вызов существующей традиции, а это, в сочетании с желанием все исправлять, может вызвать сильное недовольство мужчин, которые составляют подавляющее большинство. И в результате от женщины-INTJ отворачиваются представители обоих полов: мужчины не представляют себе, что делать с независимым нравом такой женщины, а остальные женщины считают женщину-INTJ высокомерной и заботящейся только о себе. И действительно, женщины-INTJ часто с неуважением относятся к своим подругам, замыкающимся в рамках традиционных женских обязанностей.

Еще хуже действует на окружающих известная холодность женщин-INTJ: на работе они демонстрируют высокий профессионализм и контролируют каждый свой шаг, тщательно взвешивают каждое слово; однако и личная жизнь ограничивается несколькими выражениями и строго отделена от рабочего места. Холодный профессионализм в соединении с кажущейся чересчур замкнутой личной жизнью обеспечивает им совсем немного союзников среди коллег. Если наверху и без того одиноко, то для женщин-INTJ это верно вдвойне.

Одна из аксиом Типоведения, утверждающая, что в чрезмерных количествах положительное качество вредно, может быть отнесена и к INTJ, хотя они скорее всего станут утверждать обратное. Их богатая фантазия, неподконтрольная и неуправляемая, может привести к нежелательным результатам: она порождает недоверие, подозрительность, а то и что-нибудь похуже. Многие, и в особенности Интроверты (I), ведут разговоры сами с собой, в которых участвуют и другие лица -кто кому что сказал и что случилось потом — INTJ не знают в этом упражнении никакой меры. Им кажется, что воображаемая беседа имела место в действительности, и за ней последовали некие конкретные действия. Их поведение в связи с этим становится еще более высокомерным, они уверены в своей правоте и их невозможно переубедить или доказать им, что все произошло исключительно у них в голове. В результате INTJ приходят к выводу, что окружающие им не доверяют и, следовательно, в свою очередь сами не заслуживают доверия.

Разумеется, это не оздоровляет климат на рабочем месте. Потрясение охватывает буквально весь коллектив, но INTJ могут оставаться слепыми к разрушениям, которые произвели. Они во всем обвиняют окружающих. <Если я прав, значит, неправы другие, они судят и понимают ситуацию неверно>, — к такому выводу скорее всего приходит INTJ в описанном конфликте.

Другая слабость INTJ состоит в том, что они нередко полагают, что обдумать какое-либо дело во всех подробностях равносильно тому, чтобы его сделать. Они могут тщательно обсудить с коллегами все вопросы, относящиеся к эффективному выбору цели, распределению времени и набору рабочей бригады, могут все записать и даже сразу наметить пути возможных улучшений, но так и не перейдут к конкретной деятельности.

Подобно всем интуитивистам, INTJ могут прийти в отчаяние от обилия несущественных (по их мнению) деталей. Их интроверсия и интуитивизм охотнее размышляют и воображают, чем действуют. Вследствие этого, сталкиваясь с конкретными требованиями, в особенности относящимися к конкретным людям или касающимися тривиальностей, INTJ нервничают, бросаются из стороны в сторону, теряют вкус к жизни. Им важно, чтобы каждый рабочий день содержал в себе такой элемент, как полчаса уединенных размышлении. Это помогает собраться с силами и дает необходимый простор для вдохновения, позволяет хотя бы пофантазировать о том, чего нет, но что могло бы быть.

Несмотря на все эти недостатки вклад INTJ в деятельность любой организации невозможно переоценить. Их стремление лидировать и добиваться успеха во что бы то ни стало открывает им путь на самые вершины в любой отрасли. Куда бы ни направили они свои усилия, им везде может сопутствовать удача. Из них выходят прекрасные учителя, особенно преподаватели старших классов и высшей школы — ведь они учат своих подопечных мыслить независимо. Они становятся хорошими писателями, адвокатами, исследователями и чиновниками.

ISTJ (Максим Горький)







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-12; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.160 (0.013 с.)