Каков баланс между трудом и талантом в торговом успехе?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Каков баланс между трудом и талантом в торговом успехе?



Я не знаю, где начинается одно и заканчивается другое. Велика ли роль везения в торговом успехе?

Очень велика. Одним повезло родиться смышлеными, а другие оказались еще смышленее, родившись везучими.

Ну а если серьезно?


184 Эд Сейкота

Везение, умение, талант — это понятия, которыми мы описываем склон­ность к совершенству. Обычно человек удачлив, когда работает по призва­нию. Я думаю, что у большинства хороших трейдеров кроме всего есть и некая торговая искорка. Ведь есть же прирожденные музыканты, художники, про­давцы, аналитики. Боюсь, торговый талант трудно приобрести. Но если он есть от природы, то его можно открыть в себе и развить.

Как торговля влияет на вашу личную жизнь?

Моя личная жизнь неотделима от моей торговой жизни. Радость победы так же велика, как и горечь поражения?

И радость победы, и горечь поражения, равно как и горечь победы, и ра­дость поражения — всё это есть. Добавьте к этому радость и горечь от непри­частности. Относительная острота этих ощущений обычно тем выше, чем менее серьезно относится трейдер к своему делу.

Часть денег из своих первых заработанных миллионов вы припря­тали подальше, чтобы не повторить случившегося с Джессом Ливер-мором? [Ливермор — знаменитый спекулянт начала двадцатого века, который заработал и потерял на бирже несколько состояний.]

По-моему, случившееся с Ливермором было предопределено психологи­чески и мало зависело от того, где физически находились его деньги. Я даже читал где-то, что он не просто убирал, а запирал часть прибыли на ключ, так что, когда нужно было достать деньги, ему приходилось сначала отыскивать этот ключ. Поэтому, припрятывая прибыль, мы будем копировать опыт Ли-вермора, а не избегать его. Более того, для полноты картины, вероятно, при­дется торговать чрезмерными объемами и полностью разоряться, одновременно подогревая свои эмоции горячим желанием «все вернуть назад». Разыгрывать эту драму, наверное, очень увлекательно. Но и весьма накладно. Одна из аль­тернатив — держаться небольших позиций и неуклонно уменьшать степень риска при уменьшении торгового счета. Действуя таким образом, вы будете приближаться к сохранным деньгам асимптотически и испытывать лишь мяг­кие финансовые и эмоциональные спады.

Я обратил внимание, что на вашем столе отсутствует котировочный аппарат.


Эд Сейкота 185

Иметь котировочный аппарат — это всё равно, что установить на своем столе игорный автомат: кончишь тем, что весь день будешь его кормить. Я снимаю ценовые показатели раз в день после закрытия рынков.

Почему так много трейдеров проваливаются на рынке?

По той же причине, по которой большинство черепашек так и не дожива­ют до зрелого возраста. Как говорится, «много званых — да мало призван­ных». Рынок, как социальный механизм, держится тем, что привлекает к себе многих людей. Оставив подходящих, он отпускает других попытать счастья в чем-нибудь еще и найти, наконец, свое призвание. Это касается и других обла­стей человеческой деятельности.

Как неудачнику переделать себя, чтобы стать преуспевающим трейдером?

Трейдер-неудачник мало что может сделать для этого. Он потому и не­удачник, что не хочет себя переделывать. Это по силам только удачливым трейдерам.

Как бы вы соотнесли важность психологии и рыночного анализа для успешной торговли?

Психология мотивирует качество анализа и пускает его в оборот. Психо­логия — это водитель, а анализ — карта дорог.

Вы часто апеллируете к психологии. Сможете ли вы, побеседовав с человеком, определить, каким он мог бы стать трейдером — удачли­вым или нет?

Смогу. Удачливые трейдеры обычно достигали успеха и в своей прежней работе, какой бы она ни была.

По каким качествам вы распознаете трейдера-победителя?

1. Он любит торговлю.

2. Он любит побеждать.


186 Эд Сейкота

Разве не все трейдеры хотят победить?

Победить ли, проиграть ли, каждый получает от рынка то, что ему нужно. Некоторым, похоже, нравится проигрывать, поэтому, теряя деньги, они по­беждают.

Я знаю одного трейдера, который входит в рынок чуть ли не в самом начале каждого крупного бычьего хода и за пару месяцев доводит свои 10000 долл. почти до четверти миллиона. Затем у него происходит психологический пере­лом и он теряет весь свой выигрыш. Это повторяется, как по часам. Однажды я торговал вместе с ним, но вышел из рынка, как только произошла эта переме­на. Я удвоил свой капитал, а мой коллега, как всегда, проигрался. Я поделился с ним своей тактикой и даже заплатил ему за управление счетом. Но он ничего не мог с собой поделать. По-моему, он действительно по-другому не может. Ему другого и не надо. Он испытывает массу эмоций, обретает ореол мучени­ка, находит сочувствие у друзей и оказывается в центре внимания. Кроме того, не исключено, что ему удобнее общаться с людьми, находясь в одинаковом с ними материальном положении. Я думаю, что, в известном смысле, он действи­тельно получает то, что ему нужно.

