ТОП 10:

Второе наступление 9, 4 и 5-й армий



(Схема 24)

Австрийское верховное главное командование, осуществляя с 1 сентября перегруппировку своих сил для Городокского сражения, оставило 1-ю армию Данкля и группу Иосифа-Фердинанда (всего 15½ пех. и 4 кав. дивизии) в качестве заслона между pp. Висла и Буг и считало, что этих сил будет достаточно для ведения оборонительной операции в течение всего времени, необходимого для разгрома в районе Львова 3-й и 8-й русских армий.

Русское верховное главное командование, ввиду тяжелого положения 4-й армии под Люблином и в связи с неуспехом наступления в Восточную Пруссию, в директиве от 31 августа поставило Юго-западному фронту [251] задачу перехода в общее наступление всех армий, «ввиду большой заминки во 2-й армии и необходимое-та во что бы то ни стало покончить с австрийцами до подхода с запада германских подкреплений...».

3 сентября главнокомандующий Юго-западным фронтом, прибывший в Люблин из Лукова на совещание с командующими 9-й и 4-й армиями, отдал директиву о выделении на правом фланге фронта 9-й армии Лечицкого в составе XVIII и XIV корпусов с приданными последнему частями (гвардейской стр. бригадой и 13-й и 14-й кав. дивизиями). В 4-й армии были оставлены: XVI, Гренадерский, Гвардейский и III кавказский корпуса, отдельная гвардейская кав. бригада, 3-я Донская и Уральская казачья дивизии.

Все армии Юго-западного фронта должны были перейти 4 сентября в общее наступление, выполняя следующие задачи: 9-я армия, наступая между pp. Висла и Быстржица, — теснить неприятеля в направлении на Юзефов; 4-я армия, развивая одержанный 2 сентября успех, — атаковать на фронте Быхава — верховье р. Пор и отбрасывать противника в направлении на Красник; 5-я армия должна была наступать на фронт Туробин — Щебрешин — Красноброд, ведя корпуса уступами справа, оказывая своим правым крылом помощь развитию удара левого крыла 4-й армии; 3-й армии указывалось наступать на Белгорай — Ярослав, а 8-й армии — действовать против Городокской позиции, обеспечивая слева армии фронта.

К началу второго наступления выгоды превосходства сил и группировки их перешли на сторону 9, 4 и 5-й русских армий. Имея на 72-километровом фронте 9-й армии и правого крыла 4-й армии до района Пиотрокова 9 дивизий против 7 австрийских и 3 ландштурмистских бригад, русские сосредоточивали против правого фланга 1-й австрийской армии свою ударную группировку из 4 корпусов (Гренадерский, Гвардейский, III кавказский и XXV корпуса), имевших к утру 3 сентября 105 батальонов, 64 эскадрона и 216 орудий и окружавших [252] полукольцом X австрийский корпус (49 батальонов, 7 эскадронов и 96 орудий), расположенный на высотах у Кщонова — ст. Травники — Лопеники. В общем между pp. Висла и Буг в результате осуществления железнодорожного маневра русские имели 26½ пех. и 91/2 кав. дивизий против 15½ пех. и 4 кав. дивизий австрийских.

Еще до начала общего наступления 4-я армия, перейдя утром 2 сентября в частное наступление на обоих своих флангах, одержала крупные успехи. На правом фланге XVIII корпус, разбив у Ходеля части 101-й и 100-й ландштурмистских бригад группы Куммера, занял выгодное исходное положение на южном берегу р. Ходель для последующих наступательных действий против сильно укрепленных позиций, занятых группой Куммера и левым флангом I австрийского корпуса на высотах левого берега южнее Ополе и Ходеля.

На левом фланге 4-й армии вновь сосредоточиваемые войска образовали сводный отряд (14 батальонов 1-й гвардейской и 2-й гренадерской дивизий, сводная бригада III кавказского корпуса), который с утра 2-го атаковал части 2-й и 24-й дивизий X австрийского корпуса, занимавшие высоты у Суходолы, разбил их и, окружив, взял более 5000 пленных с 8 пулеметами.

Этот успех на стыке 4-й и 5-й армий не был использован немедленным преследованием, и только 4 сентября XXV корпус, занявший накануне Красностав, вышел в тыл отходящим на юг частям X австрийского корпуса и разбил у Лопеники 45-ю австрийскую дивизию, захватив более 1500 пленных. В общем, в боях 2-4 сентября X австрийский корпус был совершенно разбит и поспешно отведен к югу на фронт Кщонов — Жолкевка, вследствие чего для усиления правого фланга 1-й армии направляется германский Ландверный корпус Войрша.

