ТОП 10:

ДИСПУТ ПО ПОВОДУ ИРРАЦИОНАЛЬНЫХ ИДЕЙ (ДИИ)



 

Принципы

 

Диспут по поводу иррациональных идей (ДИИ) — простая, но эффективная техника, которая часто оказывается полезной в отношении клиентов, испытывающих трудности в оценке истинности или ложности своих собственных убеждений. В этой тех­нике, которая была создана Эллисом, клиента просят артикулиро­вать свою мысль в форме, пригодной для анализа, и затем отве­тить на серию открытых вопросов об этом убеждении.

Некоторым клиентам необходимо оказать моральную под­держку в развитии навыков объективного мышления и придер­живаться, если нужно, их собственных принципов доказатель­ства в течение всего упражнения. При анализе необходимы точ­ность мышления и тщательное избегание отходов в сторону, и того и другого достичь трудно. ДИИ может оказаться полезным для тех клиентов, которые запутались в абстракциях высшего уровня.

 

Метод

 

1. Попросите клиента при проверке своего убеждения ответить на следующие вопросы в предложенном порядке.

а. Какая идея вас волнует?

б. Можете ли вы дать ей рациональное подтверждение?

в. Какие существуют доказательства ее ложности?

г. Существуют ли какие-либо доказательства ее истин­ности?

д. Если судить реалистично и объективно, что произойдет скорее всего, если вы будете придерживаться подобного образа мыслей?

е. Что будет происходить, если вы не будете думать подоб­ным образом?

2. Пусть ваш клиент практикуется в приложении этой серии вопросов к каждому своему убеждению. Он может выпол­нять это дома, но на последующий сеанс он должен прийти готовым изложить результаты своего анализа. Примените дополнительные когнитивные техники к тем проблемам, с которыми возникли затруднения.

Пример. История Ричарда

 

Ричард пришел ко мне на прием по поводу депрессии и тоски, возникшей из-за разрыва отношений со своей девушкой. Они были любовниками приблизительно около двух лет. Отношения никогда не были гладкими, но они держались друг друга просто потому, что оба были одинокими. Они все время ругались друг с другом из-за различий между ними, обвиняя один другого, что тот не прав и должен измениться. Наконец они причинили друг дру­гу столько боли, что отношения стали скорее источником непри­язни, чем поддержки. На такой точке эти отношения и прекра­тились.

При депрессиях подобного рода клиент обычно убежден, что оказался недостаточно хорошим для своей девушки и поэтому она оставила его. Следуя моему совету, он подверг свое убеждение анализу.

1. Какая идея меня волнует? Я думаю, что не достоин ее.

2. Могу ли я дать рациональное ей подтверждение? Какие суще­ствуют доказательства ее ложности? Нет. Я не могу подтвер­дить ее. Мои достоинства и недостатки — понятия многогран­ные. И это абсолютно субъективный взгляд на часть меня. Мои выводы полностью основаны на том, какой аспект ее личности я сравнивал с собой. Вдобавок не существует такого метода, с помощью которого моя никчемность может быть измерена или сопоставлена с чем-либо.

3. Существуют ли какие-либо доказательства ее истинности? Не существует никаких доказательств того, что я ее не достоин. У нее действительно есть черты, которые превосходят мои: она более общительная и пользуется большей популярностью, но я мыслю более четко и веду себя более ответственно. Мы в равной степени достойные люди.

4. Если судить реалистично и объективно, что произойдет скорее всего? Скорее всего, я ее рано или поздно забуду и встречу кого-то более подходящего.

5. Что будет происходить, если я буду продолжать придерживать­ся старого образа мыслей? Я буду продолжать чувствовать свою никчемность. Я буду встречаться с другими женщинами, ощу­щая свою ничтожность, и буду неуверенно себя вести, так что вероятнее всего меня будут бросать еще чаще. Когда меня бу­дут оставлять в очередной раз, я буду чувствовать себя все более и более ущербным.

Дополнительная информация

 

Эта техника — вариация процедуры Эллиса. С оригиналом мож­но ознакомиться, изучив его работы (Ellis, 1974, 1996; Ellis & White-ley, 1979).

ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Принципы

 

Объективное опровержение привлекает методы иных, отлич­ных от психологии, областей знания. Задействуется множество различных дисциплин, однако одной из главных является логи­ческий анализ. Метод основан на эпистемологии, индуктивной и дедуктивной логике и лингвистическом анализе.

Определенные компоненты логического анализа могут ис­пользоваться в консультировании в качестве метода борьбы с деструктивным воображением. Поскольку дискомфорт клиента начинается с мыслей, терапевт использует когнитивный процесс для оценки валидности мысли и для исправления порожденных ею эмоциональных проблем.

