ТОП 10:

Действия в Восточной Пруссии



(Схема 26)

Планы сторон

Ко времени поражения 2-й русской армии в Восточную Пруссию прибыли посланные германской Ставкой с Французского фронта 2 корпуса (Гвардейский резервный и XI) и 8-я кав. дивизия. Это обстоятельство ставило Гинденбурга в особенно выгодное [260] положение. Разгромив половину русских сил, германское командование увеличило свои силы на 30% свежими войсками. Надлежало остановиться на выборе дальнейшего плана действий. Для германцев представлялось два варианта: или исполнить свои обязательства по отношению к австрийскому союзнику и продолжать наступление на Нарев, чтобы протянуть руку помощи австрийцам, на фронте которых наступал перелом, или же покончить сначала с армией Ренненкампфа.

Австрийское командование требовало наступления главных сил 8-й германской армии на Нарев — Седлец в тыл русскому Юго-западному фронту, но встречало несогласие в Ставке германцев.

3 сентября верховный командующий австро-венгерскими армиями обратился непосредственно к императору Вильгельму со следующим протестом против действий ген. Мольтке: «Исполняя верно наши союзные условия, мы пожертвовали Восточной Галицией во имя успеха наших операций между Бугом и Вислой, с целью притянуть на себя главные силы России. Нас беспокоит, что германцы отмахиваются от общего наступления на Седлец. Для поставленной нами великой цели низвержения России наступление значительных германских сил на Седлец имеет решающее значение и является неотложным...».

К этому времени германцы имели сосредоточенными в своих руках в Восточной Пруссии 7½ корпусов (включая сюда и отдельные дивизии){55}, опиравшихся на ряд крепостей, против 5 корпусов Ренненкампфа (прибыл XXVI корпус) и 3 надломленных и отошедших к Нареву корпусов 2-й русской армии.

Верховное германское командование, невзирая на то, что положение австро-венгерцев в Галиции стало критическим, решило очистить Восточную Пруссию [261] от русских и только после этого прийти на помощь австро-венгерцам. В таком духе была составлена директива генерала Мольтке 8-й германской армии от 31 августа.

«Ближайшей задачей 8-й армии, — говорится в директиве, — ставится очищение Восточной Пруссии от армии генерала Ренненкампфа. Преследование разбитого противника незначительными силами на Варшаву, ввиду движения русских от Варшавы в направлении Силезии, желательно. Дальнейшим назначением 8-й армии является, если обстановка в Восточной Пруссии позволит, наступление на Варшаву»{56}.

Таким образом, ближайшая задача требовала от командования 8-й германской армией развития решительных действий в Неманском направлении и наступления небольшими силами на Варшаву. Для выполнения двух столь трудных задач 8-я армия была усилена 2 армейскими корпусами и 1 кав. дивизией.

План генерала Гинденбурга. Генерал Гинденбург решил оставить небольшой отряд в Наревском направлении для прикрытия Восточной Пруссии с юга, а главные силы бросить против 1-й русской армии. На Наревском направлении, на участке Мышинец — Хоржеле — Млава — Лаутенбург, был оставлен отряд в составе 18 батальонов, 9 эскадронов, 6 легких и 6 тяжелых [262] батарей. Все остальные силы армии к вечеру 6 сентября развернулись в Неманском направлении на участке Ортельсбург — Бишофсбург — Гейльсберг — Мельзак.

Против 1-й русской армии, состоявшей из 5 корпусов и 5½ кав. дивизий (228 батальонов, 173 эскадрона и 900 орудий), было направлено 7½ корпусов и 2 дивизии конницы (215 батальонов, 104 эскадрона, 1080 орудий). Эти силы под личным руководством генерала Гинденбурга должны были отрезать 1-ю русскую армию от Среднего Немана и, прижав к болотам Нижнего Немана, уничтожить.

В обходную колонну через Мазурские озера было назначено 3 корпуса и 2 кав. дивизии (81 батальон, 64 эскадрона, 364 орудия); остальные 4½ корпуса, составлявшие главную группу, были направлены севернее озер. Начало решительных действий назначено на 7 сентября.

