ТОП 10:

Отход германцев за pp. Эна и Вель



(Схема 22)

Несмотря на то, что правый фланг германских армий отошел за р. Эна, на фронт Компьен — Реймс, еще к 12 сентября, в то время как центр вел еще упорные арьергардные бои на р. Марна, на участке Эперне — Шалон, фактическому командованию не удалось ни использовать своего выгодного положения для охвата правого фланга Клука направлением своего преследования западнее р. Уаза, ни воспользоваться задержкой части 2-й и 3-й германских армий на фронте Эперне — Шалон, чтобы действовать через открытый промежуток им в тыл.

Общего стратегического преследования со стороны французов фактически не было; каждая армия действовала отдельно. Левофланговые армии, которые своим энергичным и умелым преследованием могли бы дать многое, в действительности только следовали за германцами, причем ген. Монури, несмотря на приказание Жоффра, не распространил даже преследования к западу от р. Уаза. Центральные армии, в особенности Фоша (9-я), вели параллельное преследование с полной энергией, но оно вследствие стойкости и маневренности германских войск приводило только к упорным арьергардным боям, не изменяя стратегической обстановки в целом. Германцы отошли за линию pp. Эна и Вель, почти выровняв свой фронт между Рибекур на правом берегу р. Уаза и до северного района Верденских укреплений и передав между прочим в руки французов весьма важный участок железной дороги С.-Менеульд — Верден, но разрыв между 1-й и 2-й германскими армиями оставался незаполненным. [237]

Сражение на р. Эна

(Схема 22)

На этой позиции германцы решили остановиться и остановить дальнейшее продвижение французов.

Местность, образуемая слиянием pp. Уаза и Эна, между Бери-о-Бак, Лаоном, Нуайоном и Суассоном, представляет собой возвышенный массив, доминирующий на юг над долиной р. Марна и на северо-восток над долиной р. Маас. Здесь получился ряд сильных позиций в районе к северу от Бери-о-Бак, Суассон (Шмен-де-Дам), с одной стороны, и к юго-западу от Нуайона — с другой.

Удержание германцами указанного массива имело для них большое значение в смысле сохранения угрожающего положения в отношении Парижа, а потому они, естественно, решили его легко не отдавать. С другой стороны, французы не могли считать свою победу обеспеченной, не став прочной ногой на Лаонском массиве.

Еще 5 сентября, до начала Марнского сражения, германское главное командование решило расформировать 7-ю армию в Лотарингии и образовать новую 7-ю армию под начальством генерала Херингена для усиления правого фланга Германского фронта. Эта армия была использована для заполнения прорыва между 1-й и 2-й германскими армиями и, подобно 1-й армии, была подчинена командующему 2-й армией ген. Бюлову, который являлся командующим группой из 3 армий. Французы стремились охватить правый фланг Германского фронта. Директивой от 13 сентября 6-й французской армии было указано движение западнее р. Уаза, а английской армии — между р. Уаза и Лаоном.

В этот момент, 14 сентября, как указывалось выше, и произошла смена в германском верховном командовании: вместо уволенного по болезни Мольтке был назначен германский военный министр ген. Фалькенгайн. В ночь с 14 на 15 сентября Фалькенгайн принял решение отвести армию правого крыла к С.-Кантену и Марлю с целью выиграть время для сосредоточения у крепости [238] Мобеж{53} перебрасываемой из Лотарингии 6-й армии принца Рупрехта Баварского. По окончании ее сосредоточения Фалькенгайн намеревался перейти в наступление. Однако вслед за принятием решения выяснилось, что состояние железных дорог надолго задержит сосредоточение 6-й германской армии; тогда Фалькенгайн решил остановить армии на фронте Нуайон — Реймс — Верден и здесь принять бой. Для противодействия французскому охвату у Нуайона был введен в дело IX резервный корпус. В разрыве между 1-й и 2-й германскими армиями VII резервный корпус вел бой в районе Красна с левым крылом 5-й французской армии. Здесь упорные бои продолжались до 21 сентября. Французы имели сначала некоторый успех, но затем были потеснены германскими контратаками. Все же французам удалось, закопавшись в землю, удержаться на южных отрогах Лаонского массива на участке Суассон — Реймс. Так было положено первое основание позиционной войне.

