Для сведения читателей, как называется книга Лондри?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Для сведения читателей, как называется книга Лондри?



А книги нет. Лондри просто пропагандировал свою теорию через всевоз­можные бюллетени. Кроме того, он написал несколько брошюр. Вообще гово­ря, это было довольно странно. После того как я упомянул о нем в статье «Barren's», он получил массу запросов на эти брошюры. Будучи несколько эксцентричным человеком, в ответ он сообщил: «Свободных экземпляров не имею». А нужно было допечатать еще и заработать на этом.

Я разработал самостоятельно и синтезировал несколько индикаторов, кото­рые использовал для выявления таких состояний рынка, когда войти в него мож­но с наименьшим риском. Мое внимание было сосредоточено на статистической оценке вероятностей. Конечно, иногда рынок колеблется в границах трех, а не двух стандартных отклонений. Однако, учитывая, что 98 процентов1 колебаний рынка ограничивается двумя стандартными отклонениями, я ежедневно делаю ставку на это. В случае ошибки задействуется правило управления риском и я останавливаюсь, потеряв не более X долл. Это —• самый важный момент.

В общем, я подписался на все эти бюллетени, разработал методику и раз­вил бешеную торговлю. Всего за два года, то есть к середине 1979 г., я прошел от 5000 до 140000 долл.

Когда вы из неудачника превратились в лидера?

Когда научился изолировать свои амбиции от торговли. Когда научился признавать свою неправоту. Раньше признаться в ошибке было для меня тя­желее, чем потерять деньги. Я пытался, можно сказать, заставить произойти нужные мне события. Раз я всё взвесил, то не могу ошибиться. Теперь, когда мне сопутствует удача, я говорю себе: «Да, я всё рассчитал, но в случае ошиб­ки поспешу выйти из рынка. Ведь мне нужно сберечь деньги для следующей

1 Согласно так называемому правилу «трех сигм», в пределах двух стандартных отклоне­ний будет содержаться примерно 95%, а не 98% всех нормально распределенных колебаний цены. — Прим. ред.


Марти Шварц 277

сделки». Если жить по принципу, что все твои победы еще впереди, то проиг­рывать станет уже не так тяжело. Пусть я ошибся, что же из того!

Вы полностью переключились с фундаментального анализа на тех­нический?

Полностью. Мне всегда смешно, когда кто-нибудь говорит: «Ни разу не встречал богатого технического аналитика!» Нет, вы только послушайте! Ка­кое высокомерие! Какая глупость! Я девять лет использовал фундаменталь­ный анализ, но разбогател лишь с помощью технического.

Но, работая аналитиком, вы по-прежнему делали прогнозы на ос­нове фундаментальных факторов?

Да, чтобы отработать зарплату. Но жена мне сказала: «Становись самосто­ятельным. Тебе уже 34, и ты всегда хотел работать на самого себя. В худшем случае просто вернешься к тому, чем занимался раньше».

Я всегда казался себе смелым, мужественным и сильным, но, когда пришло время рискнуть, я безумно испугался. У меня было тогда 140000 долл., из которых 30000 предназначались на налоги, а 92 500 пошли на оплату места на Американской фондовой бирже. Итого у меня оставалось около 20000 долл., с которыми я в качестве маркет-мейкера вошел в биржевой зал. Добавив к ним еще 50000, занятых у родственников жены, я получил 70000 долл. торгового капитала.

Первые же два дня моей карьеры закончились проигрышем. Я тогда занял­ся опционами «Mesa Petroleum», которые, по мнению глубоко уважаемого мною Зёльнера, были серьезно недооцененными. На второй день я позвонил ему прямо из зала: «Ты уверен, что прав?» Всего у меня было 10 опционов. Потеряв на них 1800 долл., я погибал. Я буквально окаменел от ужаса, потому что в моем понимании проиграл почти 10 процентов, поскольку не считал день­ги родственников жены собственными. На третий день опционы «Mesa» нача­ли расти, и я уже больше не оглядывался назад.

За первые четыре месяца я продвинулся на 100000 долл. На следующий год я заработал уже 600000 долл. После 1981 года моя прибыль никогда не опускалась ниже семизначной. Помню, как в 1979 году я сказал одному хоро­шему знакомому: «Сомневаюсь, что на торговле опционами можно заработать 40000 долл. в месяц». Сейчас я легко могу сделать это за день.

