ТОП 10:

Глава 4 ТЕХНИКИ ОПРОВЕРЖЕНИЯ: ЖЕСТКИЕ



 

Единственная теория, лежащая в основе всех когнитивных реструктурирующих техник, опирается на контраргументацию. Теория такова: когда клиент оспаривает иррациональную мысль и делает это неоднократно, иррациональная идея слабеет в геометрической прогрессии.

Эта теория не утверждает, что опровержение одной мысли другой может как по волшебству изменить эмоционально-пси­хологическое состояние. Она, скорее, предполагает, что проти­воположная мысль может вызвать такое аффективное состоя­ние, которое, в свою очередь, смягчает негативные эмоции или нейтрализует запускающие эти эмоции стимулы.

Опровержение уходит корнями скорее в область философии, нежели психологии. Дискутирование, оспаривание, аргумента­ция — методы очень древние, древнее диалогов Платона. Эти методы используются практически всеми в самых разных ситу­ациях — от споров о религии в баре до президентских дебатов. Этот раздел разбит на три главы, в каждой описаны различ­ные типы опровержения. Главы 4 и 5, посвященные жесткому и мягкому типам, описывают техники, дополняющие эмоцио­нальные состояния когнициями, необходимыми для изменения установок. В случае жесткого опровержения мы имеем дело с ассертивными эмоциями, при мягком — с релаксирующими. В главе 6, посвященной объективному опровержению, описыва­ются техники, с помощью которых можно попробовать отделить эмоциональное состояние от видоизменения убеждений.

 

Принципы

 

Жесткие контраргументы — это когниции, которые проти­востоят иррациональным мыслям. Ими могут быть отдельные слова («Нонсенс!»), фразы («Это неправда!»), предложения («Ни­кому на этом празднике нет дела до того, что я не разбираюсь в шарадах») или элегантная философия («Цель моей жизни состо­ит не в том, чтобы стать как можно более популярным, а в том, чтобы развить свой собственный потенциал, даже если никто меня не одобрит»).

Идеальный жесткий контраргумент — это философия, кото­рая вовлекает иерархию ценностей, впечатлений и опыта, смы­вающих деструктивные мысли мощным потоком, текущим в противоположном направлении. Короткие фразы и слоганы мо­гут оказаться полезными, если они связаны с контрфилософией: не потому, что они обладают силой, способной преодолеть ирра­циональность, а потому, что они будут напоминаниями о самой философии. Терапевт должен помочь клиенту сформулировать аргументы, которые основаны на подобной философии.

 

Метод

 

1. Помогите клиенту найти веские контраргументы для каж­дой иррациональной мысли. Проверьте, действительно ли они ее опровергают. Например, такой аргумент: «Невозмож­но преуспевать во всем» — сильнее, чем: «Часто бывает до­вольно сложно во всем добиваться успеха».

2. Пусть клиенты составят как молено больше контраргумен­тов: 20 вдвое лучше, чем 10.

3. Убедитесь, что контраргументы реалистичны и логичны. Когнитивная реструктурирующая терапия не поддерживает мнение о силе позитивного мышления, когда очень часто люди занимаются позитивным самообманом. Вместо этого мы подчеркиваем силу правдивого, реалистичного мышле­ния и просим клиентов говорить себе правду, а не только то, что приятно звучит. Например, им может нравиться думать, что «с каждым днем жизнь становится все лучше и лучше», но это неправда, так как бывают дни, когда дела идут хуже обычного.

4. Проинструктируйте клиента постоянно оспаривать иррацио­нальные мысли. Иногда требуются месяцы, чтобы от техни­ки появился эффект, и многие клиенты отказываются от та­кого вложения времени, говоря, что уже опробовали ее, и безрезультатно. После выяснения затраченных клиентом усилий обычно терапевт обнаруживает, что клиент поспорил сам с собой в течение часа или двух. Клиенты должны по­нять, что им нужно опровергнуть утверждение столько же раз, сколько раз они за него до этого ратовали. Может быть, им придется по часу в день в течение года или более преодо­левать то коренное убеждение, с которым они прожили всю жизнь.

5. Проверьте, чтобы каждый контраргумент был одной модаль­ности с иррациональной мыслью. Соотнесите визуальные иррациональности с контрвизуализациями, лингвистичес­кие ошибки — с лингвистическими поправками, гневливые мысли — с сострадательными, пассивные — с активными, проприоцептивную неразумность — с проприоцептивной ре­альностью и т. д. Например, клиентке, опасающейся высо­ких зданий, потому что она воображает их падающими, луч­ше всего поможет контрвизуализация здания, построенного на скале в Гибралтаре, а не лингвистический аргумент, что здание не упадет. Когда опровержение относится к одной модальности и тому же логическому типу, что и иррацио­нальная мысль, больше вероятности, что оно будет иметь пробивную силу.