План русского командования. 28 августа, т. е. в тот самый день, когда генерал Самсонов отдал свой приказ об отступлении, главнокомандующий генерал Жилинский почти одновременно отдал 1-й армии два распоряжения: телеграммой № 3020, как мы видели выше, указывалось 1-й армии оказать содействие 2-й армии выдвижением вперед левого фланга на Бартенштейн и конницы на Бишофсбург; в то же время новой директивой № 5 предписывалось «немедленно приступить к обложению крепости Кенигсберга, причем это обложение не должно иметь характера ни осады, ни обложения в тесном смысле, а исключительно наблюдения, т. е. желательно занять лишь такое положение, при котором возможно было бы воспрепятствовать выходу противника из крепости. Для подобного обложения назначаю XX корпус и 2 резервные дивизии...» Директива № 5 оформила все предыдущие распоряжения по обложению Кенигсберга вплоть до содействия обложению «всеми силами армии».

Вышеприведенными действиями генерала Жилинского 1-я армия была прикована к инженерным сооружениям и обращена в блокадный корпус. Такими своими [263] действиями генерал Жилинский совершил одну из грубейших ошибок за время своего командования. Немало помогли ему в этом Ставка главковерха и командование 1-й армии, в особенности сам генерал Ренненкампф, который давно уже наметил Кенигсберг объектом решительных действий, невзирая на то, что для успеха операции вверенной ему армии гораздо большее значение имело овладение Летценским укрепленным районом. В описанных выше действиях русского командования нельзя не видеть одну из главных причин разгрома русских в Восточной Пруссии.

К началу наступления генерала Гинденбурга в Неманском направлении Северо-западный фронт очутился в крайне невыгодном положении. Во-первых, 2-я армия была на р. Нарев и не успела еще привести себя в порядок после понесенного поражения. Во-вторых, 1-я армия стянулась севернее Мазурских озер, и левый фланг ее мог быть легко обойден через находившийся в руках германцев Летценский укрепленный район, и генерал Ренненкампф мог быть отрезан от Среднего Немана раньше, чем подоспеет помощь со стороны 10-й армии, собиравшейся в районе крепости Гродно. Само собой разумеется, что необходимо было 1-й русской армии отступить к границе, но ни генерал Ренненкампф, ни главнокомандующий Жилинский не хотели взять на себя инициативу отступления. Что же касается Ставки, то она бросила лозунг: «Ни шагу назад!» Таким образом, русское командование, как армейское, так и вышестоящее, сделало все возможное для последующего поражения 1-й армии.

2 сентября генерал Ренненкампф отдал приказ по армии № 6, в котором говорилось:

«Противник проявляет сильную деятельность на фронте Лабиау — Фридланд — Летцен и у Шимонкена. Во исполнение указаний главнокомандующего приказываю противнику дать отпор.

1. XX армейскому корпусу — к северу от Прегеля, обеспечивая правый фланг армии. [264]

2. III корпусу — за pp. Алл и Омет от Велау до Грюнхейм (вкл.).

3. IV корпусу — Грюнхейм — Норденбург.

4. II корпусу — между Норденбургом и озером Мауэр, имея дивизию в заслоне против Летцена».

Вся конница была северо-западнее озер.

К этому приказу надо добавить, что вновь сформированный XXVI корпус через несколько дней был выдвинут на р. Деймс правее XX корпуса. Армейского резерва не было.

В заключение отметим, что в районе Августов — Гродно — Осовец формировалась 10-я армия, в состав которой должны были войти корпуса XXII, III сибирский и I туркестанский. Но к описанному моменту из этих корпусов прибыли на фронт лишь первые эшелоны, которые спешно выдвигались в район Августов — Осовец — Иоганнесбург.

Ход операции

(Схема 26)

К утру 8 сентября 1-я русская армия занимала то же положение, что и 2 сентября, и только 43-я дивизия II корпуса была передвинута в виде заслона против озерных проходов на фронте в 40 км от д. Штренгельм через Видминен до Ариса. 2-я армия была сдвинута к центру и расположилась на фронте Остроленка (VI корпус) — Красносельц (XXIII корпус) — Щуки (I корпус) и получила приказ 8 сентября начать выдвижение на линию Мышинец — Хоржеле для оказания поддержки 1-й армии. Занятие этой армией Нейденбурга и Ортельсбурга, как предполагал Жилинский, окажет влияние на действия германцев на фронте Ренненкампфа.

Между тем обходная колонна уже 7 сентября начала продвижение через озера и вошла в столкновение с 43-й русской дивизией.

