ТОП 10:

Операция в Риго-Шавельском районе



(Схема 40)

Фалькенгайн считал русскую операцию законченной, и в действительности цель, поставленная им себе весною, была достигнута даже в большем, чем он предполагал, размере; грозно развивавшиеся события на западе Европы привлекали туда его внимание и силы. Но Гинденбург имел еще много сохраненных и свободных сил на северо-востоке своего фронта и хотел их использовать для удара на Ригу и по русским тылам в направлении на Вильну — Минск. Для этой цели главное командование усиливало Гинденбурга еще 3 дивизиями, освобожденными из-под Новогеоргиевска. Здесь операции развивались в двух направлениях: на Ригу — Двинск и на Вильну.

Неманская армия генерала Шольца, имея сильное уплотнение на своем левом фланге, у Газенпота и у Шавлей, перешла в конце июля в решительное наступление. Потесненная русскими войсками в 5-дневных боях у Шавелей, она все-таки выиграла фланг своей левой группой, чем заставила русских отходить к Западной Двине на Ригу, Якобштадт и Двинск. 20 августа германцы заняли Митаву, а в начале сентября начали теснить русских к Западной Двине. Но новые перегруппировки русского главного командования и здесь поставили преграду в достижении намеченных ими целей. В район Риги была перекинута 12-я русская армия, которая и удержала в своих руках широкий левобережный плацдарм у Риги и небольшой плацдарм у Якобштадта; так же неудачно было наступление германцев 9 — 11 сентября и на Двинск, где 5-я русская армия, действуя против флангов Неманской и 10-й германских армий, удержала в своих руках плацдарм на левом берегу реки у Двинска. [422]

Виленская операция

(Схема 41)

С момента падения крепости Ковно 22 августа и форсирования р. Неман пути на Вильну и Двинск оказались открытыми. Германское командование (Гинденбург) намечало главный удар в направлении севернее Вильны, стремясь окружить русские войска, находящиеся в районе Вильны. Еще до падения Ковно Гинденбург дал директиву о подготовке операций на Вильну. 10-я германская армия должна была наступать: левым флангом (XI резервный корпус) — на Вильну, центром (XXI корпус) — форсировать р. Неман у Прены и правым флангом (группа резервных ландверных дивизий) — на Гродно. Севернее 10-й германской армии должна была наступать конная группа. Этому наступлению содействовала Неманская армия слева и 8-я армия справа.

После падения Ковно 22 августа русская Ставка, опасаясь германского десанта в Рижском заливе, главные силы сосредоточила на путях к Риге, направив туда и единственный резерв Северо-западного фронта — Гвардейский корпус, в результате чего на р. Неман к моменту развития Гинденбургом удара на Вильну оставалась ослабленная 10-я русская армия с задачей удержания Вильны.

Части 10-й германской армии 22-23 августа после упорного боя заняли Кошедары и продвигались дальше. Натиск на Кошедары заставил генерала Алексеева еще 21 августа спешно перебросить V корпус из Белостока в район Ландварово — Вильна. 24 августа развернулись значительные германские силы на фронте Вепры — Жосли и намечался глубокий обход Вильны с севера, со стороны Ширвинты — Мейшагола. 27 августа германское командование начало постепенно усиливать свою 10-ю армию (Гвардейским и III резервным корпусами и другими частями) за счет соседней слева Неманской армии. Подкрепления направлялись [423] на оба фланга 10-й армии, где вели сильные контратаки русские войска, отошедшие на линию Дукшты — Олита — Мерен — Липск. Ввиду того что сведения о высадке германских войск в Рижском заливе не оправдались и так как было обнаружено наступление их по северному берегу р. Вилия, русское командование, кроме V корпуса, решило перебросить сюда Гвардейский и XXIII корпуса, которые образовали группу генерала Олохова. В результате усиления обеих сторон во второй половине августа и начале сентября к северу от Вильны начался ряд длительных и упорных боев, которые носили характер безрезультатных встречных фронтальных столкновений. 8 сентября армии Гинденбурга вновь перешли в наступление. Они стремились прорвать Русский фронт между Вильной и Двинском, чтобы потом всей массой своей кавалерии нанести глубокий удар по тылам армии Западного фронта. 10-я германская армия должна была, имея ударную группу на фронте Ширвинты — Лелюны, наступать по северному берегу Вилии, в общем направлении на Вильну — Сморгонь; Неманская армия — наступать на Двинск с целью отбросить русские войска на Западную Двину и этим обеспечить 10-ю армию с севера. Кавалерия обеих армий (6 дивизий) должна была прорваться в промежуток между 5-й и 10-й русскими армиями, прикрытый русской конницей (2 дивизии), и далее в тыл русским армиям с задачей перерыва железных дорог Полоцк — Молодечно и Орша — Минск. 10 сентября воздушная разведка донесла русскому командованию о движении германских войск на Свенцяны.

