ТОП 10:

Глава 5 ТЕХНИКИ ОПРОВЕРЖЕНИЯ: МЯГКИЕ



 

В предыдущей главе были описаны техники оспаривания, которые призваны увеличить уровень психического возбужде­ния клиента. Высокоэмоциональное опровержение может быть эффективно применительно убеждений определенного типа, особенно когда оно возбуждает гнев клиента против собствен­ных иррациональных убеждений. Агрессивная или ассертивная атака депрессивных или пассивных мыслей помогает клиен­там изменить не только свое мышление, но и эмоции, которые его сопровождают. Но иногда более эффективным оказывается объединение с идеями клиента спокойных эмоций. Низкоэмо­циональные техники, например, спокойное оспаривание в рас­слабленном состоянии, могут снизить сильное возбуждение клиента и осуществить изменение убеждений более мягким

образом.

Убеждения, вызывающие тревогу, часто гораздо лучше ме­нять в расслабленном состоянии. Теоретически предполагает­ся, что мягкое опровержение снижает тревогу клиента, в то время как агрессивное ее увеличивает. В состоянии релакса­ции иррациональное убеждение подвергается воздействию как противоположной мысли, так и противоположной эмо­ции, которые становятся двумя активными компонентами те­рапии.

В этой главе описано, как обучить клиента использовать спо­койные эмоции для опровержения своих убеждений.

ОСПАРИВАНИЕ В СОСТОЯНИИ РЕЛАКСАЦИИ

Принципы

 

Наиболее распространенный тип мягкого опровержения за­действует релаксационный тренинг. Сначала клиентам даются инструкции по одному или нескольким способам релаксации, а затем применяются техники опровержения. Наиболее суще­ственным элементом в использовании данной техники является уверенность в том, что клиент остается расслабленным на протя­жении всей процедуры.

В этой технике провоцирующие тревогу стимулы сочета­ются с релаксацией, что тормозит условную реакцию трево­ги. Это похоже на обратное обусловливание — процедуру, ко­торая связывает позитивный и негативный стимулы так, что позитивный замещает негативный. Для того чтобы процеду­ра прошла успешно, положительный стимул должен быть силь­нее отрицательного. Это достигается постепенным введением клиента в событие, вызывающее страх. Схематически нега­тивные и позитивные условные реакции выглядят следующим образом:

 

УС- ____________________________________УР-

 

УС+ ____________________________________ УР+

 

После связывания сильного УС+ с более слабым УС- мы имеем:

УС ------------------------------------------------------------------ УР+

 

В традиционном подходе к обратному обусловливанию УС-состоит из серии вызывающих тревогу образов, которые орга­низованы в ступенчатую иерархию. Эти образы связываются с расслаблением, пока реакция релаксации не замещает реак­цию тревоги.

Когнитивное реструктурирование модифицирует эту проце-ДУРУ> десенсибилизируя не образы, а мысли клиента, таким об­разом снижая или сводя на нет негативные эмоции, связанные с

ними. Образы используются только для создания контекста, или фона, для визуализации различных убеждений.

Метод 1

1. Сначала клиент упражняется в одном или нескольких мето­дах расслабления. К ним относятся стандартная релаксация, прикладная релаксация, снижение показателей КГР, ЭМГ, сердечных сокращений, белый и розовый шум, сценарии рас­слабления альфа-тета, звуки природы, самогипноз (см. До­полнительную информацию).

2. Постройте иерархию иррациональных убеждений, которые вызывают тревогу. Расположите их по степени вызываемого страха или по силе приверженности этим мыслям.