Одновременно с этим германцы произвели еще раз попытку отрезать Верден от сообщения с внешним миром. Поэтому они 2 корпусами армии атаковали западнее Вердена в направлении на С.-Менеульд, угрожая железной дороге Верден — Шалон, и другим отрядом от Меца в направлении на С.-Миель. Атака на С.-Менеульд осталась безрезультатной, но атакой в направлении С.-Миель германцам удалось вклиниться между Верденом и Тулем в расположение французов, образовав здесь мешок, который в будущем принес их врагам много беспокойства. С 21 сентября бои на р. Эна и у Вердена прекратились, чтобы вскоре разыграться в более северном районе.

Действия в Бельгии

Мы оставили бельгийскую армию отступившей под прикрытие верков крепости Антверпена (схема II). [239]

Обладание этим опорным пунктом имело большое значение для обеих сторон: для союзников — в смысле сохранения своего господства в бельгийской приморской полосе, столь важной в отношении сохранения связи между Францией и Англией и в смысле угрозы тыловым сообщениям противника; для германцев — как опора их правому флангу.

Бельгийцы, отойдя 20 августа под защиту крепости, расположились всеми своими дивизиями впереди восточного и южного секторов внешнего фортового пояса, имея целью обеспечить свои сообщения с Гентом и Остенде.

Германский наблюдательный отряд, состоявший из 2 резервных корпусов 1-й армии, выдвинул вперед свои передовые части, имея главные силы расположенными сзади в нескольких группах, в виде подвижных резервов. Он ожидал подхода осадной артиллерии и второочередных дивизий для осады крепости.

Во время Марнского сражения с 9 по 13 сентября бельгийцы решили произвести всеми своими силами вылазку из крепости, чтобы воспрепятствовать германцам отправлять подкрепления к р. Марна. Главный удар (3 дивизии) был направлен в обход правого фланга германцев на Лувен. Успешное вначале наступление захлебнулось при контратаке главных германских сил, и 13 сентября бельгийские дивизии были оттеснены обратно к фортам крепости. Однако цель вылазки была достигнута, и германцы вернули с пути направленный уже к р. Марна IX корпус. [240]

Русский театр

Галицийская битва 1-21 сентября

Городокское сражение

(Схема 23)

С 1 сентября австрийское верховное командование переживает тяжелые дни, так как отход 3-й и 2-й армий мог сорвать намеченный план новой операции против восточной группы русских — 3-й и 8-й армий. Поэтому первоначально намечается решение оборонять Львов как важный политический и военный центр, на который 3-я и 2-я армии должны опереться. С этим решением не согласился командующий 3-й австрийской армией Брудерман, который настойчиво указывал главному командованию, что сравнительную боеспособность сохранили из всей 3-й армии только 4 дивизии (30, 6, 28 и 44-я) общей численностью не более корпуса. Остальные части считались им небоеспособными вследствие русофильской пропаганды в славянских частях и разложения ландштурмистских и маршевых формирований после двукратного поражения.

Настойчивость Брудермана привела к новому решению — эвакуировать 3 сентября Львов и отвести 3-ю и 2-ю австрийские армии за р. Верещица, откуда совместно с двинутой на юг 4-й австрийской армией атаковать оба фланга наступающего на Львов противника. Для обеспечения этого маневра было решено крепко удерживать существующее положение 1-й австрийской армии к югу от Люблина и выделить из 4-й армии в качестве заслона против 5-й армии Плеве группу Иосифа-Фердинанда в составе 3 пех. и 1 кав. дивизии. При этом считалось, что 5-я русская армия окончательно разбита и что началась, якобы, перевозка ее частей по железной дороге из Владимира-Волынского на Брест.

Тем не менее, считая свои силы в Галиции недостаточными для продолжения операций, австрийское главное [241] командование снова обращается за помощью к начальнику германского Генерального штаба, прося о присылке по меньшей мере 2 германских корпусов в район Перемышля.

Главнокомандующий Юго-западным фронтом, в связи с отходом 5-й армии Плеве из Томашевского района, 1 сентября отдает директиву, в которой, приказав остановить 5-ю армию на линии Красностав — Грабо-вец — Крылов, ставит 3-й и 8-й армиям задачи: «Оказать содействие 4-й и 5-й армиям в нанесении удара противнику и приковать к себе те неприятельские корпуса, которые действуют на Днестре и у Львова».