У русских в результате боев у Суходолы и Лопеники, приведших к полной ликвидации прорыва у станции Травники, была достигнута необходимая согласованность в действиях на стыке 4-й и 5-й армий, [253] которые на следующий день могли приступить к выполнению задач, поставленных в директиве фронта от 3 сентября.

5 и 6 сентября левый фланг 9-й армии вместе с правым флангом 4-й армии — всего 8 дивизий — вели фронтальные атаки укрепленных позиций I и V австрийских корпусов на всем 45-километровом фронте от Ходеля до Гельчева, но успеха не имели, продвинувшись на некоторых участках всего на 1-3 км.

На следующий день, 7 сентября, 4-я армия повторила атаки на левом фланге от Романовского леса до высот у Тарнавки, на 12-километровом участке, занятом V австрийским корпусом. Несмотря на артиллерийскую подготовку огнем 240 легких и 24 тяжелых орудий, продвижение 5 атаковавших дивизий XVI, Гренадерского и Гвардейского корпусов не превышало всюду 2-3 км. Еще южнее III кавказский корпус и бригады 82-й дивизии выдвинулись к Высоке и Дараганы, но контратакой 4-й ландверной дивизии Германского корпуса Войрша были отброшены назад на высоты восточнее этих деревень с потерей до 1000 пленных. В общем, эти разновременные фронтальные атаки выявили невозможность сломить укрепленный фронт противника частными усилиями 9-й и 4-й армий без мощного содействия 5-й армии. В частности командующий 4-й армией просил, чтобы XXV корпус, остановившийся у Жолкевки, выдвинулся к западу к Туробинским высотам и этим обеспечил левый фланг 4-й армии.

5-я армия в эти тяжелые дни для своих соседей медленно теснила группу Иосифа-Фердинанда и после 4 дней преследования сосредоточилась на 60-километровом фронте от Жабно до Зубовице, заняв к вечеру 7 сентября выгодное исходное положение как для атаки фронта Туробин — Щебрешин — Красноброд, от которого корпуса находились в переходе и достижение которого составляло ближайшую задачу 5-й армии, так и для преследования на Томашевском направлении, куда отходили войска группы Иосифа-Фердинанда. [254]

7 ентября главнокомандующий Юго-западным фронтом, в связи с окончанием подготовки 9-й армии, выгодным положением 5-й армии и просьбой Рузского о поддержке 3-й армии левофланговыми корпусами 5-й армии, потребовал более энергичных действий. В директиве, отданной днем, указывалось, что «4-я армия имеет возможность развивать свои действия левым крылом...», а в 23 часа 4-й армии отдано приказание произвести 8 сентября удар левым флангом, чтобы прорвать фронт противника.

5-я армия для содействия наступлению левого фланга 4-й армии направила XXV и XIX корпуса к pp. Пор и Вепрж на фронт Туробин — Запоже — Бодачев, а V, XVII и конный Драгомирова корпуса — на Томашев во фланг противнику против 3-й армии у Равы-Русской.

8 общем, согласно этим указаниям, на 8 сентября назначалась общая атака укрепленных позиций австрийцев с целью их прорыва и дальнейшего наступления: 9-й армией — на Юзефов, где предполагалось переправить всю армию на левый берег р. Висла, 4-й армией — на р. Сан ниже Ниско и 5-й армией — на участок р. Сан выше Ниско. Таким образом, это фронтальное наступление правофланговых армий должно было привести к выталкиванию австрийцев к западу, отбрасывая 1-ю австрийскую армию к pp. Висла и Сан, вместо возможного окружения, как это предполагалось первоначальным планом операции.

Общая атака 9, 4 и 5-й армий, проведенная в течение 8 и 9 сентября, дала крупные успехи. В 9-й армии после артиллерийской подготовки огнем 240 легких и 32 тяжелых орудий XVIII и XIV корпуса, атаковав на 45-километровом фронте от р. Висла до р. Быстржица, прорвали позиции австрийцев и вышли в район Юзефова.

