ТОП 10:

АРТХАШАСТРА - ВАЖНЕЙШИЙ ПАМЯТНИК ИНДИЙСКОЙ



КУЛЬТУРЫ

Артхашастра — замечательный политико-экономический трактат древней Индии, приписываемый Каутилье, — получила в настоящее время широкую известность. Этот своеобразный литературный па­мятник, содержащий ценнейшие сведения по вопросам государствен­ного, экономического и политического устройства древней Индии, став доступным в подлиннике более полвека тому назад, естественно, привлек к себе большое внимание многих специалистов Индии и Европы и вызвал уже обширную литературу.

Время создания Артхашастры окончательно не установлено, так как вопрос о датировке этого памятника представляется до сих пор весьма сложным и трудным, а потому решают его различно. Труд­ным он представляется потому, что трактат этот, составленный на основании предшествовавших сочинений такого рода, не заключает в себе каких-либо упоминаний исторических событий или лиц, а представляет собой скорее идеал управления государством. Изло­женными в этом трактате правилами должны были руководство­ваться цари и правители, если они были заинтересованы в безопас­ности и благосостоянии своей страны. С другой староны, в настоя­щее время нет ни новых археологических данных, ни новых пись­менных источников, которые могли бы способствовать установлению более точной даты этого памятника.


50|2i В. И. Кальянов

! ! у-------- '--------------------------------------------------------------------

Почти во всех исследованиях, посвященных Артхашастре, рас­сматривается или затрагивается вопрос о времени создания этого трактата. Несмотря на большое разнообразие доводов, приводимых для выяснения этого вопроса, все они могут быть разделены на две группы: в одних, согласно установившейся индийской традиции, создание Артхашастры относится к периоду между IV и III вв. до п. э., в других, согласно европейской традиции, — к первым векам нашей эры, например к III в.

Индийской традиции придерживаются такие исследователи, как Р. Шамашастри, которому принадлежит заслуга открытия Артха­шастры, первое издание текста памятника и его перевода на англий­ский язык; ' Ганатгати Шастри, издавший в 1924—1925 гг. текст Артхашастры со своим к нему комментарием на санскритском языке;2 Герман Якоби, своими исследованиями способствовавший выяснению многих вопросов, связанных с историей и происхожде­нием Артхашастры; 3 Отто Штейн, посвятивший свой труд Мегас-

1 Kautiliyam Arthacastram. Arthasastra of Kautilya, revised and edited
by R. Shaina Sastri. Mysore, 1919 (University of Mysore. Oriental Library
Publications. Sanskrit Series, No 54), стр. Ill, XI; Kautilya's Arthasastrn.
Translated by dr. R. Shamasastry, with an introductory Note by the late dr. J. E.
Fleet. Third edition, Mysore, 1929, Preface, стр. VIII, XXV (в дальнейшем:
R. Shamasastry. Preface). См. также его «Introduction» к первым опублики-
ванным извлечениям из Артхашастры (в английском переводе) под общим назва­
нием «Chanakya'S Land and Revenue Policy» (The Indian Antiquary, vol. XXXIY,
Bombay, 1905, стр. 5; в дальнейшем: R. Shamasastry. Introduction).

2 Kautallyam Arthacastram. The Arthasastra of Kautalya, with the com­
mentary Srimula of Mahamahopadhyaya T. Ganapati Sastri. Edited by the
commentator. Parts I—III. Trivandrum, 1924—1925 (Trivandrum Sanskrit Se­
ries, LXXIX, LXXX и LXXXII), Introduction, стр. 5 (в дальнейшем:
Т. G. Sastri. Introduction).

3 Hermann Jacobi. 1) Zur Friihgeschichte der indischen Philosophic
Sitzungsberichte der K. Preussischen Akademie der Wissenschaften, Phil.-hist.
Klasse (SBA), 1911, стр. 732; 2) Kultur-, Sprach- und Literarhistorisches aus
dem Kautiliya. SBA, стр. 954; 3) Uber die Echtheit des Kautillya. SBA, 1912,
стр. 832. См. также: Sten К о now. Kautalya Studies. Oslo, 1945 (Avhandli-
ger utgitt av Det Norske Videnskaps-Akademi i Oslo, Hist.-filos. Klasse, № 1).
стр. 3; Otto Stein. Megasthenes und Kautilya. Wien, 1921 (Akad. der Wis­
senschaften Wien, Phil.-hist. Klasse Sitzungsberichte,191 Bd. 5, Abhandl.), стр. 11.


Лртхашастра важнейший памятник индийской культуры 503

фену и Каутилье; * ттандит Удаявир Шастри, подготовивший к из­данию санскритский комментарий Мадхава Яджвы к Артхашастре 5 и опубликовавший перевод этого памятника на хинди; Гопал Дамо-дар Тамаскар, опубликовавший на хинди исследование об Артха­шастре Каутильи; 6 Джаганлал Гупта и Бхагавандас Кела, написав­шие на хинди исследование «Экономические взгляды Каутильи»;7 И. Я. Мейер, опубликовавший в 1926 г. немецкий перевод Артха-шастры и исследование в области сравнительного изучения древне­индийского права; 8 Н. Ч. Бандьйопадхьяя, автор труда «Каутилья, или изложение его социального идеала и политической теории», первый том которого «Искусство хорошего управления» вышел в 1927 г.»;9 Бернгард Брелёр, посвятивший свое исследование изу­чению труда Каутильи в связи с землевладением и частным правом в древней Индии; 10 В. Р. Рамачандра Дикшитар, опубликовавший