3. Попросите клиента представить наименее провокационную мысль из иерархии. Когда она возникнет в уме отчетливо, начинайте глубокое мышечное расслабление. Продолжайте эту процедуру до тех пор, пока напряжение клиента не вер­нется к нулевому уровню, указывая на то, что мысль больше не вызывает тревогу. Например:

«Теперь, пожалуйста, представьте следующую мысль в ва­шей иерархии. Нарисуйте ее в уме так ясно, как только вы можете. Если хотите, вообразите какую-нибудь конкретную ситуацию из прошлого, в которой у вас чаще всего появля­лась эта мысль. Продолжайте думать об этом, пока мысль не станет совсем отчетливой. Дайте мне об этом сигнал правой рукой... Хорошо, стоп! Теперь расслабьтесь, как я вас учил, и расслабляйтесь до тех пор, пока вам снова не станет комфорт­но. Сообщите мне об этом. (Вместо сигнала рукой могут использоваться данные биологической обратной связи или вербальное сообщение.) Теперь повторите это еще раз, пожа­луйста. Пусть мысль возникнет у вас в уме, станет отчетли­вой, и тогда расслабляйтесь. Можете представить сцену, в которой у вас, вероятнее всего, будут такие мысли, если вам это поможет, но сцена должна отличаться от той, что исполь­зовалась вами ранее».

4. Продвигайтесь по иерархии клиента, пока его тревога отно­сительно всех ее компонентов не станет равной нулю.

5. Запишите процедуру на аудиокассету, чтобы клиент мог упражняться дома.

 

 

Метод 2

 

Вы можете варьировать технику, применяя не релаксацию, а изменение ответных реакций. Вы можете использовать пози­тивные физические реакции, ассертивные реакции, записи звуков природы, приятные образы, которые лично клиент находит под­крепляющими, или низкие показатели сердцебиения, КГР, ЭМГ.

 

Метод 3

 

В качестве замены релаксации могут быть использованы так­же общие образы, связываемые с иррациональными мыслями. Обычно терапевт должен помочь клиенту переплести эти образы с иррациональными мыслями таким образом, чтобы эмоциональ­ная валентность образа была перенесена на убеждения. Оказа­лись полезными следующие образы: супермен, рейнджер, люби­мые герои и героини, любимые предметы, подсолнух, цветущий лотос, солнце, звезды, луна, религиозные фигуры (Иисус, Будда, Мухаммед), мудрый гуру, природные стихии (реки, океаны, горы), представление себя героем фильма, визуализация себя в качестве родителя, взрослого, ребенка, какого-либо животного.

В идеале с негативным убеждением сцепляются один или бо­лее этих образов. Например, переплетение мысли «Я должен быть лучше всех» с теми чувствами, которые клиент испытывает по отношению к детям, может вселить идею о том, что ребенок ценен, даже если взрослый сильнее и мудрее его и достиг гораз­до большего. Следовательно, превосходство еще не означает того, что ты стоящий человек. Подобным образом образ рейнджера можно связать с мыслью: «Я хуже других девочек, потому что не умею кататься на велосипеде». Многие восточные религии, включая Дзен и Йогу, столетиями использовали образную де­сенсибилизацию.

Пример

 

Задействуйте эту опровергающую технику после того, как было достигнуто состояние расслабленности.

Пожалуйста, как можно более отчетливо представьте следую­щую сцену из вашего списка, используйте все ощущения. Представляя сцену, прислушивайтесь, что иррационального вы себе го­ворите по этому поводу. Добейтесь того, чтобы и сцена, и ключевая мысль возникли у вас в уме очень отчетливо. Дайте знак, когда будете готовы. (Клиент дает сигнал.)

Теперь полностью расслабьтесь. Ваши мышцы становятся мяг­кими и слабыми, ощутите в них тепло и тяжесть. (Повторите отрывки из релаксационной техники, которую вы использовали в начале сеанса.)

Дайте мне знать, когда вы полностью расслабитесь. Теперь оставайтесь в расслабленном состоянии. Как только вы начнете ощущать напряжение, прекратите то, что вы делаете, и расслабьтесь. Пока вы расслабляетесь, поговорите мысленно сами с собой, мягко и заботливо. Убедите себя, что то, о чем вы думаете, неправильно. Представьте, что вы говорите с собой как любящий родитель с ребенком, пугающимся воображаемых чудовищ в спаль­не, — вы должны быть терпеливым, но твердым. Мягко убедите ребенка, что его страхи бессмысленны.

Продолжайте убеждать ребенка до тех пор, пока вы явно не почувствуете, что ваше старое бесполезное мышление и неприят­ные эмоции ослабевают. Потратьте на это столько времени, сколь­ко необходимо. Покажите мне, что готовы.