6. Атакуйте все иррациональные идеи клиента, а не только от­дельные из них. Важно привязать опровержение ко всем ког-нициям, вызывающим эмоциональный отклик. Как показа­но в главе по определению убеждений, если были упущены главные установки, то терапевт может потерпеть неудачу в работе по нейтрализации эмоций.

Пример

 

На одном из этапов своей карьеры я работал в небольшом городке, где практиковали еще несколько психотерапевтов, и я ча­сто получал звонки от редактора местной газеты по различным психологическим вопросам. Особенно запомнился один звонок. Редактору нужна была ссылка на меня для статьи о страхе перед

каютами. Перед тем как повесить трубку, он спросил меня, не мог бы я дать одну рекомендацию для читателей, как избежать психо­логических проблем. Я ответил, что рекомендаций существует мно­жество и выбрать одну будет очень сложно. Однако он продолжал настаивать, чтобы я указал центральную причину, одну общую ос­нову, на которой лежат многие психологические проблемы, всего лишь одну! Я сказал, что подумаю и перезвоню.

Спустя некоторое время я перезвонил и сообщил о наиболее общей, на мой взгляд, причине. Я сказал: «Большинство людей стра­дают от психологических проблем, потому что они не бегут на рев».

Сначала он не понял меня и, возможно, подумал, что со мной не все в порядке. Тогда я рассказал ему историю, о которой прочитал много лет назад.

Дочь одного миссионера жила на равнинах Серенгети в Афри­ке. Ее взрастило львиное сообщество, и она могла заметить, что в отношении своих престарелых членов они ведут себя не как осталь­ные животные. Обычно старых особей животные оставляют уми­рать, когда те уже не в состоянии поймать свою добычу, но львы используют их в качестве помощников на охоте. Заманив антилопу или другую дичь в овраг, молодые львы собираются на одной его стороне, а старые, без зубов и клыков, — на другой. Старые начи­нают изо всех сил рычать. Животные в овраге, слыша их рев, бегут в противоположном направлении, прямо к поджидающей группе молодых львов (история рассказана Беккером, Bakker, 1982).

Урок для антилоп понятен, хотя немногим из них он пошел впрок. Побеги они на рык — остались бы живы, но они слишком уж испугались шума. Убегая от звука опасности, они бежали к самой опасности.

Может быть, это история не правдивая, но тем не менее весьма поучительная, поскольку символизирует серьезную проблему, с ко­торой сталкиваются многие клиенты. Они отворачиваются от того, что им трудно признать, — они убегают от рева.

Тревожные клиенты бегут от страха, пытаясь найти на планете спокойное и безопасное место, где можно было бы спрятаться. Если им страшно летать, они избегают самолетов. Если они боятся толп, они сидят дома в одиночестве. Если они боятся воды, они стараются не плавать в озерах и океанах. Их страхи не исчезают, а только усиливаются. Чем больше они убегают, тем больше боятся. Депрессивные клиенты убегают от признания того, что они та­кие же, как и все остальные. Это, может быть, звучит странно, что подавленные люди высокомерны, кажется, что наоборот. Но многи­ми терапевтами было обнаружено, что под депрессией их клиенты прячут любопытные ожидания того, что они должны быть совершен­ными, а сама депрессия возникает, когда им становится ясно, что это не так. Таким образом, они убегают от той действительности, в кото­рой они не полубоги, а простые смертные, как и остальные люди.

Алкоголики и наркоманы лихорадочно убегают от признания того, что они зависимы. Они борются с правдой и надеются, что это сой­дет им с рук. Они видят, как другие в меру пьют, и думают, что могут так же, они отказываются признать, что отличаются от остальных уже на биохимическом уровне. Алкоголики и другие аддикты могут поте­рять все: семью, работу и здоровье, — но они продолжают вообра­жать, что могут принимать алкоголь и наркотики без последствий.

Решение этой проблемы — в морали истории о львах, которую я рассказываю всем своим клиентам. Хватит убегать1. Если клиент взглянет в лицо своим проблемам, он сможет многие из них ре­шить. Если бы клиент с боязнью воды подошел к водоему, поставил ноги на серфинговую доску, поплескался на мелководье в бассей­не, заставил себя посидеть в лодке, он смог бы давным-давно победить свою фобию. Если бы депрессивная женщина категорич­но признала себя простым смертным человеческим существом, она бы не чувствовала себя такой подавленной, когда совершает ошиб­ки. И если бы клиент с наркотической зависимостью полностью признал, что он крепко висит на крючке, он бы наконец смог осоз­нать, что надо остановиться.