3 сентября, выполняя директиву верховного главнокомандующего «о необходимости покончить во что бы то ни стало с австрийцами до подхода с запада германских подкреплений» и получив донесение о занятии Львова войсками 3-й армии, главнокомандующий Юго-западным фронтом приказывает начать 4 сентября общее наступление и атаковать противника, отбрасывая его к р. Висла, для чего 9, 4 и 5-я армии должны были наступать на Нижний Сан. 3-я армия усиливалась за счет 8-й армии до 5 корпусов и должна была наступать на Томашев — Белгорай, обеспечивая себя частью сил со стороны Перемышля и стремясь выйти в тыл противнику, действовавшему в Томашевском районе против 5-й армии. Это движение 3-й армии имело также задачей обойти Городокскую позицию с севера, для чего Рузский потребовал перехода в наступление и частей 8-й армии к Городокской позиции. В 8-й армии оставались 3 корпуса для обеспечения общего наступления фронта слева, удержания района Львова и для занятия переправ на р. Днестр и выдвижения авангардов к Карпатским переходам. Эти директивы и распоряжения обоих командований определили те задачи и то исходное положение, которое заняли 3-я и 8-я русские и 4, 3 и 2-я австрийские армии 5 сентября перед началом 6-дневного Городокского сражения, решившего участь Галицийской операции. [242]

По окончании всех перегруппировок к вечеру 5 сентября оба противника занимали следующее расположение, 3-я армия Рузского, усиленная XII корпусом, в составе XXI, XI, IX, X и XII корпусов — всего 14½ пех. и 3 кав. дивизии (240 батальонов, 520 пулеметов, 116 эскадронов, 810 легких и 96 тяжелых орудий, 12 самолетов), вышла на 80-километровый фронт Варенж — Бельз — Добросин — Вальдорф — Янув, имея в среднем на 1 дивизию 4½ км фронта. 8-я армия Брусилова выдвинулась западнее Львова и по овладении 6 сентября Миколаевым заняла VII, VIII и XXIV корпусами — всего 7 пех. и 5 кав. дивизий (112 батальонов, 264 пулемета, 348 легких и 48 тяжелых орудий, 18 самолетов), 40-километровый фронт Мшаны — р. Щержец — Миколаев, имея в среднем на 1 дивизию около 4 3/4 км фронта. Днестровский отряд (71-я дивизия, 1-я бригада 12-й дивизии и Терская казачья дивизия) должен был 8-го выступить на Станиславов для смены 1-й Кубанской казачьей дивизии, оставив в Черновицах бригаду 71-й дивизии. Конница Павлова (2-я сводная казачья и 2-я Кубанская казачья дивизии) находилась на правом берегу р. Днестр южнее Миколаева.

4-я армия Ауффенберга выделила на юг 3 трехдивизионных корпуса — IX, VI и XVII с 2-й и 6-й кав. дивизиями (всего 123 батальона, 250 пулеметов, 65 эскадронов и 420 орудий). Большие потери, понесенные армией, еще не были пополнены. Имелся общий некомплект до 26%. Тем не менее наступавшие на юг корпуса считались наиболее стойкими и крепкими. 3-я армия Бороевича, назначенного вместо отрешенного за неудачи Брудермана, состояла из III и XI корпусов, 23-й дивизии, 88-й стр. бригады и 4, 10 и 11-й кав. дивизий — всего 7 пех. и 3 кав. дивизии (99 батальонов, 188 пулеметов, 77 эскадронов и 166 орудий).

Обе армии 6 сентября развернулись на 70-километровом фронте Гржеда — Городок — Черлань, что дает на 1 дивизию в среднем 5½ км фронта. [243]

2-я армия Бем-Эрмоли, ввиду отхода большей части ее сил к Дрогобычу по южному берегу р. Днестр, могла закончить развертывание своих сил на р. Верещица только к 8 сентября, после чего на 30-километровом фронте Черлань — Комарно — Колодрубы развернулись XII корпус, 105-я ландштурмистская бригада, 11-я пех. и 8-я кав. дивизии, VII и IV (закончивший 8 сентября высадку в Самборе) корпуса и 40-я ландштурмистская бригада — всего 11 пех. и 1 кав. дивизия (151 батальон, 278 пулеметов, 45 эскадронов и 468 орудий), что дает в среднем на 1 дивизию около 3 км фронта. Кроме того, у Дрогобыча оставались 103-я ландштурмистская бригада, 1-я и 5-я кав. дивизии, а у Самбора — 102-я ландштурмистская и 7-я маршевая бригады.

