Частная обстановка на фронте Гоммекур — Фукокур



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Частная обстановка на фронте Гоммекур — Фукокур



К началу сражения на Сомме англичане развернули на участке намеченного прорыва 6 корпусов. На левофланговом участке для атаки на Гоммекур находился VII корпус в составе 46-й и 56-й дивизий. Южнее, от Гебютерна до Марикура, на участке в 25 км стояло 5 корпусов 4-й армейской группы Роулинсона, получившие следующие задачи: VIII корпус, в составе 31-й, 4-й и 29-й дивизий в первой линии и 48-й дивизии в резерве, — атаковал на 4-километровом участке Серре-Гамель; X корпус развернулся на 5-километровом фронте к югу до высоты 141 южнее Типваля, имея 36-ю дивизию и 32-ю на фронте и 49-ю в резерве; III корпус атаковал на 2-километровом участке от Овилер до Ля-Буазеля 8-й и 34-й дивизиями, имея 19-ю дивизию в резерве; XV корпус развернул на 5-километровом фронте от Ля-Буазеля до Мамеца все 3 дивизии (21, 17 и 7-я дивизии) в первой линии и XIII корпус в составе 18-й и 30-й дивизий в первой линии и 8-й дивизии в резерве атаковал на 4-километровом фронте от Мамеца до Марикура.

Южнее Соммы развернулась для прорыва на 16-километровом фронте 6-я французская армия Файоля, имея в первой линии 10 дивизий и в резерве 4 пех. и 4 кав. дивизии. Атака 6-й французской армии поддерживалась 216 орудиями калибров от 90 до 105 мм, 516 орудиями 120-мм — 280-мм и 122 орудиями большой мощности. Кроме того, на участке прорыва имелось до 1100 траншейных мортир, что дает в среднем на 1 км до 75 батарей, 55 орудий (из них 8 тяжелых) и 69 траншейных мортир. Обеспеченность боеприпасами была [572] колоссальная: имелось до 6 млн. 75-лсм снарядов и по 3100 выстрелов на 90-мм — 105-мм орудия, по 2630 выстрелов на 120-мм — 155-мм орудия и по 1700 выстрелов на калибры свыше 200 мм.

Германцы против английского участка прорыва имели в первой линии 5 дивизий XIV резервного корпуса и 3 дивизии в резерве. Дивизии первой линии располагались: 2-я гвардейская — на 5-километровом участке севернее Гоммекура, поддерживалась 52 легкими и 21 тяжелым орудием; 52-я дивизия — на 4-километровом участке от Гоммекура до Серре включительно, поддерживалась 64 легкими и 52 тяжелыми орудиями; 26-я резервная дивизия на 8-километровом фронте от Серре до Овил ера поддерживалась 100 легкими и 48 тяжелыми орудиями; 28-я резервная — от Овилера до высоты 125 восточнее Мамеца, имея для поддержки 7-километрового фронта 108 легких и 61 тяжелое орудие, и 12-я дивизия — 7-километровом участке от высоты 125 до Соммы, имея для поддержки 76 легких и 30 тяжелых орудий. В среднем на 1 км укрепленной позиции у германцев было 20 орудий (из них 7 тяжелых). Южнее Соммы, на участке 6-й французской армии, располагался XVII германский корпус. [573]

Ход операции

Операцию на Сомме можно разделить на 4 периода: 1) начало ее, когда союзники имели преимущественно неожиданности и благодаря этому больше шансов на успех, что продолжалось до 10 июля; 2) период затишья или борьбы на истощение, который продолжался до конца августа; 3) новое общее наступление с 3 по 28 сентября и 4) последние, не имевшие реальных результатов попытки дальнейшего его развития, которые относятся к октябрю и ноябрю.

1 июля французы и англичане после сильной артиллерийской подготовки начали свои атаки. Артиллерийский огонь был, по словам Людендорфа, так могуществен, что под его прикрытием пехота доходила до германских укреплений раньше, чем гарнизон мог выбраться из своих подземелий. На французском участке, где атака была особенно неожиданна для германцев, успех был весьма значительный. Германцы после нескольких контратак начали быстро отступать и даже очистили такие важные пункты, как Биаш и Барле, которые передавали в руки французов весь участок южного берега Соммы, фланкировавший германские позиции севернее ее. Но французский командир корпуса, [574] строго руководствуясь указанным ему рубежом, который должен быть занятым в первый день, приостановил свое наступление, а германцы вновь заняли эти важные селения. Интересно, что Барлё французам так впоследствии и не удалось завладеть в течение всей четырехмесячной операции.