Атака корпусов 4-й армии 8 сентября началась с запозданием — только в 17 час., так как Эверт предполагал выждать результаты наступления XXV и XIX корпусов 5-й армии. Тем не менее после интенсивной артиллерийской подготовки огнем 552 орудий и 26 гаубиц [255] по 26-километровом участку от леса южнее Павлова до Домбрувки, занятому частями V австрийского корпуса и сменившего его правый фланг Германского корпуса Войрша (на 1 км укрепленной позиции приходилось до 3 батальонов и 7½ орудий против 5 батальонов и 17 орудий у наступающих), Гренадерский, Гвардейский и III кавказский корпуса с 82-й дивизией снова повели наступление, которое медленно развивалось. К вечеру на левом фланге части Гвардейского и III кавказского корпусов овладели д. Высоке и Драганы и продвинулись на 2 км по скату высот у Тарнавки. С наступлением полной темноты, когда германские ландверные части, не имевшие походных кухонь, были отведены от боевых линий назад за высоты для варки пищи в походных котелках{54}, 2 гвардейских полка (Московский и Гренадерский) вновь атаковали высоты у Тарнавки, сбили слабые части германцев и, выдержав ряд сильных контратак, овладели 30 орудиями 4-й германской ландверной дивизии, прорвав, таким образом, расположение корпуса Войрша. На следующий день 9 сентября успех прорыва распространился по всему фронту 4-й армии, продолжавшей атаки австро-германцев, которые на некоторых участках стали отходить в беспорядке. К вечеру 9 сентября 4-я армия в центре и на левом фланге овладела укрепленным рубежом к югу от Быхавы и до района Тарнавки, продвинувшись за 2 дня упорных и кровопролитных боев на 7 — 9 км и захватив более 5000 пленных, из них до половины германцев. Правофланговые XXV и XIX корпуса 5-й армии не оказали никакого содействия 4-й армии — переправы через р. Пор от Туробина и ниже оставались занятыми X австрийским корпусом. Только 9 сентября эти корпуса развернулись на фронте Туробин — Гораец — Зверинец, медленно охватывая правый фланг X австрийского корпуса. Левофланговые V и XVII корпуса 5-й армии и XXI корпус 3-й армии в эти дни продолжали преследовать группу Иосифа-Фердинанда [256] и после боев 9-го заняли Томашев, имея XXI корпус южнее на фронте Приорск — Махнув, откуда последний на следующий день предполагал совместно с XI и IX корпусами 3-й армии атаковать Раву-Русскую.

Для развития достигнутого успеха главнокомандующий Юго-западным фронтом директивой от 9 сентября направил по-прежнему 9-ю и 4-ю армии фронтом на р. Висла и только левый фланг 4-й армии — на Нижний Сан. 5-й армии приказывалось направить 2 правофланговых корпуса на Янов — Белгорай, в район лучших путей, через Таневскую лесную полосу к Нижнему Сану. Корпуса V, XVII и конный Драгомирова, оставшиеся на Томашевском направлении, были двинуты Плеве на юг, на фланг и тыл 4-й австрийской армии, ведущей бои у Равы-Русской.

В итоге этих распоряжений корпуса 9-й и 4-й армий в течение 10 и 11 сентября вели преследование 1-й австрийской армии Данкля, которая в ночь на 10 сентября была отведена на переход к югу на фронт Свенцехов — Полихна — Фрамполь, а с утра 11-го продолжала дальнейший отход к р. Сан, куда предполагала прибыть 12-14 сентября. Пройдя в течение 2 дней от 30 до 32 км, 9-я и 4-я армии не сумели ни настигнуть армию Данкля, ни отрезать ее от путей отхода к р. Сан. 5-я армия, занявшая еще 8 сентября выгодное положение на фронте Жабно — Зубовице для флангового маневра на Цеханув по тылам австрийских армий, ведущих Городокское сражение, соответствующей задачи не получила ни 10, ни 11 сентября.

В общем, успех второго наступления 9, 4 и 5-й армий заставил австрийцев прервать Городокское сражение и начать отход всех армий в ночь на 12 сентября за р. Сан, избегая этим возможности окружения большей части сил 4, 3 и 2-й австрийских армий. Главнейшими причинами успеха русских следует считать то превосходство в силах, которое было создано между pp. Висла и Буг, на опасном для австрийцев направлении, путем железнодорожного маневра резервами верховного главного командования. [257] В деятельности командования Юго-западного фронта следует подчеркнуть всю невыгоду направления наступления 3 правофланговых армий к р. Висла и на Нижний Сан, а не в обход левого фланга Австрийского фронта с целью отрезать пути отхода к Кракову. Мало того, командования фронтом и 5-й армии упускают возможность, начиная с 8 сентября, вывести 5-ю армию простым фронтальным движением на Цеханув, на пути сообщения 4, 3 и 2-й австрийских армий, что могло привести даже к частичному окружению их. Деятельность 1-й австрийской армии за 8-дневный оборонительный период отличалась упорством. Эта армия сковала превосходные силы русских и заставила их вести медленное преследование в направлении, наиболее выгодном для австрийцев. Общие потери 1-й австрийской армии были громадны и доходили до 90 тыс. человек, или 27%, до 30 тыс. лошадей, или 28%, первоначального состава, и 71 орудия.

