ТОП 10:

Преодоление А трудного детства: история Анны



Одной из моих первых клиенток была женщина, которую я буду называть Анной. Она была уже в возрасте и пришла на консульта­цию по поводу генерализованной тревожности и депрессии. Ей пришлось пережить один из самых тяжелых опытов детства, кото­рые только можно представить.

Анна родилась в небольшом русском городке незадолго до Вто­рой мировой войны. Когда немцы вторглись в этот город, они пора­ботили его жителей и заставили их трудиться на Третий рейх. Партизаны, располагавшиеся в близлежащих районах, сдерживали вражеское подкрепление, и фашисты решили преподать местному населению урок.

Однажды вечером отряд СС собрал всех горожан — мужчин, женщин и детей — и погнал их к оврагу. Анну и ее мать привели со всеми остальными. Нацисты силой заставили всех спуститься в овраг. Затем они выстроились на краю и открыли автоматный огонь. В то время как люди с криками пытались выбраться наружу, мать Анны столкнула ее под падающие тела. Мертвые и умирающие защитили девочку от пуль.

Она пряталась там всю ночь напролет. Она промокла от крови, а везде вокруг нее стонали люди. Через несколько часов стоны замолкли. Все, кроме Анны, были мертвы, но она была так испуга­на, что не могла выбраться.

На следующее утро люди из соседней деревни пришли искать родственников среди трупов. Они услышали хныканье Анны и стали неистово раскидывать тела, следуя звуку ее плача, пока не освобо­дили ее. Они отнесли Анну в дом, накормили ее и успокоили. Она была единственной, кто выжил, и многие партизаны заботились о ней несколько месяцев, перевозя ее из города в город и пряча от СС. Наконец им удалось организовать ее тайный побег за пре­делы России. Она поселилась в США, где жила у дальних родствен­ников.

Все это время ее мучили ночные кошмары. Друзья постоянно предлагали ей обратиться к психотерапевту, но она противилась этому, пока наконец не позвонила мне.

Я, конечно, не мог стереть из ее памяти страшное событие, произошедшее с ней, но я мог помочь изменить на него взгляд. Вместо того чтобы сосредотачиваться на этом опыте, мы скон­центрировались на ее убеждениях и пытались отыскать новую точ­ку зрения, чтобы совладать с ее застаревшей болью. Мы изучили глобальные, всеобъемлющие проблемы, с которыми сталкивает­ся любой человек. Мы говорили о глубинном смысле таких фи­лософских и религиозных предметов, как жизнь и смерть, добро и зло.

Через какое-то время сеансы помогли. Анна всегда будет чув­ствовать некоторую боль, но она научилась принимать то, что с ней случилось. Это был ключ к ее проблеме. Она смирилась с тем, что иногда ужасные вещи могут происходить с хорошими людьми безо всяких на то причин. Она согласилась с тем, что не заслужи­вала такого и не могла сделать ничего, что бы вызвало или пре­дотвратило это. Но что важнее всего, она научилась допускать, что часто вселенная бывает не такой, какой она хотела бы ее видеть. Мир может быть отвратительным и опасным, и он не обязан быть другим. Когда Анна смогла принять жизнь в такой вселен­ной, ее тревога и подавленность уменьшились, и она стала сча­стливее.

История Анны учит нас одной великой истине. Человеческие существа обладают удивительной способностью к адаптации. Не имеет значения, насколько тяжелым было наше детство и насколько ужасным был наш опыт, мы можем вознестись над всем этим и освободиться, изменив свой взгляд на жизнь.

Пример 2.

Преодоление неблагоприятных физических А

Рассмотрите этот пример о человеке, превозмогшем свое тя­желое физическое состояние. Это событие произошло несколько лет назад на марафоне в Нью-Йорке. Состязание закончилось не­сколько часов назад, и был уже поздний вечер. По телевидению передавали интервью с победителями, и, как бы между делом, камера показала эпизод о человеке, который еще был на маршруте. Он был без ног и передвигался при помощи доски. Его руки были забинтованы и кровоточили, но он продолжал отталкиваться что есть силы. Он находился на задворках, и только несколько человек могли за ним наблюдать — пожилая пара, возвращающийся с ра­боты мужчина да сидящий на обочине бездомный. Компания из шести или семи подростков, смотревших марафон, тоже наблюда­ла за ним.