Из боевых столкновений 7 сентября германцы вывели заключение, что левый фланг 1-й русской армии защищается [265] только 43-й дивизией, что угроза у Бялы устранена, что русские войска, сосредоточенные на фронте Бяла — Граево, участия в операции принять не успеют.

На 8 сентября обходящей группе было приказано продвигаться вперед. Левый фланг германцев подвигался к укрепленной позиции 1-й армии, готовясь к ее атаке, причем главный удар предполагалось наносить у Гердауэна силами XI и I резервного корпусов. К утру 9 сентября обходящее крыло германцев достигло линии: Дригален — Арис — оз. Левентинское — Посесерн — оз. Мауэр.

Появление германцев восточнее озер заставило Ренненкампфа обратить внимание на неустойчивость левого фланга армии, что вызвало усиление его 72-й дивизией из Даркемена и 54-й из Инстербурга. Для образования армейского резерва за центром был снят с правого фланга и направлен в район Гольдапа XX арм. корпус, а три кав. дивизии переброшены в Маркграбово.

9 сентября Гинденбург начал наступление на всем фронте, причем севернее озер корпуса ограничились артподготовкой. Атака русских позиций здесь была отложена до 11 сентября. Наступление против левого фланга русских развивалось с полной энергией. Вечером 9 сентября германцы заняли дивизией Гольца, постепенно передвигаемой с Наревского направления на восток, Бялу, 3-я резервная дивизия вела бой под Лыком, а I и XVII корпуса сбили слабые части 43-й дивизии с позиции Круглянкен — Посесерн, которые отошли [266] в район Лиссен — Кальнишкен. 1-я и 8-я кав. дивизии вышли на фронт Юха — Грюнхейде. Далее на север положение оставалось без перемен. Германское командование получило известие о переходе в наступление 2-й русской армии.

Обстановку на 10 сентября стороны представляли себе в таком виде. Германское командование было до-вольно достигнутыми успехами, но его смущало продвижение 2-й армии и сосредоточение III сибирского корпуса у Граева. Все это ставило всю операцию под угрозу, если решение не будет достигнуто в скором времени. Поэтому 10-го было приказано на главном фронте продолжать подготовку к атаке: XVII корпусу развивать успех, двигаясь правым флангом через Кутен на фронт Буддерн — Ангербург, а I корпусу обеспечивать продвижение XVII корпуса; кавалерии двигаться на Гольдап.

В этот день германцы направили свои обходящие колонны прямо на север, имея, очевидно, главной целью содействовать наступлению севернее озер.

Для командования 1-й русской армией 9 сентября обстановка совершенно выяснилась, и оно, продолжая перекидывать XX корпус к Гольдапу и направляя туда всю кавалерию, решило начать в ночь на 10-е отход всей армии. В результате этого решения армия, почти не останавливаясь, в 2 перехода отошла на линию Спангельн — восточнее Гр. Бубайнен — Иодлаукен — Коварен. В то же время Жилинский приказал 2-й армии прекратить наступление и закрепиться на линии Мышинец (VI корпус) — Бржеска-Колаки (XXIII корпус) — Кржиновлога В. (I корпус).

10 сентября утром германцы обнаружили очищение русскими своих позиций, но не верили в общий отход их и начали продвигаться вперед с большей осторожностью. Но около полудня летчики донесли об отходе русских, и германское командование перешло к самому энергичному преследованию «для уничтожения живой силы врага». [267]

Ближайшей целью преследования было поставлено перерезать сообщение Гумбинен — Ковно, для чего кавалерии было дано направление на Гольдап, 3-й резервной дивизии — на Маркграбово, I корпусу — На Гольдап и XVII — на Даркемен. 3-я резервная дивизия в этот день не могла оказать влияния на отход русских, а остальным войскам приходилось пройти от 20 до 30 км, чтобы занять по отношению к русским угрожающее положение и опрокинуть их значительные силы.

Сильные русские резервы вступали, однако, в бой с немцами отдельными пакетами, без общего руководства, почему или принуждены были отступать, или подвергались отдельному поражению (72-я дивизия). Многочисленная же кавалерия оказывала по-прежнему помощь очень незначительную, хотя и была сосредоточена в очень выгодном направлении на фронте Ковалев — Филиппово, кроме 2-й гвардейской кав. дивизии, отошедшей из района Гольдапа к Клешовен.