Свенцянский прорыв

(Схема 42)

Германцы решили использовать образовавшийся между Двинском и Вильной разрыв и бросили в направлении Вилькомир — Свенцяны кавалерийскую массу, поддержанную егерями. [424]

9 сентября германский Конный корпус из 2 дивизий, к которым затем присоединились еще две, под начальством ген. Гарнье переправился через р. Свента севернее Вилькомира и, оттеснив русскую конницу, находившуюся на стыке между 5-й и 10-й русскими армиями, бросил на тыл III корпуса и заставил этот корпус спешно отойти к Ново-Александровску. После этого германская кавалерия повернула на юго-восток и вновь оттеснила русскую конницу. В этот момент 13 сентября корпус Гарнье получил приказ броситься в разрыв между флангами 5-й и 10-й русских армий и далее в район Вилейка — Молодечно — Сморгонь для разрушения железных дорог и занятия Молодечно. Корпус был усилен еще 2 кав. дивизиями. 14 сентября германцами была занята Вилейка. 19 сентября отряд конных егерей пробрался к линии Минск — Смоленск и испортил путь в районе ст. Смолевичи. Три железнодорожные магистрали оказались под ударами германцев. В тылу русских войск, преимущественно 10-й армии, быстро нарастала паника, германская кавалерия уничтожала склады и разгоняла учреждения и этапные батальоны.

Германские войска угрожали ближайшим тылам группы генерала Олохова. 10-12 сентября эта группа была усилена 7-й и 8-й сибирскими дивизиями и Кубанской казачьей бригадой. Развернувшись на фронте Подбродзе — Глинцишки — Мейшагола, она сдерживала германские войска, наступавшие с фронта Шешоли — Ширвинты, атакуя обходившие их колонны на фронте Интурки — Гедройцы. Бои 12-13 сентября к северу от Вильны не привели к решительным результатам. Но в связи с успешным продвижением германской конницы на Свенцяны русское командование решило очистить Вильну. 16 сентября гвардейский корпус начал отводиться в резерв, в район Антополь — Нововилейск, а 10-я армия оттянула свой правый фланг за р. Вилия от Быстрицы до Крево. При обнаружении угрозы правому флангу Западного фронта новый главнокомандующий Эверт, назначенный вместо ставшего [425] наштаверхом Алексеева, решил сделать коренную перегруппировку в армиях фронта, с целью выделения резервов для борьбы на угрожаемом направлении. Из 2-й армии выделялся Конный корпус Орановского в район Свенцяны, из 1-й армии — 2 корпуса в район Лиды и из 4-й и 3-й армии — по 1 корпусу в районы Новогру-док, Барановичи. В указанные районы эти корпуса должны были прибыть к вечеру 15 сентября. 14 сентября были выделены еще 2 корпуса, и, кроме того, в районе Молодечно высаживался XXVII корпус, не успевший проскочить в Двинск из-за перехвата германской конницей железной дороги. Все сосредоточиваемые в районе Молодечно — Поставы войска объединялись в руках командования 2-й армии, штаб которой перебрасывался из района Лиды в район Глубокое. 17 сентября Ставка указала: 10, 1, 4 и 3-й армиям отойти в три перехода, начиная с ночи на 18 сентября, на линию Михалишки — Ошмяны — Новогрудок — Барановичи — озеро Выгоновское.

