ТОП 10:

Глава 9 ПЕРЦЕПТИВНЫЙ СДВИГ: НАВЕДЕНИЕ МОСТОВ



 

Техники наведения мостов помогают клиентам перейти от старых, деструктивных, убеждений к новым, более полезным установкам. Это происходит с помощью якорей, которые образу-. ют мосты между старыми и новыми установками. Якорями мо­гут быть мысли, образы, слова, символы или любой другой тип мысленных ассоциаций, который переносит клиента от одной мысли к другой. Обычно эти якоря уже есть в репертуаре клиента, работа терапевта состоит в том, чтобы помочь ему связать их с новыми убеждениями и сделать эту связь сильной и устойчивой. Первые три техники в этой главе задействуют якоря, кото­рые уже есть у клиента: общие якоря, ценностные якоря, слова-якоря и символы-якоря. Последняя техника, обусловливание высшего порядка, создает якоря, которых еще нет в репертуаре клиента.

Хотя наведение мостов может показаться продвинутой ког­нитивной техникой, используемой исключительно профессио­налами в области психического здоровья, она фактически до­вольно распространена и столетиями применялась народом. Не­которые превратили ее в искусство. Два примера поясняют эту точку зрения.

Пример 1

Когда-то, когда я был новоиспеченным психологом и работал на своем первом после выпуска месте, я вел машину по главной улице небольшого городка на западе Пенсильвании. Перед собой я заметил мальчика, пересекающего оживленную улицу на велосипе­де. Он не заметил впереди идущей машины и въехал в нее. Он упал на дорогу без сознания, его велосипед был изрядно покорежен, в это время подъезжали другие машины, из них выходили люди и смотрели, не могут ли они чем-нибудь помочь. Я был среди них.

Вызвали полицию и «скорую помощь». У мальчика было только небольшое сотрясение мозга, и через несколько дней, в течение которых у него болела голова, он чувствовал себя отлично. Однако тогда он не выглядел так хорошо. Немедленно связались с его ма­терью, и она прибежала к месту инцидента так быстро, как только смогла. Когда она увидела своего сына лежащим без сознания по­среди улицы, она начала кричать. Подбегая к нему, она кричала изо всех сил и молотила себя руками. Я никогда не слышал такого громкого и интенсивного крика, ее лицо стало ярко-красным, и она начала, колотить кулаком по асфальту. По мере того как мальчик приходил в сознание, наблюдатели начинали больше беспокоиться о матери, а не о сыне.

Все пытались ее успокоить. Мы говорили, что «скорую помощь» уже вызвали и что, похоже, мальчик пострадал несильно. Мы посо­ветовали ей расслабить дыхание. Она, казалось, не слышала ни слова и продолжала кричать.

В этот момент подбежал автомеханик с автозаправочной стан­ции, находившейся неподалеку. Он посмотрел на мальчика и сказал мягким, тихим голосом: «Ваш крик причиняет боль вашему сыну. СЕЙЧАС ему нужна ваша помощь, а не причитания. Идите и успо­койте его!»

Она взглянула на своего сына, затем на механика, затем снова на сына. И внезапно в одно мгновение она успокоилась. Крик пре­кратился, не осталось даже всхлипываний и стонов, как будто она обрубила ножом свои эмоции. Она спокойно обняла сына за голову, гладя его по лбу и что-то шепча, пока не приехала «скорая».

Поскольку мальчик не был серьезно ранен, поразила именно сила высказывания механика. Он сказал совершенно правильную вещь, в совершенно правильной форме и в совершенно правильное время. Это классический пример наведения мостов. Прежняя мысль матери: «Это ужас, кошмар, катастрофа, что мой сын ранен, я не смогу этого вынести» — была связана с новой установкой: «Моему сыну нужна моя помощь». Якорем, который их связал, было: «Ваш крик причиняет боль вашему сыну». Ее желание помогать сыну уже было глубоко укоренившимся в ее репертуаре, все, что сделал механик, это показал, что ее действия противоречат ее глубинным убеждениям.

Некоторые лучшие в нашем обществе строители таких мостов не учились и не имеют высшего образования. Академическое обра­зование может дать ценную теоретическую информацию, но опыт — лучший учитель в деле наведения мостов.

Пример 2

 

В другом случае в одном ток-шоу выступали некоторые извест­ные профессора, они обсуждали различные теории о причинах бед­ности. Это были профессора колледжей, экономисты, политологи, агрономы, социологи, инженеры и подобные им, у всех была док­торская степень, и все были выдающимися специалистами в своей области. Инженер говорил, что причина коренится в недостаточной индустриализации, в то время как политолог утверждал, что всему виной политические конфликты. Социологи расписывали классовую стратификацию, экономисты говорили о спросе и предложении. Все обсуждали проблему очень детально. Все они были хорошо осве­домлены и блистали, безусловно, они производили впечатление людей, знающих, о чем они говорят. Сложность их аргументов была впечатляющей, но, похоже, аудитория в студии с трудом могла ре­шить, какая из теорий верна.

