Общее положение на театрах войны




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Общее положение на театрах войны



(Схема 58)

Во Франции, как только туда донеслись первые отзвуки Великой Октябрьской социалистической революции, Пенлеве (первый министр того времени во Франции) собрал совещание из представителей держав Антанты для обсуждения создавшегося положения. На этом совещании была установлена безусловная необходимость скорейшего окончания войны вообще и в частности более энергичного участия в ней вступившей в войну Америки...

Благоприятное экономическое положение, улучшающееся с каждым днем прибытие американских войск и стратегическое положение Антанты подсказывали ей держаться в первые месяцы кампании 1918 г. пассивного образа действия.

Материальные силы и средства Антанты планомерно и прогрессивно увеличивались и делали ее армии не только богато, но роскошно обеспеченными всеми средствами ведения войны.

Благодаря все тому же превосходству в технике и позиционной войне значительная часть их войск находилась на отдыхе в резерве, что давало возможность сохранить кадры и свежесть войск. Контингенты колоний обеспечивали необходимый людской запас. Германская подводная война не нанесла ожидаемого вреда, и сырье всего мира почти по-прежнему было к услугам Антанты. Наконец, американская помощь войсками [702] росла каждый месяц и к лету должна была обратиться во внушительную силу (к 1 марта было высажено 300 000 человек и в лагерях в Америке находилось 1 300 000 человек; кроме того, была объявлена всеобщая воинская повинность).

Революционные настроения проявились и в странах Антанты. Более всего они распространились в Италии. Но вкрапление в итальянскую армию большого процента англо-французских войск удержало ее от развала.

Волнения во французских войсках были подавлены жестокими мерами ген. Петена. Французское правительство Пенлеве, склонявшееся к заключению мира, было в конце года заменено реакционным министерством Клемансо, который беспощадно подавлял все оппозиционные выступления.

Английская армия успела развернуться к этому времени в большую и серьезную силу после трехлетних трудов Китченера и Ллойд-Джорджа. Из ролей второстепенных она переходит в 1917 г. на положение главенствующее, и камертон всех действий этого года находится в ее руках, приспособившихся к ведению большой современной войны.

И французы и англичане путем долголетнего кровавого опыта выработали необходимые приемы ведения позиционной войны и массового применения современной техники. Они решили обескровить германский военный организм и только на развалинах его перейти к широкому маневру.

Самой слабой стороны Антанты по-прежнему оставалось необъединенное верховное командование, что выявилось следствием почти равного удельного веса составных ее частей.

Сравнивая положение сторон, приходится прийти к выводу, что все шансы кампании 1918 г. находились на стороне Антанты, для которой критическим периодом были первые месяцы года, когда германские армии были численно сильнее, а помощь со стороны Америки мала. Решительное наступление германцев в этот [703] период могло увеличить их шансы на победу. Этого наступления англо-французы особенно боялись, почему и поставили себе ближайшей целью строгую оборону.

Интервенция Германии

Германцы поставили себе целью нанести решительный удар англо-французам до прихода американцев и готовились к этой операции с осени 1917 г.

Освободившись от длиннейшего из своих фронтов -русского, от Балтийского до Черного моря, получив возможность сосредоточить все свое внимание и силы на главном театре — Французском, Людендорф решительной победой на главном театре войны хотел добиться желательного для Германии мира.

Германское командование, увлеченное кажущимися столь блестящим внешним положением и опьяненное «успехом» на Русском фронте, поставило себе две политические цели: на Западе — победа для мира; на Востоке — захват огромных земель и богатств и удушение большевизма.

Ставя себе одновременно столь крупные политические цели, германское командование не учло того внутреннего состояния, в каком находились в это время Центральные державы и особенно сама Германия.

Экономическое состояние их дошло до крайней степени упадка во всех отношениях. Людской материал был весь исчерпан. Весь запас, который мог быть использован для пополнения войск, не превышал в Германии 100 000 человек.

Подводная война не оправдала возлагаемых на нее надежд.

Обострение классовых противоречий, стремление народных масс к миру, дезертирство из армии принимали угрожающие размеры.

Победа Октябрьской революции указывала массам революционные пути окончания империалистической [704] войны. Ленинские лозунги перехода власти в руки советов, лозунги мира, хлеба, свободы, несмотря на противодействие германского командования, доносились до Германии, где уже имелась благодарная почва для этих идей среди рабочего класса, крестьянства, мелкой буржуазии городов и многомиллионной солдатской массы, на которые падала вся тяжесть войны.

