ТОП 10:

Развертывание турецких вооруженных сил



(Схема 35)

Развертывание турецких вооруженных сил вылилось в следующую форму.

Турецкие сухопутные силы к моменту объявления войны состояли из 40 пех. действующих дивизий — низама и 57 резервных пех. дивизий — редифа. Кроме того, было и ополчение — мустахфиз, служившее, главным образом, для пополнения убыли в действующей армии. Конницы было до 40 полков низама и 24 полка иррегулярных.

Дивизии сводились в корпуса большей частью по три. В состав пех. дивизий входили: а) 3 пех. полка 3-батальонного состава с пулеметной ротой (4 пулемета); б) 3-группы артиллерии, по 2 роты полевых и 1 роте горной (24 орудия); в) 1 эскадрон конницы, 1 рота сапер и 1 депо людского запаса. Качество вооружения полевых войск не уступало вооружению противников, но его было недостаточно. Несмотря на то, что подготовка офицерского состава турецкой армии в общем была низкой, турецкая армия была превосходна в отношении дисциплинированности, храбрости и настойчивости, особенно во время обороны. Интендантская часть стояла на низкой ступени: солдат жил тем, что давал район, в котором он находился, и питался рисом, разваренной кукурузой, черным хлебом и бобами. Номинально в военное время Турция могла выставить до 1000 тыс. штыков и сабель.

7, 2 и 5-я армии, всего 266 батальонов, были сосредоточены в районе Константинополя на обоих берегах проливов, между Адрианополем, Константинополем, Эрегли, Смирной и Дарданеллами.

3-я армия, около 100 батальонов, — против Кавказа и северной части Персии от берега Черного моря до Моссула, имея почти все свои силы на левом фланге против русского Кавказского фронта. [372]

Месопотамская армия (6-я), 24 батальона, — между Багдадом и Персидским заливом.

Аравийская армия, 34 батальона, — по восточному берегу Красного моря, от Медины до Адена.

4-я армия, 23 батальона, — по берегу Средиземного моря, в Палестине и Сирии.

Таким образом, 456 батальонов из 537 было сосредоточено на севере, у проливов и на Кавказе, причем по ходу войны Константинопольская группа представляла собой обширный резерв для всех фронтов. Однако почти полное отсутствие железных дорог делало затруднительным быстрое перекидывание этого резерва с одного фронта на другой.

Кавказский фронт

Планы сторон и группировка

(Схема 36)

Несмотря на то, что большая часть русских войск была взята из Кавказского военного округа на Австро-германский фронт, русское командование решило вести против турок активные действия, полагая, что только наступление [373] в пределы Турции может дать успех и надежно защитить Закавказье. Соответственно двум главным операционным направлениям (Карс — Эрзерум, и Эривань — Алашкерт) Кавказская армия сосредоточилась в 2 группах. Большая часть сил (около 6 дивизий) сосредоточивалась на Карском направлении, в районе Ольты — Сарыкамыш, а меньшая (около 2 дивизий, но с ббльшим количеством конницы) — на Эриванском направлении, в районе Игдыря. Кроме того, небольшие отдельные отряды, состоявшие из пограничной стражи, казаков и ополченских дружин, группировались на флангах. На правом фланге они прикрывали удобные пути по Черноморскому побережью к крепости Батуми, а на левом должны были воспрепятствовать формированию курдских частей и противодействовать враждебному влиянию Германии и Турции в персидском Азербайджане. Наиболее сильна была русская Кавказская армия конницей, а всего в ней имелось около 153 батальонов, 175 сотен и 350 орудий. Турки против русских имели около 100 батальонов, 35 эскадронов, 244 орудия, считая корпус, находившийся в качестве резерва в районе Самсун. Кроме того, с объявлением мобилизации турки начали формировать в приграничной полосе курдскую иррегулярную конницу [374] (бывшую Гамидие). Турки также решили действовать на Русском фронте активно, нанося главный удар на Карском направлении и второстепенный — на Батумском.

Открытие военных действий

Первоначальной задачей русской Кавказской армии было поставлено следующее: Сарыкамышскому и Ольтинскому отрядам (главная группа) — наступать на Эрзерум; Эриванскому отряду — пройдя малодоступный с неразработанными перевалами пограничный хребет Агрыдаг, овладеть Баязетом, Алашкертом и Каракилисой; остальным отрядам — прикрывать границу. Наиболее уязвимыми местами Русского фронта были Черноморское побережье и азербайджанская граница, так как в прилежащих районах турками велась сильная агитация, выразившаяся, между прочим, в организации выступления аджарцев в Чорохском крае.

