ТОП 10:

Гумбинен-Гольдапское сражение



Обнаружив движение 2 корпусов в направлении Гумбинен — Инстербург, не выявив еще определенно направления IV русского корпуса, германское командование решило обойти северный фланг этой группы, а у суетливого командира I корпуса генерала Франсуа эта мысль развивалась даже в желании устроить ей шлиффеновские клещи. Эта предвзятая мысль о русской группировке и идея клещей послужили основным мотивом розыгрыша сражения у Гумбинена.

I германский корпус отошел от Сталюпенена к Гумбинену и занял позицию около 10 км северо-восточнее его, в то время как XVII и 1 резервные корпуса находились еще далеко на запад (у Даркемена и Ангербурга). К северу от Гумбинена германцы решили сосредоточить кулак из 1 корпуса, дивизии Бродрюка (Кёнигсбергского гарнизона — 11 батальонов, 6 эскадронов и 9 батарей), 2-й ландверной бригады, которая от Тильзита направлялась к Краупишкену, и 1-й кав. дивизии для удара в обход русского правого фланга, который своей 28-й дивизией также грозил охватом левого фланга германцев.

В свою очередь 1-я русская армия продолжала с 18-го наступления на запад, по-прежнему мало заботясь об уравнении колонн. Два корпуса (XX и III) наступали по обе стороны шоссе на Инстербург, имея сильно выдвинутую вперед правофланговую дивизию (28-ю) и оттянутую назад левофланговую (27-ю); 1½ дивизии (30-я и 5-я стр. бригады) наступали на Гольдап и 1 дивизия (40-я) как бы связывала эти 2 группы, наступая на Мелькемен, севернее Роминтенской пущи. Конные массы по-прежнему держались на флангах армии. [141]

Во время марша 19 августа на крайнем правом фланге русской армии произошли два столкновения, оказавшие влияние на последующий бой. Конница хана Нахичеванского столкнулась у Каушена с головными частями подходившей и переправившейся у Краупишкена 2-й ландверной бригады. Атакованная бригада была откинута за р. Инстер и бежала с поля сражения, не приняв участия в назревавшем бою и потеряв [142] связь с командиром I корпуса. В то же время и русский конный корпус отошел на отдых в район Линденталь, где и оставался без движения в течение всего 20 августа, оправдываясь израсходованием артиллерийских патронов. С другой стороны, правофланговая 28-я русская дивизия, сильно выдвинувшись вперед, наткнулась на укрепленную позицию германцев у Покальнишкен — Нибудшен и встретила сильный отпор.

К вечеру 19 августа 1-я армия, не имея, кроме этого, никаких столкновений на фронте, заняла положение, указанное на схеме 10, причем фронт всей армии занимал по прямой линии около 45 км, имея на флангах конные массы в расстоянии 10-15 км.

Командование 8-й германской армией в связи со всей сложившейся обстановкой решило атаковать на рассвете 20 августа армию Ренненкампфа, который со своей стороны назначил на этот день дневку. Общий план германского командования состоял в том, чтобы силами генерала Франсуа и XVII корпусом утром наброситься на правую группу русских у Гумбинена, прикрывшись со стороны Гольдапа, а потом повернуться против левой. Потому XVII корпусу было приказано выступать 19-го вечером от Даркемена в 2 колонны, развернуться на линии Пликен — Вальтеркемен и атаковать противника, действовавшего против I корпуса у Аугступенена в наиболее важном направлении. XVII корпус должен был прибыть своевременно, чтобы оказать решительное влияние на ход боя. Остальные германские силы предназначались для обеспечения фланга ударной группы: I резервный корпус должен был обеспечивать со стороны Гольдапа, а 3-й резервной дивизии было приказано продвинуться до Кутгена.

