Но вы сказали, что ждали падения рынка?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Но вы сказали, что ждали падения рынка?



Да, но я просто хотел подстраховаться. Один из трейдеров как-то посове­товал мне: «Салиба, погнавшись за чем-то, не выпускай из рук того, что име­ешь, пока не ухватишься за новую добычу». Такой уж у меня характер, мне всегда нужна страховка.

И все же, вы, должно быть, серьезно верили, что рынок резко упа­дет в понедельник утром. Как следует из статьи в журнале «Success»


Тони Салиба 407

[апрель 1988 года], вы будто бы знали, что рынок обвалится. И чуть ли не намеренно ушли с площадки в свою контору, чтобы тамошняя ку­терьма не повлияла на вашу позицию. Разве в обычные торговые дни вы уходите в контору из зала?

Конечно, если я торгую, то всегда остаюсь на площадке. Но эта жур­нальная статья абсолютно не соответствует действительности. Так пишут для увеличения тиража. Они представили все таким образом, что в тот день я планомерно и умышленно избегал появляться на площадке. Это неверно. Меня беспокоили позиции, которые держала моя клиринговая фирма. В частности, у одного парня была огромная позиция, которую он не закрывал, и мне пришлось много времени провести в телефонных переговорах. Пусть это и не так эффектно, как расписано в журнале, но соответствует действи­тельности.

В тот день вы к тому же продали свое место на бирже. Не так ли? Для этого нужно быть действительно уверенным в падении рынка.

Это место я пристроил еще до открытия торгов. Упусти я эту заявку, ее отхватил бы кто-нибудь другой. Впрочем, у меня было семь мест, а продал я лишь одно.

Вы впервые продали место? Я хочу сказать, что места — это не слиш­ком ликвидный товар.

Да, в тот раз я впервые продал место с ходу, в один день. Но я и прежде торговал местами. Покупаю или продаю их в зависимости от того, как я оцени­ваю рынок. Но в целом я предпочитаю иметь длинную позицию по местам, так как верю в биржевой бизнес.

Но в тех условиях это казалось выгодной сделкой?

Я прикинул, что мои вложения в места — несколько миллионов долл. — великоваты и нужно бы подстраховаться. Я продал это место утром за 452 000 долл., а к обеду следующего дня выкупил его за 275000 долл.

Сколько же вы заработали в тот понедельник?

У меня от этого просто голова пухнет, так что предпочту не отвечать.


408 Тони Салибсг

Ясно, что ваши огромные деньги были заработаны на путах «с про­игрышем». Какой процент этой позиции вы сохранили к закрытию в понедельник?

Около 95 процентов.

Осталось почти все! При такой гигантской текущей прибыли разве не было соблазна просто снять ее?

Я не закрыл позицию, понимая, что мои длинные путы еще недостаточно поднялись. Они все шли к паритету. Путы, которые были на тридцать процен­тов «с выигрышем», шли по 30 долл. Иначе говоря, опционные премии почти целиком состояли из внутренней стоимости и рынок не добавил к ней никакой временной составляющей. С учетом огромной волатильности рынка это каза­лось мне совершенно ненормальным.

Поэтому вы решили подождать до завтра?

Да. И знаете, как я захеджировался? Под закрытие в понедельник я увели­чил страховку: покрыл несколько сотен своих коротких коллов.

В основном вы играли на повышение волатильности.

Ничего лучше сделать было нельзя. На следующий день никто толком не мог разобраться, что же брать: половина хотела путы, а другая половина — коллы.

Но и тем и другим была нужна волатильность.

И вот тогда-то действительно зазвенел кассовый аппарат. Фигурально вы­ражаясь, в тот день солнце было настолько близко к земле, что все нуждались в защитном креме, а я был единственным, у кого он еще оставался.

Давайте взглянем с другой стороны: в чем ошиблись трейдеры, по­гребенные тем октябрем?

Они сочли само собой разумеющимся, что понедельник будет обычным днем. Они стали открывать длинные позиции, полагая, что рынок просто кор­ректируется и должен восстановиться. Потом они докупали на спаде и выку­пили все понижение.


Тони Салиба 409

А были, наверное, и такие, которых просто парализовало?

Конечно, таких было много. У меня есть приятель, ежегодно делающий по миллиону долл. Во вторник утром я увидел его и спросил: «Ну, Джек, что ска­жешь? Сегодня ты их всех сделаешь?» Ничего не отвечая, он стоял, словно контуженный. Он без конца ворошил свои бумаги в размышлении, что бы та­кое предпринять, но ни на что не решался. И поэтому упустил все благоприят­ные возможности.

Почему вы реагировали на рынок настолько иначе, чем ваш при­ятель?