Военные операции на Кавказском фронте начались тотчас же по объявлении турками войны. Войска Сарыкамышского отряда перешли в энергичное наступление, и уже к 6 ноября овладели Кара-Дербентским горным проходом, служащим для связи между Эрзерумским и Алашкертским направлениями и Кепри-кейской позицией, находившейся почти на одинаковом расстоянии между русско-турецкой границей и Эрзерумом и лежавшей в узле путей перед последним. Ольтинский отряд, обеспечивавший правый фланг Сарыкамышского отряда и пути к кр. Карсу, в обход Сарыкамыша, продвинулся до Ида, отбросив наступавшую здесь турецкую дивизию. На Эриванском направлении русские войска двумя колоннами форсировали хребет Агрыдаг и постепенно овладели Баязетом, Диадином, Алашкертом и Каракилисой, причем конница выдвинулась до Дутака, важного узла путей в долине р. Евфрат (Мурад Чая). Таким образом, Эриванский отряд прикрыл левый фланг и тыл Сарыкамышского отряда, а также приграничный район от вторжения курдов. В то же время небольшие русские [375] отряды, двинутые из персидского Азербайджана, сбили турок в районе турецко-персидской границы.

Выдвинутое положение главных русских сил угрожало не готовому еще к обороне Эрзеруму, почему и вызвало со стороны турок принятие самых энергичных мер по сбору резервов, чтобы отбросить русских назад. В результате жестоких боев Сарыкамышский отряд, выдвинувшийся так далеко вперед без достаточной подготовки и к тому времени начавший уже страдать от недостатков снабжения, отступил 13 ноября на линию Алакилиса — Ардос — Хоросан, обнаружив против себя сосредоточение превосходных сил турок. Это вызвало с русской стороны усиление войск на Сарыкамышском направлении и преждевременное израсходование последнего армейского резерва. В это же время операции турок на приморском направлении, носившие вначале характер пограничных стычек, вскоре приняли угрожающий характер. Турки, подтянув к Хопе достаточные силы, 16 ноября вторглись в пределы Закавказья и, получив поддержку со стороны восставших аджарцев, напавших с тыла и флангов на немногочисленные русские войска, заняли Ардануч, Артвин, Борчху, овладев, таким образом, всем прибрежным районом, составлявшим плацдарм крепости Батуми. Такая непосредственная угроза Батуми вынудила русское командование принять самые энергичные меры, и с конца ноября усилившийся и реорганизованный приморский отряд при содействии миноносцев начал постепенно вытеснять турок с указанного плацдарма, причем действия велись исключительно по побережью и носили характер стычек, имевших целью обеспечить Батуми от внезапного нападения.

Сарыкамышская операция

(Схема 37)

К декабрю наступило затишье в военных действиях на главном направлении. Русская Кавказская армия занимала широкий фронт от Черного моря до Урмийского [376] озера, протяжением свыше 350 кмпо прямой линии, причем только крайний правый фланг ее находился на русской территории, далее же линия фронта проходила по турецкой территории. Кроме того, незначительные отряды находились в персидском Азербайджане, а также прикрывали русско-персидскую границу. Главные силы армии (Сарыкамышский отряд) в составе I кавказского и II туркестанского корпусов с приданными частями, — всего около 53½ батальона, 138 орудий и 40 сотен, занимали линию Маслагат — Хоросан — Делибаба, имея у Ида для обеспечения своего правого фланга Ольтинский отряд в составе бригады пехоты с артиллерией и 6 сотен.

В это время в Эрзерум прибыл Энвер-паша, воспитанник Германской военной академии, и решил устроить у Сарыкамыша шлиффенские «Канны». Этому решению очень содействовало выдвинутое вперед положение почти 2/3 русских сил между Сарыкамышем и Кепри-Кеем, наличие путей в обход правого фланга этой группы, выводящих к железной дороге Сарыкамыш — Карс, отсутствие у русских армейского резерва, занятие южной Аджарии с Артвином турками и переход на сторону турок некоторой части мусульман-аджарцев. [377]