Как ни были разрознены действия русских, но все-таки они представляли сильную препону быстрому наступлению обходящих германских корпусов, которые к вечеру 10 сентября достигли района Бенхейм — Домбровкен — Норденбург, имея Гвардейский резервный корпус за левым флангом у Мульдчена, за отсутствием путей для преследования, и кавалерию на правом фланге в районе Маркграбово — Ковалев — Гольдап.

Русские войска достигли указанной им линии Спангельн — Гр. Бубайнен — Иодлаукен — Домбровкен, имея дивизии, обеспечивающие левый фланг, сгруппированными южнее и юго-западнее Даркемена, на фронте Бейнунен — Гр. Медунишкен — Витгирен.

К вечеру 10 сентября положение армии Ренненкампфа улучшилось, так как обходившие ее 3-я резервная дивизия, I и XVII корпуса отстали и на ее тылах (у Гольдапа) фактически находилась только 8-я кав. дивизия. 11 сентября 1-я армия получила приказ отойти одним переходом на 45 км назад и к утру 12 сентября заняла линию Куссен — Тракенен — Тольмингкемен. Отход этот [268] должен был прикрываться II и XX корпусами, который было приказано развить энергичные действия в направлении на Гольдап.

Из прикрывавших отход армии корпусов II корпус своей контратакой выбил германцев с опушки Стабригкеменского леса, но не развил успеха ввиду полученного приказа об отходе, а XX корпус действовал пассивно, отбив, однако, все атаки противника на фронте Варнен — Гавайтен. Конница по-прежнему держалась пассивно.

К рассвету 12-го русские войска достигли указанной им линии, кроме IV корпуса, который решил заночевать на р. Ангерап в районе Буйлен — Дингляукен.

К вечеру 11 сентября войска германцев достигли линии Маркграбово — Гольдап — Инстербург, не доходя в общем 20 км до расположения русских войск, причем кавалерия, которой было приказано выйти на линию Мариамполь — Вильковишки, была задержана русской конницей у Дубенинкена и южнее.

В то время, когда 1-я армия выходила из критического положения, а войска были до крайности расстроены и утомлены беспрерывным 100-километровым отступлением, у Жилинского явилась мысль о переходе в наступление. При этом Ренненкампфу было приказано наступать только левофланговыми корпусами, а правофланговыми отходить назад. Одновременно было приказано 10-й армии с прибывшими XXII армейским, 11 кавказским и III сибирским корпусами наступать на фронт Маркграбово — Лык, а 2-й армии — вновь возобновить наступление с целью воспрепятствовать переброске войск от Вилленберга к Иоганнесбургу. Но уже 12 сентября приказ о наступлении был отменен ввиду «невозможности более рассчитывать на 1-ю армию для атаки противника».

12 сентября XXVI и III русские корпуса оставались на месте; IV, II и XX корпуса продолжали отход в район Геритен — Пилюпенен — Эйдкунен.

12 сентября германцы продвинулись своими главными силами только до линии Тольмингкемен — Вальтеркемен [269] — Мальвишкен, имея на своем правом фланге кавалерию в м. Виштынец и 3-ю резервную дивизию в Сувалках.

13-го германская кавалерия дошла до Вильковишек, а корпуса — до линии Вержболово — Пилькален, имея XVII и XX корпуса во второй линии. Русские корпуса заняли в этот день линию Владиславов — Вильковишки — Будезеры — Гейсторишки, имея конницу хана Нахичеванского в Кальварии и 2-ю гвардейскую кав. дивизию в Пильвишках.

14-го германцы достигли кавалерией линии Мариамполь — Вильковишки и передовыми корпусами линии Вильковишки — Ширвинты — Шаки. Русские остановились на линии Средники — Шумск — Мариамполь — Симно.

Отход армии Ренненкампфа стоил ему около 80 тыс. человек и 150 орудий, которые почти исключительно следует отнести на счет управления русскими войсками, а не на счет оперативного искусства Гинденбурга, которое в данном случае сильно страдало нерешительностью и вялостью.

Генерал Гинденбург не достиг поставленной цели: 1-я русская армия успела уклониться от окружения и отступить к Среднему Неману. Таким образом, задача по обеспечению Восточной Пруссии от нового вторжения не была разрешена вполне. Через несколько дней русские армии оправились от причиненного им расстройства и снова перешли в наступление.