Эта техника повторяется два или более раза, после чего клиент снова представляет контрольную сцену, в то время как терапевт проверяет, насколько он расслаблен. Если клиент, воображая сце­ну, остается спокойным, можно переходить к следующему пункту списка и так далее, пока клиент не будет в состоянии визуализиро­вать каждую сцену с минимальной тревогой.

 

Комментарий

 

Если клиент начинает входить в состояние психического воз­буждения в любой момент процедуры, приостановите процесс и вернитесь к релаксации.

Мы обнаружили, что первый метод, который связывает вы­зывающие тревогу мысли с релаксацией, не так эффективен, как другие техники десенсибилизации. Некоторые клиенты, особен­но страдающие агорафобией, становятся тревожными во время расслабления («Я могу потерять над собой контроль»). Кроме того, релаксация — физиологическая сенсорная реакция, в то время как мысли — явление когнитивное. Таким образом, в тех­нике смешиваются две абсолютно разные перцептивные модаль­ности, что, по всей вероятности, ослабляет эффективность тех­ники. Лучшая замещающая реакция — та, что относится к той же модальности, что и первоначальный отрицательный услов­ный стимул (визуальная, аудиальная, кинестетическая, сенсор­ная или эмоциональная). По этой причине третий метод, кото­рый связывает негативные мысли с позитивными, обычно ока­зывается наиболее эффективным.

Дополнительная информация

 

Эта техника подобна некоторым из процедур десенсибилизации Вольпе, но в ней присутствует некоторая доля когниций (Wolpe, 1958, 1969, 1973; Wolpe & Lazarus, 1967; Wolpe, Salter, & Reyna, 1964). Его более поздняя работа (Wolpe, 1978, 1981а, 1981b; Wolpe, Lande, McNally, & Schotte, 1985) показывает, что он признает важность когни­ций в некоторых процессах обусловливания.

Терапевты могут использовать любой способ релаксации. Сущест­вуют горы книг, пособий и записей по данной теме. Информацию об аудиокассетах можно найти у Davidson, 1997, а компакт-диски — в Relaxation Company, 1996. Релаксация с когнитивно-бихевиоральным уклоном может быть заимствована у Смита (Smith, 1990; полный их список — Sutcliffe, 1994). Пожалуйста, не забудьте про работу основа­теля техники релаксации Якобсона (Jacobson, 1974) и более сжатой ее версии (Wolpe, 1973). Ост создал метод прикладной релаксации и срав­нил его эффективность с когнитивной терапией (Ost & Westling, 1995).

«АНТИКАТАСТРОФИЦИРУЮЩАЯ» ПРАКТИКА

Принципы

 

Поскольку большинство людей в своем мышлении последо­вательны, в различных ситуациях и в разное время клиенты могут искажать реальность сходным образом. Наиболее распро­страненный тип искажения — катастрофизирование, чрезмер­ное преувеличение рокового значения грядущих событий. Мно­гие клиенты находят в окружающем мире незначительные угрозы и верят в то, что наихудшее из возможного неминуемо про­изойдет. Спустя годы такой практики их преувеличение стано­вится привычным и вызывает хроническую тревогу и непрес­танную боязнь окружающего мира.

Но что таким клиентам не удается заметить, это то, что слово «катастрофа» подразумевает огромное несчастье, бедствие, злой рок. Несмотря на то что клиенты могут точно распознавать не­которую опасность в данной ситуации, катастрофицируя, они крайне преувеличивают степень опасности, так же как и воз­можный урон. Их мозг раздувает боль до агонии, затруднения до безвыходности, неприятный опыт до нестерпимого.

Лучшие контраргументы к катастрофицирующим убежде­ниям задействуют мягкое опровержение, в котором клиенты урезают высокий эмоциональный заряд, вложенный в иррацио­нальные мысли, расслабляясь и спокойно думая о самом луч­шем, какой они себе могут вообразить, возможном исходе. Но­вая интерпретация корректирует негативные эмоции, вызван­ные катастрофизированием, увеличивая вероятность того, что конечная аффективная реакция будет приближаться к действи­тельности.