Энвер-паша решил: 1) XI корпусом повести демонстративное наступление на сарыкамышскую группу русских с фронта с тем, чтобы при атаке его русскими уклониться на юг и увлечь за собой их главные силы; 2) IX, а также выдвинутым из резерва X корпусом, сбив Ольтинский отряд, глубоко обойти правый фланг русских, — IX корпусом занять Сарыкамыш, а X корпусом перехватить к северу от него железную дорогу на Карс; 3) переброшенными в Аджарию частями I константинопольского корпуса обеспечить всю операцию слева, для чего необходимо было занять Ардаган. При выполнении этого плана единственная дорога главных русских сил отрезалась вышедшими им в тыл 2 корпусами, что вынудило бы их спешно пробиваться в бездорожном районе на Кагызман и подвергло бы участи 2-й русской армии Самсонова. Разгром сарыкамышской группы вынудил бы и эриванскую группу спешно уходить через снежные и еще недостаточно разработанные перевалы Агрыдага, и в таком случае на всем Кавказе от русской армии остались бы только слабые отряды и немногочисленные гарнизоны Карса и других пунктов. Весь маневр турок был основан на быстроте и скрытности обхода и энергичных [378] демонстративных действиях XI корпуса; IX и X корпуса были двинуты со слабо организованными тылами в расчете на мусульманское население, которое должно было доставлять им продовольствие.

Операция началась 22 декабря стремительным ударом по Ольтинскому отряду, 23 декабря Ольты были заняты передовыми частями обходящей колонны; в тот же день была легко отбита атака XI турецкого корпуса, 24 же декабря в штаб Сарыкамышского отряда из Тифлиса прибыли помощник главнокомандующего, а фактически главнокомандующий Кавказским фронтом, генерал Мышлаевский и начальник штаба Кавказского фронта. Генерал Мышлаевский организовал оборону Сарыкамыша, но в момент наивысшего кризиса операции, не веря в успех ее, он вернулся в Тифлис для формирования новой армии. Начальник штаба вступил во временное командование II туркестанским корпусом, а руководство действиями Сарыкамышского отряда по-прежнему оставалось в руках Берхмана, командира I кавказского корпуса.

Между тем положение действительно становилось грозным: обходящие колонны турок быстро продвигались вперед; 25 декабря IX корпус подошел к Бардусскому перевалу, X корпус занял Пеняк, а бригады I константинопольского корпуса повели наступление из Аджарии и заняли Ардаган. При таких условиях начать отступление было уже поздно — оно подвергало бы большую и лучшую, состоящую из кадровых войск, часть Кавказской армии полному разгрому среди снежных хребтов Саганлуга. Надо было во что бы то ни стало удержать в своих руках Сарыкамыш. Тотчас были сняты с фронта и двинуты ближайшие к нему части. С рассветом 26 декабря подошедшая со стороны Бардус 28-я турецкая пех. дивизия IX корпуса атаковала Сарыкамыш. Сформированный в несколько часов из ополченцев, прапорщиков и пограничников сводный отряд под командой случайно находившегося на станции одного полковника и при случайно оказавшихся в Сарыкамыше 16 пулеметах [379] отбил атаку турок. 26 декабря к Сарыкамышу подошел двигавшийся на рысях казачий полк с 4 конными орудиями, и хотя часть города была уже в руках турок, казакам удалось остановить дальнейшее их продвижение. В ночь на 27-е и с той и с другой стороны начали прибывать части, которые по мере их прибытия втягивались в бой. А на фронте оставшиеся части отбивали атаки XI турецкого корпуса. Атаки велись XI корпусом недостаточно энергично, и это позволило снимать с фронта и направлять к Сарыкамышу все новые части. 29 декабря Русский фронт спокойно отошел на линию гор Кабах-тапа — Лорум-даг — Канны-даг — селение Тоды. Все эти дни под Сарыкамышем шли тяжелые бои со штыковыми атаками. Объединенные здесь генералом Пржевальским русские войска стремились продвинуться к Бардусскому перевалу.

Русские, перейдя в наступление, стремились окружить турок в районе Сарыкамыша: с фронта Сарыкамышского отряда русские продвигались своим правым флангом к селению Бардус; в тылу — у Сарыкамыша отряд Пржевальского вел атаки на Бардусский перевал с целью также, выйдя к Бардусу, обойти правый фланг IX турецкого корпуса; правее его наступали части отряда генерала Баратова, стремясь окружить левый фланг X корпуса; еще далее на Ардаган — Ольты двигался в обход усиленный Ольтинский отряд. 2 января 1915 г. отряд Пржевальского занял Бардусский перевал, и, таким образом, путь отступления IX турецкому корпусу был отрезан. 4 января Кавказской армией была одержана победа, которая спасла ее и предопределила дальнейшее течение войны на Азиатском театре, а именно: в этот день сдались остатки IX корпуса{65}. Но сражение еще продолжалось до 7 января 1915 г., а остатки разгромленного X корпуса, потеряв артиллерию, спешно пробивались среди снежных ущелий. От полного окружения турецкие обходные колонны X корпуса [380] были спасены только тем, что русские колонны Ольтинского отрада и отрада генерала Баратова опоздали с переходом в преследование.

