Отступление 12-й армии на Венденские позиции




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отступление 12-й армии на Венденские позиции



С утра 3 сентября германцы возобновили наступление на всем фронте 12-й армии; их артиллерия делала свое дело, заставляя своим огнем русских бросать позиции. Так были брошены Рижский плацдарм и Рига. Войска и штабы отходили на Венденские позиции. Главная масса войск и десятки тысяч беженцев сбились в районе шоссе на Венден. Германская пехота и кавалерия со стороны Икскюля действовали крайне робко, но авиация беспощадно бомбардировала как войска, так и беженцев и вызывала большой беспорядок. Управление войсками вышло из рук командного состава. К 6 сентября большинство войск остановилось на Венденских позициях, но некоторые дивизии (109-я и 186-я) очутились в районе Пскова. Германские авангарды выдвинулись на линию Сунцель — Лембург — Хинценберг.

Вслед за этим германское командование обеспечило правый фланг своего положения под Ригой, заняв 21 сентября Якобштадтский тет-де-пон, а в октябре [677] предприняло операцию против островов Эзель и Даго, обеспечивающих обладание Ригой со стороны моря. Сюда был направлен германский флот с десантной дивизией и велосипедистами. Русскому командованию были хорошо известны не только намерения германцев относительно островов, но и время высадки (ошиблись на 24 ч ввиду опоздания германцев). Однако оно не приняло мер ни к обороне островов, ни к их своевременному очищению. Благодаря этому германскому флоту и десантной дивизии, несмотря на сильное противодействие отряда кораблей Балтийского флота, легко удалось овладеть островами и Рижским заливом с 12 по 17 октября.

Этим боевые действия на Русском театре кончаются. С оперативной точки зрения описанные события представляют мало интереса. Отличные меры по сокрытию германцами Рижской операции не привели к практическим результатам, так как она была в точности известна русскому командованию. То же можно сказать и относительно завладения ими Моонзундскими островами. Все это показывает, как трудно в настоящее время добиться скрытности.

Легкость форсирования реки при надлежащей подготовке и обеспечении этой операции осталась та же, какой была и раньше (Дунай — русскими в 1854 и в 1877 гг. и германцами в 1916 г.), и центр тяжести обороны реки по-прежнему лежит в контратаках против переправившегося противника. У русских были собраны для этой цели значительные резервы и в надлежащем месте, но они не принесли пользы как из-за управления ими из Риги, которое становилось невозможным, так и ввиду нежелания русских солдат драться.

Рижская и Моонзундская операции с точки зрения общих стратегических интересов Германии имели только невыгодные стороны, так как отвлекали их силы от главного театра военных действий, успех на котором собственно и решал участь войны и участь всех германских приобретений на востоке. [678]

Мятеж Корнилова

События, которыми были наполнены 3 последних месяца перед Октябрьской социалистической революцией, представляют собой особый интерес.

После военного совещания в Ставке 29 июля вместо Брусилова главковерхом был назначен ген. Корнилов, который считался человеком способным принять необходимые быстрые и решительные меры для усмирения революционных масс.

Керенский и Корнилов беспощадно боролись с революционными настроениями у солдат, но ни тюрьмы, ни расстрелы, ни расформирования частей помочь не могли.

После государственного совещания, которое было созвано Керенским в Москве 12 августа 1917 г. для укрепления упавшего после июльских дней авторитета правительства и на котором верховный главнокомандующий Корнилов выступал как «спаситель» отечества, события пошли еще быстрее.

Англичане и французы также возлагали большие надежды на ген. Корнилова. Московское совещание показало Корнилову, что он пользуется поддержкой большинства политических сил. Ген. Корнилов рассчитывал с помощью армии усмирить разбушевавшуюся революционную стихию и навести в стране порядок. Но, как показал дальнейший ход событий, ген. Корнилов и поддерживавшая его группа генералов и офицерства просчитались{88}.

Еще до поездки в Москву на государственное совещание ген. Корнилов 20 августа отдал распоряжение собрать в районе Новосокольники — Невель — Великие Луки 3 казачьи дивизии III конного корпуса и 1 туземную [679] кавалерийскую дивизию («дикую»). Эту переброску частей он объяснял тем, что, мол, Петроград не совсем обеспечен от возможного перехода германцев в наступление на Ригу и Петроград. Конечно, такое объяснение было только ширмой, так как в это время у Корнилова уже созрел план захвата Петрограда.

