ТОП 10:

Сражение у Ипра (20 октября — 15 ноября)



До 20 октября центр и правый фланг английской армии (усиленные французским кав. корпусом генерала Конно) хотя и медленно, но все же продвигались к востоку, между каналом Ля-Бассе и р. Дув, а левый фланг оставался в полном бездействии по обе стороны дороги Ипр — Менен; в то же время группа французских войск, состоявшая, главным образом, из конницы и находившаяся в районе Рулера, была уже потеснена в боевых столкновениях с передовыми частями германцев и отошла к лесу Хутульст.

В боях 21 октября в районе Ипра германцы имели существенный успех только на своем правом фланге, у леса Хутульст, на остальных же боевых участках или потерпели неудачу, или достигли слабых тактических результатов.

В результате передвижений и боевых столкновений обоих противников в течение двух предыдущих дней расположение союзников у Ипра приняло, по отношению к общей линии их Фландрского фронта, форму дугообразного выступа, охватившего этот город с севера, [284] востока и юга и имевшего протяжение с севера на юг около 20 км; наиболее удаленные к востоку пункты, занятые союзными войсками, находились в 8 — 9 км от Ипра.

В течение последующих 25 дней концентрическое наступление германских войск против англо-французского выступа у Ипра не привело германцев к решительному результату, а в то же время рушилась и надежда германского командования на успех правофланговых частей 4-й армии ввиду появления на Изере зловещих признаков надвигавшегося с моря наводнения.

Для продолжения наступления между флангами армий была образована частью из вновь прибывавших корпусов и дивизий, а частью из войск, находившихся на ближайших боевых участках, особая группа генерала Фабека, всего 7½ пех. и 2 кав. дивизии, для решительного наступления юго-восточнее Ипра, с целью прорвать здесь неприятельский фронт. Для того чтобы Противник не имел возможности противодействовать этому удару переброской своих войск с других участков Ипрского фронта, 4-я и 6-я армии должны были одновременно с этим атаковать находившиеся против них неприятельские позиции. [285]

С другой стороны, союзное командование по-прежнему ставило своим войскам на ближайшие дни активные и решительные задачи, направленные раньше всего к выдвижению обоих флангов своего выступного расположения, без чего общее наступление к востоку признавалось невозможным.

В результате наступления ударной группы генерала Фабека германцы 30 октября глубоко вклинились в расположение союзников вдоль канала, находясь вершиной своего клина у Холебека лишь в 5 км от Ипра, на пути к которому у союзников не имелось в это время никаких резервов. Это было тем более опасно, что в боях, происходивших в этот день, почти все английские войска, занимавшие расположение между дорогой Ипр — Менен — р. Дув, понесли большие потери и нельзя было рассчитывать на их успешное сопротивление германским атакам на следующий день.

Положение союзников к концу этого дня было весьма тяжелым. Для Фоша представлялось также несомненным, что меры против этого должны быть приняты немедленно и что опасность, угрожавшая Ипру, должна быть устранена ценою каких угодно жертв и усилий. [286]

На 1 ноября генералом Фошем, по соглашению со штабом английской армии, были даны следующие указания союзным войскам: I английскому корпусу — закрепляться в занятом им расположении, между правым флангом IX французского корпуса и Клейн — Зильбек; IX французскому корпусу — атаковать к востоку, а французским войскам, развернувшимся южнее Ипра, — атаковать к юго-востоку, в общем направлении на Хутем. С германской стороны войскам было приказано на следующий день выполнение данных им ранее наступательных задач.

В течение 1 ноября французское командование постепенно приводило в порядок свои войска, развернувшиеся южнее Ипра, распределяя их по своим постоянным организационным соединениям, но перемешивание частей было здесь столь значительно, что потребовалось еще несколько дней, чтобы вернуть этой массе войск ее нормальную организацию.

В течение 4 суток группа генерала Фабека вела атаку за атакой на неприятельские позиции, расположенные [287] между шоссейной дорогой из Ипра в Менен и р. Дув; в течение 4 суток германцы теснили противника и с каждым днем подходили все ближе и ближе к Ипру, угрожая захватом этого города, удержание которого в своих руках имело для союзников большое моральное и стратегическое значение. Ипр уже находился под сильным обстрелом германской артиллерии, направленным с нескольких сторон, и теперь был покинут стоявшими в нем раньше штабами и тыловыми учреждениями англо-французских войск.

