Нужно ли хорошему трейдеру быть очень самоуверенным?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Нужно ли хорошему трейдеру быть очень самоуверенным?



Вообще-то, лучшие трейдеры, наоборот, отличаются смиренностью. Что­бы быть лучшим, нужна самоуверенность, но только в смысле веры в себя. Нельзя позволять своему эго вмешиваться в проигрышную сделку, нужно сми­рить гордыню и закрыться.

Нет ли соблазна после такого успеха отказаться от дальнейшей игры — ведь дополнительные деньги уже ничего не значат — и пе­рейти в наличность?

Мне такое никогда не приходило в голову. Разумеется, в самом начале мне были нужны деньги, чтобы содержать семью, но я никогда не ставил перед собой цель сколотить миллион долларов. Я считал, что было бы здорово зара­ботать 100000.

Но этот этап уже давно пройден. Теперь у вас есть какие-то другие цели?

Нет.


394 Том Болдуин

Вы продолжаете работать, потому что это вам нравится?

Да. Надеюсь, что так будет и впредь.

Благодаря своим невероятным торговым достижениям Болдуин стал иде­альным кандидатом на интервью в этой книге. Но я не ожидал, что его сужде­ния будут иметь отношение ко мне или к другим трейдерам вне площадки. Разве может биржевой трейдер, измеряющий свой временной диапазон минутами и секундами, научить чему-либо трейдеров, которые сохраняют позиции неде­лями и месяцами?

К моему удивлению, это интервью вскрыло ряд глубоких общезначимых проблем. Возможно, наиболее важным является утверждение Болдуина о том, что торговлю нельзя рассматривать как средство удовлетворения материаль­ных потребностей. Деньги для него — это лишь инструмент ведения расче­тов. Большинство трейдеров, наоборот, склонны оценивать свои потери и прибыли в контексте потребления, что мешает им принимать адекватные тор­говые решения.

Предположим, например, что вы решили ограничить риск по сделке 5000 долл., но вскоре после открытия позиции оказались в минусе на 2000 долл. Если в этот момент вы начнете оценивать сделку в материальном выражении (скажем, так: «Оставшихся 3000 долл. хватило бы на отпуск»), то вполне мо­жете ликвидировать позицию, даже если по-прежнему уверены в успехе сдел­ки. Одно дело — выйти из разонравившейся позиции и совсем другое — вдруг закрыть сделку, просто испугавшись риска материальной потери.

Другое интересное утверждение Болдуина расходится с общепринятой точкой зрения: «Не спешите закрывать убыточную сделку, а лучше дожди­тесь подходящего момента». Подобный совет, казалось бы, бросает вызов боль­шинству рекомендаций по торговле. Ведь основной залог торгового успеха — незамедлительно пресекать потери! Сомневаюсь, что Болдуин противоречит этому правилу. Думаю, он имеет в виду, что нередко хуже всего сворачивать позицию во время сильного встречного движения цены. Болдуин утверждает, что, продержавшись еще немного, можно получить более выгодные условия для выхода. Конечно, подобный подход можно рекомендовать только дисцип­линированным трейдерам: тем, которые могут следовать стратегии управле­ния риском.


Тони Салиба

Юднолотовые» триумфы1

Тони Салиба пришел на торговую площадку Чикагской опционной биржи в 1978 году. Проработав полгода клерком, Салиба был готов начать торговать за свой счет. Он занял у одного из трейдеров недостающее до 50000 долл. и, после удачного старта, чуть вконец не разорился. От края пропасти Салибу отвело то, что он изменил свой торговый метод. С тех пор ему неизменно со­путствовал успех.

Торговый стиль Салибы можно охарактеризовать как стремление поднять­ся выше рутины торговых приливов и отливов за счет постоянной готовности оседлать редкое цунами благоприятного рынка. Его капитал создан в основ­ном благодаря использованию именно таких случаев, которые можно пере­считать по пальцам. Два из них — взрыв цен на акции «Teledyne» и крах рынка акций в октябре 1987 года — обсуждаются в данном интервью.

Но достижения Салибы впечатляют не только теми редкими эффектными победами, выпавшими на его торговую карьеру. Гораздо удивительнее то, что он добился их с помощью торгового метода, поразительного с точки зрения контроля над риском. Однажды ему даже удалось сцепить подряд семьдесят

1 Читателям, не знакомым с торговлей опционами, рекомендуется прежде обратиться к При­ложению 2,


396 Тони Сапиба

месяцев с прибылью более 100000 долл. в каждом. Совсем немного трейдеров стали мультимиллионерами на считанных крупных выигрышах. Куда меньше­му числу удается постоянно поддерживать прибыльность сделок. И лишь еди­ницы могут похвастать одновременно как огромными единичными победами, так и стабильным торговым доходом.