Германская кавалерия, не поддержанная быстро своей пехотой, после 15 сентября выдыхается; она цепляется за местность. А русские, сдерживая арьергардами 1-й и 10-й армий на линии Вильна — Лида — Слоним продвижение 10-й и 8-й германских армий, в то же время значительными силами с трех сторон начинают постепенно вытеснять утомленную германскую кавалерию из района Молодечно. 21 сентября русскими занята Сморгонь, германцы отбрасываются к озеру Свирь, в районе Вилейки захвачена германская конная артиллерия, 1-я кавалерийская дивизия оттеснена в болота озера Нарочь. К 2 октября Свенцянский прорыв окончательно заполнен русскими, которые прочно заняли фронт озеро Дрисвяты — озеро Нарочь — Сморгонь — Делятичи на Немане. Этим собственно и кончились операции на Русском фронте 1915 г., так как бои приняли местный характер и в скором времени обе стороны перешли к позиционной войне на всем длинном фронте от Балтийского моря до румынской границы. [426]

Линия расположения противников тянулась по Западной Двине от Риги до Двинска, с сильными плацдармами русских на западном берегу у Риги и Двинска и со слабым у Якобштадта, и далее почти по прямой линии на Поставы, Крево, Барановичи, Пинск, Дубно, Бучач и Новоселицы. Неудавшееся окружение Гинденбургом русских корпусов в районе Вильны в августе объясняется недостаточной численностью германских войск, так как германское главное командование (Фалькенгайн) решило усилить свои армии на Западном театре за счет Восточного фронта. Вынужденный 10-дневный перерыв операций во время перегруппировок германских сил дал возможность русской Ставке выделить достаточные резервы и перебросить их на угрожаемое направление. В сентябре Гинденбург перенес главный удар на правый берег Вилии, охватывая у Подбродзе группу генерала Олохова, что позволило ему при слабой маневренности русских войск частично осуществить глубокий рейд на Молодечно. Этот удар не имел решающего значения, так как без артиллерии и пехоты одна конница не могла закрепиться на захваченном ею рубеже.

В период описанных выше Виленской операции и Свенцянского прорыва в организации верховного командования русскими армиями произошел ряд перемен. Николай Николаевич был назначен на Кавказ, верховное командование принял на себя Николай II при начальнике штаба генерале Алексееве, а весь Русский фронт был разделен на три фронта: Северный, прикрывавший пути на Петроград, Западный — пути на Москву, и Юго-западный — пути на Киев. Во главе первого и последнего мы встречаем знакомых уже нам генералов Рузского и Иванова, а во главе Западного фронта был поставлен генерал Эверт. Русский фронт наподобие Французского обратился в позиционный. [427]

Французский театр

Прежде чем сделать выводы по летнему периоду кампании 1915 г. на Русском фронте, необходимо остановиться на операциях на Французском театре и на второстепенных фронтах за то же время с мая по сентябрь 1915 г.

После упомянутого уже сражения у Ипра 22 апреля англо-французы приступили к подготовке более крупной операции, но также с ограниченной целью. Операция была поручена командующему 10-й французской армией генералу Фошу. Целью поставлен был прорыв германской позиции на холмах Артуа, между Ля-Бассе и Аррасом, при поддержке английских войск, [428] 2-й армии с севера и 5-й французской армии с юга (схема XVII). Атака была предпринята 9 мая, причем Фош использовал опыт только что перед тем произведенного Макензеном прорыва у Горлицы и ввел тяжелую артиллерию в количестве 350 орудий. Ввиду незначительного количества этой артиллерии у французов прорыв был сделан только на ширине 10 км между Невиль — Сен-Вааст и высотой Лорет. После ураганной артиллерийской подготовки французская пехота бросилась на штурм и одним махом углубилась на 2 км в германскую позицию. Дальше она наткнулась на германские узлы сопротивления, усиленные большим количеством проволочных заграждений и бетонированными пулеметными гнездами. Бой продолжался до 15 мая, но французы не могли развить своего прорыва глубже вследствие его малой ширины. Произведенное одновременно севернее наступление англичан также не дало большого результата.

Как раз в это время русский верховный главнокомандующий обратился с телеграммой к генералу Жоффру с просьбой предпринять наступление для облегчения положения Русского фронта. Во второй телеграмме на имя Жоффра русский главнокомандующий отмечал, что от начала войны число германских пехотных дивизий на Русском фронте возросло с 9 до 42, а кавалерийских — с 1 до 10. Из этого числа от 80 до 90 пех. и до 54 кав. полков было переброшено с Французского фронта. Поэтому высказывалось пожелание о том, чтобы была затруднена дальнейшая переброска германских войск с запада на Русский фронт. Жоффр в середине июня повторил атаку теми же силами, и она приковала несколько германских дивизий, но стратегического результата не имела. Все атаки англо-французов в мае и июне не могли обмануть германское главное командование на счет их значения лишь как отвлекающих, демонстративных и только успокоили его на счет пассивности борьбы на Французском фронте в течение лета 1915 г. [429]