Еще в начале этих боев была переброшена из Тифлиса сибирская казачья бригада. При содействии частей Ольтинского отрада она, разгромив бригаду I турецкого корпуса, 3 января взяла обратно Ардаган, а затем, подкрепленная частью отрада Баратова, начала постепенно оттеснять турок к Ольтам и в свою очередь угрожать отступлению X турецкого корпуса. Вследствие запоздания с преследованием частям X корпуса удалось избежать участи IХ корпуса, и небольшие остатки его спаслись.

Вслед за тем началось преследование русскими разбитой 3-й турецкой армии, выравнивание фронта и борьба с восставшим населением в Аджарии. Русские, преследуя отступавший XI турецкий корпус, в общем вышли к 7 января, как и на Ольтинском направлении, на фронт, который они занимали перед Сарыкамышской операцией. На Эриванском направлении в период Сарыкамышской операции русские войска без давления со стороны турок очистили Дутак и отошли на линию Алашкерт — Каракилиса. В политическом отношении важным районом в этот же период сделались русская граница с Персией и персидский Азербайджан, где велась усиленная германско-турецкая агитация. Турецко-курдские отряды первоначально имели некоторый успех, вытеснили русские войска с турецко-персидской границы и даже заняли Тавриз, но 30 января были выбиты оттуда русским отрядом.

Сарыкамышская операция имела весьма важное значение не только для России, но и для всей Антанты:

1. Положение России на Азиатском театре упрочилось; усилилось также влияние Антанты в Персии.

2. Произошло усиление турецких войск, направленных против Кавказской армии, чем облегчались действия англичан в Месопотамии и Сирии.

3. Образовался новый сильный фронт, который при удачном развитии на нем действий мог повлечь не только завоевание обширных малоазиатских владений Турции, [381] но и создать полное экономическое окружение Центральных держав.

4. Успех русских на Кавказе встревожил англичан; им уже мерещился захват русскими Константинополя, и, чтобы предупредить русских, английский Высший военный совет решает приступить уже 19 февраля к Дарданелльской операции.

5. В частности, для Кавказской армии Сарыкамышская операция повлекла за собой реорганизацию высшего управления армией и дала оперативные выводы для дальнейшего ведения войны.

С точки зрения военного искусства обращает на себя внимание беспорядочное начало кампании русскими, что поставило их под Сарыкамышем в критическое положение, и блестящее окончание операции.

Со стороны турок надо отметить следующие ошибки: ведение основного боя всей операции в день 26 декабря только головными частями, т. е. нащупывание противника вместо сильного удара; «предвзятость» плана и вялые действия XI корпуса, благодаря чему русская армия правильно использовала условия горной войны; обороняясь на фронте слабыми частями, она успела перебросить в тыл значительные силы и наголову разбить уже защемивших ее турок. «Канны» потерпели полное крушение, и в этом отношении изложенная операция заслуживает особого изучения.

Опасное положение Кавказа в период Сарыкамышской операции заставило Ставку уделить сюда часть вновь формируемых казачьих частей и влить в Кавказскую армию формировавшиеся на Кавказе третьеочередные дивизии. Поэтому, несмотря на отправку по окончании Сарыкамышской операции на Австро-германский фронт 2 дивизий, Кавказская армия несколько усилилась и смогла вновь создать армейский резерв.

К апрелю 1915 г. русская армия была расположена между Черным и Каспийским морями на фронте Архаве — Ольты — Хоросан — Каракилиса — Диадин — Котур — Дильман — Тавриз, причем большая часть этих [382] сил по-прежнему была сосредоточена на Ольтинском, Сарыкамышском и Эриванском направлениях. Турки стояли перед фронтом русских, имея около 175 батальонов и вспомогательные отряды курдов; наибольшая часть этих сил также была сосредоточена на Эрзерумском и Битлисском направлениях с резервом в Эрзеруме.