Несмотря на ту большую работу, которая требуется от Салибы для успеха на бирже, ему удается выделять время и для целого ряда других предприятий, включая инвестирование в недвижимость, разработку программного обеспе­чения и управление сетью ресторанов. Хотя эти дополнительные предприятия оказались не слишком прибыльными, они удовлетворяют его стремление к разнообразию.

В то время, когда было взято это интервью, Салиба занимался важнейшим предприятием своей жизни: он вел переговоры с одним из французских банков о выделении кредита в несколько сотен миллионов долларов на создание круп­ной торговой компании. Его цель состояла в том, чтобы сформировать и воспи­тать новое поколение трейдеров-победителей.

Салиба приятен в общении, и уже через пять минут разговора с ним созда­ется ощущение, будто вы один из его лучших друзей. Он испытывает непод­дельную приязнь к людям и не скрывает этого.

Вечером, накануне назначенной встречи, Салиба поскользнулся на мра­морном полу спорткомплекса в здании Чикагской опционной биржи. При­быв в условленное время, я узнал у его помощника, что из-за этого несчастного случая Тони с утра не будет. Я оставил ему записку. Вскоре Салиба перезвонил мне и постарался устроить встречу несколькими часами позже, чтобы я не пропустил своего вечернего вылета, но и не возвращался в Чикаго еще раз.

Мы беседовали в баре клуба «LaSalle», в котором было немноголюдно и ничто не отвлекало. Поначалу я настолько сосредоточился на интервью, что совершенно не обратил внимания на большой киноэкран у входа в бар. Пока Салиба отвечал на очередной вопрос я освоившись, взглянул на экран. И сра­зу же узнал сцену соблазнения в поезде из фильма «Рискованное дело» с уча­стием Тома Круза и чувственной Ребекки Деморней.

У меня есть плохая привычка перегружать расписание своих встреч. По­этому сначала интервью с Салибой, оказавшееся третьим за день, давалось мне нелегко. «Не смотри на экран, и так уж тяжело сосредоточиваться, — сказал я себе. — Будет просто хамством отвлекаться от беседы с Тони, осо­бенно учитывая, что он буквально приковылял на встречу, дабы избавить меня от неудобств переноса интервью». А затем я подумал: «Слава богу, что лицом к экрану сижу я».


Тони Салиба 397

Как вы стали трейдером?

В старших классах я подрабатывал в гольф-клубе, поднося мячи игрокам, некоторые из которых были зерновыми трейдерами. Позже, в колледже, один приятель спросил меня, не хочу ли я стать брокером. Я решил, что он имеет в виду то, чем занимались мои знакомые по гольф-клубу, и тут же ответил: «Ко­нечно! Еще как! А где?» — «В Индианаполисе», — ответил он. «А какая там биржа?» — «Да никакой. Все делается по телефону». Я представил себе нечто вроде: «Алло, Нью-Йорк, покупаю! Чикаго, продаю!» Попав туда, я обнару­жил, что стал обычным продавцом.

Спустя несколько месяцев я поинтересовался у ребят из конторы: «Кто же зарабатывает настоящие деньги в этом бизнесе?» Мне сказали, что для этого надо работать на площадке, и я тут же решил отправиться на Чикагскую опци­онную биржу. Там я встретил одного из трейдеров, которому когда-то помогал в гольф-клубе, и он отстегнул мне 50000 долл.

Не странно ли давать 50 000 долларов какому-то пареньку из гольф-клуба?

Это было бы странно, если бы он не был так богат и не хотел уйти с площад­ки из-за гипертонии. Он владел местом на бирже, которое купил всего за 10 000 долл., и искал возможность использовать его для торговли за счет клиентов. Предполагалось, что я помогу ему в этом.

Почему он решил, что из вас получится трейдер?

На площадке обо мне ходили слухи как о шустром клерке, и он рискнул поставить на меня.

Что было дальше?

За первые две недели я поднялся с 50000 долл. до 75000. Я поставил на спрэды по волатильности [опционные позиции, которые дают прибыль, ког­да рынок становится более волатильным], и они стали раздуваться.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.038 с.)