 

Метод

 

1. Перечислите ситуации, в которых клиент катастрофизирует.

2. Запишите предрекаемый им в каждой ситуации урон.

3. На континууме от 1 до 10 отметьте значение того урона, ко­торый клиент предполагает («1» равнозначна отсутствию ка­ких-либо потерь, «10» — ужасающим потерям).

4. После дискуссии, опровергающей преувеличение, попроси­те клиента представить лучший возможный исход для каж­дой ситуации. Отметьте этот исход на том же континууме от 1 до 10.

5. Пусть клиент решит, опираясь на прошлый опыт, что более вероятно — наилучший исход или катастрофа.

6. Если необходимо, попросите клиента использовать конти­нуум для предсказания опасности в предстоящей ему ситуа­ции, которой он боится. После того как событие произойдет, пусть клиент сверится со шкалой и оценит, насколько точно он предсказал степень опасности.

7. Клиенты должны упражняться в антикатастрофицировании регулярно, пока они не будут оценивать предполагаемую опасность более реалистично.

Пример. История Дина

 

Дин, процветающий бизнесмен, был направлен ко мне своим личным врачом. Он был необычайно успешен в экспертном кон­сультировании ведущих мировых корпораций. Несмотря на это, он страдал от хронической тревоги и впадал в панику перед каждым Г выступлением. Полтора года лечения хлордиазепоксидом не снизи- i ло его тревожности.

Как это типично для подобного типа расстройств, Дин думал об одном и том же перед каждым своим выступлением. Он представ­лял, что он будет весь трястись, нервничая, и что все представители корпораций обнаружат, что он не такой спокойный и хладнокровный специалист, каким хочет казаться. Он воображал, как тик нарушает эту видимость и все в аудитории видят его «малодушие».

Глубоко укоренившаяся центральная идея этого человека со­стояла в том, что он был во многом неполноценным и был вынужден прятаться за фасадом компетентности. Позволить другим заглянуть за этот фасад означает полное и незамедлительное отвержение. Потеря будет невосполнимой, это будет самым ужасным событием, какое когда-либо с ним случалось.

Центральное убеждение Дина можно было разбить на следую­щие специфические составляющие:

1. «Все в аудитории перестанут замечать, что я говорю, как только увидят, что моя голова трясется».

2. «Они узнают, что я все время притворяюсь, и больше не будут мне верить».

3. «Увидев, что я размазня, а не настоящий мужчина, они не захо­тят больше связываться со мной».

4. «Поскольку высшее руководство не захочет иметь дело с такой посредственностью, как я, то я не смогу больше читать лекции. Я растеряю всех своих друзей, женщины будут ненавидеть мою слабость, и я стану бедным, одиноким и нуждающимся».

Для каждой мысли Дина мы построили шкалу катастрофы, как это показано ниже. «X» на каждой из них указывает на размах пред­полагаемого урона, после того как событие произойдет.

 

Насколько катастрофично было бы, если бы... все увидели мой тик?

 

I___________________________________________________ X _______________I

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

 

внимание аудитории было бы им поглощено?

 

 

I______________________________________________________ X ________________I

1 2 3 4 5 6 7 8 8 10

 

аудитория решила, что я только притворяюсь?

 

 

I___________________________________________________ X ____I

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

 

аудитория узнала, что я размазня?

 

 

I___________________________________________________ X _______________I

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

 

 

я потерял весь свой доход, друзей и подруг? |----------------------------------------------------------------X

 

 

I________________________ _ X ________________I

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

 

Затем мы перечислили, что может произойти в самом лучшем случае, и отметили предполагаемые потери от этих исходов на тех же шкалах. Выходило, что лишь несколько человек заметят его тик, а те, кто заметит, не переключит на него внимание. Никто не поду­мает о нем как о размазне, он не потеряет ни доход, ни друзей. Клиент поместил потери от этих исходов на нулевую отметку.

Сравнивая значения наилучшего и наихудшего возможных ис­ходов, стало очевидно, что фактор катастрофизации клиента равен

восьми.

