ТОП 10:

Одна специфическая процедура когнитивного фокусинга



 

1. Попросите клиента расслабиться и снять мышечное напря­жение. Пусть он откинется в кресле и закроет глаза, если захочет. (3 минуты.)

2. Попросите его обо всем забыть и направить внимание внутрь себя, пока вы зачитываете сцену для упражнения. Если он пришел к вам без определенной проблемы, предоставьте ему аналогию, чтобы открыть главные источники его дискомфор­та. Вот пример подобной аналогии.

Представьте, что вы сидите в кладовке, заставленной короб­ками. В каждой коробке находится одна из ваших проблем. У всех проблем разные коробки, и в самой большой коробке лежит самая большая проблема.

Теперь представьте, что вы передвигаете коробки по одной и расставляете их по углам так, чтобы можно было сесть. С относительно удобного нагромождения в центре комнаты внимательно изучите окружающие вас коробки. Вытащите ту, которую больше всего хочется открыть, и откройте ее. Выньте проблему из коробки и посмотрите на нее. Повертите ее и осмотрите со всех сторон. Постарайтесь отстраниться от себя и увидеть свою реакцию на нее.

3. Как только клиент выбрал проблему из своей «кладовой», попросите его сфокусироваться на том, что он чувствует по поводу этой проблемы. Например, одна из наших клиенток сказала, что чувствует себя неуютно, когда встречает быв­шую жену своего мужа. Мы попросили ее сосредоточиться на том, какие чувства она испытывает при этих встречах. Она попыталась воссоздать эти чувства в настоящем, а не просто вспомнить свои ощущения.

4. Попросите клиента сконцентрироваться на той эмоции, ко­торая лучше всего описывает его общее состояние в связи с проблемой. Это будет нелегко для всех клиентов — для кого-то в большей, а для кого-то в меньшей мере. Многие клиенты научились предохранять себя от выяснения чувств как по отношению к себе, так и по отношению к другим. Чувства — явление сложное, составное, и поэтому многим клиентам трудно просто воспринять общее впечатление. Клиенты долж­ны собрать воедино все свои жалобы и всю болтовню, кото­рая может проноситься в их голове, чтобы осознать общее чувство. В нашем примере после огромных усилий клиентка смогла обозначить чувство, связанное со встречей бывшей жены своего мужа, как тревогу.

5. Как только было определено общее ощущение (к великой ра­дости вашего клиента), подключите его к тщательному ана­лизу различных нюансов и компонентов этого чувства. По­скольку обычно чувства бывают сложными, то вокруг цент­рального ощущения тревоги можно различить элементы гнева, вины, обиды, ревности и т. д.

6. Теперь попросите клиента припомнить во всех подробностях другие подобные ситуации, в которых он испытывал такие же эмоции. («Всегда ли вы тревожились, когда встречали его бывшую жену? Когда вы встречали кого-то еще, например вашу свекровь или его бывшую подругу? Опишите эти ситуа­ции. Скажите мне точно, что вы чувствуете по поводу каждой из них».) Попросите клиента эмоционально отреагировать на каждую ситуацию, так чтобы вы могли убедиться, что это несомненная «ассоциация» общего ощущения (тревоги) со . встречами. Ситуации могут извлекаться как из прошлого, так и из настоящего.

7. Самое важное — попробуйте определить, какая мысль возбу­дила эмоцию в каждой из этих схожих ситуаций. В каждом случае определите, что клиент говорил себе. Какое значение он приписывает ситуации? Проследите источники каждого из компонентов, чтобы понять, не ведут ли они к центрально­му ошибочному убеждению, которого придерживается клиент. В нашем примере возникло следующее центральное убежде­ние: «Я не настолько хороша, как она. Если муж увидит нас вместе, он осознает, какую совершил ошибку, бросив ее ради меня ».