На рассвете 20 августа бой начался по инициативе германцев одновременным наступлением I и XVII корпусов. Едва стало светать, как артиллерия I герм, корпуса открыла огонь по расположению правофланговой 28-й пех. дивизии корпуса русских. Через час после начала артиллерийской подготовки 2-я герм. пех. дивизия [143] атаковала фронт, а 1-я герм. пех. дивизия — южный фланг 28-й пех. дивизии. Для содействия частям I герм. арм. корпуса была привлечена дивизия Бродрюка, которая должна была атаковать 29-ю пех. дивизию XX русского корпуса. Едва дивизия Бродрюка поднялась из своих окопов для атаки, как была взята под жестокий артиллерийский огонь русскими. Вместо атаки эта дивизия стала отходить, местами в беспорядке. Однако германцы продолжали громить 28-ю пех. дивизию частями своего I корпуса и 1-й кав. дивизии, совершившей набег в тыл 28-й русской дивизии, и после ожесточенного боя отбросили ее с большими потерями и в сильном расстройстве на восток. Но и сами германские войска были настолько истощены, что остановились в районе Бракупенен и не имели сил продолжать преследование русских.

Таким образом на фронте севернее Гумбинена германцам удалось опрокинуть 28-ю пех. дивизию русских, но преследовать или развить успех они не могли за неимением сил.

Действовавший южнее Гумбинена XVII арм. корпус генерала Макензена атаковал частями 35-й пех. дивизии 27-ю и 25-ю русские пех. дивизии, о присутствии которых его разведка никаких сведений не дала. Приняв отход сторожевых частей русских за отступление их главных сил, Макензен решил отрезать им пути отхода и бросил 36-ю пех. дивизию вместе с корпусным резервом для воображаемого охвата войск, действовавших против I арм. корпуса восточнее Гумбинена. 36-я пех. дивизия, энергично бросившаяся для выполнения поставленной ей задачи, встретила 40-ю пех. дивизию и левофланговые части 27-й пех. дивизии русских. При этом боевые порядки германцев были поставлены под фланговый и косоприцельный огонь Русского фронта.

В результате столкновения двух германских пехотных дивизий Макензена с тремя русскими дивизиями южнее Гумбинена германцы произвели несколько неудачных атак, понеся тяжелые потери (до 10 000 чел.), [144] и после полудня 20 августа завершили бой отступлением. 35-я герм. пех. дивизия в беспорядке покинула поле сражения, оставив на нём 12 орудий. Отступление 35-й пех. дивизии оказало неизбежное влияние и на 36-ю пех. дивизию, части которой последовали примеру своего соседа.

В общем итоге Гумбиненского сражения I армейский корпус добился успеха против 28-й пех. дивизии, а XVII герм, корпус потерпел поражение, тем более тяжелое, что 1, 35-я отчасти и 36-я пех. дивизии, а также дивизия Бродрюка утратили необходимую моральную устойчивость, сильно перемешались, управление выпало из рук начальников. Русские части выказали в этом первом бою превосходные боевые качества: упорно оборонялись, практикуя контратаки, отлично стреляли, храбро и стремительно вели штыковые атаки.

Германский план разгрома гумбиненской группы русских потерпел крушение. Сражение под Гумбиненом после полудня завершилось поражением одной русской и четырех германских пехотных дивизий. Вместе с тем рушился план обороны Восточной Пруссии. А между тем в это время командующий 8-й германской армией ген. Притвиц еще верил в успех сражения, переоценивая разгром 28-й пех. дивизии противника на северном фланге своей армии.

В довершение неудачи боевых действий под Гумбиненом I резервный германский корпус не добился успеха и в районе Гольдапа.

Армия Ренненкампфа осталась в общем ночевать на занятых местах, за исключением оттянувшегося на 2-3 км на восток XX корпуса и отд. кав. бригады, которая, обнаружив обход фланга армии, отскочила к Шиленену и потеряла на несколько дней связь с армией.

Стоявший в районе Ортельсбурга — Нейденбурга XX германский корпус, будучи атакован авангардами 2-й армии (ген. Самсонова), должен был поспешно отступить внутрь страны, чем открыл доступ к тылу 8-й армии со стороны Нарева. Вечером 20 августа Притвицу [145] казалось, что его армия, собранная в Неманском направлении, находится перед опасностью окружения, и он отдал приказ об отступлении к Нижней Висле.

В день боя под Гумбиненом корпуса 2-й русской армии достигли линии Юха (II корпус) — Пельты (VI) — Хоржеле (XIII) — Кржиновлога (XV) — Млава (I). Таким образом, только II корпус находился в оперативной связи с левым флангом 1-й армии и был главнокомандующим фронтом переключен в эту армию из 2-й.