Затем мы собрали серию других исходов, взятых из предполо­жений Дина в прошлом. Сопоставляя то, что случилось в прошлой ситуации, с предсказаниями клиента, мы выяснили, что в действи­тельности урон оказывался незначительным, а лучший предполагае­мый исход был существенно ближе к реальности, чем худший. Клиент не смог вспомнить ни одного случая из тысячи ситуаций, когда бы случалось что-то, отдаленно напоминающее его худшие предречения.

В течение следующих шести недель клиент должен был преду­гадывать наилучший и наихудший потенциальные исходы относи­тельно каждого своего выступления и оценивать возможные поте­ри. На следующей день он возвращался к своим прогнозам и опре­делял, какой из них оказывался наиболее точным. Каждый раз без исключения осуществлялся «лучший возможный исход».

 

Комментарий

 

Использование континуума не является определяющим для этого метода, но он помогает прояснить степень катастрофици-рования клиента в целом.

Часто клиенты спрашивают: «А что, если самое худшее, что можно вообразить, все-таки случается, даже если это маловеро­ятно? Разве я не должен об этом беспокоиться?» В этой ситуа­ции вы можете заметить, что если бы они боялись всех малове­роятных событий, им бы пришлось прятаться в пещерах, спаса­ясь от метеоритов, избегать переходить улицу, чтобы не сбил грузовик, и перестать питаться, чтобы не отравиться. Несмотря на то что эти вещи могут случиться и случаются, люди все же могут быть счастливыми. Наша задача в жизни — избежать наи­более вероятных опасностей, а не прятаться от каждой предпо­лагаемой катастрофы.

Дополнительная информация

 

Бек (Beck, 1993; Beck, Emery, & Greenberg, 1985; Beck & Zebb, 1994) утверждает, что катастрофическая интерпретация — один из ключевых когнитивных компонентов панических расстройств. Это центральный элемент в коррекции социофобии как в индивидуальной, так и в груп­повой терапии (Heimberg & Jaster, 1995; Stein, 1995) и весьма важный при обсессивно-компульсивных синдромах (Salkovskis, 1996; Salkovskis, Richards, & Forrester, 1995).

Катастрофическое мышление детально описано специалистами в рационально-эмотивной поведенческой терапии (Ellis, 1973, 1995, 1996; Ellis & Grieger, 1977; Maultsby, 1984, 1990).

ПРЕОДОЛЕВАЮЩИЕ УТВЕРЖДЕНИЯ

 

Принципы

 

Многие клиенты ожидают, что они с позором провалят все, что они будут делать. Бандура (Bandura, 1997) и другие описали подобные ожидания как «низкую самоэффективность» — убеж­дение в своей неспособности выполнить действия, необходимые для позитивного исхода. Клиенты, выказывающие подобные экспектации, недооценивают свои возможности в совладании с различными ситуациями. Они уверены, что на работе потерпят крах, любовники их отвергнут, из школы их исключат, и посте­пенно эти экспектации становятся самоосуществляющимися. Воображаемое совладание может изменить эту схему, повысить самоэффективность клиента.

Преодоление в воображении лучше проводить как процеду­ру мягкого оспаривания в спокойном, расслабленном состоянии. Оно отличается от воображаемого совладания в возбужденном состоянии тем, что в последнем клиенты представляют, что они все делают в совершенстве, а в этом варианте клиенты пытаются предусмотреть различные проблемы в своей задаче и предста­вить, как они их решают. Преодолевающие утверждения эффек­тивнее воображения образцового исполнения, потому что они делают клиента более чувствительным к возможным ошибкам и подготавливают его к более быстрому восстановлению после оп­лошностей, которые он может допустить в реальной ситуации.

 

Метод

 

1. Составьте иерархию тех ситуаций, в которых клиент чув­ствует себя тревожно или подавленно.

2. С помощью клиента подготовьте ему диалог с самим собой, который мог бы использоваться им в стрессовой ситуации. В диалоге должны реалистически предусматриваться ошиб­ки, недочеты, отрицательные эмоции и включаться поша­говые инструкции, как преодолеть эти проблемы. Он дол­жен захватывать время до, в течение и после тревожащей ситуации.