Правый, соседний с французами, фланг англичан так же успешно продвинулся, но левофланговые их корпуса не выдержали германских контратак и огня, пришли в расстройство и даже были заменены корпусами соседней армии. Ген. Хейг решил, сберегая свои молодые войска, в будущем развивать операцию только 2 правофланговыми корпусами, т. е. в первый же день район операции был намного сокращен.

К 10 июля французы южнее Соммы быстро продвинулись на фронт Биаш (вкл.) — Барлё (искл.) — Эстре (вкл.) — Фукокур; севернее Соммы англичане к этому времени с трудом продвинулись на фронт Овилер — лес Мамец — лес Трон — фер. Фальфемон — фер. Монакю. Таким образом, продвижение к югу от Соммы было гораздо значительнее, чем к северу, где к тому же дальнейшее наступление на восток было затруднительно, пока прорыв не будет расширен на [575] север, чтобы обеспечить атакующие войска от флангового огня.

Ввиду этого ген. Хейг решает 14 июля развить свой успех далее на север и к 17 июля продвигается здесь на линию сел. Малый и Большой Базентен и Лонгеваль, причем далее фронт поворачивался на юг на соединение с французами.

Германцы начали быстро сосредоточивать в угрожаемом направлении свои резерву, прибегнув даже к крайней мере переброски батальонов, составлявших участковые резервы на пассивных фронтах. Это дало им возможность усилить свои войска в районе прорыва к половине июля свыше чем на 11 дивизий, т. е. всего 18 — 19 дивизий; к концу же июля силы их здесь увеличились до 30 дивизий.

Операция при таких условиях, очевидно, должна была принять затяжной характер; она сводилась к истощению живой силы противника, к перегруппировке тяжелой артиллерии и в ближайшие дни не обещала решительных успехов, время для которых было упущено.

С 20 по 25 июля англичане атаковали 17 дивизиями в северном направлении, а французы расширили свой прорыв на юг между Суаекуром и Вермандовиллером; [576] 30 июля союзники произвели новую общую атаку, давшую весьма незначительные результаты; 12-24 августа французы атаковали Морепа также с весьма незначительными результатами.

В конечном итоге всех этих атак союзники занимали к концу августа линию южнее сел. Типваль — Флер — западнее сел. Женши — Гюйемон — восточнее Морепа и западнее Клери. К югу от Соммы фронт остался с 10 июля без изменения, за исключением южного участка, где он от Эстре направился на Вермандовиллер.

Что же представляют собой два первых месяца сражения на Сомме? Неудачу, принимая во внимание собранные здесь силы, а в особенности могущественные технические средства и длительность подготовки. Углубление при таких условиях в неприятельский фронт на 3-8 км иначе как неудачей и нельзя назвать.

И если мы сравним то, что одновременно происходило на западе Европы и на востоке, где русские корпуса пускались у Риги, Барановичей и на Стоходе почти без помощи тяжелой артиллерии и при недостатке снарядов на вооруженных с ног до головы германцев, то неудачи русской армии примут иной колорит, который выделит качества русского бойца на высшую ступень по сравнению с его западными союзниками.

Сомма стала жертвой двуединого управления, жертвой уравнивания фронта по рубежам, вследствие чего французы упустили возможность использовать свой успех первого дня к югу от реки и так и замерзли здесь на этих первых достижениях. Сомма показала, что не найдены были еще основы борьбы при условиях современной техники и позиционной войны, а также способы выхода на маневренный простор, если только действительно союзники предполагали это сделать. Одной техники здесь оказалось мало; необходим был и маневр, которого англо-французы не дали.

В то же время со стороны германцев мы видим четкие приемы оперативной обороны, основанной на контрударах глубоких резервов. [577]

Итальянский театр

Несмотря на начавшееся наступление на Русском фронте австрийцы не сразу прекратили свои атаки против итальянцев и первую половину июня еще продолжали наступательные попытки, имевшие, впрочем, больше демонстративный характер. Но с 21 июня австрийцы начали отступать по всему фронту и на укрепленную позицию, идущую через гору Пазубио и Арзьеро. Итальянцы дали им спокойно увести обратно тяжелую артиллерию, после чего только перешли в наступление, впрочем, завладеть австрийской позицией они не смогли (схема XXVIII).

Оставив свои наступательные попытки в Трентино, итальянцы вновь обратились на Изонцо. Здесь в боях с 4 по 10 августа они утвердились на левом берегу Изонцо и завладели Горицей и Добердо, первым этапом по пути на Триест, и отбили ряд австрийских контратак.