Со 2 ноября наступательная энергия германских войск заметно ослабевала; все указывало на истощение живой силы, на необходимость свежих подкреплений, на неизбежность перерыва в боевых действиях. 3 ноября германское главное командование пришло к убеждению, что группа генерала Фабека недостаточно сильна для того, чтобы выполнить данную ей задачу и нанести противнику решительное поражение. Ввиду этого было решено усилить ее новыми частями, которые должны были прибыть из других армий.

В начале ноября во Фландрии наступила пора, крайне неблагоприятная для ведения боевых действий: пошли дожди, стояли густые туманы, почва, и без того сильно насыщенная влагой, превратилась в сплошное болото, по которому трудно было передвигаться, а еще труднее — рыть в нем окопы; в довершение всех этих затруднений сильно возросло количество больных в войсках у обоих противников. Вся эта неприглядная и тяжелая обстановка все более и более склоняла обе стороны к решению прочно закрепиться в своем расположении и оборудовать занимаемые позиции для пребывания на них до наступления весны.

С 12 ноября к союзникам стали прибывать последние подкрепления: к французам — одна 26-я дивизия, к англичанам начали прибывать из Англии первые части только что сформированной 8-й пех. дивизии. Но этим подкреплениям уже не пришлось принять участия в великой битве во Фландрии. [288]

У германцев с 20 ноября началась переброска войск из 6-й армии на Русский фронт, где в это время в полном разгаре была сложная операция, предпринятая германцами на левом берегу Вислы (так называемая Лодзинская).

Этими перегруппировками и закончилось сражение у Ипра. Боевые столкновения на позициях постепенно затихали. Война приняла позиционный характер.

Русский театр

Операции на Висле и Сане

(Схема 27)

Очищение Ренненкампфом Восточной Пруссии и освобождение сильной 8-й германской армии, с одной стороны, поражение австро-венгерской армии, очищение ею Восточной Галиции и переполнение русскими войсками пространства между р. Висла и Львовом — с другой, вызывали у обеих воюющих сторон необходимость выработать планы новых операций и приступить к перегруппировке войск.

К этому в половине сентября и приступили русское и австро-германское командования. У обоих врагов [289] планы не вылились сразу в ту конечную форму, в которую они обратились на полях Польши и северных предгорьях Карпат, а последовательно эволюционировали в зависимости от обоюдных новых ходов.

Австро-германский план

Разгром австрийской армии и отход ее к Карпатам делали возможным вторжение русской армии в Моравию, а затем и в Верхнюю Силезию. Ввиду этой опасности австрийская армия требовала реальной поддержки германцев.

14 сентября верховное германское командование отправило генералу Гинденбургу следующую директиву:

«Операция в Наревском направлении при нынешнем положении австрийцев является нецелесообразной. Непосредственная поддержка австрийцев диктуется политическими соображениями. Предстоит операция со стороны Верхней Силезии. Подвозка войск с запада не предвидится. О числе войск, предназначенных к сосредоточению в Силезии, последуют указания. Армия сохраняет самостоятельность действий также при совместных операциях с австрийцами»{57}.

17 сентября верховным командованием были даны дальнейшие указания генералу Гинденбургу и установлены командные отношения:

«Я передаю вам общее руководство операциями на востоке, — говорилось в директиве, — 8-ю армию генерала Шуберта тоже подчиняю вам. Директивы для совместных действий с австрийцами и для операций в Пруссии будут исходить от меня»{58}

.

В Восточной Пруссии вместе с резервными ландверными частями и гарнизонами крепостей в общей сложности было оставлено около 4 корпусов, и на юг в состав вновь образуемой под командованием Гинденбурга [290] 9-й армии было отправлено 4 корпуса и I кав. дивизия (XI, XVII, XX армейские, Гвардейский резервный корпус и 8-я кав. дивизия); к ней же должен был присоединиться и Ландверный корпус Войрша, принимавший участие в Галицийской битве, т. е. всего 5 корпусов.

9-я армия развернулась на фронте Бейтен — Ченстохов и перешла в наступление на фронт Сандомир — Ивангород. Австрийцы, выйдя из-под ударов русских, устраивались на р. Дунаец (1-я и 4-я армии) и по Карпатскому хребту (3-я и 2-я армии Пфлянцера).

Задача 9-й германской армии была дана директивой верховного командования от 17 сентября и гласила следующее: «9-я армия должна самостоятельно, но действуя в контакте с австрийцами, атаковать во фланг и тыл ближайшие русские войска, преследующие австрийцев».