4 Dr. Otto Stein. Magasthenes und Kautilya, стр. 3, 6 и ел., 15 и ел.
и др.

5 KautallyarthaQastra-vyakhya Nayacandrika... $riman-Madhava-Yajva-Mi<j-ra-pranlta sa ceyam p. Udayavira-Castri-sanskrta. В кн.: Artha^astra of Kauti­lya. A new edition by J. Jolly and R. Schmidt. Vol. II. Notes, with the com­mentary Naya Candrika of Mahamahopadhyaya Madhava Yajva. Lahore, 1924 (The Punjab Sanscrit Series, № 4), стр. 12; см. также предисловие на санск­рите Удаявира Шастри (там же, стр. 12).

6 Gopal Damodar Т a m a s k а г. Kautiliya artliacastia-mimaiisa. Prayag (Аллахабад), 1925, стр. 3.

7 Jaganlal Gupta aur Bhagavandas К e 1 a. Kautilya ke arthik vicar.
Vrndaban, 1933.

8 Das Altindische Buch vom Welt- und Staatsleben. Das Arthafastra des
Kautilya. Aus dem Sanskrit ubersetzt und mit Einleitung und~ Anmerkungen
versehen von Johann Jakob Meyer. Leipzig, 1926, стр. XX, XXII; Johan Ja­
kob Meyer. Tiber das Wesen der Altindischen Rechtsschriften und ihr Verhal-
tniss zu einander und zu Kautilya. Leipzig, 1927.

8 Narayan Chandra Bandyopadhyaya. Kautilya or an Exposition of his social ideal and political theory, vol. 1 (The art of good governement), Cal­cutta, 1927.

i° Berhard В r e 1 о e r. • Kautallya Studien. I. Das Grundeigentum in In-dien. Bonn, 1927, стр. 13—14, 48, 68; II. Altindisches Privatrecht bei Magas­thenes und Kautalya. Bonn, 1928, стр. 167.



В. И. Кальянов


труд о государстве Маурья; п акад. С. Ф. Ольденбург, исполнивший в 1931—1932 гг. русский перевод первой книги Артхашастры, а также опубликовавший три статьи, где были затронуты вопросы, связанные с изучением этого памятника;12 Стен Конов, посвятивший свой труд анализу содержания произведения Каутильи;13 Вальтер Рубен, опубликовавший недавно два обширных исследования по введению в индологию и истории индийской философии,14 и другие.

Главные доводы ученых, придерживающихся индийской тради­ции, в основном можно свести к следующим положениям.

1. В различных литературных памятниках: в «Вишнупуране», в «Нитисаре» («Компендиум политики») Камандаки, который счи тает себя учеником Каутильи,15 в «Нитивакьямрите» («Нектар из речений по политике»), принадлежащей джайнскому автору Сама-девасури, современнику царя Яшодхары,16 в романе Дандина «Даша кумарачарита» («Приключения десяти принцев»), в «Катхасарит сагаре» («Океан из рек рассказов»), в «Мудраракшасе» («Печать и министр Ракшаса»), драме Вишакхадатты, в «Чанакьякатха» («Рассказы о Чапакье»), написанном Равинартакой, и в других — упоминается о том, что брахман Каутилья сокрушил владычество Нан-

11 V. R. Ramachandra Dikshitar. The Mauryan Polity. Madras,
1932, стр. 6 и др.

12 Акад. С. Ф. Ольденбург. 1) Современная постановка изобразитель­
ных искусств и их техники в Индии. Изв. Гос. акад. истории матер, куль­
туры, т. VIII, вып. 1, Л., 1931, стр. 7; 2) О документе в феодальной Индии.
Сообщ. Гос. акад. истории матер, культуры, № 9—10, Л., 1932, стр. 42—45;
3) О некоторых новых индийских работах по истории и экономике Индии.
Библиография Востока, вып. 2—4, Изд. АН СССР, Л., (1933) 1934 (Инг/г.
востоковедения АН СССР).

13 Sten К о п о w. Kautalya Studies, Oslo, 1945 (Avhandliger utgitt av Det
Norske Videnskaps-Akademi i Oslo, Hist.-filos. Klasse, № 1), стр. 3, 5, 65 и др.

14 Walter Ruben. 1) Einfuhrung in die Indienkunde. Ein Uberblick iiber
die Historische Entwicklung Indiens. Berlin, Deutscher Verlag der Wissen-
Schaften, 1954, стр. 72 и ел.; 2) Geschichte der indischen Philosophie. Berlin,
Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1954, стр. 107.