С 15 по 19 сентября боевые действия на Северо-западном фронте почти прекратились, так как германцы начали перебрасывать свои войска в Верхнюю Силезию. На границах же Восточной Пруссии происходили лишь частные столкновения, преимущественно с демонстративной целью.

16 сентября Жилинский отдал свою последнюю директиву, которой армиям фронта ставилась оборонительная задача: фланговые армии назначались для обороны Немана и Нарева и центральная — для защиты Гродно-Белостокского района. [270]

В тот же день генерал Жилинский был уволен, а 17 сентября приехал в Белосток новый главнокомандующий войсками Северо-западного фронта генерал Рузский. К этому времени русские армии заняли следующее положение: 1-я армия на правом берегу р. Неман, 10-я армия в районе Гродно — Августов — Ломжа и 2-я армия вернулась на Нарев.

Сербский театр

(Схема 9)

7 сентября австрийцы, несмотря на то, что все их внимание было обращено на Русский фронт, начали второе наступление на сербов. Демонстрируя 2 корпусами со стороны Митровиц, они направили все остальные силы на 100 км южнее через Дрину, на участке Зворник, Любовия, с целью обойти движением на Вальево левый фланг сербской армии. Несмотря на атаки 8 и 9 сентября корпусам, направленным от Митровиц, не удалось переправиться через р. Сава; что касается южной группы, то в течение 2 месяцев (до 6 ноября) австрийцы безуспешно старались сбросить сербов с Гушевских высот, а сербы — австрийцев в Дрину. Только после 6 ноября, как увидим ниже, австрийцы, получив новые подкрепления, могли продолжать свое наступление.

Заключение о периоде

Действия рассматриваемого периода привели к большому успеху войск Антанты на Французском театре и в Галиции, к очищению русскими Восточной Пруссии, к возобновлению борьбы австрийцев с сербами и к перемене руководителя операций германской армии.

Успехи войск Антанты на Французском театре, имея почти исключительно моральное значение, мало изменили относительное положение сторон. Они привлекли [271] только все силы и внимание обеих сторону западной части театра, стабилизировали фронт на р. Эна и заставили их для маневренных операций искать новых направлений.

Русская армия в Галиции не добила австрийцев, дала им возможность отойти к Кракову, но открыла себе проходы через Карпаты.

Очищение русскими Восточной Пруссии давало германцам возможность оказать более существенную помощь австрийцам.

Назначение Фалькенгайна вместо Мольтке возбуждало вопрос о дальнейшем плане действий германской армии — будет ли, несмотря на изменившуюся обстановку, по-прежнему считаться Французский театр главным, или центр действий будет перенесен против России. Фалькенгайн в противовес Гинденбургу решил по-прежнему главное значение придавать Французскому театру. [272]

Глава шестая.
Период 20 сентября — конец года

Французский театр

«Бег к морю»

После сражения на р. Марна германские армии, отойдя на рубеж pp. Уаза и Эна, перешли к обороне. Германское командование стремилось сначала сдержать наступление англо-французских армий, чтобы выиграть время для переброски резервов. Сражением на р. Эна к 15 сентября закончилось германское отступление, и германское командование вернуло себе свободу действий. Война стала принимать позиционный характер на всем участке к востоку от р. Уаза, и только западные фланги сторон были открыты. Свободное пространство между р. Уаза и Северным морем (200 км) представляло собой густонаселенную равнину. Реки Сомма, Скарпа, Лис, пересекающие эту равнину, не создавали препятствий для крупных маневренных операций в западном или восточном направлениях. На этом участке находились Дюнкерк, Кале, Булонь и другие порты, служившие морскими базами для английской армии. Захват морского побережья становился важнейшей целью операции германской армии, разрыв германских сообщений с Бельгией — важнейшей целью операций армий Антанты. Обе стороны почти одновременно стремились выиграть фланги противника, поэтому борьба переходила во фронтальное столкновение и наступление останавливалось, тогда новые силы направлялись обеими сторонами дальше к северу с целью охвата оставшегося открытым фланга, и «Бег к морю» закончился, когда фланги сторон, наконец, уперлись в море (схема X). [274]

К началу операции (15 сентября 1914 г.) на фронте от р. Уаза вдоль р. Эна до Реймса укрепились 1, 7 и 2-я германские армии. На крайнем западном фланге находился IX резервный германский корпус, переброшенный из Антверпена. Со стороны Антанты на этом же участке были сгруппированы с востока на запад 5-я французская, английская и 6-я французская армии. Для осуществления обходного маневра французское командование начало переброску частей из района р. Уаза — Суассон в район между pp. Уаза и Сомма, где с 19 сентября формируется новая, 2-я, французская армия под командованием ген. Кастельно. С германской стороны наступление в районе р. Маас, а затем и в центре фронта, сковав силы противника, должно было обеспечить выполнение обходного маневра 6-й армии, которая перебрасывалась из Лотарингии в район между pp. Уаза и Сомма.