Месопотамский фронт

(Схема 35)

Одновременно с операциями на Кавказском фронте начались военные действия в Месопотамии. Тотчас по объявлении войны Турции англо-индийские войска при содействии флота заняли турецкий форт Фао в устье р. Шат-эль-Араб. 21 ноября турки под угрозой введенных в Шат-эль-Араб английских кораблей оставили Басру — важный порт, находящийся в 70 милях от устья реки, а 9 декабря англичане, двигаясь все время при поддержке флота вверх по Шат-эль-Арабу, заняли г. Корна, расположенный у слияния pp. Тигр и Евфрат. Таким образом, к концу 1914 г. англичане прочно укрепились в Персидском заливе и Нижней Месопотамии.

Действия у Суэца

Значение Суэцкого канала очень велико, так как он является центром имперских путей Британии, соединяющих Англию с Индией и Океанией, и центральным [383] нефтеносным районом, снабжающим жидким топливом военный и торговый флот. Поэтому по вступлении в войну Турции последняя при помощи Германии сделала попытку овладеть Суэцким каналом, чтобы затем произвести вторжение в Египет. [384]

К Суэцкому каналу в январе 1915 г. была направлена от Биршеба экспедиционная армия Джемаль-паши силой около 20 тыс., которая должна была форсировать канал, переправиться в Египет и поднять там восстание. Несмотря на очень трудный и недостаточно организованный поход через безводную Синайскую пустыню, обессиливший турецкие войска, турки 2 февраля во время сильной песчаной бури едва не овладели каналом, защита которого была возложена на 2 английские дивизии. Турецкие атаки были в конце концов отбиты при помощи 3 военных кораблей, но турки все-таки, отступив от канала с потерей около 500 убитых и раненых и свыше 700 человек перебежавших, удержались на полуострове, обратив г. Эль-Ариш в сильно укрепленный пункт, пока начавшиеся действия в Дарданеллах не вынудили их оттянуть туда большую часть своих сил.

Война на море

(Схемы 1 и 2)

На Северном и Черном морях

Главные морские силы принадлежали Великобритании и Германии, и задачи линейного флота обоих противников были связаны с районом Северного моря, на оконечностях которого оба флота находились в ожидании момента для нанесения друг другу удара. Большой флот англичан под начальством адм. Джеллико стоял на рейде Скапа Флоу у северных берегов Шотландии, на расстоянии 475 миль от места нахождения германского Флота открытого моря, в заливе Гельголанд у устья Эльбы и Вильгельмсгафена. К началу 1915 г. английский флот был ослаблен вследствие ремонта судов и фактически располагал 18 дредноутами против 17 германских. Командующий германским флотом адм. Ингеноль решил, чтобы вывести свой флот из длительного [385] бездействия, предпринять небольшую операцию в районе Доггер-Банки (участок Северного моря в западной его половине). С этой целью начальнику крейсерской флотилии было приказано 23 января выйти на разведку по направлению к Доггер-Банке и очистить этот район от английских разведчиков. Это приказание было перехвачено по радио англичанами, и Джеллико выслал в том же направлении крейсерскую эскадру адм. Битти. 24 января произошло морское сражение у Доггер-Банки, в котором приняли участие: со стороны англичан 5 крейсеров с общим водоизмещением 117 250 т, со стороны германцев 4 крейсера — 88 700 т (схема XVI). Английские крейсеры были сильнее по конструкции и калибрам своей артиллерии. Бой продолжался 4 часа и закончился потоплением германского крейсера «Блюхер».

В этом сражении впервые приняли участие крейсеры-дредноуты, и хотя успех был на стороне англичан, но обе стороны остались недовольны действиями своих крейсерских эскадр. Конечно, в Германии недовольство было гораздо сильнее. Действия адм. Ингеноля были найдены совершенно неудовлетворительными потому, что он не решился выйти с главными силами флота навстречу крейсерам и не выслал им на поддержку подводных лодок; тогда «Блюхер» был бы спасен. Ингеноль был отрешен и заменен адм. Поль.

Между тем еще в конце 1914 г. выдвинулись мощные боевые свойства подводных лодок, и тогда же, в ноябре, был поднят вопрос о подводной блокаде Великобритании и Ирландии для перерыва снабжения Англии и ее сообщений с Французским фронтом, куда непрерывным потоком лились подкрепления. Поэтому в поисках борьбы против мощного флота Англии Германия решила обратиться к подводной войне. Англия ответила на это объявлением германской собственности вне закона и организацией плавания под нейтральным флагом.