8. Теперь постарайтесь помочь клиенту изменить эмоцию. Пер­вым делом попросите его сконцентрироваться на схожей си­туации, которая не вызывает общего негативного ощущения. («Было ли когда-нибудь такое, чтобы встреча с его бывшей женой не расстроила вас? Опишите, что вы тогда чувствова­ли».) Напомните клиенту, что он должен не просто вспом­нить, а воссоздать испытываемые чувства. (Если ваш клиент может только припомнить негативное общее ощущение, по­просите его сфокусировать внимание на том, как могут чув­ствовать себя в подобных ситуациях другие люди.)

9. Затем попросите клиента сосредоточиться на мыслях, убеж­дениях или на том, что они говорят сами себе во время этих схожих ситуаций, которым присуще другое общее ощуще­ние. («Опишите, о чем вы думали в тех случаях, когда вы не чувствовали тревогу при встрече с ней».) Помогите клиенту проанализировать эти чувства. В нашем примере получилось следующее ключевое восприятие: «Мне жаль ее. Она хоро­ший человек, как и я. Не хуже и не лучше, а просто другой человек, у которого были трудности в жизни, так же как и у меня. Он сейчас со мной, а не с ней, но она ему небезразлична до сих пор, и я могу принять это и научиться относиться к ней хорошо».

10. Наконец попросите клиента поработать над заменой чувств, которые у него были изначально (шаги № 4 и № 5), на чув­ства из других ситуаций (шаг № 8). Ключевым моментом в смене эмоций является изменение мыслей. Пусть клиент представит, какие у него были мысли в случае, когда он не испытывал тревоги (шаг № 9 в противоположность шагу № 7). В нашем примере клиентка представила себе, что она счита­ет бывшую жену мужа хорошим человеком, вместо того что­бы думать, что ее муж будет сожалеть о разводе. В зависимо­сти от деструктивности прежней позиции практика может продолжаться достаточно долго, и этого можно ожидать. Научите клиента, как можно работать с этой заменяющей техникой дома, используя различные примеры из его собствен­ного прошлого. Чем больше он будет практиковаться, тем бо­лее искусным он станет в переключении с негативных эмоций на позитивные и тем более прочным будет позитивный сдвиг.

Пример. История Лестера

Лестер, сорокалетний мужчина, испытывал большие трудности в романтических взаимоотношениях. Он описывал разнообразные чувства в очень запутанной и несогласованной манере. Тем не менее он был психологически искушен и являлся профессиональным пи­сателем. Мы прибегли к аналогии с кладовой, чтобы ему было про­ще сосредоточиться на центральной проблеме. Здесь приводится краткое описание основных компонентов диалога, который длился полтора часа.

ЛЕСТЕР: Я вижу несколько больших коробок. В одной содер­жится моя ревность, которую я испытываю, когда женщина, с кото­рой я встречаюсь, проявляет интерес к другому мужчине. Другая проблема — внутренний конфликт, который я ощущаю, когда хочу стать с ней очень близким, и в то же время чувствую себя «пойман­ным», если это происходит. Третья проблема — это моя неспособ­ность обидеть женщину, которая мне нравится как личность, а не как партнер. Я не могу порвать такие отношения. В другой короб­ке — конфликт любви-ненависти-страха-радости-злости, возника­ющий у меня по отношению к женщине, в которую я влюбляюсь. В пятой коробке — моя склонность встречаться сразу с несколь­кими женщинами, даже если к одной из них у меня особое отно­шение.

ТЕРАПЕВТ: Вытащите из угла любую коробку, какую вам хочет­ся, и поставьте перед собой. Откройте ее и выньте оттуда пробле­му. Просто посмотрите на нее. Прочувствуйте всю проблему цели­ком. Возможно, у нее много аспектов — слишком много, чтобы ду­мать о каждом в отдельности, поэтому постарайтесь понять общее ощущение от нее. Загляните внутрь себя, туда, где у вас рождаются чувства, и посмотрите, что там возникает, когда вы рассматриваете проблему. Что происходит, когда вы спрашиваете себя: «Что я ис­пытываю сейчас?» Пусть это чувство придет само по себе, но не погружайтесь в него. Разглядывайте его снаружи. (3 минуты.)