Так завершила свою первую операцию 8-я герм, армия. Вместо того, чтобы разбить и отбросить русскую армию к Неману, германцы вынуждены были, понеся потери, быстро отступать. При этом высшие начальники, а также кадровые, резервные и ландверные войска не показали оперативного и тактического превосходства над русскими, а некоторые германские части не обнаружили и необходимой доблести, в чем германцы считали бесспорное превосходство за собой.

Что касается русских пехоты и артиллерии, то надо отдать справедливость им в упорстве и смелости; русская же конница, а в особенности ее начальники, в ходе этого сражения не дали того, что можно было ожидать от 5½ кавалерийских дивизий: они просто бездействовали, отдыхая после боя 19 августа в нескольких километрах от правого фланга русского XX корпуса.

Последствия Гумбиненского сражения для русского Северо-западного фронта в общем вылились в предоставление армии Самсонова своей собственной участи. Но это сражение оказало весьма важное влияние и на весь ход кампании. Во-первых, оно принесло существенную помощь французам тем, что заставило германцев снять с Французского фронта в самую решительную минуту 2 корпуса и 1 кав. дивизию и срочно отправить их на Русский фронт. Корпуса эти были сняты к тому же из ударной группы. Во-вторых, оно указало германцам на возможность для русских, ведя наступательную операцию против австрийцев, вести такие же операции в больших размерах и против Восточной [146] Пруссии, что вызывало у германцев естественное желание лучше обеспечить их Восточный фронт, почему часть новых формирований и была туда направлена. Наконец, в-третьих, на Восточный фронт было назначено новое командование (Гинденбург и Людендорф), которое впоследствии и по своему характеру и по приобретенному после побед значению сильно давило на германскую Ставку в смысле перенесения центра тяжести войны с Западного на Восточный фронт. Это условие привело к раздвоению мысли германского верховного командования вплоть до передачи всей власти в руки дуумвирата Гинденбург — Людендорф.

Юго-западный фронт

(Схема 14)

Главнокомандующий Юго-западным фронтом, во исполнение общей задачи «нанести поражение австро-венгерским армиям, имея в виду воспрепятствовать отходу значительных сил противника на юг за р. Днестр и на запад к Кракову», решил перейти в общее наступление 18 — 21 августа, поставив армиям следующие частные задачи: 8-я армия первой начинала наступление с 18 августа на фронт Ходоров — Галич, стремясь не допустить отхода противника за р. Днестр{31}. Днестровский отряд, сообразуя свои действия с 8-й армией, одновременно переходил в наступление между pp. Днестр и Прут. 3-я армия с 19 августа начинала наступление на Львов, на фронт Куликов — Миколаев, содействуя выполнению задачи 8-й армии.

Запаздывающие в своем развертывании 4-я и 5-я армии (подвозились частью из Московского и Казанского военных округов) с 21 августа начинали выдвижение [147] только своих авангардов на линию Вилколаз — Избица — Грубешов — Владимир-Волынский, подтягивая соответственно с авангардами и главные силы корпусов. 23 августа обе армии переходили в общее наступление: 4-я армия — в общем направлении на Перемышль, имея при этом в виду не допустить отхода противника на запад к Кракову, и 5-я армия — на фронт Мосциска — Львов, содействуя выполнению задачи 4-й армии. Кроме того, 4-й армии была поставлена задача для действия на левом берегу р. Висла, где приказывалось вести наблюдение за войсками противника и обеспечивать как свой правый фланг, так и фланг всего фронта.

Ставя эту решительную задачу, штаб фронта не обеспечил общего превосходства в силах; кроме того, на важнейшем участке фронта между pp. Висла и Буг 4-я и 5-я армии в составе 16½ пех. и 6½ кав. дивизий фактически выполняли вспомогательную роль. Главный удар наносился 22 пех. и 8 кав. дивизиями 3-й и 8-й армий с востока, из Волыни и Подолии. В то же время план не использовал выгодное операционное направление по левому берегу р. Висла для преграждения отхода противника к Кракову. [148]

Переходя к рассмотрению австро-венгерского плана, необходимо учесть, что запаздывание сосредоточения 2-й армии, перевозимой в Галицию с Сербского фронта, заставляло австрийцев опасаться, что инициатива действий может перейти на сторону русских, силы которых с каждым днем увеличивались в большей степени, чем их собственные. Потому австрийцы, вынужденные к тому же союзническими обязательствами начать операцию вторжением в Польшу, решили направить главную массу своих сил, собранных в Галиции, — 21½ из 33 дивизий — для разгрома 4-й и 5-й русских армий, не окончивших еще своего сосредоточения между pp. Висла и Буг. При этом Конрад рассчитывал, как это было обещано ему еще в мирное время, на совместное наступление германских войск из Восточной Пруссии в общем направлении на Седлец.