Преследование

(Схема 25)

Несмотря на успех главнокомандующий Юго-западным фронтом в первые дни после прорыва у Тарнавки не принимает должных мер для организации преследования в широком масштабе и даже в директиве от 11 сентября принимает решение о перерыве операции на линии р. Сан и Танев и далее по рубежу Немиров — Янов — Миколаев. И только 13 сентября отдается новая директива фронта, организующая преследование. В общем начатое с запозданием на 2-3 дня преследование неизбежно принимает фронтальный и ограниченный характер следования за австрийскими армиями, которые с 12 по 16 сентября отходили за р. Сан, а с 17 сентября начали дальнейший отход к р. Дунаец с целью начать новую операцию совместно с 9-й германской армией, которая развертывалась к 21 сентября на фронте Ченстохов — Краков. В новом исходном положении 1, 4 и 3-я [258] австрийские армии были сосредоточены на узком 80-километровом фронте от р. Висла до Гладышева, имея на линии р. Вислока от Пильзно до Ясно завесу из 5 кав. дивизий, и 2-я армия была растянута вдоль границ с Венгрией на 120-километровом фронте для прикрытия Карпатских проходов. Русские армии вели преследование с 13 по 21 сентября; в это время 3-я и 8-я армии приступили к обложению крепости Перемышль, выдвинув 9-ю армию на р. Вислока и расположив 4-ю и 5-ю армии западнее р. Сан до окончания обложения крепости Перемышля. В направлении р. Дунаец была выдвинута армейская конница в количестве 5 кав. дивизий.

Неудачное для русских начало Галицийской операции наложило отпечаток и на дальнейшее поведение русского командования.

Русское командование отказалось от своего первоначального плана, который мог привести к решительным результатам, и ограничилось самым простым способом действий почти фронтального вытеснения противника. Характерной чертой русского командования была излишняя осторожность под впечатлением, вероятно, самсоновской катастрофы. Австрийская армия, которая могла быть уничтожена, была только обессилена. После 9 сентября Иванов имел полную возможность перекинуть если не всю, то большую часть 9-й армии на левый берег р. Висла и, направляя ее на Краков, получить все выгоды параллельного преследования. Этого не было сделано; все армии столпились к концу операции на узком пространстве.

Распоряжения австрийского командования за этот период можно характеризовать, по словам немецкого писателя Мозера, как отчаянные «стратегическо-тактические шахматные ходы», каковыми они в действительности и были. Австрийское командование нельзя упрекнуть в том, что оно не употребило всех усилий, чтобы вырвать победу даже тогда, когда на это не было никакой надежды. Оно дало несколько красивых маневров, но в значительно большей степени основанных на [259] риске, чем на расчете. Австрийцы вышли из этой операции с армией расстроенной, понесшей громадные потери людьми и средствами и с сильно подорванным моральным состоянием. Дорога русским в Венгерскую равнину была почти открыта.

Боевой состав австрийских армий уменьшился на 45% и составлял всего около 400 тыс. бойцов. Наибольшие потери были в 3-й армии — до 109 тыс., 4-й армии — 90 тыс. и 1-й армии — до 90 тыс.; 2-я армия потеряла около 37 тыс. Только к концу сентября удалось довести общий состав австрийских армий до 803 тыс. человек и 275 тыс. лошадей, причем армии имели некомплект в 325 тыс. человек и 110 тыс. лошадей. Потери русских также были велики — в среднем 4500 человек на дивизию, и это обстоятельство, в связи с трудностями дальнейшего регулярного питания операции резервами и неналаженностью железнодорожного подвоза, привело русское командование к решению прервать Галицийскую операцию для устройства тыла и накапливания запасов снабжения.

Политические последствия Галицийской битвы были громадны. Выяснившийся общий недостаток сил австро-германцев для продолжения наступательных операций заставляет дипломатов Центральных держав искать новых союзников. Усилия направляются в сторону Румынии, Болгарии и Турции, из которых последняя уже в октябре переходит на сторону Германии и Австро-Венгрии.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.017 с.)