Германцы, как было описано выше, перейдя в наступление, 3 сентября заняли Ригу.

Успехи же германцев в Рижском направлении входили в политические расчеты ген. Корнилова. Последний как главковерх сознательно не принимал мер к укреплению важного Рижского района и усилению его боеспособными частями и резервами ни в предвидении, ни во время самого германского наступления. Корнилов, сдавая Ригу немцам, рассчитывал создать угрозу революционному Петрограду. В то же время наиболее боеспособные части, в том числе и III конный корпус, он стал стягивать уже к столице, объясняя переброску этих войск необходимостью прикрыть Петроград от наступавших на Рижском направлении германцев: 8 сентября началось движение кав. дивизий ген. Крымова на Петроград. В своем приказе от 7 сентября 1917 г. ген. Крымов приказывал не позднее утра 14 сентября занять Петроград и навести порядок «самыми энергичными и жестокими мерами».

Однако сам Керенский, боясь потерять власть, в результате установления Корниловым военной диктатуры, призвал все силы к противодействию главком-верху. Революционные рабочие и солдаты Петрограда быстро организовали красногвардейские отряды. Они выступили против двигающихся войск ген. Крымова. Железнодорожники препятствовали переброске эшелонов с кавалерией, в которых вскоре появились признаки разложения. Они перестали слушаться приказаний своих офицеров и остановились. Ген. Крымов застрелился. Результатом этого столкновения были полное отчуждение солдатской массы от командного состава и еще более сильный рост в армии большевистских, т. е. революционных, настроений. [680]

Выход России из войны

Вызов, брошенный революции выступлением ген. Корнилова, имел своим последствием окончательный крах меньшевистско-эсеровского влияния в солдатских массах.

Керенский объявил себя 30 августа верховным главнокомандующим. В качестве начальника штаба Керенский взял к себе ген. Алексеева.

Состояние же всех вооруженных сил в сентябре было следующее. В «не подлежащих оглашению» сводках донесений о настроениях армий, которые составлялись военно-политическим отделом штаба верховного главнокомандующего, мы находим такие выводы:

«Общее настроение армии продолжает быть напряженным, нервно-выжидательным. Главными мотивами, определяющими настроение солдатских масс, по-прежнему являются неудержимая жажда мира, стихийное стремление в тыл, желание поскорее прийти к какой-нибудь развязке. Кроме того, недостаток обмундирования и продовольствия, отсутствие каких-либо занятий ввиду ненужности и бесполезности их, по мнению солдат, накануне мира, угнетающе действуют на настроение солдат и приводят к разочарованию».

В этой же сводке приводится донесение командующего 12-й армией, который, имея связь с другими командующими, пишет:

«Армия представляет из себя огромную, усталую, плохо одетую, с трудом прокармливаемую, озлобленную толпу людей, объединенных жаждой мира и всеобщим разочарованием. Такая характеристика без особой натяжки может быть применена ко всему фронту вообще»{89}.

25 октября (7 ноября) 1917 г. Временное правительство было сброшено, государственная власть перешла в руки пролетариата.

Естественным следствием этого был выход России из войны. Германцы в последнее время имели на Русском [681] фронте 80 дивизий, т. е. 1/3 их вооруженных сил, часть которых начала с конца октября перебрасываться на Французский театр.

Французский театр

Продолжение атак у Ипра

(Схема 56)

Во Франции во вторую половину года производились все те же разрозненные атаки во Фландрии и отчасти на р. Эна.

Англичане продолжали свое медленное продвижение в районе Ипра, постепенно вдавливая внутрь германское расположение.

После месячного перерыва атаки здесь вновь начались 20 сентября, имея конечной целью овладение высотами, господствовавшими над лесами Полигонь и Инвернес, чтобы обеспечить, таким образом, наступление в будущем 1-й французской армии. Задача эта была выполнена в течение трех последовательных атак — 20, 26 сентября и 4 октября — исключительно английской армией. Атаки велись на фронте 13-8 км в районе между железной дорогой Ипр — Лангемарк и каналом Ипр — Коминь и перемежались с сильными контратаками германцев. В результате англичане заняли все высоты, доминирующие над равнинами Рулер и Куртрс, причем линия их фронта продвинулась на Пелькапель и далее на 1 км западнее леса Полигонь и вершину Товер Гамлет.