Каков же урок для всех клиентов? Бегите на рев\

 

Далее приводятся различные методы обучения клиентов по­смотреть в лицо своим убеждениям и атаковать их.

КОНТРАТАКА

 

Принципы

Жесткое оспаривание — процесс эмоциональный, равно как и интеллектуальный. Терапевт должен соотнести эмоции с убеж­дениями и может использовать сильные эмоции своего клиента непосредственно для изменения его верований.

Чтобы объяснить клиентам, как их сильные эмоции могут помочь им изменить свои деструктивные идеи, я использую ана­логию. Я называю ее «теорией плавленого воска».

Представьте на секунду, что мысли похожи на восковые слепки, находящиеся в вашем мозге. Обычно они формируются, когда нами овладевают сильные эмоции, такие, как страх или гнев. Эти эмоции действуют на ваши мысли как тепло, растап­ливая их и переплавляя в новые.

Когда жар сильного эмоционального возбуждения стихает, мысли затвердевают. Чтобы изменить какое-либо убеждение, вам нужно или обстругать восковой слепок, что занимает много времени, или нагреть воск, чтобы отлить новую мысль. Если вы разозлитесь на свои иррациональные мысли и будете в достаточ­ной степени настойчивы, то вы сможете растопить их и залить в новую форму.

Интенсивность эмоции, которую клиент вкладывает в кон­тратаку, — ключ к ее успешности. Дискуссия наиболее эффек­тивна, когда клиент нападает на идею в состоянии сильного эмо­ционального возбуждения. Выражение эмоций фактически уст­раняет бесконечное, механическое повторение, которое, как это часто бывает, делает опровержение нерезультативным. Бывает полезно, перед тем как приступить к контратаке, побудить кли­ента к выражению гнева. В конце концов, заслуживают ли не­жного обращения иррациональные идеи, вызвавшие у клиента столько эмоциональной боли? Зачастую только агрессивная ата­ка может привести к достаточно сильному для преодоления ир­рациональной мысли эмоциональному уровню.

 

Метод

 

1. Составьте список веских контраргументов.

2. Помогите клиенту подобрать мощное опровержение. Клиент должен попрактиковать технику контратаки в вашем при­сутствии, моделируя ваше поведение, пока не будет достиг­нут необходимый уровень напряженности. Постепенно под­водите ответы клиента к драматичной, напряженной и энер­гичной контратаке.

3. Терапевт может усилить контратаку, поощряя использо­вание клиентом физического выражения эмоций, когда он постепенно сокращает мышцы. В начале клиенты прово­дят контратаку с расслабленными мышцами, затем со слегка напряженными и потом с сильно сжатыми. Часто физичес­кое и эмоциональное напряжение у клиентов протекает па­раллельно.

4. Клиенты также могут усилить контратаку, модулируя го­лос, постепенно повышая тон и увеличивая громкость. Контрутверждение поначалу может произноситься мягко и в нос, затем нормально, ртом, затем, пока верхние доли легких наполняются воздухом, громко, затем очень громко, с легкими, полными воздуха. Как и при физическом выра­жении, голос становится аналогом степени разгневанности клиента.

Пример 1. История Филиппа

 

Филипп, молодой человек, пришел на консультацию после про­веденного мной терапевтического занятия. Несмотря на то что он был состоявшимся футболистом, крепким, два метра ростом, он был крайне застенчив с женщинами. В целом занятие ему помогло, но он так и не смог назначить женщине свидание. Ему не составля­ло труда быть уверенным с мужчинами и с мужской конфронтацией справляться соответствующим образом. После составления его ког­нитивной карты мы выделили одно центральное убеждение: он ду­мал о женщинах как существах слабых и хрупких, которых должны защищать мужчины. Он считал себя просто увальнем, этаким Гул­ливером, который может наступить на чувствительные пальчики этих нежных людей.

Личная история Филиппа указывала на то, что привил ему это убеждение его отец. Видимо, отец боялся, как бы большие разме­ры сына не сделали его чересчур агрессивным с женщинами (про­блема, с которой столкнулся в юности он сам). В результате он научил сына быть чрезвычайно осторожным с женщинами, чтобы ничем их не обидеть. Урок оказался настолько эффективным, что Филипп два года не ходил на свидания и так нервничал, находясь в обществе женщин, что практически ничего не говорил из боязни оскорбить их тонкие чувства. В результате женщины его отвергали как глупого, хотя и привлекательного великана.