Если говорить в общем, процесс представляет собой анализ мыслей клиента в терминах: а) того, что конкретно клиент име­ет в виду, думая подобным образом; б) того, знает ли он верный способ его верификации; в) имеющихся у него хороших доказа­тельств подобным убеждениям (Wilson, 1967).

Если говорить конкретнее, процесс логического анализа вклю­чает пять шагов, каждый из которых дополняется множеством различных техник. Эти шаги могут быть поняты лучше, если их содержание представляется в форме аналогии. Пусть ваш клиент представит, что его мысль — это обвиняемый в зале суда. Клиент сам и судья, и присяжные заседатели, и его цель — опре­делить виновность или непричастность, истинность или лож­ность, рациональность или иррациональность каждого убежде­ния. Как и в любом другом зале суда, в когнитивном судебном зале принята установленная процедура для выяснения обвине­ний и защиты, оценки доказательств «за» и «против» и вынесе­ния тщательно продуманного заключительного вердикта отно­сительно обоснованности каждой мысли. Процесс выглядит сле­дующим образом.

 

Шаг 1.

Обращение чувств в суждения относительно идеи

(Представление обвинений)

 

Принципы

 

Первое, что происходит в зале суда, — обвиняемому вменя­ется то или иное преступление. Обвинение не делается обобщен­но. Истец не объявляет: «Ваша честь, подсудимый обвиняется в том, что он не очень хороший человек». Это подробное сообще­ние, например: «Мистер Смит обвиняется в том, что он покинул место автомобильной катастрофы в 10 часов 30 минут 10 июля на перекрестке Пятой и Главной улиц».

Клиенты редко бывают столь конкретны в своих когнитив­ных обвинениях против самих себя или мира. Они обычно ра­зыскивают терапевта для разрешения эмоционального диском­форта и склонны выражать этот дискомфорт в туманных оборо­тах, которые скорее описывают чувства, а не те именно мысли, что их спровоцировали. Большинство клиентов не знают, что в основе многих выражений, обозначающих чувства, лежит скры­тое обвинение или суждение о мире, какой он есть или каким должен быть.

В то время как выражающие эмоции фразы не могут быть оценены как истинные или ложные в привычном смысле, убеж­дения, лежащие в основе обвинения, могут. Поэтому первой за­дачей логического анализа является обнаружение стоящего за выражением эмоций скрытого смысла.

 

Метод

 

1. Пусть клиент предоставит вам список своих чувств касатель­но проблемы и констатирует эти чувства настолько полно, насколько это возможно.

2. Ищите обвинение или суждение, подразумеваемое в каждом выражении, и переведите императивные и оценочные утвер­ждения в эмпирические или аналитические (утверждения, истинность или ложность которых может быть подтверж­дена).

 

Пример

Утверждение клиента: «Я напуган».

Подразумеваемое суждение: «Есть что-то опасное во внеш­нем мире, и мне лучше страшиться этого».

Утверждение клиента: «Ненавижу мужчин». Подразумеваемое суждение: «Мужской пол заслуживает пре­зрения».

Утверждение клиента: «Это ужасно — чувствовать себя не­счастным».

Подразумеваемое суждение: «Самое худшее, что может слу­читься с человеком, — это впасть в неприятное эмоциональное состояние».

Утверждение клиента: «Я нестоящий человек, потому что я не богат».

Подразумеваемое суждение: «Ценность человеческого суще­ства зависит от количества имеющихся у него денег».

Утверждение клиента: «Это не должно было случиться со мной».

Подразумеваемое суждение: «Существует вселенский поря­док, которому мир должен следовать. Я могу выдвинуть закон­ное обвинение против мира, если вижу, что этот естественный порядок нарушается».

Шаг 2.

Определение убеждений

(Какой закон был нарушен?)

 

Принципы

 

Как только в зале суда были представлены обвинения, истец констатирует, какой конкретно закон был нарушен. Это не ка­кое-нибудь расплывчатое заявление типа: «Ваша честь, нам не нравится то, что он сделал», а, скорее, такое: «Оставление места происшествия — нарушение муниципального закона 5039».

После того как эмоции были выражены в удобной для анали­за форме, терапевт помогает определить обвинение или сужде­ние как нечто конкретное. Язык обвинения — очень несовер­шенная форма коммуникации. Человеческие существа имеют склонность усложнять процесс общения, прибегая к помощи туманных абстракций, эмоциональных взрывов или сахарных ба­нальностей, чтобы выразить свои чувства и мысли, которые при­дают этим чувствам некую возвышенность. Задача терапевта — помочь клиенту определиться с обвинениями как можно в более конкретной и специфической форме.

 

Метод

 

1. Перечислите центральные убеждения. Попросите клиента написать список своих центральных убеждений, выражен­ных в форме удобных для анализа суждений.