После этого вновь начались и с перерывами продолжались в течение всего октября совместные действия английских и 1-й французской армий на фронте между дорогами Ипр — Диксмюде и Ипр — Рулер. Атаки велись 9, 12, 26 — 30 октября и 6 ноября; они по обыкновению перемежались контратаками германцев, которые почти за каждой дивизией имели во второй линии боевой части 2-ю дивизию и в третьей еще часть резервов. [682]

Дождливая погода и местность, изрытая залитыми водой воронками, еще более затрудняли действия войск, которые в течение 3 суток боя едва продвинулись на 3 км. Тем не менее успех в этих боях все-таки оставался на стороне богатейшей техники англо-французов, которые к 6 ноября утвердились на линии Холлебек — Товер Гамлет — Пашендейль — южная опушка леса Гутулст — Киппе, заняв выгодные командующие высоты и обеспечив свое положение у Ипра. Длиннейшая операция во Фландрии, продолжавшаяся с перерывами свыше 3 месяцев, кончилась незначительным тактическим успехом союзников и истощением живой силы и материальных средств у обеих сторон, что должно было с особенной тяжестью отозваться на германцах.

В этой операции со стороны англо-французов совершенно отсутствует какая-либо стратегическая цель, хотя объекты для таковой существовали в виде баз германского подводного флота в Остенде. Они задаются исключительно тактической задачей улучшить свое положение в районе Ипра, занять более выгодное исходное положение для дальнейших действий и параллельно истощить силы противника. Французы умалчивают о своих и английских потерях в эту операцию, но определяют, что германцы израсходовали на нее около 1 млн людей, истощив 90 своих дивизий. Весь успех англо-французов свелся к тому, что в течение самой упорной четырехмесячной борьбы они завладели на 30-километровом фронте тремя линиями германских позиций и проникли в глубину расположения германцев на 6 км.

Англо-французы приспособились к германской тактике контратак дивизиями резерва; они отказались от операции с широкими стратегическими целями наподобие операции ген. Нивеля и ограничивались целями тактическими, что, по выражению Людендорфа, играло германцам на руку. Однако все эти атаки англо-французов с введением большого количества технических средств изнашивали германские дивизии в размерах, [683] превзошедших всякие предположения. Наиболее типичными боями этого рода служат бои французов у Мольмезона и англичан у Камбре.

Сражение у Мальмезона

(Схема 56)

В течение всего лета продолжалась борьба между германцами и французами за обладание высотами Шмен-де-Дам, за которые после весенних атак уцепились обе стороны. Борьба эта не привела ни к каким решительным результатам, и нахождение в руках германцев выступа высот между Ля-Руаер и Воксайон, фланкировавшего весь кряж Шмен-де-Дам, делало здесь положение французов неустойчивым. Поэтому главное французское командование решило завладеть этим выступом и его опорным пунктом — фермой и фортом Мальмезон.

Атака была произведена 23-26 октября 10-й армией в составе 3 корпусов из 4 дивизий каждый, т. е. всего 12 дивизиями. Германцы, для которых приготовления французов не остались секретом, прибавили к S дивизиям, оборонявшим атакуемый сектор, еще 6 дивизий, из которых 3 остались в резерве для контратак. Цель французской атаки была ограниченная — завладеть выступом Мальмезона до канала Элет. Фронт атаки — 10 км.

Артиллерии было сосредоточено 1860 орудий, из которых 984 тяжелых и орудий большой мощности и 272 траншейных, т. е. в общем по 1 орудию на 6,2 м фронта, а в центральном (XXI) корпусе 1 орудие на 4,5 м. Артиллерийская подготовка продолжалась 6 суток{90}.

Центр атаки составлял XXI корпус, который последовательно должен был атаковать ферму Мальмезон, [684] с. Вандесон и с. Шавиньон. Вправо от него действовал XI корпус, атаковавший форт Мальмезон, и влево XIV корпус, атаковавший с. Аллеман. Характер действий во всех корпусах был одинаков, а потому в подробностях следует остановиться только на действиях XXI корпуса.

Первоначальный фронт этого корпуса занимал 2200 м, при наступлении он расширялся до 3500 м. Задача одного дня сводилась к прониканию в глубину на 3 км. Первым объектом действий была первая позиция противника и вторым — вторая его позиция. Корпус имел 2 дивизии в первой линии и 2 — во второй. Эти последние имели целью сменить в конце операции дивизии первой линии и удержать в своих руках завоеванную территорию.