Когда мы прошли азы когнитивной терапии, клиент составил длинный и аккуратный список контраргументов против своей центральной мысли. Однако, когда он попытался использовать их, он опровергал ее так пассивно, что его аргументы оказывались не­эффективными. Именно на этом этапе мы решили применить контратаку.

Представил я технику так.

Я твой тренер по боксу, но я не могу попасть на ринг вместе с тобой, потому что ринг находится в твоей голове. Твой противник — твое центральное убеждение в том, что женщины чрезвычайно хруп­ки. Это убеждение избивало тебя в течение многих лет, делая не­обычно застенчивым в обществе женщин и мешая построить нор­мальные отношения. Хотя ты знал, что это по его вине, себя ты в этом не уверил. Ты вообще боролся еле-еле, а когда и боролся, то в этих редких случаях ты делал это так хило, что убеждение с легкостью заваливало тебя. Оно продолжает наставлять тебе синя­ки. Ты должен начать защищаться и переходить в атаку каждый раз, когда это убеждение пробирается в твою голову. Ты не мо­жешь потакать ему. Разделайся с ним, как с любым другим хулига­ном. Чем больше ты прощаешь, тем более жестоко оно изобьет тебя в следующий раз. Ты должен начать атаковать убеждение изо всех сил.

Сначала мысль будет сильнее тебя и выиграет схватку. Но если ты будешь упорствовать, то постепенно будешь становиться силь­нее, а она — слабее. Со временем ты начнешь выигрывать: сначала редко, потом все чаще и чаще, и наконец наступит момент, когда она больше не вернется. Давай начнем наш первый урок бокса.

Пример 2. История Бэсс

 

Следующий пример рассказывает о Бэсс, клиентке, которая боялась упасть в обморок. Для того чтобы она могла использовать физическое выражение в своих контратаках, я продемонстрировал ей следующее.

Я бы хотел, чтобы вы кое-что сделали, это даст вам понимание того, как бороться при помощи энергии эмоций. Давайте выберем мысль, которая приводит вас к некоторым затруднениям. Вы гово­рили, что боитесь упасть в обморок, если будете волноваться. Те­перь какое опровержение будет хорошим для этой мысли? (Бэсс выбрала опровержение: «Я никогда от волнения не падала в обмо­рок».) Очень хорошо, прекрасный довод. Но только хорошего аргу­мента еще недостаточно. Очень важно, как вы это скажите.

Теперь, просто для практики, мне бы хотелось, чтобы вы произ­несли опровержение, и произнесли его в нос. Я знаю, это кажется глупым и немного смущает, но, пожалуйста, будьте смелее и ска­жите его в нос. (Пауза.) Очень хорошо. А сейчас скажите то же самое, но через рот. (Пауза.) Теперь заполните верхушки легких воздухом и скажите это с большей силой. (Пауза.) Прекрасно. А теперь кричите во всю мощь. Наберите в легкие как можно боль­ше воздуха, напрягите тело и произнесите опровержение изо всех сил. (Пауза.)

Великолепно! Именно последнее было опровержением. Все ос­тальное — нет. Слова были правильными, но за ними не было силы. В будущем, когда я буду говорить об опровержении, я буду иметь в виду последний тип. И вы, когда бы ни произносили его, делайте это изо всех своих сил.

 

Комментарий

 

Эта техника полезна в работе с пассивным клиентом, она же является предпочтительной терапией для многих депрессивных пациентов. Тем не менее она должна использоваться с осторож­ностью, так как может неблагоприятно отразиться на тревож­ных или серьезно обеспокоенных клиентах. Поскольку метод повышает уровень эмоционального напряжения, тревожные клиенты могут стать более боязливыми, а психически боль­ные — более возбужденными. В этих случаях более подходящим будет мягкое оспаривание.

Очень валено также, чтобы клиенты атаковали свои убежде­ния, а не самих себя. Скажите клиентам, что им будет полезно называть свои иррациональные идеи глупыми, дурацкими или нелепыми, но важно не называть себя такими словами, иначе в них можно поверить. Объясните, что они верят своим мыслям, потому что приучены это делать, и что любой человек с подобной биографией и опытом поступал бы так же.

Несмотря на то что большинство техник, для того чтобы ослабить иррациональные идеи, требуют много времени, ме­тод контратаки иногда приводит к впечатляющим изменениям. Я видел несколько клиентов, быстро сменивших свои убежде­ния, за которые они цеплялись годами только потому, что они серьезно на них разозлились.