В этот вечер на одной из станций общественного телевидения представляли документальный фильм о покойной Матери Терезе. В основном показывали кадры о том, как она помогала нищим и больным в бедных районах Индии, Перу, Ливана и других стран. В коротком эпизоде показали, как она поднималась с сестрами по лестнице одного здания в Калькутте. Газетный репортер выкрики­вал вопросы, адресованные ей, но она не отвечала. Наконец репор­тер спросил: «Почему в мире так много бедных людей?» Она про­должала идти, но, когда поднялась, обернулась, посмотрела ему в глаза и сказала: «Потому что люди не умеют делиться». Повернув­шись, она вошла в здание.

В фильме не останавливались подробно на этом моменте и не расценивали этот комментарий как запоминающийся, а сразу пере­шли к другим событиям из жизни Матери Терезы. Тем не менее это ее высказывание было шокирующим. Кажется поверхностным так говорить о таких сложных проблемах, но чем больше я о нем думаю, тем больше убеждаюсь, как она была права. Ее короткое предложение прорезало все эрудированные комментарии профессоров и вскрыло самую сердцевину вопроса. Это было сильное высказыва­ние, идеальный мост. Оно мгновенно и полностью изменяло взгляд

на бедность.

За годы моей практики самые разные люди обнаруживали свою способность быть превосходными мостостроителями. Будь то госу­дарственный человек или продавец, поэт или сержант армии, авто­механик или хрупкая престарелая леди, посвятившая себя помощи бедным, всех их объединяет способность находить ключ к тому, как воспринимают мир другие люди, и произносить то, что перекиды­вает мостик к иным убеждениям и приводит к впечатляющему кон­цептуальному сдвигу.

СВЯЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ВОСПРИЯТИЯ

 

Принципы

 

Клиенты усваивают новую информацию с большей готовнос­тью, если отдельные компоненты этой новой информации уже хранятся в их памяти. Этот общий между старым и новым зна­нием элемент прокладывает мост, по которому клиент может с большей легкостью перейти от ошибочных мыслей к более раци­ональным и функциональным. Подобного типа транзиция ил­люстрируется нижеследующим примером.

Пример 1

Старое убеждение: «В людях нет ничего хорошего. Они жесто­кие и злые».

Новое убеждение: «Люди — это люди. Они ведут себя так, как задумано природой. Иногда нам нравится то, что они делают, иног­да — нет».

Терапевт может попробовать перевести клиента от старого убеждения к новому, применив техники опровержения, но суще­ствует высокая вероятность, что это не будет иметь настолько дей­ственный и продолжительный результат, как при использовании тех­ники наведения мостов.

Внимательно проанализировав старое убеждение, читатель дол­жен заметить, что мостом к новой мысли в нем служат два его компонента: субъект — «люди» и оценка, что «они жестокие и злые». Новое убеждение также касается людей и также удостоверяет, что человеческое поведение может быть разочаровывающим, но оно интерпретирует эту действительность как факт «природы».

Например, одна из моих клиенток ненавидела взрослых людей за то, что они злы и жестоки, но на одном из сеансов обнаружилось, что она обожает малышей. «Почему, — спросил я ее, — у вас не вызывают неприязни дети, которых некоторые люди считают "злы­ми и жестокими" за то, что те капризничают, мочат штаны и срыги­вают пищу?» — «Это глупо, — возразила клиентка. — Делать подоб­ные вещи для них просто естественно».

Мы отметили, что люди, которые кричат на нас из-за того, что простудились, или те, кто отступает, потому что испугался, действу­ют из того же мотива, что и дети — естественно. Если она могла принять и даже полюбить детей, возможно, ей удалось бы принять и таких взрослых. «Дети» — это якорь, который переносит эмоции с одной установки на другую.

Клиентка начала работать над изменением своего восприятия взрослых. Каждый раз, когда люди совершали что-то, что ей не нрави­лось, она концентрировалась на представлении их детьми, пере­одетыми в одежду взрослых, говорящих словами взрослых, но с моти­вацией ребенка. После того как она вообразила себе подобным образом 43 ситуации, она была способна принять новую и более рациональную установку относительно плохого поведения взрослых.

 

 

Метод

 

1. Используйте основной список убеждений клиента.

2. Составьте сопутствующий список возможных замещающих убеждений, проверяя, согласен ли ваш клиент с тем, что это восприятие будет более полезным, если его достоверность можно продемонстрировать.

3. В процессе консультации найдите установки, которые уже приняты клиентом и могут связать старое восприятие с но­вым. В отдельных случаях вам могут понадобиться целые серии тем, и может уйти много времени, прежде чем вы их отыщете. Выбирайте такие связки-мосты, которые обладают для клиента наибольшей личной значимостью и могут быть непосредственно привязаны к Я-концепции.

4. Как только мосты определятся, попросите клиента порабо­тать над изменением своих убеждений от старых к новым. Практика должна продолжаться до того момента, пока ста­рая установка не будет смещена новой. Если нет достаточно­го количества реальных ситуаций, вы можете подсказать сво­ему клиенту, чтобы он представил себе столько таких ситуа­ций, сколько возможно.

