ТОП 10:

Самоорганизация - самоподдержание - саморефсрентность.



Согласно одному из основополагающих принципов конструкти­визма, когнитивную феноменологию, т.е. восприятие, мышление, зна­ние, познание, сознание и т.д. нельзя рассматривать в отрыве от той биологической системы, функциями которой они являются. Следова­тельно, для адекватного понимания явления когнитивное™, как мини­мум, в рамках конструктивизма, необходимо иметь представление о тех особенностях организации живых систем, которые делают явления подобного рода возможными и необходимыми. Базовой моделью жи­вого остается концепция аутопоэза, разработанная Матураной и Варе-лой и охарактеризованная в предыдущей главе. Однако, далеко не все авторы, в том числе конструктивисты, безоговорочно принимают дан­ную модель. Позиция Рота относительно того, что такое жизнь и как она связана с когнитивностью, по ряду пунктов отличается от точки зрения авторов теории аутопоэза[66]. Стоит ли приписывать качество ау-топоэтической системы как живому организму в целом, так и его со­ставным частям, к которым также принадлежат нервная система и го­ловной мозг? Настолько ли живой организм автономен, что мы вправе говорить о его принципиальной замкнутости (структурной детермини­рованности), игнорируя энергообмен с внешней средой, физико-химическую открытость и модулирующие воздействия внешнего «хао­са»? Наконец, оправдано ли отождествлять процессы жизни и позна­ния, как о том говорит ключевой тезис эпистемологии Матураны?

Главный тезис Рота относительно природы живой материи гла­сит: живые системы отличаются от неживых не только и не столько тем, что сами себя воспроизводят (т.е. являются самоорганизующмим-ся системами), а тем, что находятся в состоянии поддержания собст­венной целостности (являются самоподдерживающимися). Данному тезису специально посвящен ряд работ середины 80-х годов в соавтор­стве с Бременскими коллегами Рота - физиками Хельмутом Швегле-ром (Н. Schwegler) и Уве Андерхайденом (U. an der Heiden). Многими исследователями, работающими над проблемами самоорганизации, именно свойство «структур и процессов благодаря протекающим в них внутренним событиям принимть упорядоченное состояние, которое не является импригнированным извне» [Roth 1997, S.80], рассматривается как ключевое в явлениях жизни (в той или иной форме практически всеми классиками теории самоорганизации, в работах И. Пригожина, М. Эйгена, Г. Хакена и др.) Однако, как справедливо замечает Рот, та­кие хрестоматийные примеры самоорганизации, как гексагональные ячейки Бенара или аутокаталитические реакции Белоусова-Жаботинского, живыми системами не являются. «Несмотря на то, что существует множество самообразующихся упорядоченных состояний, нам известен только один тип самоподдерживающихся систем, а именно - живые существа» [Roth 1997, S.81]. Отсюда делается вывод о фундаменталоыюй автономности живых систем: «Эти системы [само­организующиеся] во всем зависят от окружающей среды, т.е. являются гетерономными. (В отношении ячеек Бенара и осциллятора Винфрее справедливо то, что они могут существовать лишь в сосуде, который не является частью их самих, ими же не произведен.) Живые существа, напротив, сами регулируют свой обмен веществ и энергообмен с ок­ружающей средой, т.е. являются автономными системами. Не будучи обособленными никакими внешними средствами, они сами создают границы и оболочки, к примеру, в форме мембран, в пределах которых протекают жизнеподдерживающие процессы» [Roth 1997, S.81].

Данная точка зрения вполне согласуется с концепцией аутопоэза Матураны-Варелы. Однако, чтобы ответить на изначально поставлен­ный вопрос - «Почему вообще живые существа должны обладать свойством восприятия?» [Roth 1997, S.80] - мы должны признать тот факт, что «автономность живых существ также является ограниченной; они могут существовать только при условии постоянного притока вещества и энергии» [Roth 1997, S.81]. Тем не менее, «самое важное отличие между живыми существами и выше названными физическими и химическими самоорганизующимися, самообразующимися система­ми состоит в том, что живые существа поддерживают свое состояние в надлежащей упорядоченности активным образом» [Roth 1997, S.81]. «Организмы нуждаются в непосредственном, но в то же время селек­тивном контакте с окружающей средой, либо, по-другому: окружаю­щая среда напрямую материально и энергетически воздействует на ор­ганизм и тем самым хотя бы частично оказывает влияние на его со­стояние. Однако сам организм способен в той или иной мере управлять этими воздействиями, направлять их по определенным каналам, либо смягчать» [Roth 1996a, S.263]. И еще: «...Взаимодействие организма с окружающей средой носит специфический характер, т.е. организму требуется только определенное вещество и энергия, и он сам регули­рует количество поступления (и возврата)» [Roth 1996a, S.263]. Имен­но указанные две особенности живой системы - активность и селек­тивность взаимодействия с факторами окружающей среды - и опреде­ляют необходимость наличия аппарата восприятия. Можно сказать, что любой акт селективного взаимодействия организма со средой, причем не только на уровне нервной системы, но на любом физико-химическом уровне представляет собой, по словам Рота, «прототип восприятия» [Roth 1997, S.82].