В зависимости от германского плана были поставлены и первоначальные задачи союзным армиям. 2, 3 и 4-я австрийские армии должны были наступать на Сан на фронте Перемышль — Сандомир; 1-я австрийская армия — по обоим берегам р. Висла.

Итак, общий фронт наступления германо-австрийцев намечался Перемышль — Ивангород.

При этом в предстоящей операции командование германскими и австрийскими войсками объединено в одних руках не было.

План русского командования

В организации русского верховного командования была допущена одна весьма невыгодная для сохранения единоначалия особенность. Все вооруженные силы на Западном театре были объединены в 2 мощные по величине и занимаемой ими территории группы армий (фронты). При той комбинации характеров верховного главнокомандующего и его начальника штаба, с одной стороны, и двух главнокомандующих фронтами — с другой, какая имела тогда место, в направлении боевых операций должно было встречаться весьма частое [291] расползание в стороны. Жесткий по наружному поведению, но поддающийся влиянию близких лиц «великий князь», при совершенно неподходящем ни по характеру, ни по опыту, ни по познаниям начальнике штаба, с трудом боролся и очень часто уступал, но вразрез со здравым военным взглядом, эгоистической и очень часто узкой стратегической мысли Рузского и Иванова, тянувших исключительно в пользу своих фронтов. Роль главнокомандующего в этот период сводилась к изысканию компромиссов, чтобы, по возможности, объединить мысль обоих его помощников. Поэтому план грядущей операции строился с большим трудом, перенес ряд компромиссных этапов и вылился в определенную форму с запозданием.

Первоначальные (еще в первых числах сентября) планы фронтов состояли в отходе на Северо-западном фронте за линию pp. Неман, Бобр и на Нарев и в наступлении на Юго-западном на Краков по правому берегу р. Висла, что означало играть на руку Гинденбургу. Ставка 22 сентября приостановила отход Рузского и, кроме того, приказала ему направить 2 корпуса на усиление Варшавского отряда, а Иванову — перебросить сначала одну армию (4-ю), а затем еще две (5-ю и 9-ю) в район Ивангород — Сандомир. Таким образом, идея перенесения операции на левый берег р. Висла начинает проводиться в жизнь уже 22 сентября, в то время, когда переброска армии Гинденбурга на юг еще не была известна русскому штабу. По времени это совпадало с «Бегом к морю» обеих сторон на Французском театре.

И в этом опять усматривается желание русской Ставки помочь французам нанесением удара германцам в наиболее жизненном для последних направлении в то время, когда во Франции счастье, наконец, улыбнулось союзникам. Франко-русская конвенция продолжала довлеть над русской Ставкой, но на этот раз ей на пользу, так как своевременная переброска 4-й армии на север парировала план германского командования устроить русской армии мешок между pp. Висла и Сан. [292]

После ряда согласований интересов Иванова и Рузского Ставкой 1 октября была отдана директива, окончательно устанавливавшая план операции. Опаснейшей группой противника считалась 9-я германская армия. Для поражения ее намечалась комбинация двойного удара — с фронта (Ивангород — Сандомир) и с фланга (Варшава). Поэтому было приказано: 1-й и 10-й армиям обеспечивать своим наступлением операцию на р. Висла со стороны Восточной Пруссии; 2-й армии, сосредоточиваемой в Варшаве, — атаковать противника во фланг; 4, 5 и 9-й армиям, которые уже перекидывались на север, — наступать с фронта; 3-й и 8-й армиям — прикрыть р. Сан и блокаду Перемышля и обеспечивать всю операцию со стороны Венгрии. Общее руководство всей операцией в Польше и в Галиции было возложено на генерала Иванова. Ко времени отдачи этой директивы русские армии были еще в периоде перегруппировок, совершенно не готовые к началу наступления. 1 октября они занимали следующее положение. 2-я армия на Нареве; в Варшаве находился только XXVII корпус и подвозился к ней II сибирский корпус; 4-я — на марше между Ивангородом и Аннополем; 9-я кончала обратную переправу через р. Сан; 5-я сменяла ее на Сане; 3-я и 8-я — на Среднем Сане и между Перемышлём и р. Днестр.

При таких условиях генерал Иванов вполне основательно 2 октября отдал директиву выжидательного характера. Всем армиям было приказано обороняться по pp. Висла и Сан, а 5-й армии отойти в резерв, в район Люблин — Красник.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.009 с.)