ЛЕСТЕР: Я вытащил самую большую коробку — с любовью-не­навистью-страхом-радостью-гневом. Когда я ее открываю, я вижу все эти разбухающие эмоции. Все кажется знакомым, потому что я видел эту коробку уже не раз. Я помню, что замечал, что в разное время преобладают разные эмоции — иногда это страх, иногда — любовь, часто гнев.

ТЕРАПЕВТ: Какая у вас общая реакция на проблему? ЛЕСТЕР: Недоумение.

ТЕРАПЕВТ: Назовите свое общее ощущение, например «непри­ятное», «тесное», «узкое». Сконцентрируйтесь на этом чувстве и про­буйте подбирать различные слова, пока одно из них не подойдет. (4 минуты.)

ЛЕСТЕР: Это чувство бескрайней грусти и одиночества. Это ощущается как пустота. И как искажение — как будто все эти эмо­ции не присущи взаимоотношениям, как будто они пришли отку­да-то извне и просто к ним прилепились. Это очень старые чувства, как будто они появились еще до того, как я стал встречаться с женщинами. Тем не менее в целом я сожалею, что они есть. Кажет­ся, они загрязняют то, что могло бы быть чистым озером прекрас­ных чувств.

ТЕРАПЕВТ: Хорошо. Теперь я попрошу вас вспомнить ситуации, которые связаны с этими эмоциями. Вспомните события настояще­го и одно из далекого прошлого. Концентрируйтесь на своих чув­ствах, пока не возникнет ситуация. По очереди воспроизводя каж­дое из общих ощущений, подождите, пока к эмоции не прикрепится событие. (3 минуты.)

ЛЕСТЕР: Каждый раз, когда я с женщиной, я ощущаю грусть и одиночество. У меня были такие же чувства, когда я еще был в школе. Я не вписывался в коллектив и чувствовал, что у меня нет друзей и меня никто не любит. Это запутанное впечатление прихо­дит на второй или на следующий же день после того, как я встречаю женщину. Я помню, что чувствовал то же самое, когда первый раз влюбился. Мои чувства к ней казались нереальными, они казались невротичными или что-то в этом роде.

ТЕРАПЕВТ: Хорошо. Теперь, продолжая молча концентрировать­ся на эмоциях, попробуйте найти то центральное убеждение, кото­рое связывает их с ситуациями прошлого и настоящего. Работайте с каждой эмоцией отдельно. (5 минут.)

ЛЕСТЕР: Да, чувство одиночества и грусти идет от мысли: «Я не такой, как все. Каким-то образом я отличаюсь от всего остального человечества. Я не похож на других людей».

ТЕРАПЕВТ: А чувство искаженности? Какая мысль приводит вас к тому ощущению, что эмоции не те и не на своем месте?

ЛЕСТЕР: Это мысль о том, что мои чувства нездоровы и я, должно быть, хуже других мужчин.

ТЕРАПЕВТ: Вы можете объединить эти мысли? ЛЕСТЕР: Я начинаю понимать, о чем я думаю. «Я отличаюсь от всего человечества, потому что я нездоров». Я думал так, когда был в школе: элементы непохожести и неполноценности, которые пре­вратились в ощущение болезненности, когда я впервые влюбился. Сейчас я нечасто его испытываю, а только тогда, когда начинаю относиться к женщине по-настоящему серьезно.

ТЕРАПЕВТ: Отличная работа. Давайте попробуем кое-что изме­нить. Сосредоточьтесь на нескольких других ситуациях. Попробуйте вспомнить те случаи, когда вы были с женщиной и чувствовали себя спокойным, уверенным и здоровым.

ЛЕСТЕР: Было много женщин, с которыми мне было хорошо, но они меня не волновали. Эти чувства появлялись, когда я влюблялся.

ТЕРАПЕВТ: Хорошо. Тогда вспомните о тех случаях, когда вы были с любимой женщиной и не испытывали этих отрицательных эмоций. Не торопитесь и постарайтесь найти в прошлом и настоя­щем несколько таких ситуаций.