«Бег к морю» может быть сведен к трем крупным этапам. Первый этап — бои в районе pp. Уаза и Сомма во второй половине сентября. Второй этап — бои по обе стороны р. Скарпа (29 сентября — 9 октября), так называемое сражение у Арраса. Третий этап — бои на р. Лис: сражение у Лилля (10-15 октября), сражение на р. Изер (18 — 20 октября) и у Ипра (30 октября — 15 ноября). Началом операции были бои французской 6-й армии 16 — 18 сентября у Нуайона. Соотношение сил и их группировка на открытом фланге были выгодными для Антанты. Но плохое оперативное руководство 6-й французской армией и вялые действия кавалерийского корпуса Бриду на ее фланге в районе Лассиньи привели к неудаче французских войск. Между тем переброшенная 2-я французская армия получила задачу действовать против фланга противника и наступать в общем направлении на Сен-Кантен; Жоффр просит английское командование высадить войска в Дюнкерке с целью удара по тылам германской армии. Одновременно и германские войска получили задачу наступать по северному берегу р. Сомма с целью обхода фланга противника. [275] Обе армии столкнулись у Лассиньи — Руа (21-22 сентября) — Перони (23-25 сентября). В этих боях германские войска имели некоторый тактический успех. Однако вскоре в район Арраса прибыл из Реймса французский Кавалерийский корпус Конно, получивший задачу прикрыть сосредоточение и развертывание новой, 10-й, французской армии в районе Арраса. Это опять создало угрозу флангу германской армии. 27 сентября германское командование получило донесение, что на участке английской армии (Суассон — Реймс) появились французские части, что означало возможность смены и переброски английской армии на северный участок фронта. Несмотря на эти данные германское верховное командование продолжало добиваться решения на открытом фланге, не отказываясь от одновременного наступления на укрепленном участке фронта между р. Уаза и Верденом и в районе р. Маас, где ему, однако, не удалось сковать силы противника.

К 27 сентября на участке от р. Уаза до швейцарской границы имелись 72 германских дивизии против 71½ англо-французских и севернее р. Уаза — 12 германских дивизий против 14 французских. Германское командование не рисковало сильно ослабить участки установившегося фронта и недостаточно усиливало свой правый фланг. Для сосредоточения в районе Дуэ — Лилль между pp. Скарпа и Лис оно предназначало I баварский резервный корпус, IV, XVIII, XIV армейские корпуса, 1-ю пех. дивизию, 2-ю гвардейскую дивизию, 50-ю бригаду и 3 кав. дивизии. Из них XIV корпус и 2-я гвардейская дивизия могли прибыть в район боев только через 8 дней. Эти силы были явно недостаточны. Тем временем союзники создали на северном фланге из частей армии правого крыла группу генерала Модюи в составе XI, X и XXI корпусов и 2 кав. корпусов. С 1 октября началась переброска с р. Эна на север английской армии. 4 октября был образован Северный фронт под командованием генерала Фоша в составе 2-й и 10-й армий, территориальных частей района и гарнизона [276] Дюнкерка. Со 2 по 7 октября произошел ряд восточных боев на обоих берегах р. Скарпа — сражение у Арраса. В этом сражении с обеих сторон участвовали значительные конные массы. 1 октября французское командование образует 2 кав. корпуса: I кав. корпус для действия по обоим берегам р. Скарпа и II кав. корпус генерала Митри для действия на фланге. Германское командование намечает также действующую перед фронтом конницу генерала Марвица (I и II корпуса) к переброске на север. 2 октября развиваются бои на обоих берегах р. Скарпа, и 3 октября германские войска занимают Невиль — Витас; создается угроза левому флангу 10-й французской армии, а севернее р. Скарпа французские войска оттеснены баварскими частями на линию Вими — Аррас. В это время II кав. корпус Митри собирался на севере между Бетюном и Лоосом, а его разведка обнаружила подход германской конницы, которая к вечеру заняла Лан. 4 октября XXI корпус перебрасывается главным командованием на север, в район Армантьер — Сен-Поль. 5 октября — критический день. Баварские части достигают рубежа западнее Вими. Командующий армией предполагает очистить Аррас. В это время прибывает вновь назначенный помощник главнокомандующего генерал Фош, который намечает план контрманевра силами XXI корпуса и обоих корпусов конницы в направлении Лан — Вими. Этот маневр не удается вследствие плохой связи и медленных движений 13-й дивизии XXI корпуса. Во время сражения корпуса обеих сторон вступали в бой во [277] взаимодействии со значительными силами конницы, прикрывавшей их наружные фланги и затруднявшей противной стороне свободу маневра; после ряда фронтальных столкновений противника, не достигнув решительных результатов, остановились друг перед другом. 7 октября французскому командованию удалось кое-как задержать измотавшегося противника у Арраса; 8 и 9 октября оживленную деятельность проявила только конница обеих сторон, пытавшаяся занять теперь уже на берегах р. Лис угрожающее положение на фланге противника. В общем, в результате равенства сил и истощения сторон фронт установился в районе Арраса. Но попытки обхода флангов продолжались: в ближайшие дни начались бои в районе Лилля по обе стороны р. Лис, составившие последний этап «Бега к морю».