В общем в первый период сражения 3 австрийских армии почти сравнялись с силами 3-й и 8-й русских армий, имевших превосходство в артиллерии на 146 орудий. [244]

План австрийцев — охватить оба фланга наступающих к Городокской позиции 3-й и 8-й армий — уже в период перегруппировок с 1 по 5 сентября постепенно видоизменяется и приводит к фронтальному встречному столкновению, причем 4-я австрийская армия, уклоняясь на восток, подставляет свой левый фланг под удар 3-й русской армии. Кроме того, запаздывание развертывания почти на 3 дня 2-й австрийской армии, назначенной для ведения главного удара, облегчало положение 3-й и 8-й русских армий в первые дни сражения.

5 сентября 3-я армия Рузского, наступая на фронт Лащов — Рава-Русская — Магирув, имела уже ряд столкновений в XXI и XI корпусах с 2-й австрийской кав. дивизией у Мосты Вельке и 6-й австрийской кав. дивизией к юго-востоку от Равы-Русской. 6 сентября на всем 85-километровом фронте 3-й армии обозначилось встречное наступление крупных сил 4-й австрийской армии. Наиболее упорные бои велись в центре на фронте IX корпуса, который, выдержав натиск 19-й и 41-й дивизий XVII корпуса, удержался на 17-километровом фронте Помлынов — Магирув, выжидая подхода к своим флангам XI и X корпусов, направленных после полудня на помощь IX корпусу. Корпуса 8-й армии, овладевшие утром 6-го Миколаевым, в течение дня производили перегруппировку, выйдя к вечеру на фронт Мшаны (VII корпус) — р. Щержец (VIII корпус) — Вержбиц (XXIV корпус).

4-я австрийская армия, наступавшая 6-го в юго-восточном направлении с целью сблизить у Яворова свой правый фланг с левым флангом 3-й австрийской армии, к вечеру достигла IX корпусом района Курники, VI корпусом овладела после ряда удачных боев высотами севернее Магирува, а XVII корпусом развернулась на фронте Помлынов — Ржички.

На второй день сражения, 7 сентября, 3-я армия продолжает наступление на Раву-Русскую; в IX корпусе попытка продвинуться с юга на фронте Рава-Русская — Магирув была предупреждена наступлением VI и XVII [245] австрийских корпусов, потеснивших центр и правый фланг IX корпуса. Поддержка IX корпусу не могла быть оказана ни со стороны X корпуса, ввязавшегося в серьезный бой с частями IX австрийского корпуса на 12-километровом фронте от Магирува до Майдана, ни со стороны XI корпуса, встретившего упорное сопротивление частей 3-й австрийской пех. и 2-й кав. дивизий, удерживавших до вечера район Унув — Михайловка — Гуйче. К вечеру на левом фланге 3-й армии, на фронте X и XII корпусов, также создалось напряженное положение. X корпус под натиском 4 дивизий VI и IX австрийских корпусов должен был отойти с линии р. Верещица в район Майдана, что создавало уже угрозу разрыва с XII корпусом, правый фланг которого также отошел к Януву, образовав незанятый прорыв до 7 км. На остальном фронте XII корпуса от Янува до Вилькополе к вечеру также обозначилось наступление 2 дивизий XI австрийского корпуса.

Тяжелое положение частей XII корпуса и прорыв у Янува заставляют Брусилова еще в течение дня направить VII корпус на поддержку XII корпуса, а части VIII корпуса на прежний участок VII корпуса от Повитно до Лес-невице. В общем, бои 7 сентября выяснили необходимость поддержать 3-ю армию наступлением на Раву-Русскую левофланговых V и XVII корпусов 5-й армии.

Группа Иосифа-Фердинанда оставила 5-го район Грубешова и вынуждена была отходить на юг на Раву-Русскую; 7-го она вела неудачные бои в районе Радостава 8-й дивизией с подходившими с юга колоннами XXI русского корпуса. Создавшееся положение повлекло отдачу 7 сентября директивы Юго-западного фронта, согласно которой 9, 4 и 5-я армии должны были развить энергичную деятельность для сковывания противника, нанося 4-й армией 8 сентября удар на своем левом фланге. 5-я армия получила задачу: «Свои 3 корпуса, осаженные назад, в течение одного дня вывести на общий фронт в целях непосредственного соприкосновения с соседними армиями». Кроме того, 5-я армия должна [246] была помочь 3-й армии своими левофланговыми V и XVII корпусами и вновь образованным конным корпусом Драгомирова (7-я и сводная кав. дивизии и бригада 1-й Донской казачьей дивизии), направляемым на Томашев.