Мне кажется, что если бы люди внимательно присмотрелись к манере сво­ей торговли, то увидели бы, что в итоге, с учетом всех своих целей, они дей­ствительно получают то, чего хотят, пусть и не понимая или не желая признавать того.

Один мой приятель-врач рассказал о случае со своей пациенткой, у кото­рой был рак. Пользуясь своим состоянием, она требовала к себе повышенного внимания и, вообще, командовала всеми вокруг. Заранее договорившись с ее родными о проведении психологического эксперимента, мой приятель сооб­щил ей, что у него есть препарат, инъекции которого смогут ее вылечить. Па­циентка не являлась на процедуру то под одним предлогом, то под другим, а потом и вовсе от нее отказалась. Видимо, власть над людьми была для нее важ­нее жизни. Так что, судя по всему, результативность торговли говорит о при­оритетах человека больше, чем ему хотелось бы признавать.

Я думаю, что некоторые из самых ярких и интересных трейдеров торгуют ради чего-то большего, чем просто прибыль; возможно, они торгуют и ради острых ощущений. Один из лучших способов увеличить прибыль — выбрать цель и провести мысленную визуализацию путей ее достижения, объединяя таким образом ресурсы сознания и подсознания в стремлении к прибыли. Я поработал со многими трейдерами, изучая их приоритеты и корректируя их цели. После применения комплексной системы, включающей гипноз, дыха­тельные упражнения, визуализацию, гештальт-терапию, массаж и прочее, трей-


Эд Сейкота 187

деры обычно либо (1) улучшали свои торговые показатели, либо (2) понима­ли, что не особенно-то и хотели быть трейдерами.

Уверен, что некоторые проигрывают просто по неопытности, хотя действительно хотят победить.

Это лишь счастливое совпадение, когда природа, даровав человеку страст­ное стремление к цели, снабжает его еще и средствами для ее достижения. Тот, кто хочет победить и кому недостает опыта, может обратиться за помощью к более опытному коллеге.

Иногда мне снятся сны, относящиеся к будущему направлению рынка. Они бывают очень редко, но невероятным образом сбываются и притом часто. А у вас бывает такое?

Я знаю несколько человек, которые уверяют, будто во сне на них нисхо­дят торговые озарения. Мне кажется, что одна из функций снов — прими­рить факты и чувства, когда с этим не справляется сознание. Например, однажды я проговорился многим своим приятелям о том, что, по моему мне­нию, рынок серебра будет расти и дальше. Но он, наоборот, упал, и тогда я, как бы не замечая этого факта, пытался убедить себя в том, что это лишь временная коррекция. Мне грозила потеря и репутации, и денег. Я не мог позволить себе ошибиться. Примерно тогда же мне не раз снилось, что я лечу в блестящем серебристом самолете, у которого заглох двигатель; само­лет начал падать — катастрофы было не избежать. Эти сны прекратились, когда я, наконец, закрыл длинную позицию по серебру и даже сыграл на по­нижение.

Как вы судите об успехе?

Я не сужу об успехе, а праздную его. По-моему, успех как-то связан с обретением своего призвания и со служением ему независимо от финансо­вых дивидендов.

Пусть ироничность высказываний Сейкоты не введет в заблуждение моих читателей. В его лаконичных ответах кроется подлинный здравый смысл. Лич­но меня больше всего поразила мысль о том, что «каждый получает от рынка


188 Эд Сейкота

то, что ему нужно». Когда Сейкота впервые обронил эту фразу, я подумал, что она сказана просто для красного словца. Но вскоре я понял, что он вовсе не шутит. В ответ я лишь усомнился: выходит, что все неудачники хотят проиг­рать, а победители, которым не удается в полной мере достичь своих целей (как, например, мне), утоляют некую скрытую внутреннюю потребность в ог­раничении своего успеха. Проглотить такое нелегко. Хотя это никак не вписы­вается в мой строго логический образ мыслей, уважение, которое я испытываю к Сейкоте за его знание рынка и людей, заставляет меня считаться с тем, что, может, и вправду каждый получает от рынка то, что хочет. Эта идея кажется мне столь же дерзкой, сколь и привлекательной.