Севернее р. Сомма к этому времени было введено в бой 14 германских дивизий против 15 французских (на остальном фронте против 85½ французских дивизий действовало 83½ германских). Германские войска вновь имели только небольшой тактический успех. К моменту окончания сражения у Арраса германскими войсками был взят Антверпен, освободилась осадная армия, и к 10 октября было сформировано 6 новых резервных корпусов, из которых 5 было предназначено для использования на Французском театре. К этому же времени германские войска на участке севернее р. Уаза были сведены в две армии — 2-ю и 6-ю.

Сосредоточение на север указанных как германских, так и английских корпусов происходило медленно, поэтому в боях у Лилля (10-15 октября) наибольшую деятельность проявила лишь конница сторон (10 кав. дивизий Антанты против 8 германских).

Пока происходили эти бои, пал Антверпен (9 октября). Бельгийская армия и поддерживающие ее англо-французские отряды оставили крепость еще 7 октября и, преследуемые немцами, отошли на линию Остенде — Лис, где и приняли участие в сражении на р. Изер (18 — 20 октября). Соединенными усилиями бельгийских, [278] французских и английских войск под командованием французского генерала д'Юрбаля удалось удержать наступление германского корпуса Базелера, подошедшего от Антверпена.

В сражении у Ипра (30 октября — 15 ноября) были использованы последние готовые резервы Антанты и Германии. К 15 ноября вновь прибывшими силами сторон все пространство до морского побережья было заполнено войсками, которые с этого времени образовали там позиционный фронт.

В итоге «Бег к морю», как маневренная операция обеих сторон, имевшая целью обход или охват открытого фланга противника и длившаяся свыше месяца, не дал решительного результата. Соединяя маневр на фланге с наступательными действиями на укрепленном фронте, ни одна из сторон не понимала происшедшего изменения способов ведения боя и возможностей обороны на укрепленном фронте ограниченными силами. Опасаясь ослабления прочно установившегося фронта, ни германское, ни французское командование не сумело создать решающего перевеса в силах. Успехом командования Антанты следует считать то, что ему удалось загнуть фронт армии к северу и таким образом обеспечить базы английских экспедиционных армий и их сообщения через море с собственной страной. Командование Антанты первое учло возросшую огневую силу укрепленных позиций и с 17 октября прекратило наступательные попытки на укрепленном фронте от р. Уаза до Вердена впредь до увеличения запасов артиллерийского снабжения.

В операции «Бег к морю» железные дороги сыграли крупную роль как один из важнейших оперативных факторов. Обе стороны оказались на высокой ступени железнодорожной подготовки. За время всей операции была осуществлена переброска вдоль фронта с востока на север по железным дорогам: с германской стороны — 18 арм., 4 кав. корпусов и 3 арм. управлений; с французской стороны — 30 пех. и 8 кав. дивизий, 2 арм. управлений и всей английской армии. [279]







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.179 (0.017 с.)