Но положение Русского фронта после очищения русскими армиями Галиции уже серьезно обеспокоило Антанту. В ее военно-политических центрах стали осознавать невыгоды разрозненных действий коалиции. Там поняли, что преимущества бесспорного численного превосходства армий Антанты парализуются вследствие несогласованности их операций, и Центральный союз этим пользуется, чтобы наносить врагам последовательные удары. В связи с таким выводом 7 июля в Шантильи был собран впервые за войну междусоюзнический военный совет, на котором Россия была представлена своим военным агентом в Париже. На совещаниях Жоффр признал необходимым для Франции [431] оказать серьезную поддержку своему восточному союзнику, но здесь же выяснилось, что предпринять крупную наступательную операцию на Французском фронте можно лишь через несколько недель вследствие надобности выждать прибытия английских подкреплений, произвести перегруппировки сил и пополнить огнестрельные припасы.

С середины июля англо-французы начали подготавливать операцию большого размаха. Для новой попытки прорыва Германского фронта были намечены два района: в Артуа — для англичан и в Шампани, восточнее Реймса, для французов. Оба участка образовали вместе обширную дугу, по которой германцы, врезаясь во французскую территорию, наиболее приближались к Парижу.

Прорыв в Шампани был шириной в 25 км, между Моронвиллер и р. Эна. Он был поручен 4-й и 2-й французским армиям, объединенным под начальством генерала Петена. 3-я армия генерала Кастельно должна была поддерживать этот прорыв атакой на правом берегу р. Эна (схема XVIII). Подготовка операции в Шампани велась с большим напряжением: введены были в дело 53 лучшие дивизии, а у Артуа — 14 английских дивизий. Сосредоточена была масса артиллерии (около 5000 орудий), для подвоза к которой боевых припасов проложены были новые дороги. Штурму в Шампани предшествовала 7-дневная артиллерийская подготовка, потребовавшая расхода до 3 млн. снарядов. 25 сентября французы бросились в атаку. В первые 2 дня Германский фронт в Шампани был прорван на протяжении 25 км, на 10-15 км в глубину. Было захвачено в плен 25 тыс. германцев и 150 орудий. Но затем союзники наткнулись на вторую германскую позицию, устроенную частью на обратных скатах, частью замаскированную лесами и потому не тронутую артиллерийским огнем. Пришлось вновь приступить к методической подготовке штурма второй позиции уже под огнем германской артиллерии. Только 6 октября Кастельно решает [433] вторично атаковать германцев. Эта атака вызвала огромные потери во французской пехоте, так как артиллерия не могла основательно разбить позиционные сооружения. Потребовалось и чрезвычайное расходование снарядов. Жоффр приостановил дальнейший штурм. У Артуа успех также получился лишь вначале. 10-я армия Фоша овладела Суше, английская армия — Лоос и Юллюш, но вскоре обе армии наткнулись на крупные германские силы, и атака была прекращена (схема XIX).

Войскам Антанты не удалось окончательно прорвать Германский фронт. Операции в Шампани и Артуа не увенчались успехом вследствие недооценки силы германских позиций: вторая их линия, на расстоянии нескольких километров от первой, явилась неожиданностью для англичан и французов и требовала для прорыва такой же подготовки, как и для прорыва первой позиции. Между тем ни живой силы, ни боевых запасов не хватало для выполнения последовательно штурма первой и второй германских позиций. Кроме того, операция в конце сентября на Западном фронте являлась уже запоздалой для улучшения русского положения, и подготовка ее велась так медленно, что германцам удалось перебросить вновь несколько дивизий с востока на запад. 3 германских корпуса были взяты с Русского фронта, причем пленные показывали, что они в 3½ суток были доставлены в Шампань из Белостока. 20 октября окончательно затихли бои в Шампани, и на Западном фронте вновь водворилось позиционное сиденье.

Итальянский театр

С первых дней войны обе коалиции нажимали все политические пружины, чтобы втянуть Италию в войну. Итальянское правительство это ясно понимало и хлопотало о том, чтобы не продешевить своей помощи. Фалькенгайн в своей книге откровенно говорит о том, как настойчиво стремилось германское правительство [435] внушить австрийцам неизбежность территориальных уступок Италии за счет Австрии, чем можно было бы купить если не ее участие на стороне их союза, то по крайней мере итальянский нейтралитет, который обеспечивал бы возможность получения через нее нужного сырья.