Например, одна клиентка постоянно оставляла работу, как только ею овладевала тревога. Эта женщина годами проходи­ла долгосрочную психотерапию, но казалось, будто ничто не помогает — до тех пор, пока она окончательно не пресытилась ситуацией. Однажды, когда она уходила с третьего за тот год места работы, случилось нечто необычное. Она изменила то, что всегда говорила себе. Вот как она описала разговор с самой собой.

Я уже действительно устала от всего этого. Я опять нахожусь в том же месте по той же причине. Я расстроена, потому что боюсь сойти с ума и думаю, что увольнение с работы сохранит мой рассудок. Это на самом деле глупо! Я превращаю свою жиз­нь в хаос, трачу кучу денег и беспокою близких. Наверное, было бы лучше, если бы я просто сошла с ума. Тогда бы я могла про­вести остаток жизни, бегая, как курица с отрубленной головой. Какая гадость! Если я опять испугаюсь, то я испугаюсь. Ну и что, подумаешь! Я устала от беготни. Я больше не буду убегать! Если я сойду с ума, то и черт с этим!

На следующей неделе она получила другую работу — луч­шую, какую она могла бы найти. Это было 15 лет назад. И она никогда не увольнялась из-за тревоги.

Дополнительная информация

 

Связь сильных эмоций и когниций исследуется уже более 30 лет. Обратитесь к классическим исследованиям Шахтера и Зингера (Schachter, 1966; Schachter & Singer, 1962) и их более свежим теоретическим ра­ботам (Morovitz & Singer, 1995; Schachter & Gazzaniga, 1989; Sin­ger, 1995). Также пересмотрите Арнольда (Arnold, 1960) и Плутчика (Plutchik, 1980).

Альберт Эллис (Ellis, 1998) просит своих клиентов отрабатывать опровержения при помощи аудиозаписи, чтобы сделать оспарива­ние живым, действенным и устойчивым. Артур Фримен и Аарон Бек проделали большую работу по исследованию синдрома тревожности и панических расстройств (Alford, Beck, Freeman, & Wright, 1990;Beck, Emery, & Greenberg, 1985; Beck & Zebb, 1994; Freeman et. al., 1990).

КОНТРУТВЕРЖДЕНИЯ f

Принципы г

 

Тренинг уверенности практикуется уже 30 лет, и почти все терапевты знакомы с данным подходом. На занятиях объясня­ются различные компоненты техники: как использовать кон­такт глаз, как выразить себя спонтанно, как изобразить уверен­ную позу, как продемонстрировать хорошо смодулированный голос. Чтобы приобрести эти навыки, требуются месяцы прак­тики, и некоторые люди оказываются в состоянии произвести долговременные поведенческие изменения, так что тренинг уве­ренности может быть для них полезным. Но занятия могут не коснуться глубинных проблем тех клиентов, которые по оконча­нии тренинга оказываются пассивными.

Очень полезно быть уверенным с другими, это помогает кли­ентам улучшать взаимоотношения, но еще более полезной мо­жет стать, в первую очередь, уверенность с самим собой.

 

Метод

 

1.Обучите клиентов основным принципам тренинга уверенно­сти. Помогите им стать уверенными с самими собой прежде, чем они начнут практиковаться быть уверенными с другими. Например, вы можете сказать клиенту, критикующему себя за невыгодное вложение денег, что существует четыре раз­личных способа справляться с ошибками. Вы можете быть:

пассивным проигнорируйте свою ошибку и притвори­тесь, что ничего не произошло. Это невыгодно, потому что вы, скорее всего, будете продолжать совершать ту же ошибку и не достигнете своих финансовых целей.

агрессивным атакуйте себя. Вините себя нещадно за то, что были так глупы и растратили деньги. Такой подход вызовет боль, снизит самоуважение и приведет к тому, что вы, вероятно, не воспользуетесь в будущем ни одним шан­сом выгодно вложить деньги.

пассивно-агрессивным вы можете наказать себя косвен­но выпивкой, перееданием или нарочно худшим вложением

денег. Это вредно не только потому, что вы не достигнете своих целей, но и потому, что, играя в прятки с самим с собой, вы перестанете понимать, какую ошибку совершили.

ассертивным будьте честны с собой в том, что вы допу­стили ошибку. Воспринимайте этот промах как недоста­ток суждения, а не характера. Уточните природу ошибки, например: «Я поверил тому, что сказал агент, не проверив это». Опишите, что вы в будущем постараетесь сделать по-другому, например: «Я всегда буду сверять будущие инве­стиции с независимым источником». Этот подход вероят­нее других приведет вас к достижению цели без всех тех негативных, разрушительных эмоций, которые разжигает самоагрессия.