Балканский театр

(Схема 49)

На Балканском театре в течение летнего периода 1916 г. наблюдалось затишье. Предшествовавший год передал его всецело в руки Центрального союза и мало способствовал переходу на сторону Антанты двух оставшихся там нейтральных держав Румынии и Греции. Вопрос о Румынии разрешился в благоприятную для Антанты сторону, но Греция могла стать на сторону Центральных держав.

Для воздействия на нее, для ободрения Румынии, наконец, для того, чтобы иметь отправной пункт для операции вновь созидаемой сербской армии, Антанте было необходимо не только удержать за собой Салоники, но расширить и упрочить здесь свое положение. К лету 1916 г. армия Антанты под командой ген. Саррайля представляла собой в Салониках внушительную [578] силу в 300 000 человек представителей армий всех союзников, в том числе 10 000 сербов приведенных в порядок, хорошо снабженных всем необходимым и перевезенных сюда с острова Корфу. Войска эти летом продвинулись к северу от салоникского укрепленного лагеря и заняли фронт на территории Греции от залива Рендина через озеро Дойран до озера Острово. Далее до албанской границы у озера Охрида фронт занимали сербы. Итальянские же войска, высадившиеся в, Албании, заняли фронт от Палермона до Валоны.

Такое положение союзного фронта делало для него особенно опасным нахождение мобилизованной греческой армии в его тылу, в Фессалии. Ряд военно-политических мер, принятых Антантой, до экономической блокады включительно, заставил греческого короля пойти на уступки, дать требуемые гарантии и приступить к демобилизации своей армии.

В течение лета салоникский фронт бездействовал, отчасти вследствие свирепствовавших эпидемий, а отчасти вследствие разногласий между ген. Саррайлем и Жоффром. В августе для окончательного воздействия на Румынию здесь было приказано перейти в наступление, но, [579] вероятно, с этой же целью удержать румын болгары предупредили союзников и атаковали их с обоих флангов.

19 августа болгары, войдя без сопротивления греческих войск на территорию Греции, развернулись на низовьях реки Струмы, заняв фронт Демирхиссар — Серее, и безрезультатно атаковали союзников. После этого они сделали налет кавалерией на Кавала, заняли ее, но были отбиты огнем союзного флота.

21 августа они атаковали сербскую дивизию на левом фланге союзного фронта со стороны Флорины и Баница. По французским источникам, болгары имели здесь значительный успех, но не сумели его развить; по германским же источникам, сербы, уступив передовую позицию, оказали на следующей такое сильное сопротивление болгарам, что они должны были отказаться от дальнейшего наступления. Людендорф говорит, что вместе с этим было сломлено и болгарское мужество. Наступление ген. Саррайля могло, таким образом, начаться только в сентябре.

Азиатско-турецкий театр

Этот период на Азиатско-турецком театре отмечается значительными изменениями в стратегической обстановке, происшедшими вследствие большого успеха русских на Армянском театре, где они овладели огромной территорией, вследствие ухудшения положения турок в Сирии и восстания арабов в Аравии. Хотя престиж англичан был поколеблен неудачами в Месопотамии и в Дарданеллах, но в этот период они сами перешли к активным действиям от Суэца на Сирийском фронте. Это изменение не в пользу турок стратегического положения немедленно было отражено в англо-французском соглашении от 16 мая 1916 г., которое предусматривало раздел Азиатской Турции южнее линии Муш-Сивас: 1) Франция приобретала свободу действий в южной части Турецкой Армении, в Киликии на побережье северной [580] Сирии, Англия — в Ираке, 2) создавалось азиатское государство, включающее Трансиорданию под английским управлением и Сирию — под французским. Константинополь должен был быть «интернационализован».

К данному периоду турецкие вооруженные силы были расположены следующим образом: 1-я армия — у Константинополя, большей своей частью на азиатском берегу; 2-я армия готовилась к отправке на Кавказский фронт; 3-я армия на Кавказском фронте; 4-я армия на Сирийском фронте; 5-я армия в районе Смирны; 6-я армия на Месопотамском фронте; Особая армия в районе западнее Диарбекира и 4 дивизии в Аравии.