Пример 2

Старое убеждение: клиент боится пользоваться кресельным подъемником для лыжников. «Я начинаю беспокоиться в кресле, что в течение 10 минут мне не удастся никуда убежать, и могу потерять над собой контроль и опозориться».

Новое убеждение: подъемник — это возможность расслабиться, посмотреть на великолепный зимний пейзаж, предаться предвку­шению о спуске с горы и беседе с другом.

Связующее убеждение: следующий диалог иллюстрирует, как был установлен мост.

ТЕРАПЕВТ: Горнолыжный спорт достаточно рискованный, разве вы не согласились бы с этим?

КЛИЕНТ: Конечно, но он мне нравится.

ТЕРАПЕВТ: Значит, вам нравится риск?

КЛИЕНТ: Это единственный способ получить полное удоволь­ствие от жизни.

ТЕРАПЕВТ: Не правда ли, что в горнолыжной езде больше рис­ковых аспектов, чем в использовании подъемника?

КЛИЕНТ: Ну... да. Мне кажется, да.

ТЕРАПЕВТ: Почему же тогда вас нервирует меньший риск?

КЛИЕНТ: Боже мой! Я не знаю. Мне кажется, когда я думаю об этом сейчас, это просто бессмысленно, правда?

Мы с клиентом написали следующее связующее убеждение в виде обобщенной философии, чтобы он мог каждую неделю его

читать.

Ты можешь негативно воспринимать все приятное, красивое и приносящее в жизни радость. Когда ты отдыхаешь на океанском пляже, тебя может утащить приливная волна или сожрать огромная белая акула. Тебя может ужалить черная змея мамба, пока ты бу­дешь лежать в деревне на травке рядом с тихим ручейком. Плывя под серебряной луной в Карибском море, ты можешь натолкнуться на коралловый риф и затонуть. Тебя может внезапно атаковать, словно Хичкок, воробей на лугах Англии. У тебя могут лопнуть бара­банные перепонки, когда ты будешь слушать симфонию «Юпитер» Моцарта, или тебя ударит током твоя стереосистема. Занимаясь любовью, ты можешь получить сердечный приступ или подхватить какую-нибудь инфекцию. Даже когда ты смотришь одну из твоих любимых пьес Бернарда Шоу, может загореться театр. Тебе надо также остерегаться игр с маленькими детьми, потому что тебя мо­гут обвинить в растлении малолетних. Ты можешь подавиться и умереть, кушая сочную, нежную ножку индейки, которую твоя мама приготовила на День благодарения.

Ты можешь попытаться защитить себя, избегая всего радостно­го и приятного, что есть в жизни. Ты можешь уйти в свою комнату и беспокоиться о том, что она может попасть в землетрясение или загореться. Но, если ты отбросишь все яркое и прекрасное, что останется в твоей жизни, что стоило бы защищать?

Пример 3

Старое убеждение. От мальчика-подростка: «Мои родители больше любят старшего брата. Они дают ему все, мне достаются лишь обноски».

Новое убеждение. «Родители любят нас обоих, но они по-раз­ному обходятся с нами, потому что мы разные люди. Они привет­ствуют мою индивидуальность и не хотели бы, чтобы я был клони­рованной копией брата. Они дают мне то, что, на их взгляд, мне необходимо, а брату — то, что необходимо ему».

Связующее убеждение. Терапевт выбрал следующий пример из прошлого самого клиента. «Помнишь тех двух котят, за которыми родители поручили тебе ухаживать, когда ты был маленьким? Один был теплый и пушистый и все время хотел, чтобы его гладили, он любил сворачиваться клубочком рядом с тобой, когда ты спал. Дру­гой был шкодливым и непоседливым, он все время то гонялся за мышами, то лазил по деревьям, то забирался в горшки с цветами. Если бы котята могли говорить, один мог бы обвинить тебя в том, что ты предоставляешь его брату больше свободы, чем ему, а дру­гой — в том, что ты не так сильно его любишь. Но ты любил их обоих и не предпочитал одного другому. Ты обоим давал то, в чем они нуждались. Может быть, ваши родители так же поступают и вами».

 

 

Комментарий

 

Если вам удастся найти именно тот мостик, какой нужен, восприятие вашего клиента резко изменится, и ему не придется вкладывать огромное количество времени и усилий в работу над новым убеждением. Но вы и ваш клиент должны набраться тер­пения, чтобы найти связующее звено, имеющее наиболее силь­ное личностное значение.

Дополнительная информация

 

Определение ключевого связующего элемента восприятия может лежать в основе резких религиозных и иных обращений (Sargant, 1996). Симоне и Джонсон (Symons & Johnson, 1997) пересмотрели множество различных исследований и убедились, как важно, чтобы мосты были личностно значимыми. Они выявили, что субъект лучше запоминает те понятия, которые более других относятся к «Я».

Другие терапевты пользуются в качестве мостов метафорами (Gordon, 1978; Martin, Cummings & Hallberg, 1992; Neukrug, 1998; Shorr, 1972, 1974).







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.28.94 (0.009 с.)