ЛЕСТЕР: Были непродолжительные эпизоды, когда я не испы­тывал этих эмоций, но длились они обычно всего лишь несколь­ко дней.

ТЕРАПЕВТ: Теперь, молча и не торопясь, сосредоточьтесь на том, что вы чувствовали в этих случаях. (3 минуты.)

ЛЕСТЕР: Я чувствую это. Свобода! Никакой ревности. Счастлив тем, что знаю их и люблю.

ТЕРАПЕВТ: Хорошо. Какие мысли у вас были в этих ситуациях, которых не было в других? Чем отличались в этих ситуациях ваши убрждения и внутренний диалог? Углубитесь в себя и посмотрите, что появится. (1 минута.)

ЛЕСТЕР: Я думал о том, что не нуждался в них. Я хотел быть с ними, но не должен был их иметь. Понимаете, раньше я чувствовал, что эти женщины — единственная ниточка, связывающая меня с остальным человечеством. Без них я был абсолютно одинок. Но в другие разы я ощущал себя частью человечества, как будто я был уникальной индивидуальностью, но не был один. Когда я думал подобным образом, мои любовницы были просто людьми, а не спа­сительницами, которые вытаскивали меня из одиночества. ТЕРАПЕВТ: Продолжайте, пожалуйста.

ЛЕСТЕР: Иногда бывают моменты, что, находясь с любимой женщиной, я ясно воспринимаю мир. Но это случается редко, длит­ся недолго, может быть, день, и затем я скатываюсь вниз в старую мутную лужу. Я чувствую, что могу воспринимать ее как отдельно­го индивидуума со своими страданиями, триумфами и трагедиями. Я не думаю, что она существует только для того, чтобы ублажать меня. Как будто бы в это время я забываю себя и воспринимаю ее отдельно от себя.

ТЕРАПЕВТ: Пожалуйста, сохраняйте это ощущение. Продолжай­те концентрироваться на нем. Теперь попробуйте кое-что еще. Находясь во власти этого чувства, оглянитесь на свои прежние ощу­щения. Посмотрите с этой точки зрения на ваши старые ощущения непохожести, извращенности и болезненности. (2 минуты.)

ЛЕСТЕР: Боже мой! Старое чувство нереально. Поэтому я назы­вал его искаженным. Это крайне самонадеянно. Что за чванство и самолюбование думать, что природа создала меня отдельно от дру­гих. Как будто бы было два сотворения мира — всех остальных и затем меня. Это придает мне столько же значимости, сколько и всему человечеству. Я такой особенный, что мне необходимо от­дельное сотворение! Это самопотакающий эгоизм — требовать от женщины отказаться от себя и пожертвовать себя моему тщеслав­ному одиночеству. Черт, мы все одиноки, мы все сидим в клетке собственного тела и хотим стать, скорее, частью «мы» и не быть просто «Я». Мое чувство непохожести на остальных — это просто упражнение в космическом тщеславии, в экзистенциальном сно­бизме.

ТЕРАПЕВТ: Удерживайте это восприятие. Припрячьте его где-нибудь в безопасном месте. Вспоминайте о нем, когда вы смотрите на коробку с противоречивыми эмоциями. Вынимайте его, когда вы с любимой женщиной и чувствуете себя злым, обиженным, одино­ким или полным ненависти.

Сеансы продолжались с использованием когнитивного фоку-синга. Лестер перемещался между ситуациями, чувствами и мыс­лями. Когда он был с любимой женщиной, он тренировался менять мысли о своей уникальной непохожести на: «Я — часть человече­ства. Я не одинок».