Кавказский фронт

(Схема 36)

После занятия Трапезунда, Эрзерума, Муша и Битлиса русское командование на Кавказском фронте имело целью удержать в своих руках завоеванную территорию, чтобы иметь возможность развить в занятых районах дорожное строительство и наладить снабжение армии, каковой вопрос занимал всегда главенствующее положение во всех оперативных расчетах кавказского командования. На будущее же время кавказской армии была поставлена задача обеспечивать настоящее положение, а дальнейшее наступление развивать при помощи десантных операций.

В соответствии с этим Черноморскому флоту 6 июня была дана директива: 1) поддерживать тесную блокаду Босфора, чтобы этим прикрыть посадку десантов на суда и высадку их; 2) продолжать действия против Зунгулдакского угольного района; 3) содействовать переброске снаряжения для кавказской армии по морю; 4) содержать в готовности отряд транспортов для переброски пехотной дивизии с ее артиллерией и 5) подготовить транспортные средства для самостоятельной десантной операции в 3-4 корпуса. Однако два последних пункта директивы остались, как и прежние, подобные им, лишь в области несбывшихся планов Ставки, и во [581] время Эрзинджанской операции кавказская армия действовала самостоятельно без помощи десантов. Турки вновь задались широкими наступательными планами, для чего стали перевозить на Кавказский фронт подкрепления.

Турецкий план заключался в переходе в наступление 3-й армией на широком фронте Трапезунд — Эрзерум и затем в прорыве между pp. Западным и Восточным Евфратами (Карасу и Мурадчаем) сильной ударной группой 2-й армии, которая должна была, наступая от Харпута, обойти Эрзерум с юго-востока. Таким ударом турки предполагали взять обратно Эрзерум, а в лучшем случае нанести русской армии решительное поражение. Прибывшие турецкие подкрепления усилили 3-ю армию, и уже в апреле, как мы видели, начались попытки турок улучшить свое положение частными атаками в Ашкалинском районе. В результате этих атак турками в конце мая был взят обратно Мемахатун, который был, как мы знаем, занят вопреки мнению командующего армией, считавшего такое выдвижение не соответствующим силам армии и возможностям подвоза.

В это время на фронте IV кавказского корпуса перешел к русским офицер турецкого генерального штаба; из привезенных им документов и данных им показаний выяснилась полная картина как устройства турецкого тыла и группировки войск, что до сих пор было известно только в общих чертах, так и турецкого плана наступления. Тогда русские решили предупредить турецкое наступление своим контрударом, имея целью, выдвинувшись на линию Гюмюшхана — Калкит — Эрзинджан, разбить 3-ю турецкую армию до сосредоточения 2-й армии. К началу подготовлявшейся обеими сторонами операции противники занимали, примерно, то положение, в котором мы их оставили по окончании Трапезундской операции. Силы русских доходили до 180 батальонов, силы 3-й турецкой армии — до 200 батальонов, но русские превосходили турок в артиллерии и в силе батальона. Между тем турки начали уже наступление, имея задачей связать русских на всем западном участке [582] их расположения. В конце июня турки повели наступление на Платану, а затем от Гюмюшхана, желая, очевидно, отрезать Трапезундский район; однако здесь действовали уже части V кавказского корпуса, которые отбили атаки турок у Дживизлика, юго-западнее Трапезунда. В начале июля неожиданно перешел в энергичное наступление II туркестанский корпус в направлении Мемахатун — Эрзинджан при содействии V кавказского корпуса в районе Трапезунда и IV кавказского корпуса в районе западнее озера Ван. Туркестанцы в ночь на 16 июля овладели Байбуртом и затем после ряда боев заняли Калкит, после чего левофланговые части корпуса повернули фронт на 90° для атаки Эрзинджана с севера. В то же время I кавказский корпус овладел Мемахатуном и на крайнем левом фланге — важным узловым пунктом Киги и подошел к Эрзинджану. Турки, угрожаемые с севера туркестанцами, очистили город, не ожидая атаки I кавказского корпуса, и отступили в направлении к Сивасу. Эрзинджан был занят 25 июля.

Одновременно шли бои и в Трапезундском районе; турки были разбиты в этих боях у Дживизлика, и затем части V кавказского корпуса в день взятия Калкита овладели Фолом на побережье, а несколько ранее колонна, направленная через Понтийский Тавр, заняла Гюмюшхана. Во время описанных боев, получивших название Эрзинджанской операции, 3-я турецкая армия была настолько разбита, что во время последующего наступления 2-й турецкой армии уже не в силах была оказать ей помощь даже демонстративным наступлением, что и позволило русским все армейские резервы перебросить против 2-й армии; таким образом, цель, поставленная русскими, обеспечить себя со стороны 3-й армии, была достигнута. В результате Эрзинджанской операции кавказская армия на своем западном участке заняла фронт Фол — Калкит — Эрзинджан — Киги, продвинувшись несколько вперед этой линии и заняв ряд выгодных узлов путей.