На Черном море действия русского Черноморского флота были некоторым образом связаны с операциями [387] англо-французов против Дарданелл. Разрабатывалось очень много проектов десанта в 1-2 корпуса. Сначала предполагались на Босфоре в течение февраля или марта самостоятельные десанты; затем разрабатывались планы десанта на случай удачного форсирования Дарданелл англо-французами или в случае выступления Болгарии. В предвидении этих десантов был перевезен в Одессу V кавказский корпус, сформированный из частей, взятых с Кавказского фронта по окончании Сарыкамышской операции, но вскоре этот корпус был израсходован на Европейском театре, и планы десанта остались только в проекте. Боевая же деятельность Черноморского флота свелась к бомбардировкам Босфора во время Дарданелльской операции (первый раз эта бомбардировка была произведена 28 марта) и к постановке там же мин заграждения. Кроме того, Черноморский флот делал поиски вдоль анатолийских берегов Турции для осмотра и бомбардирования прибрежных пунктов и для уничтожения турецких пароходов и фелюг, перевозящих в Константинополь уголь из Зунгулдака (схема 35).

Действия в Дарданеллах

(Схема 38)

Имея в середине февраля сведения, что англо-французы попытаются форсировать Дарданеллы со стороны Эгейского моря, а русские одновременно с ними предполагают прорваться со стороны Черного моря в Босфор, турки расположили в Дарданеллах свои войска следующим образом.

1-я армия Лиман фон Зандерса — на Южном фронте, имея III армейский корпус Эссада-паши на Галлиполийском полуострове, XV армейский корпус — на азиатском берегу Дарданелл, XIV армейский корпус — на Принцовых островах (на Мраморном море) и VI армейский корпус — в районе Сан-Стефано (близ Константинополя). 2-я армия Вехиб-паши — на Северном фронте, [388] в окрестностях Босфора и Константинополя, для защиты от нападения со стороны русских.

В общем силы этих 2 армий доходили до 20 пех. дивизий. К этому же времени турки, воспользовавшись перерывом военных действий с 3 ноября, в значительной степени усилили защиту собственно самих проливов. Средства обороны были сосредоточены в центральной части проливов, вне обзора и досягаемости огня неприятельской судовой артиллерии со стороны Эгейского моря. Оборона была усилена минными заграждениями; для борьбы с тральщиками были назначены особые легкие полевые батареи, тяжелые батареи получили задачи бороться только с флотом. В окончательном виде оборона собственно проливов была усилена на 78 орудий и 400 подводных мин, и для нее была исчерпана вся материальная часть, которой обладали турки.

Англичане лишь 25 ноября 1914 г. начали обсуждать проект серьезной операции против Дарданелл, так как к этому времени им стали известны турецко-германские планы вторжения в Египет через Суэцкий канал. После долгих колебаний было решено произвести в проливах чисто морскую операцию. [389]

По плану Кардена, командующего флотом, предусматривалось: 1) разрушение фортов, прикрывающих наружный вход в проливы, 2) траление мин, 3) действия внутри пролива с целью разрушения батарей самой узкой части пролива, 4) форсирование этой узости и 5) переход в Константинополь.

Этот план должен был быть выполнен в месячный срок. Он имел много отрицательных сторон; расчеты англичан были основаны на неверных предположениях:

1) Твердо уверенные в превосходстве огня своей судовой артиллерии над турецкой береговой, они совершенно не учитывали ни возможности усиления с 3 ноября, под руководством и при помощи германцев, турецкой обороны, ни того, что в борьбе флота с береговой артиллерией все преимущества на стороне последней и что даже более слабая береговая артиллерия может с успехом бороться с корабельной.

2) Их расчет на уничтожение турецких батарей был ошибочен; большинство последних стояло на закрытых позициях; у англичан не было организовано правильного наблюдения и разведки, а подавить гибкую оборону подвижных батарей при отсутствии наблюдения и разведки — трудная задача.

3) Рассчитывая провести операцию в месячный срок, они не предусматривали средств, чтобы помешать туркам исправлять понесенные ими повреждения.

4) Деятельность авиации, торпедоносцев и подводных лодок совершенно не учитывалась.

5) Совершенно необоснованно они считали достаточным появление англо-французского флота перед Константинополем, чтобы последний пал, Турция капитулировала, Германия была изолирована и восстановлена связь с Россией.