Когда он продвигался по улице, несколько человек смутились при виде его. Все, кроме подростков, которые начали насмехаться и дразнить калеку, отводили взгляды и притворялись, что не заме­чают его.

Человек этот, казалось, игнорировал их и продолжал смотреть прямо вперед, толкая себя со всей мочи. Когда он миновал людей, они, взглянув ему в лицо, должно быть, заметили его выражение или внезапно осознали, что делал этот человек, потому что произошла замечательная вещь. Все, кто игнорировал или дразнил его, начали за него болеть — не просто из вежливости, а крича на всю громкость, подбадривая его на продолжение. Они прыгали, бежали за ним, умоляли не останавливаться, похлопывали по плечу. Уличные мальчишки болели громче всех, и это была не фальшивая и не язвительная поддержка — она была вдохновляющей, ободряю­щей, сильной.

Из-за чего такая перемена? Почему они вдруг прекратили на­смешки и стали болеть? Мы не знаем, но можем догадаться. Мы можем представить, будто зрители могли узнать, что этот человек делает все возможное, чтобы прийти к финишу. Он прикладывал все усилия, всю энергию, какую мог собрать, чтобы продолжать идти, и именно эта энергия и дух заставили людей понять и при­знать, и восхититься, и поддержать. Этот человек как был, так и остался калекой, но его моральная сила подняла его над этим и сделала его увечье ничего не значащим.

 

Комментарий 1

 

Два наших примера показывают, что преодоление мощнейт ших А (будь то травмирующий детский опыт или физическое увечье) открывают важную закономерность относительно лю­дей. После того как мы приведем эти примеры нашим клиентам, мы часто объясняем им данные принципы с помощью памятки «Почему А — это еще не все».

Оспаривание важности А само по себе может быть психоте­рапевтическим фактором, особенно для клиентов, которым при­шлось преодолевать серьезные внешние или физические препят­ствия. Жертвы посттравматических стрессовых расстройств ча­сто должны справляться с чувством беспомощности, которое вызвано тем, что они подверглись действию сил, выходящих за пределы их контроля. Для таких клиентов несколько коротких примеров не будет достаточным условием для совладания с мыс­лью о том, что А слишком могущественно, чтобы его преодо­леть. Терапевты могут найти эффективным посоветовать книги, которые иллюстрируют, как люди побеждают напасти, изменяя и улучшая свой образ мыслей (см., например, раздел о дополни­тельной информации).

 

 

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

 

В конце сеансов, посвященных ABC, всем клиентам мы даем домашнее задание. Независимо от любых других заданий это им следует выполнять на протяжении всего консультирования.

 

 

Комментарий 2

 

Существует опасность, о которой терапевт должен знать, ког­да он учит теории ABC о силе убеждений, — некоторые клиенты могут ее излишне, утрировать. Внушаемые люди, не без помощи неразборчивых консультантов, рекламы в средствах массовой информации или самообмана, могут прийти к идее о том, что человек может держать под контролем все на свете, просто тре­нируя силу ума.

Подобное случилось с Джонни, подростком, которого я кон­сультировал много лет назад. Он был членом псевдорелигиозного культа, который проповедовал только один закон: «С помощью силы ума ты можешь контролировать все».

«Фактически все», — заявлял он. Старейшины культа ска­зали ему, что он сможет достичь всего, чего пожелает, если на­учится управлять своими мыслями. Он смог бы изменять пого­ду, обрести огромное богатство, остановить войны, исправить недостатки — все что угодно. Все, что ему необходимо, — это верить в свои возможности.