Если таково было положение Германии, то в несравненно худшем состоянии находились ее союзники. Австро-Венгрия и отчасти Болгария представляли собой трупы, с трудом гальванизируемые Германией. Австрия была удержана в союзе удачным германским осенним наступлением в Италии. Болгария держалась только благодаря пассивности Салоникского фронта. И только Турция, связавшая свою судьбу с Германией, шла в лице господствовавшей младотурецкой партии на продолжение войны.

Всей этой действительности германское командование и его вдохновители не учли.

Ген. Людендорф в своих «Воспоминаниях» на с. 114 пишет: «На рубеже 1917/18 г. обстановка на суше вследствие выхода из войны России слагалась для нас выгоднее, чем за год перед этим... Соотношение сил складывалось для нас так благоприятно, как никогда»{91}.

Людендорф опасался лишь, что такое благоприятное для Германии соотношение сил может быть нарушено Америкой, которая перевезет во Францию достаточные силы, чтобы это соотношение изменилось в пользу Антанты.

Такой момент должен был наступить летом 1918 г., учитывая, что Америка ежедневно перевозила по 7000 солдат, получая соответствующую военную технику [705] на месте во Франции. Германское командование считало, что необходимо было торопиться, чтобы не упустить столь благоприятный и по всем расчетам последний момент.

Необходимо было подготовить во всех отношениях решительную операцию так, чтобы победа была обеспечена; на карту ставились исход войны, судьба германского империализма.

Подготовка операции было проведена с большой тщательностью.

Начиная от соответствующей обработки общественного мнения в лагере своих противников и кончая «тактикой стрелкового отделения» в «наступательном сражении в позиционной войне», — казалось, все было предусмотрено.

13 февраля на совещании в Гамбурге Людендорф докладывал Вильгельму: «Армия сосредоточена и, будучи хорошо подготовлена, приступает к разрешению величайшей задачи в истории»{92}.

Воспользовавшись предательским поведением Троцкого, который не выполнил директивы Ленина о подписании договора, немцы заявили, что отказ от мирового договора автоматически влечет за собой прекращение перемирия.

18 февраля войска германо-австрийского союза перешли в общее наступление от Финляндии до Кавказа. Через 2 часа после наступления германские войска уже заняли Двинск.

Затяжка в подписании мира с Германией усиливала позиции германского империализма и ухудшала положение молодой Советской республики. Ответственность за это лежит на предателях, врагах народа троцкистах и бухаринцах, боровшихся против требования Ленина о немедленном заключении мира с Германией.

Германские и австрийско-венгерские штыки дали контрреволюционной Украинской раде то, чего у нее [706] не было, а именно вооруженную силу. Советская власть было вытеснена из Украины и с Юга. Германские империалисты подали руку помощи атаману донского казачества, который, собрав под свое знамя все контрреволюционные элементы казачества и буржуазии, уничтожил все достижения советской власти в казачьих областях Дона и Северного Кавказа.

Ленин настаивал на том, чтобы заключить мир с германцами с целью добиться передышки. Эта передышка было необходима для упорядочения организации управления государством и строительством Красной Армии.

Победа Ленина в вопросе о мире привела к тому, что 3 марта в Бресте был подписан мир{93}. Однако австро-германцы продолжали наступление.

Германия и ее союзники оккупировали: Финляндию, Прибалтику, Польшу, Украину, Юг России и Закавказье. На занятой территории оккупанты создавали буржуазные республики и поддерживали активность всех контрреволюционных образований, угрожая вместе с тем непосредственно Петрограду, вследствие чего еще 11 марта советское правительство переехало в Москву.

28 апреля германцы разогнали Центральную раду и 29-го провозгласили ген. Скоропадского всеукраинским гетманом.

При поддержке германского командования ген. Краснов вооружил реакционное донское казачество и, вытеснив красные войска из пределов области, восстановил власть атамана Всевеликого войска донского. [707]

К этому же времени, при поддержке атамана Донского казачьего войска сначала Каледина, а потом и того же Краснова, по поручению кадетского «Московского центра» и на средства ростовской и новочеркасской буржуазии ген. Алексеев создал Добровольческую армию, возглавленную сначала ген. Корниловым, а после его смерти Деникиным.