15 N. Ch. Bandyopadhyaya, ук. соч., стр. 6.

16 R. Shamasastry. Preface, стр. XVIII; N. Ch. Bandyopad­
hyaya, ук. соч., стр. 6.


Артхашастра важнейший памятник индийской культуры 505

дов и возвел Чандрагупту на трон, а также о том, что Вишнугуптой (он же Чанакья, или Каутилья) составлено руководство по политике для царя Маурья. Из этого делается вывод, что Каутилья был пер­вым министром Чандрагупты и написал для него руководство поли­тики в период между 321 и 298 гг. до н. э. Что же касается самого Чандрагупты Маурья, который правил царством в эти годы, то это подтверждается и индийскими эпиграфическими данными.17

2. В отчетах Мегасфена об Индии содержатся сведения о царе Чандрагупте (греч. EavSpaxoTto;), при дворе которого в Патали-путре (греч. ПаХЦ^обра) Мегасфен находился посланником Се-левка Никатора с 315 по 291 г. до н. э.18 Поэтому определение времени создания Артхашастры связывается со временем пребыва­ния Мегасфена в Индии.

3. Для доказательства того, что Артхашастра относится к эпохе династии Маурья, приводятся названия монет, упоминаемых в этом памятнике, а именно: рапа, masa (Artha. II, 12, 19).19 Поскольку эти монеты упоминаются еще у Панини, то, следовательно, они имели хождение во времена Панини и продолжали употребляться в эпоху царствования Чандрагупты, пока не были заменены дина­рами (dlnara, греч. Sijvapiov, римск. denarius) незадолго до Патан-джали (около II в. до н. э.).20

4. Поскольку дата «Камасутры» («Наука любви») Ватсьяяны в позднейшей своей редакции может быть определена не древнее III в. н. э., то создание Артхашастры, из которой многое заимство­вано Ватсьяяной, следует отнести к гораздо более раннему времени (не менее чем на пять или шесть столетий).21 Это аргументируется:

w Т. G. Sastrl. Introduction, part I, стр. 5; R. Shamasastry. Pre­face, стр. VII.

!8 Otto Stein, ук. соч., стр. 3, 6—7, 15—16 и др.; Bernard Breloer, ук. соч., I, стр. 13, 48, 68 и др.

19 Здесь и далее ссылки даются на издание санскритского текста Артха­
шастры: Kautillam Arthacastram. Arthasastra of Kautilya. A new edition by
J. Jolly and R. Schmidt. Vol. I (Text). Lahore, 1923.

20 R. Shamasastry. Preface, стр. XXVIII.

21 Hermann J a cob i. Uber die Echtheit des Kautillya, стр. 841; Sten
Ко now, ук. соч., стр. 5; Kautillyam Arthacastram. Arthasastra of Kautilya.



В. И. Кальянов


во-первых, тем, что некоторые греческие астрономические термины, содержащиеся в Камасутре(Ката. III, I),22 в Артхашастре не встре­чаются; во-вторых, знакомством Ватсьяяны (в разделе об определе­нии любви) с философией вайшешика, тогда как Каутилья в своем определении философии — Anviksaki— ее игнорирует (Artha. 1,2); в-третьих, тем, что в Камасутре объявляется похвальным воздержа­ние от употребления мяса (Kama. I, 2), между тем как Каутилья в главе «Sunadhyaksa»— «Надзиратель за скотобойнями» (Artha. II, 26) разрешает продажу мяса и предусматривает возмещение мясом за продажу костистого мяса.23

5. Некоторые термины, применяемые в Артхашастре, соответ­ствуют терминам, которые встречаются в древних литературных памятниках. Так, военный термин caturangin (caturafiga), встре­чающийся в Архашастре24 для обозначения армии, состоящем из четырех родов войск, не найден ранее, чем в Махабхарате и Ра маяне.25 Встречающиеся в Артхашастре (Artha. II, 10) грамматиче­ские термины: naman, akhyata, upasarga и nipata для обозначения соответственно имени, глагола, предлога и союза — согласуются с «Нируктой» («Этимология») Яски (I, 8) и «Махабхашьей» («Боль­шой комментарий») Патанджали (стр. 3, 17), а также и с грамматл кой Панини (I, 4, 56), за исключением терминов naman и akhyata, которые употребляются для обозначения имени и глагола. Послед ние два термина заменены у Панини техническими терминами sup и tin.26 Некоторые политические термины, как mahSmatra — «глав­ный чиновник», «министр» или «сановник», samaja — «собрание» и др., являются общими в Артхашастре 27 и в надписях императора

A new edition by J. Jolly and R. Schmidt. Vol. I (Text), Introduction, стр. 2i (в дальнейшем: J. Jolly. Introduction).

22 Здесь и далее ссылки даны на издание санскритского текста Kamasut-
га — сочинения Ватсьяяны (Vatsyayana).

23 J. Jolly. Introduction, стр. 24—25; Sten Konow, ук. соч., стр. 7.

24 Artha. II, 33/12; 1/51; IX, 2/52; X, 4/16.
23 Sten Konow, ук. соч., стр. 54.

26 Там же, стр. 14

27 Artha. I, 10,10; 21/46: II, 25/35; X, 1/13; XIII. 5/11.


Артхашастра важнейший памятник индийской культуры 507

Ашоки (Гирнарский вариант). Предполагают, что эти термины Могли быть переведены с санскрита на пракриты (т. е. на народные языки соответствующих областей) для употребления должностными лицами Ашоки.28

Таковы основные аргументы, которые приводятся сторонниками индийской традиции.