19 февраля начались операции по приведенному плану. Первый день бомбардировки был безрезультатным. Почти ежедневное, вплоть до 8 марта, повторение этих бомбардировок также не привело к решительным успехам. После этого решено было форсировать [390] проливы открытой силой. Эта попытка была предпринята по тщательно выработанному плану 18 марта; но при совершении ее флот понес столь тяжкие потери, что должен был отказаться от продолжения этой операции. Все корабли получили крупные повреждения, и три корабля были потоплены. У турок остались целыми минные заграждения. Повреждения фортов были невелики. Весьма возможно, что такая операция, если бы она была произведена неожиданно, в начале войны, имела бы успех; но проведенная в марте, когда германцы уже успели оказать туркам внушительную помощь и в смысле управления и в смысле снабжения техникой, она была обречена на неудачу.

Этот неуспех поколебал устойчивость Балканских стран: Болгария почти явно стала на сторону Германии, Греция же на все предложения Антанты, сулившие ей всевозможные выгоды, стала отмалчиваться, тем более что и Болгарии и Греции стал известен секретный договор 20 марта, передававший России Константинополь и проливы. Таким образом, морская неудача привела к неудаче дипломатической. Между тем положение России, терпевшей недостаток вооружения и [391] снарядов, повелительно требовало решения вопроса о проливах, а потому операция была продолжена путем совместных действий флота с десантным корпусом под командой ген. Гамильтона.

Имея сведения о предполагающемся десанте, Лиман фон Зандерс расположил свои войска следующим образом;

1) азиатская сторона — XV армейский корпус (3-я и 11-я пех. дивизии);

2) европейская сторона — III армейский корпус (9-я и 5-я пех. дивизии с 2-й кав. бригадой);

3) общий резерв — 19-я пех. дивизия (на европейской стороне).

Десантный корпус ген. Гамильтона и д'Амада состоял из 29-й английской пех. дивизии, Австралийско-новозеландского корпуса (Анзак), бригады морской пехоты и французской дивизии д'Амада. Кроме того, могли быть использованы: 42-я английская пех. дивизия, 10-я и 11-я индийские пех. дивизии, формировавшиеся в Египте, но в первую очередь ген. Гамильтон мог располагать лишь 5 дивизиями, всего 81 тыс. человек при 178 орудиях.

Сравнивая силы обороны и нападения, видим, что силы противников были почти равны, преимущество нападения было в свободе маневра с целью выполнения .сосредоточенного удара в любом месте. Если турецкие войска были слабо подготовлены тактически, то и войска их противника были не в лучшем состоянии, — только французская дивизия была хороша, 29-я английская пех. дивизия имела только прилично подготовленные кадры, а корпус Анзак, обладая военной храбростью, в тактическом отношении был весьма слаб.

Общая идея плана совместной операции флота с десантом была следующая: при помощи десантов овладеть батареями Галлиполийского полуострова с суши и тем помочь флоту прорваться через проливы. Разрушив батареи Галлиполи, можно то же без особого труда сделать с батареями азиатского берега, ведя их обстрел с европейского берега. Своей первой задачей Гамильтон [392] считал помочь флоту проникнуть в проливы до Каи-лид-Бар и Чанак, организуя главный удар на суше в районе южной оконечности полуострова частями 29-й пех. дивизии с морской пехотой и Австралийско-новозеландским корпусом у мыса Габа-Тепе, отвлекая в то же время внимание турок высадкой французской бригады на азиатском берегу у Кум-Кале и демонстрацией в Саросском заливе.

Сосредоточившись в Египте, а потом на острове Лемнос, который служил ему базой, корпус силой в 5 дивизий двинулся для высадки к полуострову Галлиполи, Но плохо задуманная операция была и очень неудачно организована. При подходе к Галлиполийскому полуострову оказалось, что распределение войск по транспортам было так плохо организовано, что разгрузить их для высадки с боем было рискованно, и пришлось возвращаться на остров Лемнос для их перегрузки. Поистине со стороны англичан было сделано все, чтобы обречь операцию на неудачу и дать как можно больше времени туркам на организацию обороны.