Англия и Франция в своем тайном соглашении еще 23 декабря 1917 г. решили также оказать поддержку ген. Алексееву. Таким образом в борьбе против диктатуры пролетариата два капиталистических и воюющих между собой на театрах мировой войны лагеря — Антанта и Центральные державы — фактически выступили единым фронтом. Российская контрреволюция питалась соками того и другого лагеря.

Азиатско-турецкий театр

(Схема 35)

В начале описываемого периода в связи с общим положением дел продвижение англичан на Месопотамском фронте почти прекращается. Для турок же начальный период приносит неожиданный успех на Кавказском фронте, где они не только возвращают занятую прежде русскими турецкую территорию, но оккупируют и части русского Закавказья. В сентябре 1918 г. на Азиатском театре, как и вообще в мировой войне, Турция потерпела полное поражение еще до окончания войны и вышла из числа ее участников.

Кавказский фронт

Как мы уже видели, русская кавказская армия перестала существовать к концу 1917 г., поэтому с начала описываемого периода турки перешли в наступление с целью обратного овладения областями, завоеванными в 1914-1916 гг. русскими. [708]

30 января турки заняли Эрзинджан, 4 февраля — Байбурт, 8 февраля — Мемахатун, 29 февраля — Эрзерум, а в марте ими была занята вся турецкая территория, захваченная русскими в мировую войну.

Затем германский генеральный штаб, в поисках новой базы для борьбы с Англией на Азиатском театре, а также панисламистские идеи Энвера толкают турецкие войска в русское Закавказье, где они в апреле оккупировали Карскую и Батумскую области. Одновременно турецкий Экспедиционный корпус под командой Нури-паши повел наступление на Баку.

Месопотамский фронт

В начале 1918 г. вместо умершего Мода в командование английской экспедиционной армией вступил ген. Маршаль. Имея свой левый фланг вполне обеспеченным со времени взятия Багдада в 1917 г., английская армия возобновила наступление в районе между pp. Диалой и Тигром, потеснила слабую турецкую армию, насчитывавшую всего около 20 000 человек при 112 орудиях, и в апреле на Керкукском направлении заняла Таук.

В сентябре Маршаль одновременно с наступлением англичан на Сирийском фронте перешел в наступление на Моссул и после шестидневной битвы 24 октября занял Керкук, после чего действовавшая на Моссульском направлении турецкая армия сложила оружие. Эта капитуляция открыла дорогу на Моссул, который был занят англичанами 31 октября, но уже раньше, 10 октября, в Мудросе было подписано перемирие с Турцией.

Сирийский фронт

С начала года англичане продолжали свое наступление от Яффа — Иерусалим на север, и 21 февраля турки, под угрозой обхода английской конницы, очистили Иерихон и отошли на восточный берег Иордана. [709]

К весне англичане распространились к югу от Мертвого моря, на котором и стали твердой ногой. Одновременно были выдвинуты легкие колонны к Амману для связи с арабами, наступавшими с юга и юго-востока; 29 марта Амман был взят. Однако успехи англичан были непродолжительны, и их дальнейшее продвижение было задержано до осени. Германское наступление весной 1918 г. на Французском театре заставило перебросить часть английских войск из Сирии во Францию. Турки, сосредоточив в районе Аммана части 4-й армии, атаковали англичан, которым с трудом удалось отвести свой фланг к Иордану. На этом операции приостановились, и обе стороны начали готовиться к решительной борьбе за Палестину.

В этот период особое значение имели действие арабских войск, которым под руководством Лоуренса почти удалось отрезать турецкую армию от ее базы в Дамаске.

Подготовка к последующим действиям длилась все лето, и к сентябрю положение сторон было следующее: правый фланг англичан упирался в Мертвое море и нижнее течение Иордана, где они имели три предмостных укрепления; далее линия фронта шла на северо-запад [710] и оканчивалась у моря севернее Яффы, главная масса резервов была сосредоточена за левым флангом и центром в районе Иерусалима. Турки имели в Палестине 3 армии общей силой около 80 000 человек и 500 орудий под общим командованием ген. Лимана фон Сандерса, заменившего Фалькенгайна. 8-я армия была развернута на Приморском направлении, 7-я армия — в районе Набулуса и 4-я армия — между Иорданом и Амманом. Левый фланг имел для турок особое значение, так как здесь проходит железная дорога на Дамаск и, кроме того, здесь турки стремились разъединить арабов и англичан; поэтому 4-я армия была сосредоточена на фронте около 20 км, в то время как две другие занимали фронт в 80 км.