 

Комментарий

 

Термин «фокусинг» заимствован у хорошо известного теоре­тика роджеровского толка Юджина Гендлина (Gendlin, 1992a, 1992b, 1996a, 1996b). Некоторые исследования указывают на то, что фокусинг может быть активным элементом в роджеров-ской терапии, приводя клиента к высокому уровню самосознания (Me Mullin, 1972). Но в настоящем контексте фокусинг означает и больше, и меньше того, как описывает его Гендлин: меньше — потому что Гендлин создал на основе этой концепции целое направление терапии, фокус-ориентированную психотерапию (focusing-oriented psychotherapy) (Gendlin, 1996a), и больше —потому что он описывает когниции только как компоненты сво­их процедур (Gendlin, 1996a, pp. 238-246) и считает, что когни­тивные методы должны быть «нечастыми и краткими» (Gendlin, 1996а, р. 246). Мы не сторонники точного дублирования его про­цедур, но считаем, что когнитивный фокусинг — ядро и его, и нашей терапии.

Чтобы объяснить, почему фокусинг настолько важен, крат­ко напомним ключевые теоретические положения, лежащие в основе когнитивной реструктурирующей терапии.

Главной чертой когнитивной терапии является изменение центрального убеждения (В), которое связывает внешние сти­мулы (А) с эмоциональной (Се) и поведенческой (Сь) реакцией. В фокусе находится В, в отличие от других видов терапии, кото­рые могут направлять внимание на другие элементы. Например, роджеровская терапия концентрируется вокруг Се, подразуме­вая, что если клиент отслеживает свое текущее эмоциональное состояние, он будет расти и меняться в позитивном направле­нии. Бихевиоральная терапия направляет свое внимание на связь АВ и нацелена на разрушение старых ассоциаций и созда­ние новых. Психодинамическая терапия открывает первона­чальные события типа АСе, считая, что когда эти связи стано­вятся осознанными, то ассоциации между двумя их элементами ослабевают и впоследствии могут быть разрушены.

Другие направления терапии часто критикуют когнитивный подход, потому что они считают многие В либо излишними (би­хевиоризм), либо интеллектуализацией (роджеровское), либо защитными механизмами (психодинамическое). Но эта критика основывается на очень узком взгляде на то, что такое есть В. Они рассматривают В как слова или язык. Если В — только слова, то вся когнитивная терапия сводится к исследованию рационали­зации, интеллектуализации, изменению языка, но лейтмотив этой книги заключается в том, что В — это гораздо больше, чем язык.

В начале книги мы описываем В как: экспектации, избира­тельную память, атрибуции, оценки, жизненные ориентиры, внутреннюю философию, самоэффективность и когнитивные карты, а также как другие когнитивные процессы. В могут быть сгруппированы и обозначены как способ организации сырых данных в паттерны. Так что В — много больше, чем слова. Слова и язык — это просто способ сообщения паттернов, они не являются паттернами самими по себе. Даже если клиент не может найти слов, чтобы описать свои паттерны (что справедливо для маленьких детей), эти паттерны все же существуют. Цель ког­нитивной терапии заключается не в том, чтобы изменить язык клиента, а в том, чтобы изменить его паттерны.

Опасность в использовании специфической техники фоку-синга лежит в мистификации процесса. Фокусинг заостряет вни­мание клиента на своих эмоциях, так что он может легче опреде­лить внешние стимулы и внедряющиеся когниции, которые эти эмоции вызывают. Поэтому убеждения, которые находит клиент, могут оказаться более точными, и тогда любая когни­тивная техника будет более эффективной. Процесс, на наш взгляд, основан не на прикосновении к скрытым элементам под­сознания или к подавленным эмоциям, которые необходимо сте­реть, а, скорее, на фокусировании внимания клиента на конк­ретном, выполнимом восприятии, которое может быть с пользой им усвоено.

Дополнительная информация

 

Теоретические, практические и экспериментальные основы техни­ки фокусинга можно найти в работах Гендлина (Gendlin, 1962, 1964, 1967, 1969, 1981, 1991, 1992а, 1992b, 1996a, 1996b; Gendlin, Beebe, Cassues, Klein & Oberlander, 1968).

КЛЮЧЕВЫЕ КОМПОНЕНТЫ







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.203.142 (0.009 с.)