Италия понимала, что продолжительный нейтралитет при развитии мировой войны чреват для нее опасностями, особенно при заключении мира; нужно было воевать, и война на стороне Антанты обещала гораздо более существенные выгоды. После очень продолжительных переговоров 26 апреля 1915 г. в Лондоне было подписано соглашение, обеспечивавшее приобретения Италии за счет Австрии и Турции по окончании войны. Англия обязывалась немедленно дать Италии заем в 50 млн фунтов стерлингов, а Италия должна была не позже как через месяц вступить в войну. 24 мая 1915 г. Италия объявила Австрии войну, но с Германией она порвала дипломатические сношения только 27 августа 1916 г., что, однако не мешало германским войскам и раньше участвовать в операциях на Итальянском театре.

Мобилизованная итальянская армия состояла из 12 корпусов и из большого числа милиционных дивизий. Численность армии при полном напряжении достигала 2 млн., из которых сразу было призвано под знамена около половины, остальные составляли запас, призываемый по мере надобности.

Австро-итальянская граница шла по хребту Альп, причем австрийские владения вдавались клином на юг в Трентино, представляя выгоды быстрого наступления [436] в Ломбардию долинами pp. Брента, Адиж и Кьеза (Джудикария) (схема XX). С другой стороны, все политические интересы Италии сосредоточивались на востоке, в долине р. Изонцо, в Истрии и Триесте. Таким образом, для итальянцев приобретали большое значение оба фланга их фронта — крайний правый, где сосредоточивались главные объекты действий, и левый, откуда шли кратчайшие пути в Ломбардию. Это вызывало необходимость со стороны итальянцев сильной страховки своих сообщений на фронте Трентино при развитии операций на р. Изонцо, куда тянули их политические интересы.

Первоначальный план итальянцев заключался в том, чтобы использовать отвлечение австрийцев на Русский фронт и медленным общим наступлением завладеть с самого начала кампании всеми важными проходами и господствующими пунктами границы и тем лишить австрийцев в будущем возможности вести наступательную операцию.

Со своей стороны германская коалиция, предвидя выступление Италии, решила до окончания операции в России вести на Итальянском театре оборонительную войну. При этом было решено не уступать добровольно территории двуединой монархии и вынести оборону на р. Изонцо. Сюда, кроме сосредоточенных вблизи границы австро-германских дивизий, были направлены 5 дивизий из Сербии, 2 из Галиции, Альпийский германский корпус (1 дивизия), а также германская тяжелая артиллерия. [437] Но все эти войска могли быть сосредоточены только уже после начала итальянского наступления.

С 24 мая итальянцы начали наступать в четырех главных направлениях. В Трентино, где наступление велось несколькими сходящимися колоннами, они продвинулись на линию Коль-ди-Тонале — Рива — Роверето — Борго. В Кадоре они заняли Монте-Кроче и Кортина д'Ампецо, доминирующие над дорогой в Тоблах. В Карпинских Альпах итальянцы продвигались особенно медленно и не могли завладеть фортом Мальборгетто, преграждавшим дорогу из Понтеббы в Тарвиз.

Но большую массу своих войск итальянцы сосредоточили в районе р. Изонцо, где бои приняли особо упорный характер на всем фронте от Монте-Неро до Мои-фальконе. Итальянцам удалось переправиться через реку и даже устроить тет-де-пон у Плавы, но дальнейшие успехи здесь, как и на всем фронте, были приостановлены в июле австрийскими контратаками. Война временно приобрела позиционный характер. [438]

Французские историки, для того чтобы оправдать неудачу первого итальянского наступления на р. Изонцо, когда австрийцы отчасти были захвачены врасплох, указывают, что эти последние успели в первые 2 недели по объявлении войны снять с Русского фронта 12 корпусов, участвовавших в трудной операции, и перекинуть их на итальянскую границу. Таким образом, итальянцы оказали существенную помощь России. Не стоит останавливаться на этом фактически невыполнимом акте вывода из операции 12 корпусов и перекидки их на Итальянский фронт в течение 14 дней, но, несомненно, итальянское наступление было единственной реальной помощью русским войскам, которая выявилась в снятии с Русского фронта первоначально 2, а потом в течение всего летнего периода кампании еще 8 — 10 австрийских дивизий.