На рассвете 25 апреля, одновременно с демонстрацией у Кум-Кале на азиатском берегу, десантный корпус с большими потерями высадился на Гаплиполийском полуострове и овладел только на незначительную глубину [393] прибрежной полосой у Сэдд-эль-Бара и у мыса Габа-Тепе, несмотря на мощную поддержку флота. Дальнейшие попытки продвинуться вперед, в глубь полуострова, произведенные 26, 28, 29 и 30 апреля, успехом не увенчались. Прибывшие на полуостров новые турецкие — 12, 15 и 16-я — пех. дивизии пресекли все последующие, 6 и 7 мая, атаки десантного корпуса. Начиная с 25 апреля по 20 мая, оба противника никаких решительных результатов не достигли. Англо-французы даже не обеспечили своему флоту возможности проникновения в проливы хотя бы на небольшую глубину, турки же не смогли сбросить в море англо-французский десант, несмотря на введение в боевую линию присланной из Константинополя и особо подготовленной 2-й пех. дивизии.

На море в течение мая обстановка совершенно переменилась. Действия германо-турецких подводных лодок привели к тому, что вскоре у Дарданелл остались лишь старые боевые единицы англо-французского флота, окруженные всеми тогда доступными средствами и мерами предосторожности от подводных атак. Бомбардировка флотом турецких берегов, в целях совместных действий с высаженными войсками, в значительной степени потеряла свою интенсивность. Мало-помалу боевой флот англо-французов, опасаясь германо-турецких подводных лодок, совершенно вышел из дела и стал на якорь на Мудросском рейде (Лемнос).

Экспедиционный Дарданелльский корпус, предназначенный по первоначальному замыслу служить поддержкой флота, остался один на злополучных скалах Сэдд-эль-Бара и мыса Габа-Тепе. Лишившись поддержки судовой артиллерии, англо-французы взамен ее выставили на берегу 10 тяжелых орудий, которые, однако, обстреливались с тыла немногими уцелевшими турецкими укреплениями азиатского берега, а потому и не обладали полной свободой действия. Положение Экспедиционного корпуса, в сущности говоря, висело на волоске, с каждым днем потери англо-французов возрастали, не принося никакого успеха. [395]

Воздушная война

Операции в воздухе быстро развивались и приобретали все большее значение по мере продолжения войны. В этот период они, между прочим, вылились в налет германских цеппелинов в марте на Париж и в мае на Лондон.

Итоги периода

Подводя итоги изложенного периода кампании, следует отметить:

1. Центр тяжести его был перенесен на Русский театр с переброской туда части германских войск как изнутри Германии, так и с Французского фронта.

2. Широкие замыслы Центральных держав нанести решительное поражение русским армиям обходом их с двух флангов (Восточная Пруссия и Карпаты) потерпели полное крушение, но зато перепутали карты и русского командования, сведя на нет его план овладения Восточной Пруссией и авантюристического зимнего похода через Карпаты в Венгерскую равнину.

3. Попытки англо-французов оказать помощь русской армии своими частными выступлениями пользы не принесли как ввиду скоротечного и разрозненного их характера, так и несогласования их с интересами Русского фронта.

4. Этот разнобой ясно указал все невыгоды отсутствия единого командования войсками коалиции.

5. Русский театр продолжал перетягивать к себе все большие германские силы с Французского.

6. Выступление Турции наложило новые тяготы на Россию и выявило новый весьма обширный и важный, с колониальной точки зрения, Азиатский театр.

7. Обострение подводной войны и налеты цеппелинов на столицы враждебных государств.

8. Неудачная попытка форсирования Дарданелл одним флотом отразилась на политической устойчивости [396] Балканских стран. Потребовалось быстрое разрешение вопроса о проливах, так так Россия сильно терпела от недостатка в вооружении и боеприпасах. Попытка совместными действиями флота и десантного корпуса овладеть проливами также не привела к успеху.

9. В отношении вопросов военного искусства мы здесь опять встречаемся с двумя случаями выполнения шлиффеновских «Канн», в одном из которых достигнута узкая цель пленения XX русского корпуса (Августовские леса), но упущена из-за этого возможность удара по русским тылам восточнее р. Неман, и в другом (Сарыкамыш) — полное поражение турецкой армии, устраивавшей «Канны».

Сарыкамышская операция является положительным примером удачного применения перемены фронта сосредоточенной в кулаке русской армией и разгрома ею обходящих 2 корпусов. Кроме того, в этот период мы встречаемся с примером совместного действия сухопутных войск и флота при отражении турок на Суэцком канале; с последовательным подходом к новым формам боя в позиционной войне, что влечет за собой неудачи и большие потери, и, наконец, с отсутствием твердого характера у русской Ставки, которая не использовала своей власти над расползавшимися в разные стороны намерениями главнокомандующих фронтами. [397]

Глава восьмая.
Период май — октябрь

Русский театр

Общее положение и планы сторон

(Схема 39)







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.027 с.)