Едва успели отгреметь пушки Эрзинджанской операции, как кавказской армии пришлось столкнуться с новым [583] сильным противником — 2-й турецкой армией. Она была сильна и высоким моральным подъемом после ее побед над англо-французами во время Дарданелльской операции, и отличной экипировкой и снабжением; она имела даже, между прочим, в составе своей артиллерии горные гаубицы, которых вовсе не было в кавказской армии. 2-я армия под командованием бывшего военного министра Иззет-паши, первоначально силой около 7 дивизий, а впоследствии усиленная новыми частями, наступая от Харпута, развернулась 4 дивизиями на Огнотском направлении и 2 дивизиями на фронте Муш — Бит-лис. Передовые части ее уже 3 августа атаковали крайний левый фланг I кавказского корпуса в районе Киги.

Тогда из района Эрзерума командующий русской армией двинул армейский резерв силой до 2 дивизий, которые для объединения управления были сведены уже на походе в VI кавказский корпус: он столкнулся во встречном бою с частями 2-й армии на Огнотском направлении, вследствие чего и самое сражение, длившееся целый месяц, получило название Огнотских боев.

В первой половине августа правый фланг 2-й армии, сбив передовые части IV кавказского корпуса, завязал горячие бои на фронте Муш — Битлис и, усилившись подошедшими подкреплениями, вынудил русских оставить эту линию. Однако 24 августа русским вновь удалось занять Муш. Сражение развернулось на большом фронте от Киги до озера Ван в районе севернее Битлиса, но туркам не удалось добиться решительных результатов, и даже в конце августа II турецкий корпус у Огнота понес тяжелые потери, особенно пострадали 30-я и 12-я дивизии.

Как было сказано выше, 3-я турецкая армия, незадолго перед этим разбитая во время Эрзинджанской операции, не была в силах перейти в наступление, что поставило бы в очень тяжелое положение кавказскую армию, принужденную в этом случае сражаться при отсутствии резерва еще и на западном своем участке. Однако при помощи подошедших подкреплений 3-я армия в середине августа все-таки завязала частные бои в районе западнее [584] Гюмюшхана, но здесь все турецкие атаки были отбиты. Затем 30 августа турки неожиданной атакой в районе к югу от Калкита прорвали на небольшом участке Русский фронт, но уже на следующий день этот прорыв был полностью устранен; одновременное наступление турок в районе западнее Калкита также было отбито. Этими неудачными попытками перейти в наступление и ограничилось все участие 3-й армии в Огнотских боях.

В свою очередь и русские на своем западном участке произвели ряд поисков и небольших продвижений, из которых надо отметить продвижение правого фланга армии в период боев на Гюмюшханском направлении, когда части V кавказского корпуса атаковали турок на побережье и заняли Эллеу. Неустойчивое положение на столь важном Огнотском направлении, где VI кавказский корпус, уступавший в силах действующим здесь частям 2-й турецкой армии, не мог склонить успеха на свою сторону, вынудило командование кавказской армией после некоторых колебаний направить сюда свой последний резерв в составе 6 батальонов. Но этот резерв ввиду большого расстояния и тяжелого пути подошел уже поздно, и бои за истощением обоих противников постепенно замерли, хотя русские несколько и продвинулись в Огнотском районе.

Результат Огнотских боев оказался нерешительным, но, приняв во внимание, что свежая 2-я турецкая армия, значительно превосходившая выставленные против нее силы кавказской армии и обладавшая инициативой наступления, не смогла добиться поставленной ей цели и ценой многочисленных потерь овладела только Битлисом, между тем как положение фронта на остальном южном участке осталось почти неизменным, — надо признать, что успех остался за кавказской армией.

Одновременно с началом Эрзинджанской операции в июне турки перешли в наступление и на Моссульском направлении и вытеснили из Ревандуза слабый русский отряд, который отошел к Раяту, но здесь в конце августа наступавшая 4-я турецкая дивизия была разбита. [585]

Таким образом, в начале сентября по окончании Огнотских боев кавказская армия занимала фронт Эллеу — Калкит — Эрзинджан, продвинувшись несколько вперед этой линии, далее фронт проходил в районе Киги — Огнот, Муш — район севернее Битлиса, южнее озера Ван — район Ранга. До конца года на Кавказском фронте уже не было сколько-нибудь значительных столкновений, и происходили только небольшие местные бои за улучшение положения и поиски разведчиков.