•8-я армия переходила в непосредственное подчинение фронта с задачей «овладеть Городокской позицией для лучшего обеспечения Львова и действий 3-й армии», для чего ей возвращался XII корпус.

На основании этой директивы Рузский решает направить усилия 3 корпусов для овладения районом Равы-Русской: XXI корпус получил задачу «наступать на запад на Любыча, откуда принять участие в овладении Равой-Русской»; XI и IX корпуса — наступать на Раву-Русскую, а X корпус — обеспечивать эту операцию со стороны Городокской позиции.

Брусилов, выяснив сосредоточение 7-го значительных сил противника на фронте 8-й армии, решает удерживаться VIII и XXIV корпусами на фронте от Повитно до р. Днестр, а VII корпусом атаковать противника в направлении на Каменноброд. XII корпус с 10-й кав. дивизией должен был обеспечивать правый фланг 8-й армии и стык с 3-й армией.

Австрийское верховное командование, оценивая неблагоприятно обстановку на левом фланге 4-й армии и угрозу ее тылу со стороны Томашева, также отдает вечером 7-го директиву: 4-я армия вместо наступления с севера на Львов должна была отразить на своем фронте встречный удар армии Рузского, т. е. перейти к обороне; 3-я армия должна была содействовать этой задаче, наступая на левый фланг армии Рузского, а 2-я армия, наступающая в полосе южнее Львова, имела целью охватить противника с юго-запада и юга.

Позднее получение этой директивы в штабе 4-й австрийской армии привело к тому, что ее корпуса продолжали наступать 8-го и 9-го, но существенных результатов не достигли. В 3-й русской армии 2-дневные попытки овладеть Рава-Русскими позициями, обороняемыми [247] XVII австрийским корпусом, приводят к продвижению XI и IX корпусов всего в среднем на 3-4 км. Зато на участке X русского корпуса австрийцы развивают достигнутый накануне успех, развертывают против этого корпуса до 4 дивизий VI и IX корпусов, вследствие чего в районе Вальдорфа образуется разрыв с XII корпусом. Для устранения опасности вторжения австрийцев к вечеру 10-го сосредоточиваются на флангах прорыва резервы в 2 группах: в X корпусе — 33 батальона и 132 орудия и в XII корпусе — 10 батальонов и 32 орудия. Эти группы связываются между собой расположением у Домбровица сводного кав. корпуса из 10, 11 и 3-й кавказской кав. дивизий.

В 8-й армии начавшееся с рассветом 8-го наступление XII и VII корпусов должно было приостановиться вследствие встречного наступления XI, III и XII австрийских корпусов, а на участке XXIV корпуса, наступавшего южнее Комарно, обозначилось развертывание VII и IV австрийских корпусов. 9 сентября австрийцы атаковали XXIV корпус по всему фронту и вышли в тыл ему группой Карга (38-я дивизия, 40-я и 103-я ландштурмистские бригады), потеснившей у Новоселки 12-ю кав. дивизию, пытавшуюся в конных и пеших боях обеспечить левый фланг корпуса. В результате упорных боев по всему 57-километровому фронту 8-й армии центр ее был прорван, а XXIV корпус отброшен с потерей 18 орудий на 10-12 км к востоку на левый берег р. Щержец, где этот корпус загнул фланг почти под прямым углом к общей линии фронта.

В общем, к вечеру 9 сентября в штабе Юго-западного фронта была очевидна та тяжелая обстановка, которая создалась в результате 5-дневных боев на фронте 3-й и 8-й армий. В то же время на северном крыле, в 9-й и 4-й армиях, наступил, наконец, ожидаемый перелом: фронт 1-й австрийской армии был прорван, а прибывший с левого берега р. Висла германский Ландверный корпус Войрша разгромлен у Тарнавки с захватом массы пленных и 30 орудий. Поэтому главнокомандующий [248] фронтом в директиве от 9 сентября, давая рад указаний 9-й и 4-й армиям по использованию достигнутого успеха и направляя их на Нижний Сан ниже Кржешова, указал 5-й армии направить 2 правофланговых, XXV и XIX корпуса на запад, на Белгорай, во фланг 1-й австрийской армии. В отношении использования V и XVII корпусов для более глубокого обхода левого фланга 4-й австрийской армии, как этого просил Рузский, главнокомандующий указаний не дал.