2. Уточните. Рассматривая по одному суждению за раз, вни­мательно изучите каждое важное слово. Попросите клиента как можно больше его конкретизировать и уточнить. Вы мо­жете воспользоваться следующей инструкцией.

Слова имеют различный уровень абстракции. Чтобы эффек­тивно проанализировать мысль, мы должны использовать более конкретный уровень. Например, «этот стол» (указы­вая на ближайший стол) — вещь конкретная. «Этим столом» может быть только один в мире стол. Но мы можем сказать более абстрактно: «стол в комнате» — а их здесь несколько, или «мебель», или еще более отвлеченно: «объект в этой ком­нате». В каждом случае мы движемся от конкретного к абст­рактному. Заметьте, что происходит, когда мы достигаем уровня абстракции «объекта в этой комнате», — это не имеет большого смысла. Например, если нас спрашивают: «Правда или нет? Объект в этой комнате коричневого цвета?», мы будем не в состоянии ответить, потому что «объект» — слиш­ком общее понятие. Чтобы узнать цвет, мы должны знать, о каком именно «объекте» идет речь.

Наши мысли тоже такие же. Чтобы понять фразу: «Мне нуж­но быть богатым, чтобы быть счастливым», мы должны точно знать, что именно вы подразумеваете под словами «нужно», «богатый», «счастливый». Если вы считаете, что «богатый — значит миллионер», мы можем посмотреть, а счастливы ли миллионеры и делает ли каждый лишний миллион людей все более и более счастливыми. Но если вы имеете в виду, что «богатый — значит не бедный» или «способный обеспечить все основные жизненные необходимости», наши рассужде­ния будут существенно иными.

3. Определите понятия. Сформулируйте серию вопросов, ко­торые помогут клиентам установить понятия. Например, те­рапевт может задать относительно убеждения «Я неполноце­нен» такой вопрос: «Что в вас неполноценно? Всегда ли это было так? Откуда вы знаете, что навсегда останетесь непол­ноценным? Неполноценный по сравнению с кем? Когда? Все время или только иногда? Во всем или только в отдельных вещах? Что в вашем предложении обозначает «Я»? О каком уровне неполноценности вы говорите? Вы совсем на дне или только отчасти неполноценны? Какую шкалу вы используете, чтобы оценить свою неполноценность? Эта шкала обоснована, или вы сами это придумали, потому что вам было плохо?»

4. Перепишите убеждения. После того как вы с клиентом кон­кретизировали, насколько это возможно, каждое слово в предложении, перепишите предложение, включая в него но­вые определения. Например, один клиент был уверен в своей общей неполноценности по сравнению с другими мужчина­ми. Хотя первое определение было расплывчатым и абстракт­ным, мы нашли источник и смогли установить понятия. Пе­реписанное предложение выглядело так:

«Я недостаточно полноценен как мужчина, потому что дли­на моего пениса в состоянии эрекции на полтора сантиметра меньше, чем в среднем у мужчин; я увидел это в книге, кото­рую читал несколько лет назад».

После того как он посмотрел на переписанное предложение, он сказал: «Что ж, это действительно глупо, правда?»

5. Практика. Попросите клиента тренироваться в уточнении предложений, пока они не поймут необходимость в конкрет­ных определениях. выражения «злой умысел с расчетом» или различие между «умышленными» и «непредумышленными» действиями.

Техника определения убеждений, описанная выше, может быть неверно истолкована в том смысле, что определение мыс­лей клиента может казаться вопросом, зависящим от того, ка­ким определение должно быть по убеждению клиента, или от поиска конкретного термина или фразы в словаре. Однако про­цесс установления определений гораздо труднее. То, каким клиент хочет видеть определение, часто не соответствует обще­употребительному значению, и даже специалисты, составляющие словари, в своих представлениях об отдельных терминах обычно на несколько лет отстают от их просторечного использования.

«Настоящий мужчина», например, может означать «принад­лежность к полу, продуцирующему сперму и способному опло­дотворить яйцеклетку» (одно из словарных определений). Или это может значить «крутой, высокий, мускулистый, с большим членом, волосатый, пьющий пиво; существо, смотрящее футбол и могущее любого избить до смерти» (определение одного из кли­ентов). Когда мы определяем убеждения клиентов, мы хотим узнать, как они употребляют слова и какое значение придают фразам, а не то, что говорят словари.

Существует хороший метод нахождения значения, лежаще­го в высказываниях клиента. Британский философ Джеймс Вильсон (Wilson, 1963) разработал технику, которую назвал анализом понятий и которую терапевт может использовать для раскрытия смыслов клиента. Это одна из наиболее действенных техник, имеющихся в арсенале терапевта. Она состоит из мыс­ленного представления эталонного случая и сравнения его с про­тивоположной ситуацией.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.124.77 (0.012 с.)