Из этих частных продвижений надо отметить продвижение русских на побережье до р. Каршут-Дараси и небольшие бои в октябре в районе Муша, а в декабре в районе юго-западнее Калкита и в районе западнее Гюмюшхана (у Аткунея), также успешные для русских.

Одно время главнокомандующий Кавказским фронтом предполагал приступить к подготовке наступления на Сивас, но командование армии, поддержанное командирами корпусов западного участка, протестовало против этого плана, ссылаясь на полную невозможность снабжения армии при ее продвижении вперед, и, таким образом, план новой операции остался только в проекте. Действительно, несмотря на постройку в течение лета на главных направлениях узкоколейных и конножелезных дорог, снабжение становилось все затруднительнее, к чему присоединилось и отсутствие топлива в обширных безлесных районах, занимавшихся армией, среди снежных хребтов, причем особенно страдал IV кавказский корпус, и поэтому к 1917 г. многие участки его фронта оказались занятыми только тонкой завесой из отдельных небольших групп войск.

Действия в Персии

(Схема 35)

Мы оставили русский экспедиционный корпус в районе Касриширина. Отсюда он повел дальнейшее наступление на Багдадском направлении и, заняв Ханекин, уже в пределах Турции, летом выдвинулся к р. Диале, [586] притоку Тигра. Здесь и завязались бои с турками, стягивавшими от Бакубы и Самарры части расположенных там 7, 13 и 14-й дивизий. Так как в предшествующий период выяснилась полная невозможность совместных действий с англичанами, и, кроме того, в экспедиционном корпусе, действовавшем в непривычных условиях жаркой долины р. Диала без той подготовки, которую могли проводить англичане, начала развиваться холера, то Баратову было приказано отступить в более здоровый горный район.

Турки вели сильное наступление, и слабейший корпус Баратова, почти исключительно конный, стал отходить, очистив в середине августа Хамадан. В течение всей осени и зимы 1916 г. происходили бои в районе Биаджара, Довлетабада, Султанабада и Кашапа, причем эти пункты занимались попеременно то русскими, то турками, и к 1917 г. фронт Экспедиционного корпуса занимал, примерно, линию, проходящую через эти пункты. Отступление русских вновь вызвало перемену настроения персидского правительства в сторону усиления в Персии германо-турецкого влияния. Положение русских в Персии осложнялось еще недостатком у них персидской валюты.

Месопотамский фронт

В 1916 г. в Месопотамии дела англичан сложились неудачно. После занятия Басрского вилайета англичане в течение 1½ лет не только не смогли выполнить [587] намеченных ими операций против Багдада, но 29 апреля англо-индийский Экспедиционный корпус ген. Тоуншенда, осажденный, как мы видели, в Кут-эль-Амаре, после 143-дневной блокады капитулировал в составе 9000 человек. После этого англичане стали готовить новую экспедицию под начальством ген. Мода, и почти весь 1916 г. прошел в этой подготовке.

Сирийский фронт и Суэц

В июне меккский шериф поднял восстание против турок и 5 июня захватил Мекку. Этим его успехи закончились. Так же неудачны были попытки арабов овладеть укрепленной турками Мединой. Только Таиф после долгой осады был сдан его турецким гарнизоном вследствие голода. В июле развернулась вторая экспедиция Джемаль-паши против Суэцкого канала, подготовляемая еще с 1915 г. Общественное мнение Англии было этим сильно взволновано, и были приняты широкие меры по сосредоточению в Египте значительных сил. Здесь было собрано до 8 англо-индийских дивизий и предприняты обширные работы по подготовке тыла. После этого англичане сами перешли в наступление, которое велось очень медленно, с остановками для оборудования тыла, и после ряда боев 21 декабря они овладели Эль-Аришем. К 1917 г. Турецкий фронт проходил по северной окраине Синайского полуострова по линии Газа-Биршеба.

Действия на морях

(Схема 50)

Как мы видели, подводная война ввиду политических соображений была не использована Германией в должной мере в 1915 г., и это положение продолжалось почти весь 1916 г. Это в большей степени объясняется ультиматумом Соединенных Штатов с требованием [588] прекратить подводную войну после того, как в марте германцами был потоплен пароход «Суссекс». Таким образом, подводная война была ограничена, в ней был допущен перерыв, которым воспользовалась Англия для выработки средств противодействия.