3. Воспроизведите диалог вслух вместе с клиентом по каждому компоненту иерархии. Для лучшего эффекта используйте моделирующую процедуру (Meichenbaum, 1993, 1994), в ко­торой терапевт произносит диалог, а клиент сначала повто­ряет его, затем воспроизводит в своем воображении. Следите за клиентом во время выполнения задания и корректируйте любые ошибки.

4. Поддержите клиента в упражнении в техниках совладания, в применении метода, который оказался наиболее эффектив­ным. Например, некоторые клиенты считают полезным пас­сивное прослушивание записанного на аудиокассету прочи­танного терапевтом диалога, в то время как другие предпо­читают кассету с детальным обсуждением каждой ситуации из иерархии, что позволяет им тренировать диалог про себя. Другие носят диалоги на карточках и читают их, когда стал­киваются с реальной ситуацией. В большинстве случаев клиентам необходимо практиковать свои сценарии в течение по крайней мере шести недель.

Пример. История Паулы

 

Паула, которая была направлена ко мне другим психологом, страдала агорафобией в течение двух лет. Одним из самых сильных страхов в ее иерархии была боязнь находиться одной в большом супермаркете, каждый раз, когда она пыталась пойти в магазин, тревога становилась столь сильной, что ей приходилось уходить. К тому времени, как я впервые увидел ее, она не была ни в одном крупном магазине уже полтора года.

Мы тренировали следующий диалог в течение нескольких сеан­сов. Сначала мы записали его, и она прослушивала его трижды в неделю в течение пяти недель. Затем она практиковала диалог шесть раз во время актуальных агорафобических ситуаций. Эта тех­ника в конце концов уменьшила ее страх настолько, что она смогла спокойно ходить в большие супермаркеты.

Ее преодолевающий диалог был следующим:

«Сегодня утром я пойду в супермаркет. Наверное, сначала я буду чувствовать себя напряженно, но это только из-за того, что я уже давно не ходила по магазинам, а не потому, что магазины представляют реальную опасность. Магазины НЕ опасны. Даже ма­ленькие дети и очень старые люди ходят за продуктами. Если бы магазины были опасны, над входом у них висело бы огромное пре­дупреждение: "ВНИМАНИЕ! МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ: СУПЕР­МАРКЕТЫ ОПАСНЫ ДЛЯ ВАШЕГО ЗДОРОВЬЯ".

(Паула представляет, как она входит в магазин.) Вот, я здесь, оглядываюсь вокруг! Этот магазин такой же, как и все. Здесь много товаров, консервы с мясом и другими продуктами. Никто за всю историю еще не был атакован банкой с горошком. И все-таки я слегка нервничаю. Так как магазины сами по себе не могут вызы­вать страх, значит, все заключается в том, что я себе говорю. Ну-ка, посмотрим, на какие подозрения я покупаюсь. Ах, да! Это все та же старая идиотская мысль — что я потеряю над собой контроль и опозорюсь перед всеми людьми. Боже мой, какая чушь! Я говорила себе этот бред в течение двух лет, но я никогда не теряла над собой контроль и никогда не потеряю. Это всего лишь глупая игра, в которую я сама с собой играю, воображая, что, если я суну палец в ухо, у меня отпадет нос. У этих людей есть здесь дела и поважнее того, чтобы наблюдать, проявятся ли у меня хоть какие-нибудь ма­лейшие признаки напряжения. Они больше озабочены поисками спелых помидоров. Кроме того, я не обязана держать свое напря­жение под контролем. Все, что мне нужно сделать, это купить ба­ночку кукурузы и уйти. Большая проблема! Неважно, как сильно я буду нервничать. В мои задачи не входит совершать покупки без напряжения, мне только надо купить то, что нужно. Я сделаю покуп­ки независимо от того, как я себя чувствую. Даже если мне придется на коленях ползти к кассе, я все равно останусь. Глупые предубежде­ния больше не будут руководить моей жизнью, с меня достаточно. (Паула делает покупки и уходит из магазина.) Ну вот, я это сделала! Это все, что имеет значение. То, что я делаю в жизни, гораздо важнее чувств, которые я при этом испытываю. Я добьюсь того, что избавлюсь от своих предрассудков и тех страхов, которые они вы­зывают».