Европейской традиции придерживаются Дж. Джолли и Рихард Шмидт, издавшие текст Артхашастры вместе с комментарием «Ная Чандрика» Мадхавы Яджвы;29 Морис Винтерниц, автор обширного трехтомного труда по истории индийской литературы, а также ряда статей, посвященных Артхашастре; 30 А. Берридейл Кит, автор труда по истории санскритской литературы; 31 акад. Ф. И. Щербатской, руководивший работой коллектива по переводу на русский язык Артхашастры; 32 Д. А. Сулейкин, посвятивший себя изучению исто­рии Индии, главным образом древней и средневековой; 33 А. М. Оси­пов, написавший краткий очерк по истории древней Индии,34 и др.

Точка зрения сторонников этой группы ученых в общих чертах сводится к следующему.

28 Sten К о п о w, ук. соч. стр. 5.

29 Kautillyam Arthagastram. Arthasastra of Kautilya. A new edition by
J. Jolly and R. Schmidt. Vol. I (Text). Lahore, 1923; vol. II (Notes, with the
commentary Naya Candrika of Mahamahopadhyaya Madhava 'Jajva). Lahore
1924. См.: J. Jolly. Introduction, стр. 29, 43, 46.

, зом. Winternitz. 1) Geschichte der indischen Litteratur, Bd. III. Leipzig, 1920, стр. 518; 2) Surunga and the Kautillya Arthacastra. The Indian Historical Quarterly, vol. I, № 3, Calcutta, 1925.

31 A. Berriedale Keith. A History of Sanskrit Literature. London, 1928,
«тр. 450—462.

32 К этой точке зрения Ф. И. Щербатской нришел в результате работы
над переводом Артхашастры; ранее он придерживался индийской традиции
(см.: Ф. И. Щербатской. К истории материализма в Индии. Восточные
записки, I, Л., 1927).

33 Д. А. Сулейкин. Основные вопросы периодизации истории древней
Индии. Уч. зап. Тихоокеанск. инст. АН СССР, т. II. Индийский сборник,
М.—Л., 1949, стр. 185, 190.

34 А. Осипов. Краткий очерк истории Индии до X в. Изд. МГУ, М.,
1948, стр. 44 и ел.



В. И. Кальянов


1. В отчетах греческого посла Мегасфена, о котором говорится выше, упоминается об индийском царе Чандрагупте (Eavopax6xxo<;) но ничего не сообщается о Каутилье. Нет также сведений и о его произведении Артхашастре. В самом памятнике Артхашастра также отсутствуют какие-либо упоминания о царе Чандрагупте и его сто­лице Паталипутре. Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что автор Артхашастры не был современником царя Чандрагупты.3^ Об этом свидетельствует также и тот факт, что в известном сочи­нении Патанджали «Махабхашья» встречаются ссылки на Маурьев и на собрание царя Чандрагупты (Candragupta-sabha), но совер­шенно отсутствует упоминание о Каутилье и его произве­дении.36

2. На основании сравнительного изучения Артхашастры и дру­гого памятника, Камасутры, явствует, что авторам обоих этих про­изведений были известны среди других имен и такие редкие имена ученых древней Индии, как Гхота(ка)мукха и Чараяна (Ghota(ka)-mukha и Сагауапа). Эти и другие ученые, на которых ссылаются оба автора, приводятся в их произведениях под общим названием acaryah— «учителя». Все это свидетельствует о близком родстве между двумя этими памятниками.37 Что же касается некоторых гре­ческих астрономических терминов и названий планет, встречаю щихся в Камасутре, то в Артхашастре упоминаются только две пла­неты: Юпитер (Brhaspati) и Венера (Cukra).38 Кроме того, автор Артхашастры говорит о расположении звезд, высмеивая тех, кто ве­рит в то, что они влияют на человеческую судьбу.39 Далее, хотя философская система вайшешика не нашла отражения в труде Каутильи, но можно предполагать, что он все же мог быть знаком

33 J. Jolly. Introduction, стр. 30, 43, 47; ср.: R. Shamasastry. Pre­face, стр. XXV и ел.

36 J. Jolly. Introduction, стр. 47; см. также: The-Vyakarana-Mahabha-
shya of Patanjali. Edited by F. Kielhorn, ph, D. Second Edition revised. Vol. 1
Bombay (The Department of Public Instruction), 1892, стр. 177.

37 Там же, стр. 24.

38 Artha. II, 24/8, 10—11.
за Artha. IX, 4/36—37.


Артхашастра важнейший памятник индийской культуры 509

с ней, ибо его философия носит материалистический оттенок и вклю­чает в себя локаяту. Наконец, воздержание от мясной пищи, счи­тающееся в Камасутре похвальным, не находится в прямом проти­воречии с Артхашастрой, где обычай ahimsa — «отсутствие насилия» предписывается для всех четырех ступеней жизни (Artha. I, 3). Близкое сходство жежду Артхашастрой и Камасутрой, которая испы­тала значительное влияние первой, позволяет заключить, что Артха­шастра была создана самое большее на столетие раньше Камасутры, т. е. в III в. н. э.40

3. Сопоставление многочисленных и поразительных соответствий, обнаруженных в сводах законов и в Артхашастре, приводит к заклю­чению, что Каутилья был знаком с основным содержанием Дхарма-сутр (т. е. сводов законов). Утверждают поэтому, что правила Дхармашастры (Наука о законе или морали), составленные в метри­ческой форме, были Каутильей изложены в прозе; особенно же это относится к правилам, взятым из сочинения Яджнявалкьи: между этим сочинением и Артхашастрой наблюдается весьма близкое соот­ветствие.41

4. Согласно описанию Артхашастры, выплавка металлов и до­быча руды в древней Индии были высоко развиты. В произведе­ниях же более ранних авторов, как Мегасфен и Страбон, говорится обратное, что индийцы в этот период были еще малоопытными в рудничном и плавильном деле.42

5. Артхашастра упоминает о книгах, письмах и паспортах, о ре­гистрации и корреспонденции, о писцах и счетчиках и посвящает целую главу изложению правил для составления царских указов (Artha. II, 10). Мегасфен же сообщает, что индийцы не были зна­комы с письмом и все воспроизводится ими по памяти.43

4" J. Jolly. Introduction, стр. 24—29.