ЛарриХайт

С риском не шутят

У Ларри Хаита интерес к финансовым рынкам пробудился благодаря кур­су лекций в колледже, однако его путь на Уолл-стрит был так же извилист, как путь Моисея в Землю Израиля. В пору взросления ничто не указывало на то, что этому молодому человеку суждено, в конце концов, достичь большого успеха. На смену весьма скромным успехам в учебе пришла череда случайных занятий, ни на одном из которых он не смог задержаться подолгу. Он плыл по течению, пока, наконец, не остановился на двойной профессии актера и кино­сценариста. Не выказав особенных успехов и на этом поприще, он, тем не ме­нее, сумел зарабатывать на жизнь и любил свою работу. Права на реализацию одного из его киносценариев, впрочем, так и не запущенного в производство, продавались настолько часто, что Ларри стал рассматривать его как источник устойчивого дохода.

Однажды Хаит услышал радиопередачу с участием Г. Л. Ханта, который рассказывал, как сделал свое состояние, кучами скупая дешевые опционные права по нефти1. Благодаря этому он с минимальным риском время от времени мог получать значительную непредвиденную прибыль. В тот же вечер, будучи

Права на льготное приобретение опционов. — Прим. ред.


190 Ларри Хаит

в гостях, Хаит познакомился с Брайаном Эпстайном — менеджером группы «Битлз». Впечатления от Ханта и Эпстайна, сплавившись в его голове воеди­но, в очередной раз привели к изменению в карьере. Он смотрел на антрепрене­ра рок-музыкантов и думал: «В этом деле есть возможность крупно заработать при минимальных инвестициях». Хаит заключил ряд контрактов на запись дис­ков для некоторых из своих рок-групп, и, хотя ни одна из них так и не достигла звездных высот, он и на этот раз сумел обеспечить себе вполне сносное суще­ствование.

Между тем сферой его подлинного интереса оставались финансовые рын­ки. «Часто слышишь о людях, зарабатывающих деньги на Уолл-стрит, чтобы стать киносценаристами. Я же, наверное, был единственным, кто работал ак­тером и сценаристом для оплаты своей карьеры на Уолл-стрит», — шутливо замечает Хаит. В 1968 году он окончательно решил посвятить себя своему главному увлечению. Восхищаясь фьючерсными рынками, он не имел ни ма­лейшего представления о том, как к ним подступиться, и поэтому начал броке­ром рынка акций. Несколькими годами позже он стал профессиональным товарным брокером.

Прошло более десяти лет, прежде чем Хаит, убедившись, что овладел всем, что необходимо для успеха в долгосрочной торговле, предпринял первые шаги, которые в итоге привели к созданию фирмы «Mint Investment Management Company». Он понимал, что его торговые идеи нужно подвергнуть строгой научной проверке. Заинтересовав предложением партнерства без немедлен­ной выплаты пая, он подключил к работе Питера Метьюза — доктора филосо­фии в области статистики. Годом позже Хаит нанял Майкла Делмана, который разрабатывал компьютерные системы для одной из фирм, выпускавшей ох­ранную электронику. Метьюз и Делман принесли с собой новые идеи и, что еще важнее, математически обосновали статистическую состоятельность тор­говых концепций Хаита. Помня об этом, Хаит особо подчеркивает, что успех фирмы «Mint» был бы невозможен без Метьюза и Делмана.

«Mint» никогда не стремилась получить наибольший процент дохода. Ско­рее; по замыслу Хаита, она взяла курс на достижение максимального темпа роста доходности при жестком контроле над риском. Именно этот подход (при­быль, увязанная с риском) действительно прославил «Mint». За период с нача­ла торговли в апреле 1981 года до середины 1988 года среднегодовой совокупный доход фирмы превысил 30 процентов. Но еще больше впечатляет стабильность успеха фирмы: ее ежегодный доход варьировался от минимума в 13 процентов до максимума в 60 процентов. Наибольшие потери за любые шесть месяцев составили лишь 15 процентов и были меньше 1 процента за любые двенадцать месяцев (а не только за календарный год).


ЛарриХайт 191

Не удивительно, что выдающиеся показатели фирмы привели к впечатля­ющему росту капитала под ее управлением. В апреле 1981 года она начала с 2 миллионов долл. Сегодня фирма управляет более чем 800 миллионами долл. Отметим также, что этот прирост никоим образом не ухудшил ее результатив­ности. Хаит считает, что в итоге «Mint» сможет управлять 2-мя миллиардами долл. — беспрецедентно крупной суммой для фьючерсного фонда.

Наше интервью проходило за ленчем в ресторане «Windows of the World», на окутанной облаками вершине нью-йоркского Всемирного торгового цент­ра. Завершилось оно в офисе Хаита, после того как нам намекнули, что кроме нас в ресторане уже никого не осталось.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.132.225 (0.015 с.)