Он не знал, каким был риск его позиции. Я же всегда заранее определяю величину своего риска, и мне нет нужды беспокоиться об этом далее. Каждый свой день на площадке я начинаю как бы «с чистого листа» и поэтому могу воспользоваться любыми преимуществами происходящего.

Вашу метафору можно понять так, что вы ежедневно начинаете в ней­тральной позиции. Но вы же, очевидно, оставляете позиции на ночь?

Я хочу сказать, что я всегда захеджирован и всегда подготовлен.

Всегда ли вы знаете максимальный риск своей позиции и то, ка­ким может быть наихудший для вас вариант?

Да. Ведь что может произойти? Рынок либо сидит на месте, либо взрывает­ся, либо что-то среднее. Но что бы ни случилось, свой наихудший вариант я знаю. Мои потери всегда ограничены.

Почему же столь многие, из пришедших на площадку, заканчива­ют, все потеряв?

По-моему, главная беда некоторых трейдеров, приходящих на биржевую площадку, состоит в том, что они считают себя круче самого рынка. Они не боятся биржевой площадки, забывают о дисциплине и о моральной ценности трудолюбия. Вот таких и выносят с биржи. Впрочем, большинство парней с площадки действительно упорно работают.

Каково наиболее распространенное заблуждение о рынке?


410 Totiu Салиба

Бытует мнение, будто бы прибыль можно получить только при подъеме рынка. Можно заработать на любом рынке — надо лишь применять правиль­ную стратегию. При наличии кроме рынков базовых активов также фьючерс­ных и опционных рынков всегда есть достаточно средств для разработки плана игры в любой ситуации.

Другими словами, публика чрезмерно оптимистична?

Да. Вполне в американском духе считать, что рынок обязан расти. Прави­тельство ни разу даже не заикнулось о программной торговле, когда у нас три года был бычий рынок. А вот как только рынок начал падать, программная торговля вдруг стала главной проблемой, которой занялось множество прави­тельственных комиссий.

Средний человек, вроде моих родителей и их родственников, ошибочно полагает, что если рынок растет — то делаются деньги, а если он падает — то деньги теряются. Не лучше ли взглянуть на это с более нейтральной точки зрения: «Возьму понемногу длинных позиций такого-то типа и коротких пози­ций такого-то, но ограничу свой риск по коротким позициям, ибо сам он без­граничен».

Как вы справляетесь с полосой потерь?

Ну, как теряешь деньги? Либо на неудачной внутридневной торговле, либо на проигрышной позиции. Если причина в плохой позиции, то надо просто выйти из нее.

Вы так и поступаете?

Да. Я либо ликвидирую позицию, либо нейтрализую ее, и тогда я снова на плаву. Когда из-за течи в лодке начинает прибывать вода, никто не станет про­делывать другую дырку для ее выпуска.

А если потери вызваны ошибочным решением? Что вы делаете в таком случае?

Устраиваю выходной. Если я перенапрягусь, то люблю полежать на солн­це и немного поджариться, пока все эти напряги не испарятся из головы.

Что составляет успех в торговле?


Тони Салиба 411

Ясность мышления, способность сохранять сосредоточенность и строжай­шая дисциплина. Дисциплина важнее всего: выбери свой метод и придержи­вайся его. Но при этом нужно быть достаточно гибким и вовремя переключаться на что-то иное, если выбранный метод оказался непригоден. Надо суметь при­знаться: «Да, мой метод работал на этом типе рынка, но сейчас у нас рынок другого типа».

Каковы ваши торговые правила?

Увеличиваю или уменьшаю размер позиции всегда понемногу — так я могу рассредоточить свой риск. Я не люблю исполнять крупный приказ разом.

А еще?

Я с неизменным уважением отношусь к биржевой площадке. Я никогда ничего не принимаю за данность. Веду домашний анализ: продумываю весь прошедший рабочий день, решаю, что было сделано правильно, а что — нет. Это одна часть домашнего анализа. Другая — ориентирована в будущее. Ка­кой вариант событий устроит меня завтра? Что будет, если произойдет не­что противоположное? Что, если ничего не произойдет? Надо продумывать все варианты. Нужно делать упор на оценивании и планировании, а не на простом реагировании.

Из первого заработанного миллиона вы какую-то часть отложили для страховки на случай наихудшего варианта?

Нет. Мои торговые стратегии множились, и я нуждался в новом капитале. Позднее, когда я еще подзаработал, я начал вкладывать деньги в другие проек­ты: недвижимость, магазины, биржевые места и тому подобное. С крахом рын­ка — не люблю этот термин — в понедельник 19 октября я обнаружил, что у меня нигде нет крупной суммы наличными. Поэтому я изъял пару миллионов долл. из оборота и купил казначейские векселя.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.016 с.)