ТОП 10:

Представьте изменение В другого человека



 

Убедить клиентов в могущественности мыслей может другой тип визуализаций. Следующий рассказ представляет гипотети­ческую личность по имени Фред. Терапевты могут поведать эту историю или придумать свою.

 

Представьте себе, что вы видите, как человек по имени Фред идет по дороге. Он обычен и нормален во всех отношениях — не выдающийся, не сумасшедший и невротик не более, чем кто-либо другой. Он продавец в местном универсаме, имеет жену и двоих детей. По четвергам он ходит с друзьями играть в боулинг, а по субботам тренирует футбольную команду малой лиги. Иногда он выпивает лишнего, когда ходит на праздники к соседям, и начина­ет очень громко спорить по некоторым политическим вопросам, но обычно он не пьет много и в целом довольно приятный парень. У него хорошая интимная жизнь с женой, хотя и не настолько вол­нующая, как раньше, да и супруга кажется пополневшей. Он непло­хой родитель, проводит с детьми больше времени, чем многие отцы, поправляет их, если они неправы, и заботится, когда они больны. Он заслуженно популярен. Умеет ладить с самыми разны­ми людьми — приятелями-продавцами на работе, дворником, друзьями по боулингу, соседями.

Теперь давайте предположим, что мы сделали кое-что для Фре­да. Представим, что мы определили точный химический элемент убеждения. Под этим я имею в виду то, что мы открыли химический состав мыслей типа «Земля плоская» и противоположных им — «Земля круглая». (Мы признаем, что это чистая фантазия. Мысли имеют физическое представление в нашем мозге и не являются химическими элементами. Однако последуем за фантазией.) Те­перь допустим, что мы разложили тысячи убеждений на их состав­ные химические элементы и набрали их в шприц, так чтобы мы могли бы вводить их людям.

Скажем, мы захотели инъецировать определенную мысль Фре­ду — одну, а не целую пачку. Как только мы ее введем, эта мысль даст корни, и Фред за всю жизнь не сможет от нее изба­виться. Больше мы ничего не сделаем Фреду, кроме одного это­го укола.

Мы наугад выберем пузырек, допустим, с мыслью: «Чтобы быть счастливым, мне нужно всем нравиться», вставим в ружье с глуши­телем и подождем, когда Фред будет проходить мимо нашего дома. Наконец в один субботний день мы выстрелим в него мыслью, когда он пойдет мимо.

Если мы последуем за Фредом, мы не заметим в нем никаких перемен, по крайней мере, пока. Однако если бы мы присмотре­лись, то увидели бы кое-какие детали: возможно, у него чуть-чуть изменилась походка. Он всегда ходил не спеша, сейчас же он ка­жется более обеспокоенным. Его волнует, как ходят другие люди, и он начинает им подражать.

Мы будем следить за Фредом до конца дня. Это субботний вечер, и он со своей женой отправился на праздник к соседям. Фреду нравятся эти вечеринки, и он обычно пользуется на них популярностью. Но в этот раз все не так. Он нервничает, не знает, с кем заговорить, и стоит, ломая руки. Один друг спрашивает его жену, не заболел ли он. Двое соседей, как всегда, обсуждают кон­троль над огнестрельным оружием и спрашивают Фреда, что он на этот счет думает. Он отвечает: «Ну, каждый вопрос имеет две сто­роны, и мы не должны слишком поспешно делать выводы». Соседи подозрительно смотрят на Фреда, который никогда раньше не вел себя так неуверенно и обычно выступал со своим мнением. Они качают головами и уходят прочь.

Позднее, ночью, Фред и его жена ложатся в постель. Он хочет заняться любовью, но ведет себя очень скованно и неопределенно. Он говорит жене, по крайней мере, пять или шесть раз: «Знаешь, если ты устала, я пойму». Она беспрестанно убеждает его, что все в порядке. Но Фреду неудобно заняться любовью. Он продолжает спрашивать: «Ты не против?» — и интересуется, хороший ли он любовник.