2. Практика. Эффективными могут быть многие практические техники, но наиболее полезными для развития уверенности в себе являются ролевые игры и репетиция с аудиокассетой.

Ролевая игра. Составьте список типичных конфликтных ситуаций, в которые попадает ваш клиент. Однако, в отли­чие от стандартного тренинга уверенности, конфликт дол­жен быть не внешний, а внутренний. После этого пусть клиент потренируется в озвучивании четырех различных вариантов внутренней реакции. Попросите его обратить внимание на различные эмоции, которые вызывает каж­дый из подходов.

Репетиция с аудиокассетой. Клиенты практикуют свои уверенные ответы, записывая их на кассету до тех пор, пока содержание и тон их не будет, на их взгляд, удовлет­ворительным.

3. Внутренний учитель. В заключительной части тренинга уве­ренности приведите в подробностях аналогию с внутренним учителем (см. раздел по самоинструктированию в главе 2). Помогите клиенту найти своих «учителей», определить их происхождение, если это необходимо, уволить старых учите­лей и нанять новых.

Примеры

 

Внешне большинство наркоманов, принимающих кокаин, ка­жутся крайне агрессивными. Ради следующей дозы они готовы бо­роться со всем миром: с полицией, с женой (если она еще у них есть), с матерью. Они будут воровать, грабить, попрошайничать, насиловать и продавать свои тела. Один наркоман признался мне, что готов продать свою душу за грамм кокаина любому, кто сделает ему такое предложение. Это явно агрессивные люди во время лом­ки, а она у них почти все время. Снаружи они могут быть какими угодно, но не пассивными.

Но внутри это безответные люди. Берт, мой клиент-наркоман, очень редко боролся со своим желанием. Каждый раз, когда оно усиливалось, он поддавался ему, уступая импульсу без какого-либо сопротивления. Когда ломка приказывала, он покорялся и с молча­ливым смирением отступал.

Берта необходимо было обучить уверенности в себе. Я попро­сил его взглянуть на свою ломку и представить, что это избиваю­щий его хулиган — внутренний мучитель, который терзал его 10 лет. Он никогда ему не сопротивлялся, не пробовал ударить в ответ. Он выдумывал различные отговорки, например: «Одна доза мне не навредит. Я могу держать это под контролем. Мне нужно это, чтобы чувствовать себя лучше. Я пристрастился к наркотикам, потому что у меня было скверное детство. Эмоциональные проблемы застав­ляют меня злоупотреблять наркотиками».

Я посоветовал ему начать бороться с хулиганом. Сказать ему, чтобы тот отстал. Стать уверенным. В конце концов он записал следующее утверждение и носил его в своем бумажнике. Оно гла­сило:

«Я никогда не остановлюсь на следующей дозе, так никогда не было и не будет. Из-за наркотиков моя жизнь абсолютно вышла из-под контроля. Мои эмоциональные проблемы, дурное детство или любая другая причина — всего лишь очередной предлог, чтобы использовать наркотики. Настоящая причина в том, что я легкомыс­ленный, закоренелый и отчаянный наркоман. Если мне не нравится то, что приносит мне эта зависимость, я должен работать с этим, обратиться за помощью, прекратить использовать наркотики и пе­ревернуть свою жизнь. Если я не хочу над этим работать, то должен принять последствия. Это мой выбор. Все остальное ерунда».

Некоторые клиенты — полная противоположность Берту: пас­сивные снаружи и ужасно агрессивные внутри. Другая клиентка, Сара, была чрезвычайно пассивной личностью. Ее друзья отзыва­лись о ней как об одной из самых незаметнейших людей, которых только можно представить, она воплощала само смирение.

Говори­ла она еле слышно, так что ее постоянно приходилось просить

говорить громче. Невероятно, но ее разговоры с самой собой были чудовищны и разрушительны. Нападки ее на себя были столь жес­токи, что было удивительно, как она их выдерживала. Однажды, когда она закрыла ключи в машине, она громко завопила: «Ты, никчемная сифилитичка, сука, проститутка, дрянь!» Она призна­лась, что если бы кто-нибудь другой сказал ей такое, то она выца­рапала бы ему глаза, но от себя подобную непристойную брань она постоянно принимала.

Было ни к чему учить Сару быть ассертивной с другими, когда она сама избивала свое достоинство. Я сказал ей, что нельзя обра­щаться с собой так дурно. У нее такие же права, как и у всех остальных, она такое же достойное человеческое существо, заслу­живающее уважения и доброго отношения не только от других, но, что еще важнее, и от себя.