В то же время германская армия была вынуждена, несмотря на свои отдельные успехи, вести изнурительную войну, характер которой не предвещал быстрого ее окончания; все силы Германии были введены в борьбу, оставался только линейный флот, и естественно было теперь и его ввести в дело. В результате такого решения 31 мая произошло грандиозное морское сражение, известное под названием Ютландского (или Скагерракского) боя.

Ютландский бой

Германцы, не имея возможности противопоставить свой флот более мощному английскому флоту, но исходя из необходимости если не разрушить, то поколебать морское могущество Англии, что тотчас же отразилось бы на всем течении войны, задались планом разбить английский флот по частям. С этой целью они решили вывести свой флот в море 2 эшелонами в надежде, что англичане, узнав о выходе первого, слабого, эшелона, выделят против него часть своего флота, после чего соединенный германский флот, будучи сильнее части английского флота, несомненно, разобьет ее. Во исполнение этого плана 31 мая в 4 ч из Яде вышел к Скагерраку крейсерский отряд адм. Хиппера в составе 5 линейных крейсеров с легкими крейсерами и миноносцами; через полчаса за крейсерской эскадрой вышел и весь Флот Открытого моря адм. Шеера.

Однако английское адмиралтейство благодаря перехвату германских радиограмм узнало о выходе германского флота. Эскадра адм. Битти в составе 6 линейных крейсеров с легкими крейсерами и миноносцами, сопровождаемая 4 дредноутами адм. Томаса (5-я эскадpa), [589] пошла утром из Фирт-о-Форта наперерез германскому флоту, а адм. Джеллико с остальной частью Большого флота вышел в этом же направлении из Скапа-Флоу и Кромарти.

Около 15 ч 31 мая эскадры Битги и Хиппера столкнулись в районе к западу от Ютландии и завязали бой на расстоянии около 12 км. Хотя англичане и были сильнее германцев (6 против 5), но искусство стрельбы и разрушительная сила снарядов были на стороне германцев, которые и потопили 2 английских линейных крейсера; затем между линиями крейсеров произошел бой миноносцев на минимальной дистанции. Бой передовых эскадр велся с большой энергией, но линейные [590] корабли Томаса запоздали с перестроением и не приняли участия в бое крейсеров. Вскоре стали подходить с юга германские главные силы, и Битти, неожиданно обнаружив весь Флот Открытого моря, сделал поворот к северу, имея целью навести германский флот на свои главные силы.

Джеллико увеличил свой ход и, поворачивая к югу, вскоре столкнулся с главными силами адм. Шеера, который вел погоню за Битти. Шедшие впереди легкие английские крейсеры подверглись обстрелу германской эскадры, причем был потоплен 1 английский крейсер, а затем около 20 ч завязалось сражение, в котором сначала со стороны англичан приняли участие эскадра Битти, Томаса и легкие крейсеры Большого флота, а со стороны германцев эскадра Хиппера и половина кораблей Шеера. Когда же развернулась колонна Джеллико и вступила в бой, Шеер, имея перед собой весь Большой флот, пользуясь наступившими сумерками, скрылся от англичан. Тогда англичане повернули на юг с целью отрезать путь германскому флоту к берегам Германии, однако Шееру удалось в темноте пройти на юго-восток сзади английского флота и достичь своих гаваней. Ночью германская эскадра имела несколько столкновений с английскими миноносцами, которые шли группами сзади Большого флота; произошел также ряд случайных столкновений отдельных кораблей обоих флотов. Джеллико, всю ночь проведший в крейсировании в море, утром от адмиралтейства из Лондона узнал о направлении германского флота к своим портам. Преследовать германцев он не решился из боязни напороться на мины и вернулся в свои порты. Вообще главной целью Джеллико было не допускать выхода германского флота и сохранять силу Англии — ее флот, даже в ущерб решительным результатам, которых он мог бы добиться при энергичном поведении в бою и преследовании.