На бирже у Вас все было прекрасно. Почему же вы оттуда ушли?


27S Марты Шва]щ

В те годы торговля в обеденное время шла там очень вяло. Поэтому я обыч­но поднимался обедать в кабинет наверху. Сидя за рабочим столом с бутербро­дом в руке, я попутно строил графики и прикидывал разные варианты. В конце концов я понял, что, сидя за столом и следя за котировочным аппаратом, смо­гу увидеть гораздо больше, чем торгуя опционами в зале. В зале специалисты выбирают символы, которые они хотели бы держать на котировочных табло, поскольку платят за это аренду. Поэтому всякий раз приходилось кружить по залу, чтобы увидеть желаемое. А наверху мне было гораздо удобнее.

Года через полтора, когда я начал зарабатывать массу денег, торговый зал стал для меня тесен. Для игры имелась куда более широкая арена. На мой уход повлиял и еще один фактор — это изменение налогового законодательства в 1981 году, вследствие чего стало выгоднее торговать фьючерсами, чем акция­ми и опционами.

Торгуя фьючерсами, я не стремился зарабатывать по схеме удвоения ито­га: вдвое в первый год, вчетверо — во второй, в восемь раз — в третий, и так далее. В 1987 году я зарабатывал на фьючерсах не намного больше, чем в 1982-м, так как вкладывал прибыль в недвижимость и делал прочие приобретения, что­бы повысить качество своей жизни.

Я уже сидел без денег в 1970-е годы и не хотел повторения этой истории. Мой принцип был таков: если зарабатывать каждый месяц, то никакие беды тебе не грозят. Да, самым богатым не станешь. Но самым богатым не станешь и никаким иным способом. Тогда какая разница? Я горжусь своими достижени­ями во фьючерсной торговле: ведь, начав с 40000 долл., я увеличил их почти до 20 миллионов и никогда не проигрывал больше трех процентов.

В то время вы продолжали торговать акциями?

Да, но в несколько ином плане. Я торговал акциями в более длинном вре­менном горизонте. Когда у меня 100000 акций, они не так сильно давят на меня, как 100 контрактов на S&P.

Вы одинаково охотно играете и на повышение, и на понижение акций?

Нет, я считаю, что играть на понижение акций сложнее. Из-за правила «тика вверх»?

Нет. Потому что проще сыграть на понижение индекса S&P, ибо это дает гораздо большую отдачу. Кроме того, я терпеть не могу систему биржевых


Марты Шварц 279

специалистов: они только и смотрят, как бы вконец ободрать тебя. Что касает­ся этих специалистов, то я вам так скажу: не знаю больших бездарей, которые получали бы столь непропорционально много по сравнению со своими способ­ностями. Книжка специалиста дает исключительный шанс, о котором можно только мечтать. При нормальных рынках специалисты всегда могут оценить свой риск. Например, если у них есть предложение на покупку 20000 акций с понижением на '/8, то они могут спокойно покупать, зная, что всегда могут выйти из сделки ниже на '/8. То есть они защищены. Я всегда советую знако­мым выдавать своих дочерей за сыновей специалистов.

Что вы пережили за неделю краха рынка акций 19 октября?

Я играл на повышение. Я уже размышлял над этим и пришел к выводу, что снова сделал бы то же самое. Почему? Потому что 16 октября рынок опустил­ся на 108 пунктов, что было тогда самым крупным дневным падением во всей истории фондовой биржи. Ситуация казалась мне переломной и благоприят­ной для покупки. Единственное «но» было в том, что все это случилось в пят­ницу: обычно падение в пятницу сопровождается падением и в понедельник.

Мне кажется, тот понедельник не стал бы настолько черным, если бы в выходные министр финансов Джеймс Бейкер не принялся буквально стращать немцев изменением процентных ставок. Бейкер был по-настоящему грозен. Услышав его, я понял, что пропал.

То есть в выходные вы уже знали о том, что попали в беду?

Да. В вечернем выпуске «Wall Street Week» за пятницу о возможном спаде написал и мой приятель Марти Цвейг. Я позвонил ему на следующий же день, и он сказал, что рынку, очевидно, грозит падение еще на 500 пунктов. Конеч­но, он тогда не знал, что это произойдет за один день.

Чем был вызван его пессимизм?

Думаю, что его финансовые индикаторы были чрезвычайно негативны. На­помню, что облигации тогда стремительно падали.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.008 с.)