41 Там же, стр. 17, 20; ср. также: R. Shamasastry. Preface, стр. XXV;
Uten К о now, ук. соч., стр. 6, 64—65.

42 J. Jolly. Introduction, стр. 34—35; М. Winternitz. Surunga and
the Kautillya Arthacastra, стр. 429—432; R. Shamasastry. Preface,
стр. XXVI.

43 J. Jolly. Introduction, стр. 35; ср. также: R. Shamasastry. Pre­
face, стр. XXVI; Otto Stein, ук. соч.,. стр. 69.



В. И. Кальянов


6. Общественный старой и государственное устройство, экономи­ческие и политические учреждения, а также производственные отно­шения, описанные в Артхашастре, представляются гораздо более развитыми и сложными и выступают более рельефно, нежели те, о которых упоминается в заметках Мегасфена и надписях царя Ашоки. На основании этого Д. А. Сулейкин считает, что Артха-шастра является источником для изучения периода с I в. до н. э. по III в. н. э., который он характеризует как период разложения древнеиндийского рабовладельческого общества.44

Таковы основные доводы, которые приводятся сторонниками европейской традиции.

* * *

Независимо от того, к какому заключению относительно времени создания Артхашастры приходили исследователи данного памятника, все они внесли свой вклад в изучение этого вопроса, и многие их до­воды заслуживают серьезного внимания. Однако, признавая спра­ведливость ряда доводов, приводимых в защиту обеих точек зрения, следует отметить, что некоторые из них, особенно основывающиеся на сообщениях Мегасфена, вызывают серьезные возражения. Как известно, труд Мегасфена об Индии сохранился лишь в пересказе Арриана и других древних авторов. Поэтому к сведениям, припи­сываемым Мегасфену, необходимо относиться весьма критически. Нельзя, например, согласиться с сообщениями Мегасфена о том, что индийцы в те времена будто бы не были знакомы с письмом. Против такого утверждения Мегасфена здесь прежде всего можно привести более раннее показание другого грека — Неарха, «который говорит о существовании в Индии писем на материи, что в Индии по отно­шению к очень многим текстам предпочиталось запоминание, а не записывание».45

Вопрос о письме в Индии является весьма сложным. Письменные памятники на индийских языках, дошедшие до нас, относятся к III в. до н. э. Древнейшие из этих памятников — надписи импе-

44 Д. А. Сулейкин, ук. соч., стр. 190.

45 С. Ф. Ольденбург. О документе в феодальной Индии, стр. 43.


Артхашастраважнейший памятник индийской, культуры 511

ратора Ашоки, сделанные на лракритах, восходят к 270—250 гг. до н. э. Но и это еще не дает оснований для утверждения, что до этого времени в Индии не было письменности.46

История общества показывает, что с развитием производства и появлением классов, с зарождением государства и развитием тор­говли появляется и настоятельная необходимость в письменности. Следовательно, древнее классовое общество Индии должно было иметь свою письменность. Подтверждением этому служат такие сложные лингвистические исследования индийцев, предпринятые еще задолго до нашей эры, как разложение основного текста вед (Samhitapatha) на отдельные элементы для чтения по слогам (Padapa{,ha), составление санскритской грамматики в форме крат­ких алгебраических сутр, изобилующих техническими терминами, и другие сочинения, свидетельствующие о длительном предшествую­щем развитии индийской письменности. То же самое относится и к самим надписям Ашоки.

Недавно открытые при раскопках в Мохенджо-Даро и Хараппе надписи, представляющие собой образец протоиндийских письмен, проливают иной свет на решение вопроса о происхождении индий­ской письменности и делают вполне допустимой гипотезу о возмож­ности какой-то связи между этими древними письменными знаками и последующими письменными системами Индии.47 Но остается пока нопонятным, почему письменные памятники в последующую эпоху развития древнеиндийского общества не дошли до нас.

Таким образом, вопрос о времени возникновения письменности в Индии не может служить опорным пунктом для определения даты создания Артхашастры.

При рассмотрении проблемы датировки Артхашастры нельзя обойти без внимания и такие вопросы, как классификация наук и оп­ределение философии, которые имеют место в этом памятнике.

46 М. Мюллер. Шесть систем индийской философии. Перевод с англий­
ского П. Николаева. М., 1901, стр. 190; Ч. Лоукотка. Развитие письма.
Перевод с чешского Н. II. Соколова. М., 1950, стр. 192.

47 Акад. В. В. Струве. Дешифровка протоиндийских письмен. Вестн.
АН СССР, 1947, № 8, стр. 52.