 

Комментарий

 

Несмотря на то что многие клиенты заметно выигрывают от тренинга воображения преодолевающих утверждений, эти ут­верждения в конечном итоге должны быть испытаны на практи­ке. В обратном случае клиент может отказаться от техники, оправдываясь, например, тем, что: «Это здорово, конечно, так думать, но я так и не сходила в магазин».

Мы не утверждаем, что вы должны давить на клиента, чтобы он тренировался со своим сценарием на практике до тех пор, пока не будет повторять его про себя во всех ситуациях. Это только усилит тревогу и увеличит вероятность неудачи.

Дополнительная информация

 

Первые сведения о преодолевающих утверждениях смотрите у Cautela (1971b), Goldfried (1971), Suinn and Richardson (1971). Более тщатель­ная разработка стоящей за техникой теории проделана Lazarus, Kanner, and Folkman (1980), Mahoney (1993b), Mahoney and Thoresen (1974), Meichenbaum (1975, 1977, 1985, 1993).

Cannon (1998) разработал разновидность техники совладания, осно­ванную на мысленном повторении с использованием гипноза.

Существует также масса литературы по самоэффективности (Bandura, 1977а, 1977b, 1978, 1982, 1984, 1995, 1997; Bandura, Adams, Hardy, & Howells, 1980; Bandura, Reese, & Adams, 1982; Bandura & Shunk, 1981; Teasdale, 1978).

Дополнительную информацию относительно отличий воображения совершенного исполнения и представления преодоления ищите у Maho­ney and Arnkoff (1978), Richardson (1969), Singer (1974, 1976, 1995).

СКРЫТОЕ УГАСАНИЕ

 

Принципы

 

Согласно теории классического обусловливания, фобия у клиента формируется в результате его столкновения с пугаю­щим событием. Любые стимулы, присутствовавшие со страхом в одно и то же время, могут стать условными и приобрести способ­ность вызывать тревогу. Например, как-то у одного клиента воз­никли трудности с дыханием, когда он вел машину во время длительного путешествия, потому что происходила утечка угар­ного газа из выхлопной системы внутрь салона. Затрудненное дыхание вызвало сильную тревогу (БУР). После того как он об­наружил утечку, он починил машину, но нервничал (УР) вся­кий раз, когда был за рулем, пока в конце концов не бросил вождение совсем. Вот как выглядит его фобия схематически:

 

 

 

УЗ-
БУС

 

Как может быть устранен этот условный рефлекс?

Даже то, что клиент не водил машину несколько месяцев, не избавило его от тревоги, она снова овладевала им, когда он был вынужден ехать пассажиром в чужой машине. Его услов­ную тревогу не так-то легко было ликвидировать. Теоретически, если бы он продолжал водить машину с УС, но без предъявления БУС, его тревога постепенно бы исчезла. Это называется угаса­нием. Но из-за того что он избегал садиться за руль, ассоциация УС-БУС просто не имела возможности угаснуть.

Чтобы помочь этому клиенту, мы использовали скрытое уга­сание. Клиент представлял, что он водит машину без трудностей с дыханием, так долго, пока он не смог воображать эту сцену, не испытывая при этом тревоги. После многодневной практики по­вторения этой сцены в своем воображении он снова смог сесть за руль, и настоящее угасание привело к элиминации его фобии. Представление клиентом УС в отсутствие БУС — ключевой мо­мент в технике скрытого угасания. Угасание может стереть пред­шествующую ассоциацию или новый опыт сместит старый, ка­кое бы объяснение ни было правильным, процедура может по­мочь клиенту избавиться от фобии.

Убеждения так же, как и внешние стимулы, могут стать условными для какого-либо травматического события. Таким образом, любая мысль, появляющаяся во время сильной трево­ги, может стать УС, который сам по себе будет впоследствии вызывать страх. Поэтому скрытое угасание может применяться для диссоциации мыслей и их эмоциональных компонентов.

 

Метод 1.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.169.76 (0.026 с.)