Командующий 5-й армией, не будучи ориентирован о положении XXI корпуса, приказал V и XVII корпусам, овладевшим 9-го районом Томашева, наступать 10 сентября во фланг и тыл австрийцам, ведущим бои у Равы-Русской. Сводный кав. корпус Драгомирова получил задачу наступать на Нароль, т. е. на фронт группы Иосифа-Фердинанда, вместо ее обхода.

Австрийское верховное командование вечером 9 сентября, несмотря на донесение об отходе 1-й армии на линию Свенцехов — Фрамполь, решает продолжать 10 сентября концентрическое наступление к Львову 2, 3-й и большей частью сил 4-й австрийской армий, в то время как левый фланг 4-й армии и группа Иосифа-Фердинанда должны были обеспечить фланг и тыл армии австрийцев. [249]

Бои 10 и 11 сентября являлись наиболее тяжелыми для обоих противников, причем 3-я и 2-я австрийские армии в течение 2 суток продолжают теснить 8-ю армию Брусилова, отошедшую еще на 6 — 12 км и обороняющуюся успешно на фронте Домбровица — Ставча-ны — Миколаев под непрерывными атаками 17½ австрийских дивизий. В то же время, в связи с начавшимся преследованием 9-й и 4-й армиями разбитых войск 1-й армии Данкля и ввиду подхода к Раве-Русской V, XVII и XXI корпусов, общее положение фронта австрийцев резко ухудшается. Под натиском указанных выше корпусов группа Иосифа-Фердинанда постепенно отходит к югу от железной дороги на Любачув, занимая фронт от Горинец до Равы-Русской и заставив загнуть и левый фланг 4-й армии. Уже днем 11-го австрийскому командованию становится очевидной невозможность задержать истомленными частями 4-й армии и направленными на Любачув 5 кав. дивизиями продолжающийся глубокий обход на Цеханув левого фланга 4-й армии 3 русскими корпусами. Вследствие этого в 16 час. 30 м. дня отдается общая директива об отводе всех армий за р. Сан.

Главнейшими причинами успеха русских следует считать маневр во фланг V, XVII и XXI корпусами, наступление которых на Любачув выводило на пути отхода австрийских армий к р. Сан и с подходом которых выгоды группировки сил и некоторое численное превосходство начинают выявляться на стороне русских, имевших 440 батальонов, 1020 пулеметов, 318 эскадронов, 1528 орудий против численно слабых 441 батальона, 856 пулеметов, 260 эскадронов и 1386 орудий, бывших у австрийцев. Австрийцы переоценили те возможные задачи, которые могли выполнить истомленные войска 1-й армии Данкля и численно слабая группа Иосифа-Фердинанда. Неизбежность скорого отхода их за р. Сан перед усиливающимся с каждым днем северным крылом русских армий была очевидна; в то же время австрийцы не имели никаких оснований рассчитывать на быстрый успех на фронте Городокского сражения. [250]

Внезапный отход австрийцев в ночь на 12 сентября застал 3-ю и 8-ю армии и левофланговую группу 5-й армии в неготовности к немедленному преследованию в широком масштабе, главным образом вследствие состояния тыла, не обеспечивающего длительное наступление. Поэтому главнокомандующий фронтом решает ограничить наступление 5, 3 и 8-й армий линией Цеха-нув — Немиров — Янув — Миколаев, т. е. в 1-2 перехода от фронта Городокского сражения.

К недочетам русского командования следует отнести неправильное осведомление 3-й армии о якобы начавшемся отходе 4-й австрийской армии на Ярослав и отсутствие согласованного управления действиями 3-й и 8-й армий, вследствие чего не устанавливается четкого взаимодействия вначале между ними, а в конце сражения — между 3-й и 5-й армиями. Еще 9 сентября командование фронтом обязано было направить всю 5-ю армию Плеве на сообщения 4, 3 и 2-й австрийских армий, поставив целью ее действий быстрым маневром отрезать эти армии от путей отхода к р. Сан, что, безусловно, являлось тогда вполне осуществимым.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.240.35 (0.009 с.)