Существенным отличием от концепции Матураны представляет­ся тезис Рота о неаутопоэтичности нервной системы (мозга). Вопрос этот не простой и требует детального разъяснения, поскольку, отказы­вая нервной системе в аутопоэтичности, Рот все же признает ее само-референтность (у Матураны это практически одно и то же).

Среди классиков конструктивизма, представленных в данной ра­боте, Рот уделяет понятию самореферентности наиболее пристальное внимание, придавая ему значимость одной из ключевых характеристик мозга и, соответственно, когнитивной функции вообще. В самом об­щем виде самореферент!юсть определяется как отсутствие внешних реферирующих (оценивающих, контролирующих) факторов в отноше­нии происходящего в системе («Суть самореферентности и самоэкс­пликации состоит в том, что не существует никаких внешних, "объек­тивных" контролирующих инстанций» [Roth 1996b, S.245]). Такое же понимание самореферентности в широком смысле мы находим у Гла-зерсфельда, Фёрстера и других конструктивистов, однако каждый из них заостряет свое внимание на тех аспектах, которые близки именно его исследовательским интересам. Рот различает два вида самореферентности: функциональную и семантическую. «Под функциональной самореферентностью данной системы я подразумеваю свойство, спо­собность вступать рекурсивным или кругообразным образом во взаи­модействия с собственными состояниями так, что каждое последую­щее состояние оказывается результатом предыдущих состояний. Са­мореферентные системы в последовательности своих состояний явля­ются самоопределяющимися, или автономными. Последовательность их состояний не регулируется извне. Важно, что самореферентность не подразумевает изолированности: самореферентные системы поддают­ся внешнему влиянию и модуляции. Однако результаты этих воздейст­вий, их количественные и качественные характеристики полностью задаются самореферентной системой. Это значит, что, может ли вооб­ще внешнее событие оказать влияние на систему и, если да, то каким образом и с какой силой, определяется данной системой» [Roth 1996b, S.240-241]. Функциональный аспект саморефсрентности можно было бы также обозначить как кибернетический, поскольку он касается не­посредственно организационных принципов, могущих быть распро­страненными на любую систему данного класса. Семантическая же самореферентность в большей мере относится к феноменологии ког­нитивных систем, характеризуя такие явления, как сознание, мышле­ние, конструирование смыслов, значений, оценок. «Одновременно, мозг является семантически самореферентной, или самоинтерпрети­руемой (selbstexplikativ) системой: он наделяет свои собственные со­стояния теми смыслами, которые сам считает приемлемыми. Так, на основе исключительно внутренних критериев, он решает, являются ли переживаемые им данные возбужденные состояния событиями внеш­него мира, его собственного тела, или из области психики, т.е. духов­ного характера, и какие именно значения будут им приданы» [Roth 1996b, S.241]. Функциональная самореферентность есть не что иное, как тот организационный принцип, который делает возможным суще­ствование самореферентности семантической (смысловой).

В таком же ключе, как самореферентность, истолковывается Ро-том и понятие информационной замкнутости мозга: «Утверждение конструктивистов о том, что мозг, как система восприятия, являеться информационно, семантически замкнутым, кажется противоречивым из-за того, что на память тут же приходит тот факт, что живые системы энергетически и материально всегда характеризуются как открытые. Однако энергетическая и материальная открытость не имеет ничего общего с информационной, семантической открытостью. Откры­тость в информационном/семантическом смысле означала бы, что мозг, будучи системой восприятия, получает из окружающей среды сигналы, которые вне всякой связи с мозгом содержат в себе опреде­ленное значение/информацию, инструкцию. Мозгу достаточно было бы эту информацию принять, "отфильтровать" и направить по ней свою активность. [...] Согласно многочисленным экспериментам в об­ласти сенсорной физиологии и психофизики, те физико-химические раздражители окружающей среды, которые воздействуют на чувстви­тельный эпителий, никакой объективный смысл в нервную систему не привносят. Т.е. то, что приводит к возбуждению органов чувств, не со­держит в себе предустановленных ответных эффектов. Значения сиг­налов конструируются исключительно мозгом. В таком смысле мозг представляет собой систему производства информации, а не ее по­требления» [Roth 1996с, S.360-361].