Азиатско-турецкий театр

(Схема 35)

По мере хода войны действия в Азии все расширялись и постепенно охватывали турецкие владения со всех сторон. Начавшись на Кавказе, они постепенно захватили Месопотамию и Сирию, а затем проливы, что объясняется особенностями Азиатского театра, так как именно эти районы имели особое значение в колониальной и империалистической политике великих держав. Здесь находились богатые объекты для захвата в будущем победителями ценных источников сырья, естественных богатств, рынков и кратчайших путей, и поэтому военные действия вылились в наступлении Антанты на Турцию именно в указанных районах. В течение весны и лета 1915 г. на Азиатско-турецком театре, кроме Кавказского фронта, не произошло никаких серьезных боевых действий, и поэтому рассмотрение событий на остальных фронтах удобнее отнести к концу года, как заключительному периоду. [439]

Кавказский фронт

(Схемы 36 и 37)

Кавказский фронт мы оставили после блестящей победы русской армии под Сарыкамышем. Операции по-прежнему велись на отдельных направлениях — Приморском, Ольтинско-сарыкамышском и Эриванском, но центр тяжести их переместился к левому флангу русской армии. События, развивавшиеся весной 1915 г. на западной русской границе, заставили Ставку перетягивать все, что возможно, на Европейский фронт, вследствие чего Кавказский фронт постепенно ослаблялся, и поэтому к лету Кавказская армия хотя по-прежнему состояла из 3 корпусов, но из них была последовательно изъята почти половина дивизий, замененных второочередными формированиями. В армии по-прежнему оставалась многочисленная конница, но исключительно казачья. На летний период Ставка поставила Кавказскому фронту задачей прикрытие русских пределов от покушения на них турок и поддержание русского влияния в Персии, где у России имелись значительные материальные интересы.

Турки, исполняя грандиозный план германского верховного командования, старались при содействии германских военно-политических организаций вовлечь Персию и Афганистан в открытое выступление против России и Англии, а союзные державы старались всячески этому противодействовать. Борьба в Персии приобрела особый военно-политический характер, где переплетались военные операции, дипломатическое воздействие, признаки гражданской войны и экономическая помощь в виде выдачи субсидий различным партиям и отдельным лицам. Таким образом, внимание обеих сторон было привлечено к восточной части фронта, т. е. к району турецко-персидской границы, но у русских, как сказано выше, задача на этот период сводилась к обороне, а у турок, усилившихся прибывшими подкреплениями, — к наступлению. [440]

План германо-турок состоял в наступлении отрядов персидских кочевников, подкрепленных небольшими турецкими отрядами, через Азербайджан на линию Елисаветполь — Баку и в выступлении на поддержку им отдельных афганских отрядов через восточную Персию. Вся Персия была наводнена германскими политическими агентами, отрядами инструкторов и транспортами боевого снаряжения, которые постепенно продвигались через Персию к Азербайджану и к Афганистану. Наконец, в мае персидское правительство предложило вывести русские отряды, занимавшие персидский Азербайджан и имевшие целью прикрывать русско-персидскую границу от вторжения курдов и тюркских кочевых племен в Закавказье, имевших целью набег на единственное железнодорожное сообщение Закавказья с Европейской Россией. Восстановить в Персии свое политическое влияние Россия могла только очередной победой над турками и именно вблизи персидской границы. С этой целью в мае было решено перейти в наступление в направлениях на Мелязгерт и на Ван и занять важные узлы путей Муш и Битлис.

Наступление IV кавказского корпуса, действовавшего на этом направлении, началось весьма удачно: в июне был очищен от турок весь район между Ванским и Урмийским озерами, был вновь занят Дутак, очищенный русскими в период Сарыкамышской операции, затем взят Мелязгерт, важный пункт к северу от Ванского озера, и, таким образом, весь огромный район между русско-турецкой границей и северным берегом Ванского озера оказался во владении русских. Но силы русских, действовавшие здесь, были слишком незначительны для удержания такого обширного пространства, притом снабжение войск корпуса по горным дорогам через ряд еще не разработанных перевалов было очень затруднительно. Поэтому, когда в июле турки повели здесь наступление превосходными силами, сопротивление IV кавказского корпуса было скоро сломлено. [441]