На следующее утро у него начинаются трудности на футболь­ной тренировке. Отец одного мальчика просит позволить его сыну Мервину чаще играть, но он неважный игрок, не тренируется, не разучивает комбинации и неумело обращается с мячом. Фред бо­ится сказать «нет» и удаляет одного из участников (отца которого сейчас нет) на скамью. Мервин промазывает три раза, и команда с позором проигрывает.

Если мы перепрыгнем на несколько лет вперед, то заметим, что Фред создал себе и другие проблемы. Его брак находится под угрозой, так как у него появились трудности с эрекцией и он уже больше года был не в состоянии заниматься любовью. Он пошел к терапевту и сказал ему: «Это похоже на просмотр собственного выступления».

У Фреда еще появилась язва. Он работает сверхурочно, чтобы угодить своему начальнику. Футбольная команда получила нового тренера после проигранных шести матчей подряд. Его давно не приглашают на вечеринки, хотя он знает, что друзья все еще их проводят. Он испробовал несколько разных видов транквилизато­ров, но и они не помогли.

Вы видите, что случилось: небольшая инъекция полностью из­менила Фреда. Мысль, которую мы ему имплантировали: «Чтобы быть счастливым, мне необходимо всем нравиться», — одна из цен­тральных когнитивных причин того, что психологи называют социо-фобией. Этой инъекцией мы разрушили его счастье — Фред стал угождать людям, бояться их.

Может показаться странным, что одна мысль могла привести к стольким страданиям, однако та мысль, что мы ввели, особенно разрушительна. Она уничтожает то, что делает Фреда уникальным, и превращает его в общественную марионетку. Он теряет свою индивидуальность и бегает, стараясь всем угодить. Любопытно, что вместо того, чтобы начать нравиться людям, эта мысль приводит к противоположной реакции. Люди теряют уважение к тому, кто не выражает собственное мнение и не занимает определенную пози­цию в спорных вопросах. Эта мысль сделала Фреда безответным человеком. Люди видят в нем не личность, а зеркало, отражающее все, что бы на него ни проектировалось.

Конечно, у нас нет пузырьков с убеждениями и пистолета для инъекций. Тем не менее мысли могут вводится так же быстро, глубоко и разительно менее фантастическим способом, который мы и опишем в процессе консультирования.

 

 

Метод 3.

Сны и гипноз

 

Сны тоже показывают силу мыслей клиентов. Когда клиент видит сны, внешней средой является спальня. Эта реальность остается неизменной, что бы человеку ни снилось. Если это кошмар, то страх определенно берется не из окружающей обста­новки (спальни), он идет из сновидения. Меняются сны — ме­няются и вызываемые ими эмоции. Сновидения — это тоже В, такие нее, как мысли; но это мысли, порождаемые челове­ком, когда его ощущения сведены к минимуму и сосредоточены больше на интероцептивных, чем на экстероцептивных сти­мулах.

Успешность гипнотического внушения показывает, что су­ществует несколько ситуаций типа «А вызывает С». Кора голов­ного мозга равномерно вовлечена в процессы, которые представ­ляются мгновенными и автоматическими, в такие, например, как боль. Боль, субъективно испытываемая при проколе пальца иглой, — явный пример ситуации АС. А — игла — напрямую вызывает С — боль. Но гипноз обнаруживает, что даже это явля­ется состоянием ABC. Если вы внушаете гипнотизируемому субъекту: «Ваша рука находится в ледяной воде и сильно зако­ченела, так что вы ничего не чувствуете», — он не ощутит, что его руку укололи. Будучи под гипнотической анестезией, люди тем не менее чувствуют некоторую стимуляцию, но не воспри­нимают ее как боль. Многие описывают ее как ощущение, ко­торое нельзя назвать ни негативным, ни позитивным. Конеч­но, возможность блокировать боль основана у субъекта на его способности воспринимать действительность под внушением гипнотизера.