Ютландское сражение по силе участвовавших в нем флотов было самым большим из морских сражений в [591] мировой истории; со стороны англичан в нем участвовали 28 дредноутов, 9 линейных крейсеров, 30 легких крейсеров и 72 миноносца, а со стороны германцев 16 дредноутов, 5 линейных кораблей (додредноутов), 5 линейных крейсеров, 11 легких крейсеров и 72 миноносца. Превышая германский флот численностью кораблей, англичане превосходили его в скорости и в артиллерии; так, самые быстроходные английские корабли имели скорость 24-25 узлов, а самые тихоходные 20 узлов, а у германцев самые быстроходные корабли имели скорость 21 узел, а тихоходные уменьшали эскадренную скорость до 16 узлов. Еще более значительно было преимущество англичан в артиллерии: так, дредноуты и линейные крейсеры Большого флота имели 344 крупных орудия против 244 германских, превосходя их и калибром. В бою [592] англичане потеряли 3 линейных и 3 броненосных крейсера, а германцы 1 линейный корабль, 1 линейный крейсер и 4 легких крейсера. Кроме того, обе стороны потеряли по несколько миноносцев; в общем же потери англичан были больше, чем потери германцев (по тоннажу вдвое). Сражение, как мы видели, не имело решительного результата, и обе стороны приписали себе победу, но германский флот после этого сражения совершенно прекратил выходы в море.

Ютландский бой, хотя и окончившийся вничью, ясно показал Германии, что ее флот не может соперничать с английским. Поэтому, несмотря на указанные раньше политические условия, препятствовавшие ведению подводной войны, мнение сторонников этой войны, как единственного средства воздействовать на Англию, одержало верх, и к концу года подводная война возобновилась, причем ее сфера была распространена на Белое море, Мурманское побережье, Канарские острова, Мадейру и другие пункты Атлантического океана, где проходили главные морские торговые пути. В ответ на возобновление подводной войны Англия и Франция организовали самую строгую «голодную блокаду» Центральных держав, что и вызвало со стороны Германии применение для торговых целей больших подводных лодок, способных делать пробеги через весь Атлантический океан до Америки и обратно (подводная лодка «Дойчланд», выйдя 14 июня из Бремена с 1000 т груза в Америку, вернулась обратно 20 августа с 4000 т груза). Подводная война выражалась как в потоплении судов, так и в постановке мин заграждения, причем тоннаж погибших только на минах заграждения судов достиг в ноябре своего максимума за всю войну — 62 062 т. За весь 1916 г. союзный торговый тоннаж от подводной войны потерял 1125 судов (в том числе от подводных лодок 964 судна) общей сложностью свыше 2 млн т. [593]

Заключение

В предыдущем изложении уже были отмечены характерные черты и результаты каждой частной операции летнего периода 1916 г. Обращаясь к результатам его в целом, можно сказать:

1. Задачи, поставленные армиями Антанты на конференциях в Шантильи, выполнялись каждой из их, но не дали общих решительных результатов; они нанесли серьезные потери враждебной стороне, сильно истощили ее средства, но истощились и сами, не изменив стратегического положения в лучшую для себя сторону.

2. Совместные действия на разных театрах выразились только в виде попыток временного характера, не объединенных ни по времени, ни по продолжительности. Как следствие этого Центральный союз хотя и был поставлен в тяжелое положение, но сохранил и силы и свободу маневра для будущего периода. Только на Русском фронте операции продолжались почти без всякого перерыва.

3. На Балканском театре царило полное спокойствие, а на Азиатско-турецком инициатива действий, хотя и мало удачная, принадлежала туркам. Несмотря на это русские, вновь ведя борьбу при самых трудных условиях гористой местности, значительно продвинулись в глубь Армении, улучшив здесь свое положение. Но на юге совместных действий с Англией вновь достигнуть не удалось. Это ухудшило положение Антанты в Персии.

4. Богато снабженная техникой англо-французская армия на Сомме и бедно снабженная техникой русская армия у Риги и Барановичей имели почти одинаково малые результаты, показывающие, что в борьбе за укрепленные полосы дело не в одной технике, но и в умелом маневре.

5. Мы вновь видели разнобой в управлении на обеих сторонах, который не ограничивался только верховным командованием союзными армиями, но спускался [594] и ниже. В России он вылился в неспособность Алексеева взять в свои руки Брусилова, Эверта и Рузского; в Германии — во вражду Фалькенгайна с Гинденбургом и Людендорфом; во Франции — в несогласие не подчиненных друг другу Жоффра и Саррайля.

6. Как результат всего этого Антанта должна была в осенний период продолжать выполнение летних задач, но при худшей обстановке, так как германцы вновь могли взять инициативу в свои руки.

7. Антанта имела за этот период большую дипломатическую победу, заставив Румынию выступить на своей стороне, но не сумела использовать всех выгод этого выступления, которое явилось запоздалым почти на 2 месяца.

8. Единоборство английского и германского флотов не привело к решительным результатам. [595]

Глава двенадцатая.
Период октябрь — декабрь

Общий характер периода



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.112.123 (0.019 с.)