План нового командующего 3-й турецкой армией Махмуд-Киамиль-паши и его германского штаба заключался в том, чтобы энергичным ударом в направлении Мелязгерт — Каракилиса отбросить правый фланг IV кавказского корпуса в пустыни северного берега Ванского озера, занять проход Кара-Дербент (вернее Кизил-Дербент) и, прервав тем сообщение между IV кавказским корпусом и сарыкамышской группой, действовать далее в тыл. План этот отвечал существующей обстановке, и турки стали проводить его с должной энергией. Турецкая ударная группа при совершении маневра базировалась на продовольственные склады, заложенные в плодородной Мушской долине, которой русские летом 1915 г. намечали овладеть. Однако этот план русских был нарушен внезапным наступлением турок, снова овладевших районом Мелязгерт. 23 июля русские были отброшены к Патносу, и турки продолжали наступление к Каракилисе, обходя, таким образом, правый фланг IV кавказского корпуса. Хотя командованию корпуса и удалось перебросить со своего левого фланга части, которые, образовав уступ, снова вышли на направление к Каракилисе, однако давление турок, имевших здесь до 4 дивизий, продолжалось, и положение сделалось угрожающим для всего Кавказского фронта.

Тогда командующий кавказской армией предпринял контрманевр, который заключался в быстром создании из частей I кавказского корпуса, действовавшего на Сарыкамышском направлении, и армейского резерва — ударной группы силой в 24 батальона и 31 сотню, которая должна была сосредоточиться уступом у Даяра и ударить в левый фланг турок. 2 августа отступавшие русские части были уже в Каракилисе, но задержаться на этой линии не могли и продолжали отступать к пограничному хребту Агрыдаг, причем артиллерию корпуса, ввиду невозможности быстро поднять ее на трудные перевалы в этом направлении, пришлось направить под прикрытием пехотного полка далее к востоку, где были более разработанные перевалы. [442]

К вечеру 3 августа сосредоточение даярской группы было закончено, и на другой день она перешла в наступление против левого фланга и тыла турок. Этот энергичный и своевременный удар грозил тактическим окружением турок у Каракилисы, чего они случайно избежали только вследствие того, что ударная даярская группа вместо данного ей направления взяла более северное, примерно в район Дутака. Турки, занимавшие Каракилису, очистили ее под угрозой обхода и стали спешно отступать к Мелязгерту, выдержав небольшой арьергардный бой с даярской группой. Вслед за отступающими турками началось новое наступление IV кавказского корпуса к северному берегу Ванского озера, где преследование было прекращено; перекинутая к этому времени с Европейского фронта кавказская кав. дивизия была пущена в трудный рейд из пределов Персии вдоль восточного и южного берегов Ванского озера.

На остальных направлениях Кавказского фронта шли бои местного характера, и к сентябрю расположение сторон установилось от Черного моря до Урмийского озера по линии Архаве — Ид — Хоросан — Дутак — Ван — Ханесурский перевал. Всего турки имели здесь 190 батальонов против 100 русских, но по-прежнему уступали русским в артиллерии, коннице и силе батальона.

Действия в Дарданеллах

(Схема 38)

После предыдущих неудач следующая попытка овладеть возвышенностями южной оконечности Галлиполийского полуострова лапалась 4 июня при очень слабой поддержке огнем судовой артиллерии. В 11 час. 20 мин. 24 тыс. англо-французских пехотинцев бросились в атаку на участке в 5 км. Как и во всех случаях, бывших ранее, вначале удалось сильно продвинуться вперед, особенно французам, но к исходу дня в результате турецких контратак пришлось отойти почти в исходное положение. [443] Всего в этот день англо-французами было введено в бой до 50 тыс. человек, потери достигли 7000 человек.

Сумев привлечь на поле боя многочисленную полевую артиллерию, турки поставили атакующих в столь угрожаемое положение, что последним пришлось ввести в бой все свои резервы. Хотя турки также понесли большие потери, однако благодаря умелым работам по укреплению своих позиций они могли быстро и незаметно подводить к линии огня свои подкрепления. После этих боев часть турецких войск на южной оконечности полуострова была заменена свежими дивизиями из состава 2-й турецкой армии Вехиб-паши.

К концу этой операции число потерь, понесенных англо-французами с начала высадки, достигло 50 тыс. человек. Наступило жаркое время года. Местами окопы первой линии были устроены из трупов, прикрытых снаружи мешками с землей, фашинами и песком. К счастью, всеиссушающее солнце при полном отсутствии дождей высушило и трупы; хотя эпидемий не последовало, но войска сильно страдали.