В. 0. Кальянов


В первом разделе трактата, где дается определение наук, мы чи­таем: «Философия (anviksaki), учение о трех ведах (trayi), учение о хозяйстве (varta), учение о государственном управлении (dang!anlti)— это науки. . . Наук именно четыре, так считает Кау-тилья. Так как ими познаются закон и польза, то в этом и заклю­чается понятие науки.

«Философия — это санкхья, йога и локаята.

«Философия тем, что исследует при помощи логических доказа­тельств: в учении о трех ведах — законное и незаконное, в учении о хозяйстве — пользу и вред, в учении о государственном управле­нии — верную и неверную политику — и исследует при этом силь­ные и слабые стороны этих наук, приносит пользу людям, укрепляет дух в бедствии и в счастии и дает умение рассуждать, говорить и действовать.

«Философия всегда считается светильником для всех наук, средством для совершения всякого дела, опорою всех установлений» (Artha. I, 2/1, 8-12).

Наряду со своей классификацией наук Каутилья приводит точки зрения других древних ученых по этому вопросу, а именно:

, «Учение о трех ведах, учение о хозяйстве, учение о государствен­ном управлении — (это науки) — так считает школа Манава, ибо философия, говорит она, это раздел учения о трех ведах.

«Учение о хозяйстве, учение о государственном управлении — так считает школа Брихаспати, ибо учение о трех ведах для знаю­щего житейской обиход только (внешняя) оболочка.

«Учение о государственном управлении — единственная наука — так считает школа Ушанаса, ибо с ним связаны начала всех наук» (Artha. I, 2/2-7).

Следовательно, данное Каутильей в трактате перечисление и определение четырех наук, среди которых философия трактуется как самостоятельная наука, является шагом вперед в развитии науч­ных знаний в древней Индии по сравнению с учением школы Ма­нава, признающей три науки, школы Брихаспати, признающей две науки, и школы Ушанаса, признающей одну единственную науку о государственном управлении.


Артхашастраважнейший памятник индийской культуры 513

Философские взгляды в древности всегда были тесно перепле­тены с естественнонаучными и политическими взглядами. Так, на­пример, древнейшие греческие философы Фалес, Анаксимандр, Анаксимен были в то же время и естествоиспытателями.48

Однако по мере развития научных знаний о природе и обществе от философии постепенно отделялись одна за другой конкретные науки, область философии все более сокращалась. Этот процесс имел положительное значение для развития как философии, так и есте­ственных и общественных наук.49 Правда, этот процесс в Артха-шастре представлен еще в зачаточном состоянии. Некоторые поло­жительные (конкретные) науки: фонетику, грамматику, астрономию и др. — Каутилья считает вспомогательными, несамостоятельными науками (allga), входящими в состав trayl — учения о трех ведах: «Сама-, Риг-, Яджур-веды составляют троицу (вед). Атхарваведа и Итихасаведа тоже веды. Учение о произношении (т. е. фонетика, $iksa), обрядовый ритуал (kalpa), грамматика (vyakarana), этимо­логия (nirukta), метрика (chandas или chanoviciti), астрономия {jyotisa)— это вспомогательные науки» (Artha. I, 3/1—3).

В Артхашастре сильно ощущается влияние философии на дру­гие области знания. При этом следует отметить то, что из шести ортодоксальных (идеалистических) философских систем Каутилья признает только две: санкхья и йога, которые являются родствен­ными и считаются основными—sanatane dve, т. е. «двумя предвеч­ными философиями».50 Наряду с ними он упоминает и учение индий­ских материалистов, представленных школой локаята, иначе назы­ваемой школой червака, отводя ей равное место с остальными школами. Очевидно, в этом следует усматривать дальней-

48 ф. Энгельс. Диалектика природы. М., 1952, стр. 147.

49 См.: А. А. Жданов. Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Алек­
сандрова «История западноевропейской философии», 24 июня 1947 г. Гос.
изд. полит, лит., М., 1952, стр. 10.

so Mahabharata. XII (Santiparva), 13711; Ф. И. Щербатской. Теория познания и логика по учению позднейших буддистов, ч. II. СПб., 1909, стр. 4; S. Radhakrishnan. Indian Philosophy, vol. II. London, 1948, стр. 254.



В. И. Кальянов


шую критическую переработку установившихся ранее фило­софских взглядов, которые нашли свое яркое выражение в Артха-шастре.

Сопоставление данных Артхашастры с данными истории древней Греции позволяет сделать предположение, что засвидетельствованное в этом литературном памятнике начало дифференциации наук можно отнести ко времени разложения рабовладельческого строя и зарождения феодальных отношений. Более глубокое и всестороннее выяснение вопроса о положении философии в древней Индии и ее отношении к другим наукам несомненно поможет исследователям в определении даты этого памятника.

Такое произведение, как Артхашастра, представляющее собой весьма сложный компендиум политики, не могло появиться сразу, как не могли появиться сразу знаменитая грамматика Панини п. Большой комментарий на нее, составленный Патанджали, а также основные сутры всех шести главных философских систем Индии. Все эти произведения могли возникнуть только благодаря весьма длительной традиции изучения всех сторон жизни общества древней Индии. Весьма показательно, что Артхашастра начинается такой фразой: «Это единое руководство политики составлено на основании извлечений из большей части тех руководств по политике, которые были созданы древними учителями с целью овладения землею и для ее охраны» (Artha. 1,1).