Гипноз и сновидения показывают, что для эмоционального состояния клиента их воображение гораздо важнее реальности. Если им снится, что они находятся на корабле, тонущем после столкновения с айсбергом на севере Атлантического океана, они испытают весь ужас, который чувствовали пассажиры «Титани­ка», и то, что они в реальности спокойно лежат в своей кровати, не изменит этих эмоций. И если они представят, что им пять лет и они качаются на качелях, они ощутят всю радость от полета в воздухе, не важно, что они взрослые и лежат на кушетке гипно­тизера. Для нас реальным является то, что наш мозг признает таковым.

 

 

Метод 4.

Физическое доказательство

 

Для клиентов с более узким стилем мышления и бедным во­ображением будет полезен фактический подход. Для таких кли­ентов мы представляем физиологические аспекты теории ABC. Мы начинаем с показа изображения мозга со следующими обо­значениями (рис. 1.1).

 

Обоняние Слух Зрение

Эмоции

Рис. 1.1. Когнитивные и эмоциональные зоны мозга (Casey & McMullin, 1976, 1985)

 

Более образованным клиентам мы советуем прочитать рабо­ту Антонио Дамасио «Ошибка Декарта» (Damasio, 1994). В этой книге он описывает неврологические механизмы эмоций. Про­цесс начинается с произвольного, осознанного рассмотрения нами А. Сначала мы отражаем, оцениваем содержание ситуа­ции, частью которой являемся. Определяем ее последствия для себя и других людей. Эти когнитивные оценки представлены у нас в сенсорной коре (обоняние, слух и зрение). Наш мозг за­тем берет эти репрезентации и сопоставляет с другими ситуа­циями подобного типа, которые были в нашем опыте. В пре-фронтальной зоне коры мозга автоматически начинается поиск в памяти парных компонентов и ассоциаций. «Оказывались ли мы раньше в похожих ситуациях? Есть ли причины для беспокойства? Что произошло, когда мы последний раз были в та­кой ситуации?»

Весь последующий процесс носит когнитивный характер. Все это В. Несмотря на то что мыслительные процессы мол­ниеносны (часто длятся менее секунды) и непроизвольны, все они про-исходят в коре и лобных зонах мозга. Только тогда, ког­да они завершаются, активизируется биохимия сложных эмо­ций. Эти умозаключения (в префронтальных зонах мозга) авто­матически посылают сигналы в эмоциональные зоны (среди которых миндалевидное тело, передняя извилина, вегетативная нервная система и ствол мозга). Только тогда мы «ощущаем» ту или иную эмоцию. Люди с физическими повреждениями лобных долей не могут испытывать ни эмоций, ни вытекающих из них чувств. Физиологически В является главным компонен­том наших эмоций.

 

Метод 5.

Лучшие примеры из собственного прошлого клиента

 

Большинство клиентов уже имеют представление о силе В из своей собственной жизни. Полезно будет напомнить им о том, что они уже знают. Попросите их вспомнить моменты, когда они были чем-то сильно обеспокоены, потрясены или расстроены, но что больше не имеет над ними власти — то, что они смогли пре­одолеть. Попросите их сосредоточиться на первоначальном со­бытии и определить А и С. Пусть они обрисовывают ситуацию, пока она не прояснится в их сознании, а затем попросите их установить В. Что они говорили себе, когда были так расстрое­ны? Наконец дайте им сконцентрироваться на том, в чем они убеждены на сегодняшний день. Что такого они говорят самим себе сейчас, во что не верили прежде?

Многие клиенты начинают понимать, что самое убийствен­ное состоит не в первоначальном событии, а в том, что они о нем думают. Последствия этого события могут пройти очень быстро, но убеждения о нем намного более стойки, а эффект от выводов может быть губителен и продолжаться до конца жизни. Помоги­те своему клиенту увидеть, что не травма вызвала у него пробле­мы, а его В.

 

 

Метод 6.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.205 (0.007 с.)