Самобичевание делало Сару несчастной. Несмотря на то что важно ладить с другими, для нее гораздо важнее было поладить с самой собой. Ей необходимо было научиться обходительности, хо­рошим манерам и благопристойному разговору с самой собой.

Сара практиковалась вести свой внутренний диалог до тех пор, пока не научилась делать это правильно, — и это помогло. Ей не пришлось ходить на тренинги «Как стать уверенным с другими», потому что у нее не было в том необходимости. Начав уважительно относиться к себе, она обнаружила, что постоять за свои права перед другими, оказывается, тоже очень легко.

 

Комментарий

 

Случай Сары указывает на проблемы, касающиеся тренинга уверенности и других техник, которые просто нацелены на из­менение поведения клиентов. Клиенты действуют, как думают, и думают так же, как действуют. Они прекрасно могут изменить свое поведение и следовать готовому сценарию, но они быстро могут вернуться на старые рельсы, если не изменят своих уста­новок.

Берт был агрессивным к другим, потому что считал себя ге­роем. Согласно его самоописанию, он был Божьим любимчиком и особым созданием, которому такая мелочь, как наркотики, не может принести вреда. Эта установка позволяла ему продолжать оскорблять других и отказываться признать, что он не может справиться с кокаином. Подобным образом Сара была пассивной снаружи, потому что ненавидела себя внутри. Как она могла иначе себя чувствовать, если принимала жестокость своих соб­ственных атак?

Пассивность или агрессивность клиентов может корениться в их Я-концепции. Как могут другие уважать их, если они сами себя не уважают? Как они могут любить себя, если они ненави­дят всех вокруг? Их установки и поведение слиты и вращаются одно вокруг другого. Это непрерывная взаимосвязь: одно влияет на другое. Невозможно, работая с первым, не изменить второе. Если клиенты пассивны, им нужно расстаться с убеждением, что они неполноценные и никчемные. Если они эгоистично агрессивны, им надо исследовать, почему они считают себя на­столько выше других.

Дополнительная информация

 

Классические работы по тренингу уверенности хорошо известны {Your Perfect Right, Alberti & Emmons, 1995). Пересмотрите работу этих авторов для профессионалов (Alberti, 1987) и их пособие для ведущих тренинг уверенности (Alberti, 1990, with 1995 supplement). Вышло новое издание хорошо известной книги по уверенности для женщин (Butler, 1992). Возможно, вы найдете полезным перечитать книгу по ассертив-ности с сильным когнитивным компонентом (Paris & Casey, 1983) и пособие для клиентов, посвященное уверенности в себе, которое исполь­зуется работниками сферы психического здоровья (Rees & Graham, 1991). Хокк описывает несколько стратегий применения утверждений, кото­рые он использует в рамках когнитивного подхода (Hauck, 1992, 1998).

ДИСПУТ И ОСПАРИВАНИЕ

 

Принципы

 

Рационально-эмотивная поведенческая терапия (РЭПТ) под­разумевает более свободный, чем в представленных в этой главе техниках, стиль. В РЭПТ консультант фокусирует внимание на иррациональных мыслях по мере появления их в разговоре кли­ента, и клиент совместно с терапевтом обсуждают и оспаривают ложное мышление. Стиль позволяет консультанту более полно отслеживать текущие интересы клиента, так как терапевт сле­дует его «повестке дня». Напротив, стандартный когнитивно-реструктурирующий подход более формализован и больше управляется терапевтом.

Традиционная РЭПТ использует сократический метод, когда терапевт направляет внимание клиента серией логических воп­росов, ведущих к краху лежащих в основе его мышления лож­ных идей. Консультант свободно исследует ключевые иррацио­нальные области, рефлексирует и подкрепляет рациональные открытия клиента, обеспечивает информацией.

РЭПТ используется в когнитивно-реструктуриющей терапии скорее как дополнительная, а не базовая техника. Она обычно сопровождает другие, более структурированные подходы.

 

Метод

 

1. Имейте в виду, что, будучи неструктурированной, РЭПТ тем не менее использует определенные установленные компонен­ты на различных стадиях терапевтического процесса.

2. Помогите клиенту сосредоточиться на центральной ирраци­ональной мысли, вызывающей вину, страх, гнев или депрес­сию.

3. Попробуйте найти доказательства против этого убеждения.

4. Обсудите «катастрофицирование» (например: «Это ужасно, кошмарно и катастрофично, что...») и требования клиента к себе («Я должен, я обязан, мне надо...»).