Первоначальный план австро-венгерского командования ставил армиям следующие частные задачи: 1-я армия (Данкля) к 21 августа должна была занять исходное положение на рубеже от устья р. Сан до р. Танев, севернее Тарнограда, имея сильный левый фланг, откуда намечалось с 23 августа наступление армии на Люблин. Войска армейской группы Куммера должны были обеспечивать на левом берегу р. Висла удержание последнего и подтянуться к левому флангу 1-й армии при ее дальнейшем наступлении. 4-я армия (Ауффенберга) сосредоточивалась к 23 августа в исходное положение в районе Терешполь — Потылич, откуда намечалось ее наступление совместно с 1-й армией на север в общем направлении на Холм — Грубешов, как только будет закончено сосредоточение 3-й армии у Львова. 3-я армия получила задачу удерживать район Львова и отразить возможное вторжение неприятеля с фронта Сокаль — Броды. В ее состав 23 августа переходил III корпус, сосредоточиваемый к юго-востоку от Львова. Армейская группа Кевеса должна была задерживать наступление противника на Тарнопольском [149] направлении, прикрывая переправы через р. Днестр и сосредоточение VII и IV корпусов 2-й армии. Южнее р. Днестр до р. Прут район прикрывался 43-й ландштурмистской дивизией и 35-й ландштурмистской бригадой.

В общем, отправив 2-ю армию на Сербский фронт, австрийцы не сумели к началу операции ни создать подавляющего превосходства сил в 1-й и 4-й армиях на направлении главного удара между pp. Висла и Буг, ни иметь достаточных сил в заслоне, обеспечивающем главную операцию на север.

В соответствии с изложенными планами и группировкой обоих противников, с 18 — 19 августа началось сближение, которое постепенно с 23 августа развернулось в грандиозное 33-дневное встречное столкновение между pp. Висла и Днестр 8 армий на фронте в 320 км. Это сражение в истории мировой войны носит название Галицийской битвы и является сложной стратегической операцией.

Эту общую операцию можно расчленить на две частные: 1) вторжение двух австрийских армий в Польшу, охватывающее встречные сражения у Красника между 1-й австрийской и 4-й русской армиями, и Томашевское сражение между 4-й австрийской и 5-й русской армиями; 2) вторжение 3-й и 8-й русских армий в Галицию, которое привело сначала к встречному сражению на Золотой Липе (с 26 по 28 августа), а потом — к сражению на р. Гнилая Липа (с 29 по 31 августа).

С I сентября австрийцы производят перегруппировку своих сил, выделяя 4-ю армию на юг, что приводит к Городокскому сражению (с 5 по 12 сентября) к западу от Львова и второму наступлению 9, 4 и 5-й русских армий, успех которых заставляет австрийцев 12 сентября начать отход за р. Сан. [150]

Морская война

(Схемы 1 и 2)

Вступление Англии в войну дало такое превосходство морских сил в пользу Антанты, что оно заранее предрешало характер морских операций.

Трудно было при таких условиях предположить, что германский флот будет охотно искать сражения в открытом море, хотя Тирпиц и предлагал направить его для противодействия высадке англичан на материк; вернее же следовало ожидать, что он ограничится обороной своих берегов, использованием подходящего случая для нападения на вражеские берега, крейсерской войной и исканием иного способа борьбы с многочисленным неприятельским флотом, каковой в конце концов и был найден в подводной войне.

Еще 2 августа французский флот получил приказ направиться в Па-де-Кале, чтобы противиться предполагаемому проходу германского флота, но при неравенстве сил эта операция могла свестись исключительно к «спасению чести французского флага».