Джонни потратил год на проверку этого принципа, он пы­тался испортить подачи своего партнера по теннису, старался материализовать бутерброды с ветчиной, когда был голоден. Ко­нечно же, у него ничего не получилось. Когда он пришел назад к старейшинам, говоря им, что они, возможно, ошибаются, те по­качали головами и ответили, что у него не хватает веры. Они настаивали: «Ты не должен сомневаться абсолютно ни в чем. Если ты будешь хоть немного сомневаться, эта неопределенность уничтожит.твою силу». Они также выразили свое разочарова­ние, что он не превратился в такого послушника, каким, они надеялись, он станет.

Джонни ушел и стал пробовать снова, на этот раз усерднее. Бутерброды с ветчиной не появлялись; он стал скорее беднее, чем богаче, из-за всех его пожертвований культу. Что касается партнера по теннису, то тот перестал замечать головную боль, которая отвлекала его внимание.

В течение двух лет Джонни пытался обрести веру, необходи­мую для того, чтобы сделать свои мысли достаточно сильными, но успеха не добился. Он пришел на консультацию из-за чувства вины за свою неудачу. Я сказал ему, что идеи старейшин — абсурд. Мысли на самом деле могущественны, но не в такой степени. Старейшины исказили когнитивную терапию до не­узнаваемости.

В ответ я написал Джонни следующее, и мы с ним это обсудили.

 

 

Любое человеческое создание живет в двух сферах — внутрен­ней и внешней. То, что происходит в одной, не может влиять на другую до тех пор, пока ты не построишь мост, соединяющий их. Твои мысли принадлежат внутренней сфере, это значит, что они находятся внутри твоего тела. Твои убеждения и установки могут влиять на все, что также происходит в твоем организме. Поскольку спинной мозг соединяет мозг головной с различными системами органов, твои мысли могут иметь огромную власть. Они могут порождать изменения в пищеварительной системе и вызывать боли в животе, в дыхательной системе приводить к астме или гипервентиляции, в сердечно-сосудистой — увеличивать кровя­ное давление, в эндокринной — выделять гормоны, вызываю­щие панику, ярость или отчаяние, в иммунной и лимфатической системах уменьшать сопротивляемость болезням и инфекциям, в мышечной — вызывать головные или поясничные боли, а изме­нения в репродуктивной системе могут сделать тебя сатиром или импотентом

Но твой головной мозг не связан с бутербродами с ветчиной, фондовой биржей, неограниченными банковскими счетами, погод­ными условиями или объединенным военно-промышленным комп­лексом различных наций. Эти вещи находятся во второй сфере (вне тебя), и их не могут изменить ни твои мысли (внутри тебя), ни твои желания, вместе взятые.

Если ты хочешь изменить окружающую среду и сделать что-нибудь на этой планете, тебе лучше построить мост — мост между твоим внутренним и внешним миром. Один у тебя уже есть. Его называют поведением, а поведение предполагает действие. Оно может принимать форму физической энергии, речи или письма. В отличие от глупой болтовни о всемогуществе ума эти методы не захватывающи, не мгновенны, не драматичны, но они приносят результат. Чтобы обрести силу, ты должен захотеть оставить эти ментальные игры и засесть за какую-нибудь тяжелую, конкрет­ную работу.

Дополнительная информация

 

Шпенглер, Симоне, Монро и Тэйз (Spengler, Simons, Monroe & Thase, 1997) обнаружили, что А (негативные жизненные события) не являются определяющим фактором успешности клиентов в когнитив­ной терапии.

Многие произведения великих классиков основаны на человечес­кой способности побеждать непреодолимые силы путем изменения своих взглядов. Терапевты могут сами сделать свой выбор, но на нас произве­ли впечатление работы Виктора Франкла «Человек в поисках смысла» (Frankl, 1980) и «Дневник Анны Франк». Есть множество романов и рассказов, вдохновляющих описанием того, как человеческая природа может вознестись над А.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.205 (0.009 с.)