Об этом же свидетельствуют многочисленные ссылки автора на учителей, встречающиеся на протяжении всего трактата. Некоторые из них считаются последователями тех или иных школ и носят имена их подлинных или предпологаемых основателей: Manavah — «после­дователи школы Ману», Barhaspatyali — «последователи школы Брихаспати», Aucanasah— «последователи школы Ушанаса» и Ambhiyah — «последователи школы Амбхи (?)». В числе упомяну­тых учителей приводятся также 13 собственных имен: Вишалакша. Парашара, Пишуна, Бахудантипутра, Каунападанта, Ватавьядхп. Катьяяна, Канинко (Канинка), Бхарадваджа, Бхарадваджа, Дирг-хашчараяна (Диргха Чараяна), Гхотамукха, Кинджалка и Пишуна-путра (сын Пишуны).


Артхашастра важнейший памятник индийской культуры 515

Таким образом, по свидетельству самого памятника, создание Артхашастры было возможно благодаря длительной традиции, суще­ствовавшей в изучении политической науки. Из этого также следует, что и данное руководство в том виде, в каком оно до нас дошло, подвергалось многочисленным обработкам и редакциям.

Здесь необходимо отметить также и то, что Каутилья, предпо­лагаемый автор Артхашастры, па которого имеются многочисленные ссылки в самом произведении, цитируется в 3-м лице: iti Kautilyah— «так считает Каутилья», neti (па iti) Kautilyah—-«нет, говорит Каутилья». В других философских произведениях также встречаются ссылки в 3-м лице на их предполагаемого автора.51 Однако некоторые авторитетные исследователи полагают, что древ­ние авторы обычно выражают свое мнение в 3-м лице для того, чтобы не казаться эготистом, как это отмечено ранними авторами, такими, как Медхатитхи и Вишварупа.52

В этой связи небезынтересно отметить, что многие надписи импе­ратора Ашоки (которые относятся к III в. до и. э.) также начи­наются формулой: Devanam-priyo PiyadasI Raja evam aha — «так говорит царь Приядаршип (Пиядаси), любимый богами». Так обычно начинаются и воззвания Ахеменидов от Дария до Артаксеркса III, например: thatiy Darayavansh kshaya-thiya — «так говорит царь Дарий». Хотя в обоих случаях форма обращения начинается с фразы в 3-м лице, заслуживает внимания то, что за этой фразой непосред­ственно следует употребление 1-го лица. Это говорит о том, что еще до времен Ашоки в Индии был распространен стиль протокольной записи царской канцелярии, отмеченный в Артхашастре.53

51 См.: Ф. И. Щер бате кой. Теория познания и логика по учению позднейших буддистов, ч. II, стр. 11—12; см. также: S. Radhakrishnan, ук. соч., vol. II, стр. 23; V. R. Ramachandra Dikshitar, ук. соч., стр. 308; А. В. Keith, ук. соч., стр. 458 и ел.

62 Pandurang Vaman Kane. History of Dharmas5stra. (Ancient and Me­diaeval Religions and Civil Low). Vol. I. Bhandarkar Oriental Research Insti­tute Poona (Govornment Oriental Series, Class B, № 6), 1930, стр. 90.

53 Prof. D. R. Bhandarkar. Asoka. (Third edition). University of Cal­cutta, 1955 (The Carmichael Lectures, 1923), стр. 7—8.



В. И. Кальянов


Как известно, древние трактаты по различным вопросам знаний составлены на языке сутр. Само слово «сутра» (sutra) означает «нить», «краткое правило или изречение» и в дальнейшем «трактат или руководство, содержащее такие правила или изречения». Язык сутр отличается алгебраической краткостью стиля.54 Сутры должны передавать существо изречения и не должны содержать ничего из­лишнего и сомнительного. Они должны избегать повторений и соблюдать большую экономию слов. Литература сутр возникла в тот период, когда ведическая литература стала громоздкой и ведические мыслители вынуждены были систематизировать свои взгляды.55 Это способствовало в дальнейшем быстрому развитию специальной (на­учной) литературы — шастр (castra) излагавшихся в краткой, сжа-•той форме, т. е. стилем сутр. Этим стилем были написаны изложения и всех шести основных систем индийской философии. Максимальная краткость сутр делает трудным понимание их без комментария.56

Достоверность существования того или иного санскритского текста, в особенности научного содержания, подтверждается обычно каким-либо комментарием (bhasya), написанным на него, ибо без таких комментариев сутры философские, грамматические или какие-либо иные были бы непонятны и даже невозможны. Между основ­ным санскритским текстом (mula) и написанным на него коммента­рием (bhasya) не может лежать сколько-нибудь значительный про­межуток времени, так как в характере вопросов, их трактовке и раз решении не наблюдается существенных различий.57 Что касается Артхашастры, то текст этого памятника представляет собой смешан­ный стиль, состоящий из сутр (butra) и комментария, или, точнее, толкования (bhasya), причем комментарий составлен самим же авто-

54 Ф. И. Щ е р б а т с к о й. Теория познания и логика по учению поздней­
ших буддистов, ч. II, стр. 22.

55 s. Radhakrishnan. Indian Philosophy, vol. II, стр. 22. (Русский
перевод: С. Радхакришнан. Индийская философия, т. II. Перевод с ан­
глийского. Изд. иностр. лит., М., 1957, стр. 15 и ел.).