Только объявление войны Англией резко изменило здесь 4 августа обстановку, и общее направление морских операций в Атлантическом океане, Ла-Манше и в Северном море было возложено на англичан.

2-я французская легкая эскадра, усиленная дивизионом английских крейсеров, обеспечивала с востока вход в Ла-Манш, который защищался французскими и английскими миноносцами. Благодаря этому перевозка английской экспедиционной армии на материк с 8 по 18 августа (150 тыс. бойцов) прошла совершенно спокойно и без всяких попыток помешать ей со стороны германского флота. Англичане, убедившись из этого факта в достаточной обороне Ла-Манша, распустили даже свои 2-ю и 3-ю эскадры, усилив входившими в них броненосцами старой конструкции 1-ю эскадру, которая с тех пор стала называться Большим флотам и оставалась сосредоточенной в британских водах с главной базой в Скапа-Флоу. [152]

В Средиземном море руководство морскими операциями находилось в руках французов.

Здесь роль союзного флота за этот период кампании свелась к перевозке XIX французского корпуса из Алжира в метрополию, к неудачной погоне за германскими крейсерами «Гебен» и «Бреслау», которые после бомбардировки алжирских берегов скрылись в Дарданеллы и пошли на усиление турецкого флота, и, наконец, к бомбардированию с 16 августа укрепленных пунктов Далматийского побережья и Катарро, ни к чему не приведшему, так как австрийский флот заперся в Пола.

В то время как главные морские силы Антанты в европейских водах фактически бездействовали, в дальних морях с особой энергией велась крейсерская война. С самого начала военных действий германцы с большой активностью вели крейсерскую войну, разрушавшую торговлю держав Антанты, а следовательно, и расстраивавшую подвоз необходимого им сырья, затруднявшую связь их с Россией и колониями и, наконец, мешавшую завоеванию германских колоний. Германское крейсерство сосредоточивалось, главным образом, в следующих районах (схема 2): «Эмден» и «Кенигсберг» оперировали в Индийском океане, «Карлсруэ» — в Антильском море, «Дрезден» — в южной части Атлантического океана и, наконец, сильная эскадра Шпее — в Тихом океане. К этому периоду войны относится только начало борьбы с германскими крейсерами, которая продолжалась в течение всего 1914 г. [153]

Глава четвертая.
Период 25 августа — 5 сентября

Французский театр

Отступление англо-французов к Марне и планы сторон

(Схема 11)

Западный театр мы оставили после неудачных попыток французских армий перейти в наступление первоначально в Эльзас-Лотарингии, а потом по всему фронту от Вердена до Монса. Характерной чертой всех боев этого периода служит осторожность французов, с которой они не доводили неудачное сражение до поражения, своевременно отступая и тем сохраняя за собой относительную свободу действий.

Поэтому по окончании Пограничного сражения и выхода из него французских армий генерал Жоффр остановился на решении продолжать преднамеренное отступление с целью выиграть пространство для маневра и, задерживая рядом частных боев наступление противника, получить время для необходимых перегруппировок и по окончании железнодорожного маневра перейти в решительное наступление.

В директиве от 25 августа новая задача в общих чертах формулирована следующим образом. Для предполагаемого маневра необходимо на левом фланге собрать сильную группу, способную перейти в наступление, которую составят соединенные 4-я и 5-я французские армии, английская армия и новые части, перевозимые с востока. Цель отступления — дать время собраться этой группе. [154]

Во исполнение этого ко 2 сентября собирается в окрестностях Амьена вновь сформированная 6-я армия (Монури) с задачей наступать на правый фланг противника в направлении на Аррас. Левый фланг ее прикрывается кав. корпусом Сорде и территориальными дивизиями на Нижней Сомме.

Английская армия соберется за р. Сомма (между Брэ и Гам), готовая атаковать в северо-восточном направлении. 5-я армия в районе С.-Кантен — Лаон, готовая атаковать в направлении на Боэн. 4-я — севернее Реймса по р. Эна для наступления на север. 3-я — займет фронт от Вердена на запад до С.-Менеульд. 1-я и 2-я армии должны сдерживать находящегося перед ними противника.

В таком положении Жоффр, предполагал, опираясь правым флангом на Верден, перейти во фронтальное наступление, соединенное с охватом правого фланга германского фронта.