Здесь важно указать на существование фундаментальной разни­цы в толковании понятия «информации», на котором, с одной стороны, строится классическая теория информации Шеннона, и которое, с дру­гой стороны, лежит в основе конструктивистской эпистемологии. То сугубо техническое определение информации, которое господствовало в кибернетике и математических дисциплинах, начиная с сороковых годов, будучи перенесенным в область когнитивной психологии и эпи­стемологии, приводит к серьезным трудностям в понимании теорий функционирования мозга как когнитивной системы. По мнению Рота, теорию информации Шеннона правильно следовало бы назвать теори­ей сигналов, либо специально оговорить такое понимание слова «ин­формация», дабы не путать со значениями сигналов, той осмысленной информацией, которая придается им принимающей системой. «Один и тот же знак/сигнал может иметь совершенно различные значения, и наоборот, одно и то же значение может передаваться посредством совершенно различных знаков. Что касается разработанной Шенноном и Вивером технической теории сообщений, то она имеет дело исклю­чительно с условиями передачи, хранения, получения и переработки сигналов, вне зависимости от того, что именно эти сигналы значат» [Roth 1997, S. 105]. И далее: «Таким образом, мы должны провести строгое разграничив между сигналами, к примеру, между теми возбу­жденными состояниями нейронов, которые воспроизводятся в органах чувств, и их значениями. Какое-то значение нейронные возбуждения обретают лишь внутри определенной когнитивной системы, причем в зависимости от контекста, в котором данное возбуждение происходит» [Roth 1997, S.108][67].

О том, какое понимание «информации» является наиболее адек­ватным в «конструктивистской теории мозга», Рот говорит следующим образом: «Под "информацией" и "значением" (оба понятия, как и по­нятие "семантика" употребляются в дальнейшем как синонимы) како­го-либо сигнала я понимаю тот эффект, который этот сигнал оказыва­ет на структуру и функцию нейрональной когнитивной системы, ска­зывается ли этот эффект в изменениях поведения или состояний вос­приятия и сознания. Таким образом, информация/значение - это все то, что мозг сам и в себе переживает, т.е. от простейших восприятий до "значений" в обыденном смысле - в качестве духовных и ментальных коннотаций» [Roth 1996с, S.369].

Как уже говорилось, Рот считает себя принципиальным против­ником тезиса Матураны о том, что нервная система является аутопо-этической: «...Я хочу показать, что понимание особенности работы мозга в качестве когнитивной системы возможно только при условии признания того факта, что он функционирует не как аутопоэтическая система. Процесс аутопоэза организма и процесс возникновения само­референтного нейронного возбуждения в нервной системе являются принципиально различными» [Roth 1996a, S.262]. На мой взгляд, такое несогласие представляется весьма существенным и заслуживает осо­бого внимания.

Логика рассуждений Рота такова. В отличие от процессов, непо­средственно принимающих участие в осуществлении аутопоэза, и тем самым имеющим строгую направленность, нервная система (нейрон­ная сеть) способна принимать бесконечное количество состояний, не подчиняющихся общему диктату аутопоэза. С одной стороны, это ве­дет к тому, что нейроны в своей активности не являются самоподдер­живающимися, а функционируют «за счет» аутопоэза других частей организма. С другой стороны, такая автономность и многообразие со­стояний лежит в основе «когнитивной функции», которая не зависит от аутопоэтической кругообразности. «Автономия мозга подразумева­ет - что очень важно - освобождение от функции поддержания собст­венного существования: отныне мозг может заниматься вещами, кото­рые имеют непрямое, или не имеют вообще никакого отношения к процессу выживания (либо могут даже на протяжении какого-то вре­мени им противодействовать). Именно это свойство лежит в основе специфического функционирования человеческого мышления, а именно - конструирования действительности, что дает возможность осуще­ствлять планирование поступков, т.е. заниматься чем-то таким, что по­ка для данного организма не приносит никакой пользы» [Roth 1996a, S.270]. Отделяя аутопоэз от самореферентности, Рот тем самым отде­ляет процесс жизнедеятельности от процесса познания, вступая в дис­куссию с другим основным тезисом Матураны: «жизнь=познание». «Когнитивные процессы создают - в противоположность мнению Ма­тураны - нечто такое, что пребывает на другом онтологическом уровне по сравнению с аутопоэзом» [Roth 1996a, S.270]. И далее: «Она [когни-тивность] конституирует совершенно новую область бытия тем, что генерирует процессы, а именно - процессы самоописания, которые принципиально не встречаются в физико-химическом мире аутопоэза. Это становится причиной того, что то, что мы называем "законами природы", не имеет силы в отношении восприятия и мышления» [Roth 1996а, S.275]. И еще: «Если аутопоэтические системы могут реализо­вываться только в физико-химических рамках процесса самоподдер­жания, накладываемых окружающей средой, когнитивные процессы свободны от этих ограничений и подчиняются лишь своим внутренним законам и требованиям» [Roth 1996a, S.282].

Распространяя свой тезис «неаутопоэтичности» также на сферу социального, Рот говорит о том, что «области аутопоэза (в моем пони­мании), когнитивности и коммуникаций рассматриваются как онтоло­гически разные области, при этом аутопоэз создает предпосылки для возникновения когнитивного, а когнитивное - далее, для возникнове­ния социального» [Roth 1996a, S.284].

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.005 с.)