56 Там же; см. также: В. И. Кальянов. О датировке Артхашастры.
Вестн. древн. истории, № 3, М., 1953, стр. 202.

57 Ф. И. Щербатской. Теория познания и логики по учению поздней­
ших буддистов, ч. II, стр. 4—5.


Артхашастра важнейший памятник индийской культуры. 517

ром. Об этом говорится в заключительном стихе Артхашастры: «Видя многочисленные противоречия в трудах комментаторов, Вишнугупта сам составил основной текст (сутры) и толкования к нему».

В этой связи следует указать также, что текст Артхашастры на­писан в полемическом духе. Автор трактата, как бы отдавая должное заслугам своих теоретических противников, стремится путем приве­дения противоречивых суждений установить истину, которая в боль­шинстве случаев заключается в том, чтобы избегать крайностей и найти приемлемую середину. Любопытно, что аналогичный способ рассуждения мы находим в приписываемом Бодхисаттве Майтрее философском трактате «Мадхьянта-ипбханга-тастра» (Madhyanta-vibhanga-castra) — основном сочинении школы иогачаров северного буддизма, посвященном вопросу о том, как избежать крайностей и придерживаться середины во всех своих суждениях.58

Изучение философских сутр имеет в России и Европе более чем столетнюю традицию, которая выработала определенный метод, при­меняемый в рассмотрении языка и стиля сутр и в их датировке.

Рассматривая вопрос о времени возникновения философских сутр, крупнейший и общепризнанный авторитет в области буддий­ской культуры и индийской философии Ф. И. Щербатской считал, что «сутры главных философских систем в той форме, в которой они до нас дошли, вовсе не принадлежат к той глубокой древности, к какой их обыкновенно причисляют, и не принадлежат к тем полумифическим авторам, с именами коих их связывает традиция. Философские системы существовали гораздо раньше составления сутр, которое относится к эпохе начинавшегося расцвета средневеко­вой санскритской литературы. Сутры были составлены вскоре после появления буддийской школы иогачаров и лишь приписаны

58 Первая часть этого сочинения переведена впервые акад. Ф. И. Щербатским и опубликована под названием: Madbyanta-vibhanga. Discourse on Discrimi­nation between Middle and Extremes, ascribed to Bodhisattva Maitreya and commented by Vasubandhu and Sthiramati. Translated from the Sanskrit by Th. Stcherbatsky. Moscow—Leningrad, 1936, Academy of Sciences of USSR Press (Bibliotheca Buddhiea, XXX).



В. И. Кальянов


древним авторам, очевидно, для придания этим сочинениям боль­шей авторитетности. Время их составления, следовательно, есть V век после Р. X.».59

Для подкрепления этой точки зрения Ф. И. Щербатского можно указать также на некоторые стилистические и смысловые параллели из Артхашастры и других известных санскритских памятников, от­носящихся к нашей эре, как Камасутра (Kamasutra) Ватсьяяны (Vatsyayana), Мудраракшаса (Mudraraksasa) Вишакхадатты (Vicakhadatta), Рагхуванша (Raghuvanca) и Кумарасамбхава (Kumarasambhava) Калидасы (Kalidasa), Дашакумарачарпта (Dacakumaracarita) Дандина (Dandin), Нитисара (Nitisara) Ка-мандаки (Kamandaka), многочисленные смрити (smrti) — законо­дательные книги и т. д. Такие параллели уже приводились рядом исследователей (Р. Шамашастри, Дж. Джолли, Дашаратха Шарма, Рамачандра Дикшитар и др.). Ряд соответствий между произведе­ниями Калидисы и Артхашастрой рассматривается также и в работе проф. В. Рагхавана, недавно нам любезно присланной автором.60 Несколько дополнительных сопоставлений из Дашакумарачариты (конец VI или начало VII в. н. э.) и Артхашастры были приведены и в наших статьях.61

59 Ф. И. Щербатской. Теория познания и логика по учению поздней­
ших буддистов, ч. II, стр. 29.

60 Kalidasa and Kautilya. By Dr. V. Raghavan, Madras. All India Orien­
tal Conference. Thirteenth session: Nagpur University, 1946, Section: Classical
Sanskrit, стр. 102—108.

61 В. И. Кальянов. 1) О датировке Артхашастры, стр. 196—208;
2) О времени составления «Артхашастры». Доклады советской делегации на
XXIII Международном конгрессе востоковедов. Секция индоведения. Изд.
АН СССР, М., 1954, стр. 23—39 (V. Kalyanov. Dating the Arthasastra.
Papers presented by the Soviet delegation at the XXIII International Congress
of Orientalists. Indian Studies. Moskow, Publisching House of USSR Academy
of Sciences, 1954, стр. 40—54). См. также: Proceedings of the Twenty-Third
International Congress of Orientalists. Cambridge 21-st—28-th August 1954.
Edited by Denis Sinor. London, б. r. (The Royal Asiatic Society), стр. 223—
225; R. N. Dandekar. The Twenty-Third International Congress of Orienta­
lists. Combridge 21-st—28-th August 1954. Annals of the Bbandarkar Oriental
Research Institute, vol. XXXV. Poona, 1955, стр. IX, XVIII.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.042 с.)