Этот маневр Жоффра, как можно судить, был основан на следующих данных: 1) развертывание правого фланга германских корпусов, кроме кавалерии, не распространялось западнее меридиана Валансьенна; 2) сильно укрепленный район Вердена мог составить ось маневра, и 3) восточный крепостной барьер, прикрытый двумя армиями, являлся обеспечением правого фланга. Выдвинутое положение левофланговых армий давало в самом развертывании известные выгоды для обходного маневра левого фланга.

Германское командование переоценило свои успехи в первых столкновениях, переоценило также и степень расстройства французских армий. Под этим знаком и прошли распоряжения германской главной квартиры в период, предшествовавший Марнскому сражению.

Директива 27 августа определяла, что северная и центральная группы французских армий находятся в полном отступлении на юго-запад к Парижу, и указывала на немедленное наступление германских армий к столице Франции, чтобы не давать отдыха неприятелю, [155] мешать ему задерживаться на новых линиях и стараться возможно больше разрушить средства его дальнейшего сопротивления.

Поэтому 1-й армии было приказано наступать западнее р. Уаза к Нижней Сене, поддерживая связь со 2-й армией; этой последней — идти на Париж через Ля-Фер — Лаон; 3-й армии — на Шато-Тьери, 4-й — через Реймс к Эперне, а 5-й — на линию Шалон — Витри ле-Франсуа. Эта последняя должна была прикрыть операцию со стороны Вердена, пока он не будет обложен 6-й армией, которая вместе с 7-й активными действиями должна приковывать к себе возможно большее количество французских войск.

Выполнение директив обоих главнокомандующих должно было привести к ряду столкновений на тех рубежах, которые французы решили не отдавать без боя для выигрыша времени к подготовке своего маневра.

Бои за Шармский проход

Мы оставили французские Лотарингские (1-ю и 2-ю) армии, уменьшенные в количестве корпусов выделением 3 из них (VII, IX и XVIII) в центр и на левый фланг, в то время, когда они отошли 23 августа; 2-я армия — на линию pp. Мозель и Мортань от Понт-а-Муссона до леса Шарм, а 1-я армия — частью в перпендикулярном ко 2-й направлении от Шармского леса до Бадонвилер и далее фронтом на восток, на С.-Дие. Таким [156] расположением своих армий под углом друг к другу с вершиной у Шарма французы хотели образовать для противника, атакующего этот важный участок, мешок и обеспечить взаимное содействие обеих своих армий. Исключительно важное значение участка Нанси — Эпиналь, куда именно и должен был направиться удар германцев, давало основание к такому приспособленному к одному случаю расположению двух французских армий.

6-я и частью 7-я германские армии, действительно, двинулись 24 августа в этот мешок, но после 2 дней ожесточенного боя были отбиты перешедшими в контратаку французами и должны были отказаться от своей попытки, которую с особой силой возобновили во время Марнского сражения.

Столкновение в Лотарингии должно было временно успокоить генерала Жоффра относительно его правого фланга и позволило ему еще более усилить за его счет свою ударную группу (XV корпусом). Германцы же получили в нем первое предостережение относительно возможности устроить французам «сверх-Канны».

Действия в центре (Арденны)

(Схемы III и 8)

Отошедшие 25 августа в восточные Аргонны и за р. Маас, между Музоном и Мезьером, 3-я и 4-я французские армии были 27 и 28 августа вновь атакованы 3-й и 4-й германскими армиями в центре и в обход левого фланга на Синьи-л'Абей. Имея успех в центре, французы ввиду обхода из левого фланга, которому они не были в силах противодействовать и который угрожал прервать связь 4-й армии с 5-й, были принуждены в ночь на 28-е начать отход 4-й армией на Эн, задержав наступление германцев в этом направлении на 2 суток.

Но все-таки в результате происшедших здесь боев между 4-й и 5-й армиями образовался открытый промежуток, [157] для заполнения которого 29 августа была сформирована из левофланговых частей 4-й армии и вновь подвозимых дивизий армейская группа генерала Фоша, которая 30 августа развернулась севернее Ретеля, имея для дальнейшего отхода направление на Реймские высоты. К этому же времени 3-я и 4-я армии отошли на линию Верден (исключительно) — Варен — Гранпре — Аттиньи.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.014 с.)