Дивизии первой линии были построены в форме каре, имея полки рядом, причем каждый полк имел свои 3 батальона эшелонированными в глубину. 1-й батальон предназначался для атаки первой линии, 2-й — для атаки второй линии, а 3-й составлял резерв. Время для атаки обеих линий было установлено с интервалом в 4 ч. Время для чистки первой линии учитывалось в 3 ч.

Скорость движения рассчитывалась сообразно с тактическими потребностями и местными препятствиями. Для первоначального движения она устанавливалась в 100 м в 2 мин, чтобы дать возможность батальонам второй линии сблизиться с первой и своевременно пройти сферу заградительного огня. Далее скорость уменьшается до 3 мин на 100 м, а при продвижении от первой ко второй линии — до 4 мин, доходя для прохождения лесов до 6 мин на 100 м. Такой детальный расчет скорости был необходим для взаимодействия с артиллерией.

Снабжение XXI корпуса артиллерией было следующее: дивизионной и корпусной легкой артиллерии 60 батарей; траншейной артиллерии 6 батарей; тяжелой артиллерии для разрушения неприятельских позиций 37 батарей и для подавления неприятельской [685] артиллерии 27 батарей, что составляет 592 орудия разных калибров на 1 корпус, или 1 орудие на 4½ м фронта.

По окончании подготовки и при производстве атак эти орудия распределялись по одной группе на каждый полк дивизий первой линии. Группы эти состояли из 6 легких батарей для подвижного заградительного огня и 6 батарей (половина легких и половина тяжелых) — для более близкого заградительного огня. Кроме того, начальник артиллерии каждой дивизии имел в своих руках для тех же целей и на случай производства контратак 3 легких и 13 тяжелых батарей разного типа. Все остальные орудия оставались в руках начальника артиллерии корпуса.

Танки по 12 машин на дивизию были распределены между полками. [686]

Авиационные средства — по 1 эскадрилье и по 1 привязному шару на каждую дивизию первой линии, 2 эскадрильи и 1 шар на артиллерию корпуса и 1 эскадрилья в резерве. Эти аппараты, поддержанные всей армейской авиацией и эскадрильями истребителей группы армий, были в полной мере хозяевами в воздухе (13-15 аппаратов работали на фронте в 3 км).

Артиллерийская подготовка охватывала две тщательно обдуманные задачи: нейтрализацию ближайших тылов и разрушение всей глубины зоны, захватываемой артиллерией. Выполнение первой задачи началось внезапно ночью за 5 суток до назначенного срока атаки и мешало снабжению германских батарей, расположенных к югу от ручья Элет. Стрельба на разрушение началась с конечных объектов атаки второй позиции, чтобы потом перейти на ближайшие цели; разрушение первой линии возлагалось на траншейную артиллерию.

Ввиду возможности для германцев точно узнать день и час атаки таковая началась на полчаса раньше. Батальоны первой линии были расположены в 350 м от неприятеля. В 5 ч 15 мин утра 23 октября эти батальоны, предшествуемые танками, двинулись в атаку и одним махом захватили три линии неприятельских сравненных с землей траншей. В 6 ч 45 мин первая задача была выполнена, и батальоны второй линии выдвинулись перед первой, как на маневрах. Чистка первой позиции заняла свыше 3 ч, и только в 10 ч 30 мин началось продвижение ко второй позиции; оно было сопряжено с большими трудностями движения по пересеченной местности. В 14 ч были взяты Шавиньон и Вандесон. Из числа танков только несколько достигло своей цели и помогало пехоте.

В первый день атаки французы выполнили свою задачу и одержали полную победу. Наиболее трудным было продвижение вперед артиллерии, и до наступления ночи удалось продвинуть только 2 группы легких батарей. [687]

24 октября германцы начали очищать гору Санж, а 25-го французы продолжали свое наступление и, заняв лес Пинон, окончательно откинули германцев 1 ноября к северу от ручья Элет и завладели всем плато Шмен-де-Дам. Это, по словам французов, была блестящая победа, позволившая им в 4 дня продвинуться на фронте в 12 км на глубину в 6 км. Операция у Мальмезона считается ими образцом прорыва с ограниченной целью. Они определяют потери германцев в 50 000, а свои высчитывают в 8,5% наличного состава. Командование французской армией рассчитывало этим успехом поднять настроение армии.

Итальянский театр





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.233.139 (0.008 с.)