29 июня турки под личным управлением Энвера-паши произвели сильный контрудар с целью сбросить в море левый фланг Австралийско-новозеландского корпуса, но эта атака туркам не удалась, и они понесли большие потери.

Зацепившись ценой больших потерь и жертв за мыс Хеллес и мыс Габа-Тепе, Англо-французский экспедиционный корпус был вынужден перейти к позиционной войне. [444]

В конце июня в Лондоне было решено послать Гамильтону 5 свежих дивизий, что доводило число дивизий экспедиционных сил на Галлиполи до 12 (2-я французская дивизия Белу прибыла в начале мая). К этому же времени предполагалось прибытие мониторов, построенных адм. Фишером для операций, которые раньше намечались против германских берегов и ожидались старые крейсеры с пристроенными к ним противоминными утолщениями.

В течение июля на Галлиполи продолжались бои чисто местного значения, не имевшие подчас никакой, даже узкотактической, цели, Гамильтон, кроме имевшихся ранее в его распоряжении войск, получил 5 дивизий. Последние дивизии прибыли на остров Лемнос в начале августа. С этими вновь прибывшими войсками у Гамильтона было всего 157 тыс., включая сюда и 30 тыс. французов. Численный штат всех частей, не исключая Австрийско-новозеландского корпуса и французских дивизий, был пополнен, равным образом была пополнена и материальная часть. Англо-французский флот, стоявший на рейдах Имброса и Лемноса, был в полной готовности. На этот раз мощная армия, опирающаяся на сильный флот и в изобилии снабженная материальной частью, должна была, как думало английское командование, привести к долгожданному успеху.

Сувла, или серия сражений, называемых сражением у Сувлы, — одно из самых кровопролитных сражений, которые были до сих пор зарегистрированы английской военной историей. Это было поражение исключительно англичан, так как Гамильтон действовал совершенно самостоятельно, не сообщив французам в подробностях даже своего плана. Он решил охватить от Ари-Бурну до южной оконечности бухты Сувла правый фланг турецкой армии, а для отвлечения внимания турок произвести демонстрации на побережье у мыса Хеллес, между мысом Хеллес, Ари-Бурну и в Саросском заливе. Во время демонстрации Австралийско-новозеландский корпус должен был атаковать турок [445] в 4 км южнее бухты Сувла, а вновь прибывший IX армейский корпус Стопфорда — высадиться в бухте Сувла. Он рассчитывал объединенными усилиями этих 2 корпусов, т. е. массой в 65 тыс. человек, отбросить передовые части турок и охватить правое крыло их основной группировки, обойдя с севера массив, после чего захватить в тылу у турецкой армии порт Акбаш на Мраморном море.

К концу июля турецкая главная квартира, частично сменив пострадавшие в предшествовавших боях дивизии, довела силы Лимана фон Зандерса до 15 пех. дивизий, кроме того, во Фракии были расположены 1-я и 2-я турецкие армии, готовые подать на полуостров новые подкрепления.

К тому времени на Галлиполийском полуострове турки обороняли:

1) Фронт мыса Хсллес — 5 пех. дивизиями (1, 10, 13 и 14-я), имея в резерве 1 пех. дивизию (8-я), т. е. на 8 км имелось 5 пех. дивизий.

2) Фронт Ари-Бурну (против Австралийско-новозеландского корпуса) — 3 пех. дивизиями (16-я и 19-я), имея в резерве также 1 дивизию, т. е. на 5 км 3 пех. дивизии.

Считая, что у англо-французов не хватит сил для производства одновременно двух ударов по флангам турецкого расположения, Лиман фон Зандерс оставил на азиатской стороне 3 пех. дивизии (2, 3 и 11-я). Кроме того, на южной оконечности полуострова были выделены 2 дивизии в общий резерв (9-я и 4-я), в целях поддержки частей, расположенных против мыса Хеллес либо расположенных против Ари-Бурну. Наконец, у места, которое вызывало особенное беспокойство, — у Саросского залива находилась вторая резервная группа в составе 2 дивизий (7-я и 12-я).

6 августа операция началась атакой англичан на южном участке в направлении на Ачи-Баба. По случайному совпадению турки также получили приказание атаковать англичан. В результате последовало встречное столкновение, не давшее сторонам никаких результатов. [446]







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.019 с.)