Англичане решили удержать правым флангом низовья Иордана и при содействии флота нанести удар своим левым флангом вдоль морского побережья с целью выйти на сообщения турецких армий.

Сражение началось 19 сентября наступлением левого фланга англичан, которые в течение дня сбили турок на Приморском направлении и, продвинувшись вперед на 20 км, стали охватывать правый фланг турок и бросили вперед свою конницу. На следующий день на Набулусском направлении центр англичан перешел в наступление против 7-й турецкой армии, а левый фланг, продолжая захождение, вышел западнее Набулуса и, угрожая туркам охватом, стал развертываться фронтом на восток. В этот же день (20 сентября) английская конница, совершив переход в 60 км, перехватила железную дорогу в Эль-Фульче и заняла Бе-сан, а 21 сентября овладела переправами через Иордан южнее Тивериадского озера.

В результате трехдневного сражения турецкие армии были разбиты, отрезаны от путей отступления, и им осталось только пробиваться на восток. Но здесь наступали на Дерат арабы Фейсала, сына меккского шерифа. В этом кольце 8-я и 7-я турецкие армии потеряли всякую боеспособность и сдались; 4-я армия пробивалась [711] на восток, но, преследуемая и охватываемая английской и арабской конницей, она потеряла всю свою артиллерию, и в Дамаск вошли лишь жалкие остатки ее войск.

Дорога в Сирию была открыта, 28 сентября англичане заняли С.-Жан д'Арк (Акку), а 1 октября их передовые части вместе в арабами вошли в столицу Сирии Дамаск. Это затрагивало интересы Франции, издавна занимавшей господствующее положение в Сирии, и французский флот 7 октября вошел в порт Бейрут. 15 октября союзная кавалерия заняла Триполи, 27 октября достигла Алеппо, важного узла Багдадской железной дороги, и таким образом Сирия была потеряна для турок.

Война на море

(Схема 50)

Еще с осени 1916 г. для борьбы с германскими подводными лодками англичане обратили внимание на Фландрское побережье, где германцы тщательно укрепили два важных порта — Остендэ и Зеебрюгге. В обоих портах были устроены базы для подводного, миноносного и воздушного германских флотов; а вследствие близкого расстояния (60-70 миль) до берегов Англии их рейды и налеты наносили чувствительные удары не только в Канале, но давали себя чувствовать и в Атлантическом океане. Это было своего рода «осиное гнездо» у берегов Англии.

Для обстрела этих баз англичане выстроили специальные суда-мониторы, которые, имея небольшую осадку (до 4 м), были вооружены мощной артиллерией (до 380 мм), стреляющей на 37 км. С помощью этих судов англичане надеялись разгромить базы. Однако артиллерийский обстрел побережья не давал серьезных результатов, так как главная ценность этих портов заключалась в системе каналов и внутреннем [712] порте Брюгге, где могли укрываться подводные лодки и гидроавиация.

Тогда англичане задались целью посредством заблокирования лишить германцев возможности пользоваться этой базой. В большой тайне была организована экспедиция в составе 162 судов различного назначения, большею частью принадлежавших к так называемому Дуврскому патрулю, обеспечивающему сообщения между Англией и континентом. 2 апреля экспедиция была направлена из Сюипа в Зеебрюгге, причем часть сил была выделена к Остенде. Англичане под прикрытием дымовых завес произвели десантами ряд атак портовых сооружений Зеебрюгге, взорвали виадук и потопили свои брандеры. В результате этой первой в истории удачной операции затопления брандеров Зеебрюгге был заблокирован; в нем были заперты на значительное время 12 германских подлодок и 23 миноносца и, кроме того, вследствие взрыва виадука Зеебрюгге потерял свою ценность как база для гидросамолетов.

Операция у Остенде была неудачна, но при повторении ее 9 мая англичанам удалось утопить на рейде брандер. В общем указанные действия, несомненно, затруднили германцам ведение подводной войны, что сразу же и отозвалось на количестве потопленного тоннажа.

Французский театр





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.013 с.)