5. В большинстве случаев опровержения не выдаются терапев­том прямо. Вместо этого используются косвенные вопро­сы, чтобы помочь клиенту найти свои собственные опровер­жения.

6. Поощряйте обсуждение и оспаривание клиентом иррацио­нальных мыслей каждый раз, как они проявляются. Пред­полагается ежедневная формальная практика. Часто полез­ными оказываются записывающие устройства (см. Ellis, 1998).

7. Вы, возможно, сочтете полезным создать мысленный настрой у клиента на использование РЭПТ, прослушивание терапев­тического сеанса Альберта Эллиса или одного из его коллег.

Пример

 

Примеров стиля РЭПТ в литературе такое множество, что еще один будет излишним. Я рекомендую книги Эллиса, которые пред­ставляют собой дословную запись семи случаев РЭПТ {Better, Deeper, and More Enduring Brief Therapy, Ellis, 1995; Growth Through Reason, Ellis, 1971). Еще лучше, наверное, записи РЭПТ-интервью, которые могут быть заказаны в институте РЭПТ Альберта Эллиса (Albert Ellis Institute for Rational Emotive Behavioral Therapy, 4S E. 65th St., New York, NY 10021-6593; orders@rebt.org). Это кассеты из профессиональной видеотеки и доступны только квалифицирован­ным терапевтам.

Дополнительная информация

 

Литературы по РЭПТ действительно очень много. В каталоге из ин­ститута РЭПТ Альберта Эллиса перечислены основные публикации. Если читатель не знаком с РЭПТ, в следующих источниках он может найти обстоятельный обзор: Ellis (1962, 1971, 1973, 1975, 1985, 1988а, 1988b, 1991, 1995, 1996, 1998); Ellis and Abrahms (1978); Ellis and Dryden (1996); Ellis and Grieger (1997); Ellis and Harper (1961, 1975, 1998); Ellis and Lange (1995); Ellis and Whiteley (1979); Ellis, Wolfe and Moseley (1966); Ellis and Yeager (1989); Ellis and colleagues (1996).

За методами РЭПТ, специализированными для различных катего­рий клиентов, обратитесь к следующим работам: дети — Hauck (1967), Ellis, Wolfe and Moseley (1966); семейные проблемы — Ellis and Harper (1971); Ellis, Sichel, Yeager, DiMattia & DiGuiseppe (1989); сексуальная терапия — Ellis (1975); зависимости — Ellis and colleagues (1988); Ellis and Velten (1992).

ФОРСИРОВАНИЕ ВЫБОРА

 

Принципы

 

Существует одна истина, которую многие терапевты уже по­знали, но на публике упоминают о ней нечасто. Несмотря на то что требуется 10 лет практики с тысячами клиентов, чтобы от­крыть ее, большинство терапевтов отказываются обсуждать ее в своих книгах, писать о ней в своих журналах или упоминать в разговоре с коллегами. Это один из самых прискорбных и печальных аспектов работы терапевта и одна из основных при­чин стресса для многих профессионалов в области психического здоровья.

Что же это за истина? Все просто: клиенты не меняются до тех пор, пока они не будут вынуждены сделать это. Большин­ство клиентов, даже если и меняются, делают это очень болез­ненно и маленькими шажками, многие продолжают страдать из-за своей проблемы, пока какой-нибудь кризис не заставит их сделать выбор. Даже во время кризиса клиенты будут оттяги­вать выбор до последнего и до последнего будут избегать выбора, связанного с изменениями. Они будут отсрочивать неизбеж­ное до тех пор, пока абсолютно, однозначно не смогут от этого уйти. Это грустно, потому что заканчивается дополнительной длительной эмоциональной болью и бессмысленной тратой лиш­него времени.

Объясняя клиентам процесс изменения, я привожу им заме­чательную метафору — сравнение с рекой. Я прошу их предста­вить, что их убеждения подобны реке, бегущей к океану: пока их мысли свободно струятся вместе со всеми течениями, водово­ротами, большими и маленькими, их жизненного опыта, они здоровы. Но как только их когниции становятся жесткими и застойными, река прекращает свое движение и замирает. Они перестают расти и изменяться. Дамба, которую они выстроили, становится сильной настолько, что только мощнейшее давление может разрушить ее.

Клиенты будут делать все возможное, чтобы только не про­биваться сквозь дамбу и не изменять свои убеждения. Словно река, они будут пытаться обогнуть убеждения, выйдя из бе­регов. Только когда все отступы перекрыты и реке больше не­куда деваться, давление становится достаточно сильным для того, чтобы пробить дамбу и снова дать течь когнициям клиента свободно.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.13.39 (0.05 с.)